Такой далекий Ближний Восток. Интервью с арабским разработчиком игр

Такой далекий Ближний Восток. Интервью с арабским разработчиком игр

Спецматериалы — Такой далекий Ближний Восток. Интервью с арабским разработчиком игр
...мы не делаем игры из мстительных соображений. Мы не стремимся подменить понятия или создать из кого-то образ врага. По сути, в наших играх показаны обыкновенные человеческие истории. Неважно, сколько пуль приходится выпустить по ходу повествования. Мож
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Такой далекий Ближний Восток. Интервью с арабским разработчиком игр

Гибель двух небезызвестных небоскребов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года сильно поменяла взгляды Америки на Ближний Восток — раньше она не видела там ничего интересного, кроме песка, нефти и Саддама Хусейна. И не только Америки, но и всего «цивилизованного» мира. Все, что связано с исламом и арабским Востоком, теперь воспринимается настороженно, если не сказать враждебно.

В свою очередь, арабы в частности и мусульмане вообще в долгу не остаются. Некоторые из них выражают свою жизненную позицию путем терактов, некоторым хватает пороху только на устные угрозы, а наиболее продвинутая и образованная часть населения отводит душу на компьютерных играх — как правило, антизападной направленности. Сами по себе эти игры особой ценности не представляют (их качество обычно находится на довольно низком уровне), в них интересно лишь идеологическое наполнение. Обо всем этом мы сегодня поговорим с Радваном Касмией (Radwan Kasmiya), главой сирийской игровой компании Afkar Media, на счету которой две таких игры.

Стандарты чупа-чупса

Отношения с Россией у большинства стран Ближнего Востока намного лучше, чем с Америкой. Со времен СССР мы продаем туда оружие. Хотя две страны Ближнего Востока являются членами блока НАТО (Турция и Израиль) и всегда вызывали у нас подозрения в «агрессивных намерениях». В моменты самой жаркой дружбы (в 50-70-е годы) СССР здорово помогал арабским странам: денежными кредитами на покупку нашего же оружия, политической поддержкой против Запада, специалистами. В наших вузах и военных училищах было много студентов с Ближнего Востока. Именно наши люди перекрывали Нил в Египте колоссальной Асуанской плотиной (пирамиды отдыхают).

В благодарность многие страны арабского мира называли себя «почти социалистическими». Неблагодарными оставались только арабские члены НАТО, поскольку тесно дружили с Америкой. И когда Израиль начинал притеснять соседей, отбирать у них одну территорию за другой, мы его резко осуждали и поддерживали противоположную сторону (Палестину, Египет, Сирию, Ливан). Иногда даже посылали военных.

Радван Касмия: «Посмотрите на America’s Army — сразу видно, что эта игра предназначена для разжигания ненависти, национальной розни и вербовки пушечного мяса».

Сегодня все изменилось. В Израиле треть населения говорит на русском языке и считает Россию второй родиной (а может, и первой). Должники из числа арабских стран не вернули нам старые долги, и их пришлось простить. Президент Буш отправил в регион американскую армию, чтобы изловить президента Ирака и казнить его за «геноцид курдов в количестве двухсот курдов». В процессе поимки американские войска вместе с обществом друзей Америки уничтожили десятки, а может, и сотни тысяч человек. В это самое время Россия тихонько говорила «ай-яй-яй», вместо того чтобы, как прежде, стучать ботинком по трибуне ассамблеи ООН. Злодея в конце концов поймали и цивилизованно, демократично повесили.

Впрочем, американские войска из Ирака никто выводить не собирается. Возможно, скоро они отправятся в Иран, ловить президента Ахмадинежада. Или в Сирию, которая тоже очень нуждается в строгом демократическом порядке. Мало ли куда можно отправить американскую армию. Из-за этого многие арабские страны сильнее, чем прежде, хотят дружить с Россией, чтобы занять денег на покупку оружия. Но денег мы давать не хотим, что сказывается на отношениях не самым лучшим образом. Тем не менее обычные люди в большинстве своем традиционно уважают нашу страну. Мы же, несмотря на многолетнюю дружбу, до сих пор знаем об арабах немного и понимаем их очень плохо. А раз уж есть повод, давайте пообщаемся. Всего и делов-то — снять трубку и позвонить.

