Игра в материале
Анабиоз: сон разума
?Рейтинг
Игромании
?Рейтинг
игроков
PC
Жанр: Боевик
Мультиплеер:  Отсутствует
Разработчик: Action Forms
Издатель: Atari
Издатель в России: СофтКлаб
Дата выхода: 5 декабря 2008
Руководство и прохождение по "Анабиоз: Сон разума"

Руководство и прохождение по "Анабиоз: Сон разума"

Руководства — Руководство и прохождение по "Анабиоз: Сон разума"
Я видел секретные карты, Я знаю, куда мы плывем. Капитан, я пришел попрощаться с тобой, С тобой и твоим кораблем. Вячеслав БутусовДобро пожаловать на борт. Нет, мы не ждали гостей, но примем их с распростертыми объятиями. За бортом буран и трескуч
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства
Руководство и прохождение по 'Анабиоз: Сон разума'

Я видел секретные карты,

Я знаю, куда мы плывем.

Капитан, я пришел попрощаться с тобой,

С тобой и твоим кораблем.

Вячеслав Бутусов

Добро пожаловать на борт. Нет, мы не ждали гостей, но примем их с распростертыми объятиями. За бортом буран и трескучий мороз, и не сомневайтесь: в этом уютном заведении немногим теплее. Наши коридоры темны, а обитатели — мертвы и свирепы. Наше прошлое погружено во мрак, и будущего у этого места нет.

Поднимайтесь, прошу вас. Добро пожаловать в Ад, гость. Вы ведь этого хотели?

Давай бояться вместе!

Прошу любить и жаловать: Александр Нестеров

Если человек хочет, чтобы его напугали, — его будут пугать. Обязательно. Способы сделать это известны давно и широко применяются, дело техники. Но что, если задача не просто напугать, а вызвать жуть и продержать в этом состоянии некоторое время? О, это уже более сложная задача, требующая творческого подхода и кропотливой работы.

По правде сказать, от нового детища Action Forms особых высот я не ожидал — тем более если вспомнить ничем не примечательный «Вивисектор». «Подумаешь — про Арктику, мороз и ледокол. Значит, к общей унылости еще и бедная цветовая гамма будет прилагаться», — думал я, устанавливая игру. Запустил — и понял, насколько ошибался.

Сказать, что от атмосферы «Анабиоза» по коже бегут мурашки, было бы недостаточно. Виртуальные насекомые маршируют по коже сразу в две колонны. Первая, как и следовало, наверное, ожидать, от общей жуткой атмосферы игры. Она удалась на славу; не в последнюю очередь благодаря второй колонне «мурашек» — в игре действительно не холодно, а очень холодно. И это при том, что ни одного термометра с цифрами на ледоколе обнаружить так и не удалось, если не считать таковым шкалу в нижнем левом углу. Она показывает лишь, насколько организм игрока согрелся или охладился и скоро ли он от переохлаждения умрет. Но вот попробуйте сказать больному лихорадкой, что в комнате на самом деле тепло, — станет ли ему от этого легче? Холодом пропитано буквально все: и вой ветра снаружи, и покрытые изморозью стены, и потрескивание переборок. Даже обзор игрока — и тот взялся корочкой. Тут и пугать-то особо не нужно! А пугают. Монстры выполнены со вкусом и чувством меры. Никто не ползет изо всех щелей группами да отрядами — все больше по одному, максимум по двое. И все вовремя. И все — страшные. Первая ассоциация, приходящая в голову при виде жутких порождений корабля, — существа из мира Сайлент-Хилл, извращенные и страшные, вызывающие одновременно ужас, сочувствие и, порой, жалость. Право же, учиться хорошему не зазорно.

Эффект бабочки и не только

Мы поедем, мы помчимся на собаках утром ранним!

