Игра в материале
Clive Barker's Jericho
?Рейтинг
Игромании
9Рейтинг
игроков
PC   X360   PS3
Жанр: Боевик от первого лица, Боевик, Ужасы
Разработчик: MercurySteam Entertainment
Издатель: Codemasters
Издатель в России: Бука
Дата выхода: 23 октября 2007
Дата выхода в России: 15 ноября 2007
Clive Barker’s Jericho

Clive Barker’s Jericho

Центр внимания — Clive Barker’s Jericho
...хранятся в городской памяти. Древнее зло ее изрядно освежает, что приводит к впечатляющим результатам: прошлое и будущее затерянного в африканской пустыне поселения смешались, и теперь за каждой из многочисленных городских стен наш доблестный спецназ ж
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Центр внимания
Clive Barker’s Jericho

Clive Barker’s Jericho стала одной из тех нескольких игр, которые мы не посмотрели на E3. Признаться, это было тяжелое решение — выбор стоял между Condemned 2 и, собственно, новым хоррор-шутером Клайва Баркера. Так вот, пользуясь случаем, приносим свои извинения всем ценителям ужасного — мы выбрали визит к Monolith. При этом Jericho, как выяснилось позже из общения с западными коллегами, оказалась чуть ли не главной, после Resident Evil 5, надеждой интерактивных ужасов. И если «Resident Evil в Африке» (да, в Африке!) выйдет совершенно непонятно когда, то Jericho вот уже буквально стучится своей когтистой лапой в дверь — релиз назначен на осень. По этому поводу мы собрали все известные о Clive Barker’s Jericho данные и пришли к выводу, что наравне с BioShock это самый смелый (и к тому же жуткий!) шутер на горизонте.

Иерихон, да не тот

Классический баркеровский монстр. В такой компании нам предстоит провести большую часть времени.

Клайв Баркер — наиболее одаренный, изобретательный и образованный последователь Г.Ф. Лавкрафта (см. нашу биографическую справку и краткий путеводитель по творчеству автора ниже по курсу) — один раз уже выходил на люди с компьютерной игрой. Этой игрой была Clive Barker’s Undying. Но с Jericho, как заявляет сам автор, все вышло совершенно по-другому. Если в Undying его пригласили скорее как консультанта и продюсера — приукрасить почти уже готовую игру, — то идея нового проекта целиком и полностью принадлежит самому Баркеру. Разработчики, испанцы из Mercury Steam Entertainment, вот уже второй раз в жизни работают под началом именитого автора (справедливости ради стоит заметить, что к их предыдущей игре, American McGee Presents Scrapland, имя Американа Макги прикрутили в последний момент исключительно из маркетинговых соображений). «В моем воображении есть идеи, которые я могу воплотить лишь в кино, идеи, которые могут стать только книгами, а эта вещь обязана быть игрой», — поясняет писатель, а затем уточняет, что тема, поднимаемая Jericho, все же могла стать предметом исследования в очередном романе.

Сюжетная заявка — совершенно глобального размаха и к тому же теологического толка. По версии Баркера, до Адама и Евы у бога уже был неудачный опыт создания хомо сапиенса: получившееся нечто было настолько ужасным, что его заперли в параллельном измерении. Естественно, продукт сомнительных божественных экспериментов затаил обиду и периодически пытается навестить наш мир, дабы отомстить всем и вся за свою погубленную судьбу. Очередная адская «цыганочка» с выходом в наше измерение происходит в древнем городе. Изначально многие журналисты, взглянув на название, рассудили, что речь идет о легендарном палестинском Иерихоне, разрушенном когда-то еврейскими племенами во главе с Иисусом Навином. При этом слова самого Баркера о том, что «город находится где-то в Северной Африке», были еще в официальном анонсе проекта. Так вот, расставим все точки над i — Ближний Восток это не Северная Африка, поэтому забудьте о виртуальной экскурсии по библейским местам. Действие Clive Barker’s Jericho развернется в наши дни в африканском городе Аль-Хали. А Jericho — это название отряда специального реагирования, призванного пресечь очередную попытку божественного эксперимента (который за время разлуки давно уже превратился в абсолютное зло) вернуться из вынужденной эмиграции.

О назначении двухметрового языка мы пока можем только догадываться.

В образе Аль-Хали есть что-то от Иерихона: поселение настолько же древнее и точно так же окружено массивными стенами. Когда-то здесь тоже убивали и жгли мирных жителей, равно как и завоевателей, и теперь они ожившими мертвецами бродят по развалинам. «Конечно, я думал об Иерихоне. Кровавое переплетение истории и ужаса — две основные мои страсти», — признается Баркер. Но авторы в итоге решили, видимо, не связываться с библейской тематикой, поместив игрока в выдуманный мегаполис. Это решение огородило их от возможных нападок со стороны церкви и к тому же развязало руки: Аль-Хали, в отличие от палестинского города, не закончил свое существование в дохристианскую эпоху — он повидал на своем веку и римские завоевания, и крестовые походы, и нацистскую оккупацию.