[Игромания]: Салам алейкум, Радван! У нас тут, кхм-кхм, несколько вопросов про арабские игры...

[Радван]: Ха! Кому-то он, может, и добрый, а у меня сейчас температура 39,6. Так что если услышите ерунду, считайте ее следствием тяжелой болезни и не приближайтесь слишком близко к телефонной трубке, чтобы не заболеть!

[Игромания]: Ничего, у нас с собой марлевая повязка, мы будем через нее слова фильтровать. Первый вопрос такой: компьютерные игры из стран исламского мира очень политизированы — гораздо сильнее, чем американские, европейские или японские. Вы согласны с таким мнением? Или это мы только думаем, что они сильно политизированы, а на самом деле ничего такого нет (то есть мы просто стали жертвами западной политики двойных стандартов)?

Интерфейс у Quraish такой же, как в любой стратегии, никаких исламо-арабских особенностей в нем нет. Разве что арабская вязь в надписях выглядит необычно.

[Радван]: Игры, как и любое медиа, отражают традиции, настроения и особенности общества. Я думаю, что создателей художественных произведений — не только компьютерных игр, но также кино, книг, картин — вдохновляют события, происходящие вокруг них, и мнение других людей по поводу этих событий. Вдохновение питается культурным, историческим и политическим наследием страны, в которой довелось родиться автору. Так что ваши слова недалеки от истины. Несправедливость такого положения объясняется невежеством и результатом влияния устоявшихся стереотипов с обеих сторон. Не исключено, что это реакция на общие представления Запада о мусульманском мире. Трудно сказать наверняка.

[Игромания]: А может, на Западе специально поддерживают подобные предрассудки? Может быть, они кому-то нужны в политических целях?

[Радван]: Я полагаю, большинство игр преследует сразу множество целей. Развлечение для скучающей публики — это лишь одна из них. Это как чупа-чупс — сверху сладкая глазурь, а внутри — начинка, которая никому не видна. И что туда положил производитель, можно узнать, только скушав конфету.

Вовсе необязательно, что внутри компьютерной игры обязательно упрятано что-то демоническое. Просто на любую игру накладывают отпечаток личности разработчиков. Неважно, чем они сформированы — социальной и культурной средой, политическими предпочтениями, религией. Может быть, поэтому все игры такие разные. Просто есть ответственные люди, которые не спешат поделиться своими «тараканами» с покупателем, а есть эгоисты, которым наплевать на все возможные последствия.

Гораздо хуже, когда за игровую начинку платят какие-то мощные организации. Тут уж практически наверняка и вкус, и запах выдают совершенно невкусные цели. Посмотрите на America’s Army — сразу видно, что эта игра предназначена для разжигания ненависти, национальной розни и вербовки пушечного мяса.

В стратегии Quraish (www.quraishgame.com) от Afkar Media тоже бушуют войны, но войны давнишние.

Психологическая война

Так уж сложилось, что война считается любимым занятием арабов. Когда-то, еще в раннем средневековье, им удалось дойти до Атлантического океана и создать огромный халифат. Однако в исторических масштабах он продержался недолго.

Обложка игры Under Ash (www.underash.net). Обратите внимание, в руке не бомба, а извечное оружие беднейших и угнетенных — булыжник!

С тех пор стабильности на Ближнем Востоке нет — все время где-то стреляют, что-то взрывают и кого-то свергают. В отсутствие внешнего врага стреляют друг в друга. При вторжении агрессора героически борются, проигрывают генеральное сражение и начинают изматывать противника партизанскими вылазками, пока тому не надоест. В связи с этим из арабов получаются замечательные диверсанты. Особенно хорошо они сражаются в ближнем бою. К их огорчению, современная война не предполагает сабельных атак. В современных условиях регулярные воинские подразделения арабских стран обычно расстреливают издалека крылатыми ракетами, накрывают бомбами, уничтожают дальнобойной артиллерией.

Сами арабы, даже имея в руках современное оружие, обращаются с ним крайне неловко. К примеру, один наш военный, который консультировал арабов во время конфликта с Израилем в 70-х годах, рассказывал: «Не раз бывало, что, едва увидев израильский «Фантом», арабский летчик на МиГе выпускал все ракеты, после чего немедленно катапультировался. Попал, не попал — неважно. Одноразовое использование самолетов было в порядке вещей».