На фоне этого и разворачивается действие. Мистический и детективный сюжет игры, казалось бы, прост. Но подан таким образом, что нет-нет, да и ругнешься про себя: «Вот, стало быть, отчего я умирал в турбинном отсеке пару часов назад!» Да и не так он прост, как кажется. Слой ложится на слой, легенда о Данко на размышления капитана, истории матросов мало-помалу стыкуются друг с другом и с историями главных действующих лиц. Кому-то начинаешь сочувствовать, кого-то жалеть, кого-то презирать. И ко всему придется приложить руки. Корабль мертв, и даже хуже: тела его команды, изувеченные и измененные, бродят и набрасываются на все, что теплее окружающего воздуха. Их души... Впрочем, о душах разговор отдельный. Важно другое: главный герой обладает уникальной способностью вселяться в тело погибшего и переноситься в прошлое — за несколько минут до его смерти. Когда речь о жизни и смерти, за несколько минут можно успеть поразительно много. Как минимум, спасти человеку жизнь. Но если все происходит на терпящем бедствие корабле, спасенный человек может внести свою лепту и в спасение судна. С каждым новым вмешательством в прошлое ситуация на корабле меняется. Помните крыло бабочки, чей взмах может повлиять на погоду на другом континенте? Расслабленно читая финальные титры, игрок может вполне заслуженно считать, что все, что получилось в итоге, — его личная, выстраданная заслуга. Это дорогого стоит.

А что в итоге? В целом, мы можем насладиться прекрасным и ужасным боевиком, можем с удовольствием отметить, что стереотипы не всегда оправдываются. И можем надеяться на то, что студия не утратит разгон и порадует нас еще чем-нибудь красивым, качественным и сильным.

Различают четыре степени переохлаждения.

При первой температурный баланс поддерживается за счет разогрева внешних тканей организма при незначительном снижении (на 0,2-0,5 градусов) температуры «в глубине».

При второй степени охлаждения организм активизирует все резервы, но уже не справляется с поддержанием температурного баланса. Повышается артериальное давление, учащается пульс, но долго так продолжаться не может — организм теряет тепло.

В случае с нашим персонажем первые две стадии уже позади, налицо третья степень охлаждения, при которой тело начинает охлаждаться, несмотря на высокое артериальное давление, а кожа и слизистые оболочки — синеть. Непонятно только, как он умудряется в таком состоянии ходить, бегать, драться и стрелять.

Арсенал полярника

Итак, главный герой игры — советский полярник Александр Нестеров. Человек бывалый и по долгу службы умеющий сносить тяготы северной жизни. Это несколько облегчает задачу сценаристам, но лишь отчасти. Человек он, как-никак, штатский, и прибытие на борт с автоматом или даже пистолетом будет выглядеть дико и противоестественно. То есть уметь-то он умеет, но не положено. Корабль — другое дело. И арсенал на уважающем себя судне должен быть, но кто откроет арсенал пришлому полярнику на мертвом корабле? Так что приходится Нестерову подниматься на борт безоружным. А уж потом, от необходимости, обзаводиться средствами самообороны. Для начала — самыми простыми.

Замок. Обычный навесной замок. Очень простой, хоть и не слишком эффективный способ что-нибудь ударить. Впрочем, что поначалу нужно-то? Дужка защищает костяшки пальцев и переносит усилие на основание ладони. Кастет кастетом. В игре можно неплохо помахать кулаками, учитывая, что серии ударов позволяют укладывать противников быстрее. Но если такого кастета недостаточно...

Водопроводный вентиль. Если кастета недостаточно — с трубы отопления можно сорвать плохо прикрученный вентиль. Это уже гораздо серьезнее. Весу в нем где-то с полкило, и по силе удара в череп он значительно выигрывает. Выдыхаешься с ним, правда, быстрее, но оно того стоит. Тем более что тоже позволяет наносить различные удары и проводить комбинации.

