А ты не воруй!

А ты не воруй!

Особое мнение — А ты не воруй!
антипиратские ассоциации несколько лукавят. Одно дело загрузить 100 игр в год из Сети: школьники, у которых масса свободного времени, вполне способны нанести ущерб и на большую сумму, было бы что качать. И совсем другое — купить эти самые 100 и
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Особое мнение
А ты не воруй!

Сергей Галенкин. В прошлом — один из основателей сайта GameMAG.ru, главный редактор украинского игрового журнала Gameplay. В настоящий момент — директор по маркетингу подразделения розницы компании «Софтпром», дистрибьютора продукции Electronic Arts, Activision Blizzard, SEGA, THQ, NCsoft и проч. на территории Украины.

Многие из вас наверняка помнят скандал, разгоревшийся в феврале 2008 года, когда в интернет утекла полная русская версия Assassin’s Creed — и это за несколько недель до официального релиза.

Прошло не так много времени, и 27 октября 2008 года суд поставил точку в этом деле. Оказалось, что некий сотрудник компании «Акелла» (в пресс-релизе его имя не упоминается) вынес с работы диск с игрой и дал его своему хорошему другу, студенту МГУ Даниилу Максименко, чтобы тот поиграл.

Даниил, вместо того чтобы пройти игру и тихо радоваться своей исключительности, тут же побежал хвастаться на пиратский торрент-форум. Местные обитатели ему не поверили — к тому моменту версия для консолей уже вышла, так что подробности игры мог рассказать кто угодно. Не убедили их и скриншоты. Тогда Даниил, недолго думая, выложил в Сеть полную версию, и та за считанные часы разлетелась по интернету.

О том, как милиция и «Русский щит» вычислили Даниила и его друга, мне неизвестно — пресс-релиз «Акеллы» подробностями не балует, хотя отмечает, что преступник использовал анонимные прокси-сервера, а владельцы торрент-трекера отказались сообщать правоохранительным органам какие-либо данные о том, кто разместил торрент Assassin’s Creed на их сайте.

Но это и не важно. Важно, что Даниила задержали, в его съемной квартире обнаружили злополучный диск, а на его компьютере — достаточно улик для обвинительного приговора.

И Максименко, и его друг N сознались в содеянном. Суд назначил Даниилу Максименко два года условно, а о наказании N нам неизвестно. Что, впрочем, логично, ведь формально он нарушил не закон, а договор с компанией, в которой работал.

Примечательно, что «Акелла» не стала требовать с Даниила возмещения ущерба, который Владимир Кудр, вице-президент компании, оценивает минимум в $1 млн.

Сразу после объявления приговора мнения в интернете разделились примерно поровну. Одна часть возмущалась слишком строгим наказанием для бедного студента, вторая — слишком мягким. Причем никто не требует увеличения условного срока или замены его на тюремное заключение, основная претензия заключается в том, что Даниил не заплатил даже штрафа, не говоря уже о хотя бы частичном возмещении ущерба. Собственно, об этом ущербе и хотелось бы поговорить подробнее.

Что обычно возмущает как сторонников пиратства, так и простых пользователей? То, что компании заявляют общий ущерб от скачивания, скажем, 500 тыс. копий игры в размере потенциального дохода от продаж этой самой игры тиражом 500 тыс. экземпляров. Важное замечание — заявляют для публики. В реальных судебных процессах (например, в иске Ubisoft к компании Optical Experts Manufacturing, с завода которой украли английскую версию злосчастного Assassin’s Creed) суммы озвучиваются значительно меньшие.

Вполне очевидно, что нет никаких доказательств того, что, если бы игру не украли, она продалась бы таким тиражом и по полной цене. Возможно, продали бы 250 тыс. копий, может, 100 тыс., а может, и 700 тыс. (купили бы и те, кто переписал игру у друзей). Сколько именно — неизвестно. Известно лишь, сколько человек посчитали игру заслуживающей внимания, чтобы ее скачать из торрентов, а это какие-никакие, но все же потенциальные покупатели.

Но представьте себе такую ситуацию. Вы закупили 500 тыс. мобильных телефонов и привезли их в Россию. Привезли, и тут у вас всю партию товара украли ушлые робингуды, которые эти телефоны продали за копейки на радиорынках страны. От какого количества телефонов вы будете рассчитывать ущерб?

При этом вполне вероятно, что из партии в полмиллиона мобильников вы бы продали 250 тыс. телефонов или даже меньше. Сколько именно? Неизвестно.

Если вы думаете, что сравнение некорректное, подумайте еще раз. В случае с телефонами основные расходы вы понесли, когда закупили партию. Да, у вас были бы еще траты на логистику, выставление телефонов в магазинах, местный офис и так далее, но это мелочи по сравнению с теми деньгами, что вы уже заплатили (или обязались заплатить).

В случае с игрой основные расходы издателя ушли на разработку и маркетинг. Ушли — и все, как и деньги за украденные телефоны, их не вернуть. Да, были бы расходы на печать дисков, ту же логистику, но это мелочи.