Надо ли говорить, что за все время арабо-израильского конфликта счет сбитых МиГов шел на десятки, а Израиль потерял единицы? Причем половину из них сбили временные «египтяне» и «сирийцы» из СССР, объяснявшие арабам, как нужно пользоваться зенитно-ракетными комплексами.

Теперь мы свои самолеты в долг не даем. Впрочем, оружия там и так в избытке. Западные страны сильно волнуют воинственные заявления из этого региона (в частности, иранского президента Ахмадинежада). А поскольку нефти там много, некоторые европейские и американские политики (в первую очередь – президент Буш) хотят познакомиться с культурой Ближнего Востока поближе.

Чему же тогда удивляться, что в арабских играх арабы воюют и побеждают захватчиков в американской и израильской военной форме? Почему столько истерики вокруг банальных сюжетов про войну? Если рассуждать подобным образом, «В тылу врага» — это разжигание ненависти к немцам, а безобидный фильм «Четыре танкиста и собака» — милитаристская пропаганда. (Кстати, шутки шутками, но в прошлом году «Четыре танкиста…» были действительно запрещены в Польше как фильм «искажающий историческую действительность». Прим. ред.).

«Любое действие рождает противодействие», — говорит Радван Касмия, приводя в пример арабские игры.

[Игромания]: В 2001 году ваша компания выпустила экшен Under Ash (кстати, это была первая коммерческая игра, сделанная в арабской стране. Прим. ред.) про, цитирую, «палестинского борца за свободу, сражающегося с израильскими оккупантами во время первой интифады 1987—1993 гг.» (интифада это когда палестинцы от слов переходят к делу и начинают активные боевые действия с применением оружия. Прим. ред.). Ее продолжение под названием Under Siege также было посвящено палестино-израильскому конфликту, только теперь уже действие игры происходило во время второй интифады (началась в 2000-м, продолжается по сей день. Прим. ред.). Можно еще вспомнить Special Force (2003), правда, это уже не ваша игра, но и она педалировала ту же тему: боец исламского сопротивления сражался с израильскими войсками.

Упорное следование одной и той же теме наводит на мысль, что это не просто совпадение, а тенденция. Игр на Ближнем Востоке выпускается единицы, и чуть не каждая имеет антиамериканскую и антиизраильскую направленность.

[Радван]: Э-э нет, парни. Зря вы ставите эти игры в один ряд. Они разные. И это лишь три игры из выпущенных за последние восемь лет. Вот еще одно свидетельство того, что в мире плохо знакомы с арабским геймдевом.

Хорошо, если коротко, мы не делаем игры из мстительных соображений. Мы не стремимся подменить понятия или создать из кого-то образ врага. По сути, в наших играх показаны обыкновенные человеческие истории. Неважно, сколько пуль приходится выпустить по ходу повествования. Может быть, это трудно понять, наблюдая за жизнью из окна офиса где-нибудь в Лондоне или Москве, но у нас за окном картина совсем другая. Все, о чем мы рассказываем, основано на нашем жизненном опыте. Но это касается только наших игр — Under Ash и Under Siege.

Что касается Special Force, то это уже совсем другое дело. Эту игру вдохновляла, поддерживала и выпускала такая мощная организация, как «Хезболла». Со всеми вытекающими последствиями в виде вмешательства в процесс разработки. Special Force — это America ’s Army на арабский лад. Чистая пропаганда и ничего более.

Колючая проволока на обложке Under Ash — символ несвободы.

[Игромания]: Так ведь «Хезболла» во многих странах официально считается террористической организацией (но не в России. Прим. ред.)! Может, западные комрады видят какую-то связь между виртуальным насилием и реальными взрывами бомб? Может, их опасения не напрасны, если разработчиком выступает такая одиозная организация, как «Хезболла»?