Пожарный топор. Рано или поздно убойной силы и дистанции, которую обеспечивает вентиль, становится недостаточно. Вот тут и пригождается пожарный топор — тяжелое и смертоносное оружие. Помимо силы удара неоспоримым преимуществом топора можно назвать и большую дистанцию. А к недостаткам — все тот же вес, из-за которого, во-первых, удар наносится намного медленнее, чем вентилем, а во-вторых — очень устаешь. Поэтому следует приноровиться к тому, когда удар следует начинать и когда он достигает цели. Это несложно и очень эффективно. Если уж противник пропустил удар, для того чтобы прийти в себя, ему понадобится пара секунд. Вполне достаточное время для добивания.

Walter AC-1940. Двуствольный сигнальный пистолет — первое стрелковое оружие, которое может подобрать Нестеров. Неуклюже на вид и столь же малоэффективно. Повреждения наносит слабые, хотя способно отвлекать монстров теплом ракет. Не уверен, что нужно отвлекать того, кого проще убить.

А вот винтовка Мосина-Нагана образца 1891 года — совсем другое дело. Верой и правдой послужившее советскому солдату в трех войнах, это ружье станет надежным помощником Александра. Ведя огонь, следует помнить, что трехлинейка и в лучшие времена не отличалась скорострельностью, а уж при нынешних морозах — и подавно.

На первых порах она и вовсе проигрывает в эффективности топору — до тех пор, пока противники не начинают стрелять в ответ. И тут уж от ситуации зависит, бросаться ли в ближний бой и рубить сплеча или засесть за каким-нибудь ящиком и слать пули. Для позиционных боев мосинка подходит как нельзя лучше.

Самозарядная винтовка Токарева СВТ-40. Когда скорострельности трехлинейки явно недостаточно для выживания (например, в бою сразу с двумя стрелками), ее успешно заменит этот карабин. Наносит практически такой же урон, как и мосинка, но намного чаще. Огорчает только то, что скорострельность его все-таки ниже, чем должна бы быть, — морозы...

Это интересно: СВТ-40 — модернизированный и облегченный вариант самозарядной винтовки Токарева образца 1938 года. За пять лет, с 1940-го по 1945-й годы, было выпущено порядка полутора миллионов образцов. СВТ активно применялись на фронтах Великой отечественной и Финской войн и, как и в «Анабиозе», соперничала со старой доброй трехлинейкой. Ее любили за скорострельность и пеняли за ненадежность и боязнь морозов. Каким образом устаревшее, недолюбливающее холод оружие оказалось на борту ледокола в 1981 году, остается загадкой.

Винтовка Мосина-Нагана с оптическим прицелом. Только наличием оптики от обычной мосинки и отличается. Кстати, в «Анабиозе» использование оптического прицела — дело сложное и требует навыка. Буквально в паре случаев он действительно необходим, а во всех остальных боевых эпизодах — только мешает.

ППШ-41. Знаменитый пистолет-пулемет Шпагина, пожалуй, самое лучшее оружие в игре. Высокая скорострельность и дисковый магазин на 71 патрон — весомый аргумент. Кучность невысока, но если стрелять прицельно, мало кто может спастись. Были бы только патроны...

Если я вмешаюсь — этот человек будет жить. На пути у меня еще много таких...

А кто там смотрит из темноты?

Оружие мы рассмотрели. А против кого воевать-то собрались?

На борту «Северного ветра» изначально было сто пятьдесят человек экипажа. Большая их часть безвозвратно погибла, но вот оставшиеся... Что произошло с оставшимися  — вопрос сложный, и мы можем только догадываться, что да отчего. Известно, что одна из причин произошедшего — предательство. Известно, что груз «Северного ветра» был живым и специфическим. И есть несколько классических образцов игр, с которыми произошедшее на «Северном ветре» можно сравнить. Попробуем?

«Кочегар». Раздетый до пояса моряк, верхняя одежда которого, видимо, пошла на повязку вокруг лица. Не очень сильный и не очень быстрый, может идти в бой как с голыми руками, так и с ломиком наперевес. Предпочитает серии по два размашистых удара и прыжки. Победить его можно любым оружием.