Соответственно, издатель полагает, что он продал бы 500 тыс. игр, так же как и телефонный оптовик уверен, что продал бы 500 тыс. телефонов. И тот и другой вполне могут ошибаться (см. запуск iPhone в России), но преступник в суде доказать этого не сможет, по крайней мере в случае с относительно недорогими играми (бизнес-софт — тема отдельного разговора). И издатель, как показывает опыт S.T.A.L.K.E.R. (по моим данным, легальных копий «Чистого неба» на Украине продано больше, чем пиратских Crysis Warhead), ошибается далеко не всегда.

Чтобы прояснить ситуацию: я не считаю нормальным требовать возмещение ущерба в таких размерах со случайно пойманных людей, скачавших игру из торрентов, — они совершают мелкое правонарушение, не тянущее на уголовное дело. Равно как и со студентов, которые ее туда выложили, — у них таких денег нет. Но если речь идет об иске к производителям контрафакта, к сайтам, к любым организациям, делающим на пиратской продукции деньги, то такие суммы вполне оправданны — при положительном решении суда они гарантированно поставят крест на нелегальном бизнесе.

Но все же, откуда берутся эти космические суммы ущерба, которыми запугивают публику антипиратские организации? Они традиционно рассчитываются по формуле «количество загруженных копий умножить на розничную цену». В упомянутом выше умозрительном случае с 500 тыс. скачиваний игры стоимостью в $50 озвученная сумма ущерба будет составлять $25 млн. Фантастически много, говорят оппоненты таких организаций.

Как я уже сказал, скачивания чаще всего не равны количеству потерянных продаж. Но для ожидаемых однопользовательских хитов вроде того же Assassin’s Creed такое вполне возможно. Плюс отметьте важную тонкость: обычно говорится не об «убытках издателя на сумму $25 млн», а об «ущербе индустрии на $25 млн». И вот вторая формулировка имеет под собой все основания.

Если бы игра, которую скачали 500 тыс. человек, продалась бы таким тиражом (повторюсь, это вполне возможно, сравните продажи одних и тех же игр на PS3 с ее смешной инсталляционной базой (15 млн консолей) и на РС, которых в мире сотни миллионов), то все занятые в процессе создания и продажи игры действительно заработали бы те злополучные $25 млн.

Заработал бы издатель, заработал бы дистрибьютор, заработали бы магазины, даже государство заработало бы как минимум свой НДС, не говоря уже о прочих налогах. Если игра стоит $50, то государство лишилось четырех с хвостиком миллионов долларов НДС, розница — пяти миллионов долларов маржи, издатель, дистрибьютор, завод, логистические компании, разработчики, наконец,  — все недополучили бы деньги. Это ущерб, не так ли?

То есть, когда издатель заявляет в пресс-релизе, что из-за пиратства игры А вся индустрия недополучила определенную сумму денег, обычно он считает ущерб именно таким образом. И даже с поправкой на то, что скачивания не равны потерянным продажам, суммы получаются весьма серьезные.

Но что действительно раздражает, так это заявления антипиратских ассоциаций о суммарном ущербе от интернет-пиратства. Как они подсчитываются? Очень просто. Берется количество скачанных игр, умножается на их среднюю розничную цену — и вот уже готова поражающая своей космической величиной цифра. К примеру, если в год выходит 100 компьютерных игр и каждую из них в среднем скачивают 500 тыс. раз, то в пресс-релизе ассоциации получится невероятная цифра в два с половиной миллиарда долларов недополученных денег только для игровой индустрии (если прибавить загруженные студентами из Сети графические пакеты и программы для трехмерного моделирования, то сумма приблизится к ВВП России).

Вполне очевидно, что тут антипиратские ассоциации несколько лукавят. Одно дело загрузить 100 игр в год из Сети: школьники, у которых масса свободного времени, вполне способны нанести ущерб и на большую сумму, было бы что качать. И совсем другое — купить эти самые 100 игр. Даже фанатичные американские РС-игроки, проводящие за играми по 30 часов в неделю, покупают в год менее шести игр. Обычные же люди тратят и того меньше, в среднем покупая по три игры в год.

Соответственно, ожидать, что все скачивания игр из торрентов после полного истребления пиратства превратятся в продажи, очень наивно. Не говоря уже о том, что средний доход даже американской семьи вряд ли позволит человеку скупать игры в таких невероятных количествах.

Поэтому, как ни парадоксально это звучит, ущерб от пиратства одной хитовой игры с некоторой натяжкой может быть равен доходу от продаж такого же количества легальных копий. Но общий ущерб индустрии — никак нет. Если опять провести сравнение с мобильными телефонами, такие пресс-релизы выглядят как жалобы на воровство у 100 оптовых компаний, завезших в Россию по 500 тыс. мобильных телефонов каждая. То есть глупо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. А может и совпадать.

Комментарии
Загрузка комментариев