Игра в материале
A Vampyre Story
?Рейтинг
Игромании
6.5Рейтинг
игроков
PC   Mac
Жанр: Приключение
Серия: Vampyre Story
Мультиплеер:  Нет
Разработчик: Autumn Moon Entertainment
Издатель: The Adventure Company
Издатель в России: Акелла
Дата выхода: 2 декабря 2008
Дата выхода в России: 11 марта 2009
Руководство и прохождение по "A Vampyre Story: Кровавый роман"

Руководство и прохождение по "A Vampyre Story: Кровавый роман"

Руководства — Руководство и прохождение по "A Vampyre Story: Кровавый роман"
Экстравагантная сказка с очаровательными персонажами и отличным юмором, сдобренная мрачноватой атмосферой в стиле Тима Бертона и изысканной работой художников, — что может быть лучше? В ролях: обаятельная вампирша, остроумная летучая мышь, злобны
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства
Руководство и прохождение по 'A Vampyre Story: Кровавый роман'

Экстравагантная сказка с очаровательными персонажами и отличным юмором, сдобренная мрачноватой атмосферой в стиле Тима Бертона и изысканной работой художников, — что может быть лучше? В ролях: обаятельная вампирша, остроумная летучая мышь, злобный призрак, сицилийские крысы-мафиози, баньши-истеричка и многие другие. Словом, добро пожаловать в Драксильванию — здесь вы и не такое увидите!

Из царства мертвых...

A Vampyre Story — наследница незабвенных шедевров Grim Fandango и The Curse of Monkey Island. Старые рисованные квесты до сих пор считаются эталоном качества, но главенствуют в них отнюдь не юмор или атмосфера, а нечто куда более важное: душа. Хрупкая субстанция, искусно ограненная художниками и сценаристами, — залог успеха минувших лет и предмет ностальгии нескольких поколений. Достигнуть уровня мэтров — значит увековечить свое имя в пантеоне славы.

За званием легенды гнались многие, но стали ею лишь единицы, не обремененные самодовольством и алчностью. Да, Золотой Шар по достоинству вознаграждает просящих. Двадцать первый век принес пока лишь одну культовую фигуру (в жанре квестов, разумеется) — Бенуа Сокаля. И единственный шедевр — Syberia.

Нет, есть, конечно, и еще замечательные игры, та же Runaway, к примеру. Но все они немного не дотягивают. А старая гвардия удрученно качает головой, цитируя Станиславского, и поминает слова со страниц сайта Old Man Murray: «Кто убил квесты? Очевидно, они совершили самоубийство».

Но мир — не без добрых людей и мудрых учителей. Билл Тиллер (Bill Tiller) и Билл Икен (Bill Eaken), бывшие сотрудники LucasArts, решили преподать урок молодым, создали свою студию и принялись за работу. Без малого четыре года они трудились над дебютным проектом Autumn Moon Entertainment, обещавшим стать чудесным подарком ценителям жанра. Получилось?

...в царство вампиров

Когда большинство людей слышит слово «вампир», они тут же воображают себе монструозную нежить, которая бегает в ночи, пытаясь выпить человеческой крови...

«Лунный свет»

Несомненно. A Vampyre Story — редкий гость на улице квестов, пропитанный романтикой некромантии Тима Бертона (Tim Burton) и созданный профессиональными художниками, не пожалевшими ни времени, ни сил.

Это и есть главные герои. Согласитесь, очаровательная парочка.

Это интересно: вы не задавались вопросом, почему, собственно, vampyre, а не традиционно принятое vampire? Так вот, это дань памяти первому рассказу о кровососах, The Vampyre Джона Уильяма Полидори, опубликованному в 1819 году.

Действие переносит нас в 1895 год; в центре событий — прима парижской оперы Мона де Лафитт (Mona de Lafitte), против воли обращенная в вампира и увезенная в Драксильванию (Draxsylvania), в фамильный замок клыкастой четы фон Киферов. Последний из династии, барон Шрауди фон Кифер (Shrowdy von Kiefer), воспылал к девушке любовью и не придумал ничего лучше, как заточить ее в одной из башен готического «особняка». Он выстроил для нее мини-театр и роскошную опочивальню, окружил лаской и заботой, но боится сознаться, что теперь Мона — дитя ночи.

Меж тем она продолжает наивно думать, что пьет редкий сорт вина, и упрямо именует гроб кроватью. Наставить «дитя» на путь истинный всячески пытается верный спутник, летучий мышь Фродерик (Froderick), колкий и остроумный, до боли напоминающий кролика Макса из Sam & Max.