Следы каждого временного периода хранятся в городской памяти. Древнее зло ее изрядно освежает, что приводит к впечатляющим результатам: прошлое и будущее затерянного в африканской пустыне поселения смешались, и теперь за каждой из многочисленных городских стен наш доблестный спецназ ждут разные эпохи и их не совсем свежие представители. Сам Баркер описывает происходящее следующим образом: «Здесь, как в русской матрешке, пространства складываются друг в друга. Внутри каждого из них — фрагмент определенного временного периода».

Чтобы вернуть Аль-Хали в нормальное состояние и остановить дальнейшее распространение инфернальной угрозы, нам предстоит пережить сражения с совершенно разными противниками: нацистами с автоматами наперевес, крестоносцами в латах и с мечами, полуголыми римскими центурионами с копьями... А чего ждать от эпохи туманного будущего, визит в которую планируется в финале, когда спецназ доберется до центра Аль-Хали, пока даже трудно представить. Известно только, что несчастных спецназовцев забросит аж в четвертое тысячелетие. В любом случае, за каждой стеной — свой антураж и архитектура. Все глубже погружаясь в мрачное прошлое города, мы увидим дымящиеся развалины времен фашистской оккупации, арабский «мегаполис» эпохи крестоносцев, основательное римское поселение и обязательные футуристические пейзажи.

Образованный хоррор

Клайв Баркер (5 октября 1952 года), уроженец Великобритании, окончил Ливерпульский университет, где изучал философию и английскую литературу. При этом Баркер сразу определился как многостаночник — начал карьеру в роли драматурга, сценариста, режиссера и актера в лондонской театральной труппе Dog Company. А уже в 1985-м выпустил первый сборник рассказов с многообещающим названием Clive Barker's Books of BloodКниги крови Клайва Баркера»). Тогда же был опубликован его первый большой роман — «Проклятая игра» (The Damnation Game), в котором обозначилась центральная тема баркерова творчества — ад и попадающие туда грешные души.

С тех пор Клайв написал внушительное количество произведений и чуть ли не ежегодно выпускает по роману. Но программным, так сказать, произведением является его книга «Сердце из ада» (The Hellbound Heart), выпущенная в 1986 году. Именно она легла в основу знаменитого фильма «Восставший из ада» (Hellraiser).

Ну и, конечно, кино. После «Восставшего из ада», которого Баркер снял самолично, критики моментально произвели его в виртуозы жанра, записав в один ряд с Джоном Карпентером и Джорджем Ромеро. С тех пор Баркер написал сценарии к «Кэндимену» (1992), не очень успешно запустил еще один кинобренд (см. «Повелитель иллюзий», 1995) и снял культовый «Ночной народ» (1990). И это далеко не полный список.

Кроме литературных и кинодостижений, Баркер также значится фотографом, художником и скульптором. Во время своего визита к Crytek, в город Франкфурт, наши редакторы Антон Логвинов и Олег Ставицкий обнаружили в местном музее современного искусства инсталляцию Баркера под названием «Серебряные сапоги» (представляет собой, вы не поверите, серебряные ковбойские сапоги).

С играми у Баркера тоже довольно давняя дружба: первым электронным развлечением по мотивам его творчества стал выпущенный усилиями Ocean проект Nightbreed. Это игра в очень популярном в начале 90-х жанре Interactive Movie Game, то есть фактически фильм, где изредка нужно было кликать мышью. В 2001 году вышел довольно успешный Clive Barker's Undying, после чего Баркер был занят Demonik — экшеном от третьего лица за авторством Terminal Reality (см. их Nocturne и BloodRayne). Проект благополучно закрылся, но в Сети все еще можно найти трейлер и несколько скриншотов. Например, здесь: www.ifilm.com/video/2670508/collection/403.

Парапсихология на службе добра

Jericho — игра крайне технологичная. На манер Resident Evil 4 многим персонажам придется отстрелить все, что отстреливается.

А теперь самое интересное. Clive Barker’s Jericho — это командный (!) тактический (!) шутер. А вовсе не линейный хоррор-забег, каким мы его себе представляли. То есть Баркер (или это уже заслуга Mercury Steam?) заинтересован не только в уникальной атмосфере, но и в геймплей-прорывах. Jericho задуман как динамичный, кровавый squad-based экшен, основанный на грамотном использовании способностей различных бойцов.