«Боцман». Здоровяк. Не очень подвижный, но сильный. Следует опасаться как его кулака, так и топора. Если не подставляться под удары, можно сражаться с ним, как и с «кочегаром», любым оружием, но эффективней всего — топором. Времени на замах у «боцмана» уходит едва ли не больше, чем у Нестерова, и этим следует пользоваться. Пропустив удар топором, верзила некоторое время будет беспомощен.

«Оскаленный» — единственный в своем роде, «штучный» противник. Кто он, откуда, за что его так изуродовало — загадка. Встречается несколько раз за игру, очень живуч, подвижен, прекрасно плавает под водой.

«Сварщик». Существо в сварочной маске (и как оно в темноте видит?) с парой горелок в руках. Горелки явно не ацетиленовые, поскольку не греют, а замораживают. Подвижен, опасен в ближнем бою, но против доброго топора не сдюжит. Вот только на него частенько приходится тратить патроны, поскольку замораживать он умеет и дистанционно.

«Сторож». Вот это уже образец, изуродованный «за дело». При жизни бессловесный служака, в нынешнем облике лишен рта и обречен вечно охранять незнамо что. Опасен, прежде всего, меткой стрельбой из трехлинейки. В момент выстрела лучше не находиться на линии огня. А в паузах между выстрелами — по обстоятельствам. Или залепить в лоб ответную пулю, или подскочить да рубануть топориком...

«Красноармеец». Осмелюсь предположить, что так изуродовало охранников исправительной колонии. Очень опытный и опасный стрелок, он, в отличие от «сторожа», вооружен СВТ-40 и стреляет не в пример чаще. Кроме того, получив повреждение, очень резво меняет позицию. Кувырок в сторону — выстрел, кувырок — выстрел. В ближнем же бою неплохо парирует удары топора и контратакует прикладом. Больно.

«Слуга». Уродливое, окованное металлом существо в железных погонах и с парой огромных ржавых гвоздей вместо глаз. Трудно сказать, на что оно при жизни закрывало глаза и ради чего это делало. Можно лишь отметить связку ключей в руках. Предпочитает ближний бой, атакует стремительно, и крюки на его руках очень опасны.

«Надзиратель». Еще одно уродливое существо. Судя по всему, раньше оно было тюремщиком, за что и сейчас несет на лице печать — издали заметна светящаяся клетка вместо лица. ППШ в его руках грозен, но не страшен: несмотря на то, что «надзиратель» щедро поливает огнем все вокруг, стреляет он не прицельно, а от бедра, и в вас попадут далеко не все выпущенные пули.

«Мотылек». Ужасный крылатый мутант, мало чем напоминающий человека. Вместо кистей рук — острые когти. Очень подвижен и опасен в ближнем бою. Один на один против него еще можно выйти с топором. Но если их двое — спасает только автомат.

Собака. Не знаю, за какие грехи накрыло собак, но мутировали и они. Хотя и здесь они намного лучше своих двуногих «коллег». Если их не трогать — можно даже проползти в паре метров от увлеченно жующей говядину псины. Главное — не слишком близко и без резких движений.

«Македонец». Вариант «босса». Высокая нескладная фигура с парой фонарей на голове и парой ППШ в руках. Будь его стрельба по-македонски более или менее прицельной, спасения бы не было. А так — один диск из автомата, и все. Семьдесят пуль, между прочим.

«Паук». Матрос в противогазе. Кто и за что распял его на шипастых тросах, неизвестно, но теперь четыре обледеневших их обрубка служат этому существу ногами. Очень быстрый и сильный, он, пожалуй, самый опасный среди игровых чудовищ. Хорошо, что встречается всего дважды.

• • •

На этом перечень второстепенных противников заканчивается. Остаются лишь основные: тайна произошедшего и полярный холод. И с ними придется бороться уже не Александру Нестерову, а вам, игроки. Желаю удачи!

1 2 Все
Комментарии
Загрузка комментариев