[Радван]: А в чем принципиальное отличие America’s Army от Special Force? Это ядовитые псевдоигры! Конечно, насилие на экране монитора вряд ли сподвигнет игроков на расстрел прохожих на улице. Но я абсолютно уверен, что рано или поздно пропаганда все же сдвинет его с насиженного места. Это новая форма психологической войны. Подросткам с обеих сторон вкалывают дозу расизма и нетерпимости. И не разовым шприцем, а капельницей — постоянно, методично, чтобы уж наверняка. Ядовитая масса накапливается. При удручающем уровне невежества многие начинают принимать насилие как наиболее эффективную форму разрешения конфликтов. В том числе политических.

[Игромания]: Хорошо, а почему в таком случае вместо полноценных игр не делают модификации (разве что Quest for Bush бесплатная игра, выпущенная в сентябре прошлого года организацией «Глобальный исламский медиафронт», где конечной целью было убийство президента Буша)? Это же проще и дешевле.

[Радван]: Да, сменить рубашку легко. Но не остальные части тела. Кожа, сердце, душа так легко трансформациям не поддаются. Косметические вмешательства не изменяют сути игры. Модификации — ребячество, детская часть любого игрового сообщества. Некоторые ведущие разработчики поддерживают модмейкеров ради повышения популярности игры. Но я сомневаюсь, что, например, американские разработчики будут с удовольствием наблюдать, как арабы делают на базе их игр идеологические снаряды. Впрочем, помешать этому они бы все равно не смогли.

Игра Under Siege, продолжение Under Ash, была о том же, о чем и первая часть, — о борьбе палестинцев с израильтянами.

Этот пиратский арабский мир

Человек — существо с феноменальными способностями к приспособлению. Он может неделю провисеть голышом в стеклянном кубе над Темзой; съесть червяков для телевизионной программы; по просьбе западной радиостанции выпить несколько литров воды и до последнего не ходить в туалет (одна женщина в США пыталась таким образом выиграть приставку Wii, но скончалась). Но все эти подвиги из разряда никому не нужных.

Другое дело, когда людям приходится заниматься любимым делом в невыносимых условиях. К примеру, делать компьютерные игры во время войны — обстрелов, бомбежек и проверок на дорогах (в Сирии, откуда родом наш собеседник, все более-менее спокойно, но зато вокруг нее не утихают конфликты). Арабские игры именно в таких условиях и делают. Нельзя сказать, что при этом получается шедевры мирового уровня, но дойти до релиза и в более благоприятных условиях удается не всем.

Арабская Legend of Zord издавалась немецкой компанией enjoy Entertainment, поэтому какую-никакую известность на Западе она получила.

[Игромания]: А как у вас с технической стороной? Вы используете движок собственного производства? Сколько времени потребовалось на его разработку? Сколько человек работало над движком? У вас постоянный штат сотрудников или какая-то их часть работает удаленно, через интернет? С какими трудностями вам пришлось столкнуться во время работы?

[Радван]: Раньше мы использовали отдельные части других движков. Теперь же делаем свой собственный. Работа над движком — процесс, который никогда не закончится. Всегда есть что-то такое, что хочется добавить или изменить, дабы воспользоваться новыми возможностями. Когда мы начинали, нас было всего пятеро — пятеро мечтателей. Сегодня в нашей команде работают 30 человек на полной занятости и вдвое больше фрилансеров (временных работников со стороны). Все они из стран Ближнего Востока.

Больше всего нам досаждает пиратство. Более 90% игр здесь распространяется нелегально. Игровая индустрия на Ближнем Востоке практически отсутствует. Я имею в виду недостаток профессионалов по продвижению — специалистов по маркетингу и дистрибьюторов. Нужно почти два года, чтобы готовая игра, намного превосходящая по качеству предыдущую часть, попала на полки магазинов.

[Игромания]: Да, печально. Вероятно, компьютерные игры у вас не самый популярный вид развлечения. Может быть, есть какие-нибудь религиозные запреты на содержание игр? Да и с интернетом, наверное, проблемы? У вас вообще кто-нибудь еще делает игры, кроме Afkar Media?

[Радван]: Напротив! Компьютерные игры у нас так же популярны, как и везде. Интернет-кафе открываются и в небольших городках, и в деревнях. Игры оказывают значительное влияние на мировую культуру в целом и на арабский мир в частности, как на часть этого мира. Я бы очень хотел показать вам точные данные в цифрах, но боюсь, что таких данных не имеет никто. Просто мне приходится много путешествовать, и я вижу, что игры более популярны в этом регионе, чем можно было бы ожидать. Цены на компьютеры вполне доступные, к тому же местные власти в большинстве случаев выделяют специальные ссуды на их покупку.