А способности у суперсолдат (всего их семеро) интригующие. Так, здесь есть симпатичная девушка-снайпер Блэк, которая может двигать предметы, поджигать их и даже силой мысли управлять полетом пули: это позволяет эффективно, на дальних расстояниях, избавляться от назойливых посетителей. Некий Джонс волен брать врагов под контроль, женщина-ниндзя Чарч способна подбрасывать разлагающиеся туши в воздух, крупный испанец Дельгадо сжигает все на своем пути с помощью вмонтированного в руку огнемета, а техник Коул чинит все, что можно починить. Более того, некоторые бойцы Jericho смогут применить на практике свои познания в области экзорцизма, ясновидения и даже магии крови.

А вот еще один ярчайший представитель баркеровского воображения. Перемещается благодаря крюкам на спине.

В разных игровых ситуациях нам потребуются навыки разных спецназовцев, а вернее, их грамотное сочетание. Все это открывает широкий, как нетрудно догадаться, простор для действия. Периодически у вас будет выбор — положиться, например, на грубую силу того же Дельгадо, скорость и гибкость Чарч или парапсихологические выкрутасы Блэк. Впрочем, где-то, наоборот, выбор ограничат: дизайнеры оставят нам в распоряжении каких-то конкретных бойцов либо вовсе одного из них.

За переключение между суперсолдатами отвечает командир отряда, Капита Росс, роль которого доверена нам. Росс может управлять подчиненными двумя способами. Во-первых, как во многих тактических шутерах последних лет, отдавать отрядам «Альфа» и «Омега» (шестеро остальных бойцов поровну разделены между ними) конкретные приказы — двигаться, прикрывать, вести огонь на поражение и т. д. Второй вариант — самолично вселиться в тело подчиненного и взять его под свой контроль.

Вокруг прочих особенностей игрового процесса кружили назойливые слухи. Так, одной из местных достопримечательностей игры должна была стать трансформация города на ходу: дескать, в течение нескольких минут расположение улиц, проходов и даже дверей в зданиях могло кардинально поменяться. Спецназовцам в этом случае пришлось бы бегать по лабиринту, судорожно ища выходы и проклиная все на свете. Однако в последнее время о динамическом изменении декораций что-то не слышно. Лабиринт, правда, точно будет.

Редакция делает ставки: для чего, как вам кажется, здесь гигантский нарыв на спине?

«Кто-то из встреченных персонажей служит злу, кто-то — нет. Так что вам предстоит выбор», — заявил при анонсе игры сам Баркер, но с тех пор ни он сам, ни разработчики не уточнили, что же имеется в виду. Известно, что финал игры будет зависеть от некоторых наших решений. Но каких именно? Были предположения, что речь, в частности, идет о том, что мирные NPC вступят в ряды Jericho вместо погибших спецназовцев. Однако на данный момент информация следующая: двое из великолепной семерки практикуют чудо воскрешения, после чего павшие товарищи встают с земли и бегут дальше раздавать оплеухи распоясавшейся мертвечине. Если же целители в составе команды погибают, то игра тут же обрывается.

Из других новостей: кроме парапсихологических возможностей и тактического управления, Jericho также позволяет пустить в ход одновременно два совершенно разных орудия смертоубийства. Например, пистолет и катану.

Как всегда у Баркера (за исключением разве что «Кэндимена»), он ставит не на саспенс, не на напряжение и не на психологические ужасы. Он ставит на дикую, отталкивающую и фантасмагорическую физиологию. Только он мог придумать истыканного иглами абсолютно лысого персонажа («Восставший из ада»). Или героя, внутренности которого кишат живыми пчелами («Кэндимен»). Clive Barker’s Jericho по части жутких чудовищ не отстает: гигантские толстяки, подвешенные на крюк, центурионы, покрытые пульсирующей биомассой, шипы, цепи, разорванная плоть — Баркер рисует адские страдания с такой пугающей достоверностью, что периодически закрадывается подозрение, не заглянул ли он одним глазом в преисподнюю? После просмотра окрестных скриншотов кажется, что заглянул. Единственная игра, которая способна сегодня сравниться с Clive Barker’s Jericho по части фантасмагорических монстров, это любая часть Silent Hill.

Непонятно только, отчего женские представители отряда Jericho непременно облачены в открытые купальные наряды.

Ключевые произведения

«Восставший из ада» (Hellraiser, 1987)

Снятый в 1987 году самим Баркером по собственному роману The Hellbound Heart фильм практически сразу же получил культовый статус и положил начало целой серии (классикой считаются первые три части).

Оригинальный Hellraiser подкупал сразу несколькими моментами. Во-первых, Баркер впервые в истории коммерческого кинематографа возвел садизм в ранг эстетики, искусства. Главный злодей — Pinhead, чье лицо и голову покрывают равномерно воткнутые иглы, — моментально встал в один ряд с Фредди Крюгером и Дартом Вейдером.