К счастью, во время одной из вылазок Шрауди убивают охотники на вампиров, и у Моны наконец появляется шанс вернуться в Париж. Но уже дважды мертвый упырь, теперь превратившийся в призрака, не разделяет ее взглядов и пытается остановить возлюбленную.

А вот и главный злодей: лицо жуткое, а глаза как у тихого маньяка.

Милая завязка влечет за собой веселые приключения и нескончаемую череду запоминающихся встреч. Каждый персонаж — личность, со своими взглядами на жизнь и персональным отношением к Моне. Каждый уникален не только внешне, но и манерой поведения и спецификой разговора. Горгулья уныла и груба, в штыки воспринимает любой юмор, кроме собственного. Сицилийские крысы суть мафиози, создавшие империю в канализационной системе замка, и общаются они посредством фраз, знакомых по «Крестному отцу» и «Однажды в Америке». Один из констеблей не может выйти из тени брата и мечтает о славе героя. А судьбе несчастного озерного монстра не посочувствует только изверг.

Безусловно, ярчайший образ — это Фродерик. Этот мелкий поганец не упускает ни единого момента, чтобы вставить едкий комментарий. Если Мона разговаривает с кем-то, он перебьет и отпустит колкость по поводу собеседника. Если девушка что-то осматривает, она непременно услышит о своем интеллекте или об альтернативном применении предмета. Местами, конечно, звучат заезженные шутки вроде «Они убили кролика! Сволочи!», но это — единичные случаи.

Осмеяли все, что только могли: политику, современное телевидение, кинематограф, бредовые книги, ролевые игры, второсортные ужасы, псевдосерьезность некоторых квестов и многое другое. Получилось здорово, но весьма специфично — не каждый оценит юмор A Vampyre Story, сочтя его детским или глупым. А зря, иногда нужно читать и между строк.

В основном, все комичные ситуации возникают во время бесед, и лишь в редких случаях — благодаря окружению. Так, напротив стойла в деревне есть два снеговика. И вроде ничего примечательного в них нет, вот только в руке одного — осиновый кол, а на лице другого — гримаса ужаса, с проступающими клыками. Ох уж эти детки!

Поговорим?

Я дам тебе выбор, которого у меня никогда не было.

«Интервью с вампиром»

Диалоги  — еще один приятный сюрприз A Vampyre Story. Почти каждая фраза Моны получает продолжение от Фродерика, а общение с другими персонажами превращается в длинную дискуссию, наполненную юмором и многочисленными аллюзиями. Шутят не только герои, но и разработчики, периодически подсовывая нам курьезные варианты ответов. Так, можно с энтузиазмом принять предложение женщины легкого поведения, которая предлагает Моне украсить и без того пестрые ряды служительниц древней профессии. Мгновенный писк летучей мыши гарантирован.

Для полного осознания происходящего лучше всего постепенно использовать все варианты диалога. Так вы узнаете и полезную информацию, и историю персонажей, поймете их отношение к Моне и, возможно, к вампирам в целом. Советую внимательно слушать (или читать субтитры — кому как удобнее), иначе можете пропустить некоторые важные моменты. Например, слова констебля о том, что он хотел бы спасти ребенка, возымеют влияние на одну из сцен. Хотя если вы решите быстро перекинуться словами, то, вместо шести-семи реплик и пары-тройки исходящих от них, можете ограничиться двумя-тремя основными.

Диалоги озвучены очень хорошо. Их прелесть — в живости интонаций и разнообразии акцентов. Мона — француженка, и говор у нее соответствующий. Шрауди лепечет то ли с румынским, то ли с немецким акцентом. И, естественно, нашлось место для американского наречия — его носительница переехала из Нью-Джерси в деревню и безумно скучает по мыльным операм.

Все действо проходит под ненавязчивые фоновые композиции, сменяющие друг друга в зависимости от локаций и происходящего на экране. Тут проскальзывают и пародийные нотки из классических фильмов ужасов, и забавные быстрые мелодии, и музыка, напоминающая о «Трупе невесты» или «Кошмаре перед Рождеством» уже наверняка икающего Тима Бертона.

Яркая палитра

Я была в земле так долго, что почти забыла, как прекрасен лунный свет.