Опять же высокий уровень пиратства бьет по производителям, зато открывает широкие возможности для обычных пользователей. Любой подросток может за небольшие деньги купить и попробовать самые современные программы и игры. Это пиратский мир, где некому запретить или ограничить распространение чего угодно, без оглядки на содержание и авторские права. Любой восьмилетний пацан покупает любые игры или фильмы независимо от возрастного рейтинга, причем сразу дюжиной и за смешные деньги! Насколько я знаю, мы единственная игровая компания, оставшаяся на плаву. Afkar Media существует с 1998 года, мы были первыми профессиональными девелоперами в арабском мире.

Были и другие, кто попробовал войти в игровой бизнес в 2002-2003 годах. К сожалению, большинство компаний закрывается после одного двух релизов. Среди них:

Techniat 3D, Дамаск (Сирия), одна-единственная игра — Zoya: The Fighting Princess. Официально продано менее тысячи копий. Реальные объемы, с учетом пиратских продаж, неизвестны.

Imagination DFZ, Дубаи (Объединенные Арабские Эмираты), 2002-2004 гг., две игры: Legend of Zord и Wadi Basher. Официально каждая из этих игр была продана тиражом менее 500 копий.

— «Хезболла», Бейрут (Ливан), 2003 год, единственная игра — Special Force. О тираже и продажах ничего не известно (их просто никто не считал). Тут другой случай, другие цели и другие возможности.

Я уверен, есть и еще разработчики. Но не могу убедиться в этом, если не вижу их работ на полках магазинов, не слышу новых названий компьютерных игр, сделанных на Ближнем Востоке.

[Игромания]: Спасибо за беседу. Скорейшего выздоровления вам, да и вообще всему арабскому миру!

Ближний Восток: коротко о главном

Географическая справка

Ближним Востоком называют территории Западной Азии и северо-восточной Африки. На них расположены следующие государства: Турция, Египет, Израиль, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Ирак, Сирия, Ливан, Иордания, Оман, Йемен, Катар, Кувейт, Иран, Кипр, Бахрейн. При более широком толковании к странам Ближнего Востока также можно причислить всю Северную Африку, Судан, Джибути, Афганистан и даже Пакистан.

Арабскими же странами считаются Йемен, Оман, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Сирия, Иордания, Ливан, Египет, Судан, Джибути, Ливия, Алжир, Тунис, Марокко, Мавритания, Коморские острова, непризнанная Западная Сахара и Палестинская автономия.

В статье мы называем всех жителей Ближнего Востока арабами, но это не более чем условность. Во многих ближневосточных странах арабы составляют меньшинство населения. Например, в Иране их всего 3%, а самыми большими этническими группами там являются персы (51%) и азербайджанцы (24%).

Политическое устройство

Разное, но в основном неустойчивое. От абсолютной монархии (Саудовская Аравия) до «развивающейся демократии» по-американски (Турция, теперь еще и Ирак).

Экономика

В беднейших странах ее нет. В богатейших «нефтяной коммунизм», когда государство в качестве подарка на свадьбу бесплатно дарит молодоженам обставленный мебелью особняк класса «Рублевские олигархи отдыхают» (Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт). Относительно обеспеченные страны, где нефти нет (вроде Турции), зарабатывают деньги обычными способами: строительством аквапарков в неразвитых странах, продажей низкокачественных автозапчастей, катанием туристов на верблюдах и так далее.

Культура

Ближневосточные страны внесли огромный вклад в мировую культуру. К примеру, все мы пишем числа арабскими цифрами (даже президент Буш, только он об этом наверняка не знает) и моем руки перед едой (европейцы переняли эту традицию у восточных народов во время крестовых походов).

Также на Ближнем Востоке жили великие ученые. Например, первые труды по практической медицине написал Абу Али ибн Сина (Авиценна), а греческий Гиппократ лишь творчески переработал его наследие. К сожалению, это было давно. Сегодня арабским странам не до ученых.

Комментарии
Загрузка комментариев