Кроме запредельного, невероятного и чуть ли не эстетского насилия, Hellraiser также славен своими простыми, но действенными метафорами и чуть ли не философским подтекстом. Главный герой картины Фрэнк Коттонс — заложник собственной плоти и похоти. В поисках новых, еще более сильных ощущений он покупает загадочную механическую шкатулку, изобретенную игрушечных дел мастером Лемаршаном в XVIII веке. По легенде она вызывает демонических созданий ксенобитов, которые могут доставить неведомые ранее чувственные наслаждения. Проблема в том, что по версии самих ксенобитов и их лидера Пинхэда удовольствие это имеет садомазохистский характер: они рвут людей на части цепями, затаскивают в ад и скармливают там каким-то гигантским червям, запускают им иглы под кожу, ну и далее в том же духе.

«Кэндимен» (Candyman, 1992)

Формально «Кэндимен» снял другой режиссер, но это классический, стопроцентно баркеровский фильм. Главная героиня — студентка, пишущая диплом на тему городских легенд и мифов. Одна из таких легенд, произошедшая из беднейших черных кварталов Нью-Йорка, гласит, что, если вы подойдете к зеркалу и три раза произнесете «Кэндимен», за вашей спиной тут же появится двухметровый мужчина, у которого одна из кистей отпилена и в нее воткнут гигантский крюк. Вернувшись с очередного визита в тот самый квартал, студентка чуть ли не в шутку, стоя с бокалом вина, произносит это самое имя.

«Кэндимен» — самое взрослое и самое интеллектуальное произведение Баркера. Это умный, неспешный и невероятно страшный фильм. Здесь нет привычных баркеровских телесных трансформаций и пыток (вернее, есть, но по сравнению с тем же Hellraiser — это так, баловство), зато имеется глубокое исследование городских страхов, городской паранойи и социальной несправедливости. После «Кэндимена» Баркера, наконец, признали не только как изобретательного сочинителя лобовых хорроров, но и как большого автора. Через три года вышел довольно убедительный сиквел («Кэндимен: Прощание с плотью», 1995), а за ним последовала непотребная третья часть («Кэндимен: День мертвых», 1999), которую выпустили сразу на видео.

Clive Barker's Undying, 2001

Clive Barker's Undying вышла в 2001 году усилиями DreamWorks Interactive (ныне EA Los Angeles). Это был довольно разнообразный для своего времени хоррор-шутер от первого лица, который забрасывал игрока в мрачное фамильное поместье на небольшом ирландском острове. Когда-то здесь жила семья Ковенантов. Однако некая тайная организация во главе с Отто Кейсинджером получила в 1923 году информацию о том, что этот остров хранит в себе могучую силу, и, чтобы воспользоваться ею, нужно убрать с дороги жителей. В дело вступает некая Кельтская Коса, которая без лишнего шума уничтожает Ковенантов. Всех, кроме Джереми Ковенанта. Он и обращается к нам за помощью.

Действие разворачивалось одновременно в двух мирах: привычном людском и потустороннем, где законы физики не то чтобы действуют. Необычен и арсенал уничтожения адских тварей: стандартные револьвер и коктейли Молотова здесь дополнялись той самой Кельтской Косой, амулетами и внушительным набором заклинаний, позволявших закидывать врагов смертоносными черепами, уничтожать нежить одним взмахом руки, накладывать на себя щит, увеличивать скорость передвижения и т. д.

Баркер отвечал за общую идеологию и атмосферу (особенно удался дизайн монстров и звук), но настоящим хитом Undying не стала: получилось слишком сложно, слишком необычно, да и борьба с нечистью оказалась не самым коммерчески успешным времяпрепровождением.

* * *

По-настоящему диких ужасов сегодня у нас на самом деле не так много. В спину большинству разработчиков тяжело дышит ESRB, а скандалы и судебные тяжбы может позволить себе только Rockstar. Баркер, пользуясь своим авторским и чуть ли не интеллектуальным статусом, под видом большого искусства всегда умудрялся протаскивать на большой экран страшно сказать что: люди с содранной кожей ползали у него по полу, CD-диски выстреливали у некоторых персонажей прямо из живота, ну и так далее. Clive Barker’s Undying в этом смысле выглядит крайне многообещающе: это обезоруживающе жуткая игра. Мало того, это еще и весьма технологичный шутер с серьезными геймдизайнерскими амбициями, что делает его вдвойне интересным событием. И если насчет фильмов мы уже уверены, то узнать, насколько Клайв Баркер состоялся как разработчик, можно будет совсем скоро — релиз намечен на конец сентября.

Комментарии
Загрузка комментариев