«Труп невесты»

Но, безусловно, главный козырь A Vampyre Story — графика. Игра создана, в первую очередь, талантливыми художниками. И это заметно: тщательно, с любовью нарисованные декорации вызывают приступ ностальгии, от которой не хочется избавляться — настолько завораживающе смотрится Драксильвания. Ничего качественно-похожего среди современных квестов не найти, и этим история Моны уникальна.

Художники, рисовавшие A Vampyre Story, воистину талантливейшие люди.

Персонажи трехмерны, но требовать от них уровня детализации Crysis — все равно что просить африканца сплясать чукотский народный танец. Модели героев весьма симпатичны, анимация — хороша. Вампирша ходит медленно, грациозно, покачивая бедрами, а Фродерик в образе маленькой девочки неуклюж и очень мил. При этом гротеск образов проявляется не только в диалогах, но и внешне — и это еще один большой плюс.

Двух похожих локаций не найти, внимание уделено каждой мелочи: на некоторых стенах нарисованы граффити (самое запоминающееся — «Здесь был Санта» в дымоходе магазина), а на дверях деревенских домов висит чеснок и распятия. Казалось бы, мелочи, но они замечательно вписываются в общую атмосферу.

Сам игровой процесс использует классическую схему: собираем предметы, выполняем задания, решаем головоломки, общаемся с персонажами. Моне предстоит изучить все закоулки замка и деревни, а для того, чтобы попасть в труднодоступные места (камины, дымоходы, колодцы), — превратиться в летучую мышь. Сюжет достаточно предсказуем, однако хорош, задания интересны, но...

Вот это самое «но» и не позволило присудить A Vampyre Story корону. Во-первых, головоломки не всегда логичны. Иногда, решив очередную задачу методом проб и ошибок и взглянув на результат, задаешься вопросом: «Какого черта?» Да и пробежки по одним и тем же местам в поисках нужного винтика быстро приедаются. Во-вторых, в игру закралось несколько досадных ошибок, и без патча ее не пройти (к счастью, он появился через пару дней после релиза). И в-третьих, сюжетная линия слишком коротка. Разработчики выкрутились, заявив, что делают трилогию, но от четырех лет работы все-таки хотелось получить большего, нежели десять часов прохождения. Впрочем, даже они вызывают более чем достаточно вопросов, так что перейдем к ответам.

Введение

Прежде всего, разберемся с управлением. По нажатию левой кнопки мыши на экране появляются четыре действия, которые может выполнить Мона: осмотреть (глаз), использовать (рука), заговорить (губы), превратиться в летучую мышь (собственно летучая мышь). Чтобы мини-меню подольше задержалось, зажмите и не отпускайте кнопку.

Вот так выглядит меню действий Моны.

Объектов для анализа и эксплуатации здесь не в пример больше, чем в других квестах: гобелены, настенные рисунки, парфюмерия, архитектура, кухонная утварь, пыточные средства, заметки, холодное оружие и прочая атрибутика повседневной жизни XIX века. Обследование локаций заметно упрощает волшебная кнопка Tab, нажав которую вы подсветите все активные объекты на уровне.

Правая кнопка мыши вызывает инвентарь, представленный... гробом. Довольно необычно, но отлично вписывается в общий антураж. В его левом верхнем углу расположилась мордашка Фродерика — отсюда с ним можно заговорить или попросить о помощи, скомбинировав с каким-либо предметом.

Как и всякая девушка, Мона не в состоянии таскать на горбу кучу тяжестей и ненужных вещей, поэтому она запоминает их местоположение. При этом в инвентаре появляется полупрозрачная картинка объекта, подсвеченная синим цветом. Когда придет время, Мона и Фродерик вернутся за ним. Ну а легкие вещи (парфюм, еда, игрушки и т.п.) прекрасно помещаются в карманах вампирши.

Еще один немаловажный момент — девушка передвигается крайне медленно, и это порядком раздражает. Если хотите, чтобы она скорее попала в пункт назначения, сначала укажите его (клацнув мышкой), а потом нажмите пробел — Мона мгновенно окажется там. Эта же кнопка способствует ускорению диалогов и пропуску роликов. А чтобы наша подопечная быстрее попала на другую локацию, нажимайте правую кнопку мыши всякий раз, когда появится красная стрелка.

Ну вот, теперь, когда мы разобрались с интерфейсом и управлением, можно смело начинать путешествие по Драксильвании.

Так подсвечиваются предметы при нажатии табулятора.

Инвентарь довольно необычен...

Часть I. Побег

Пролог

Местные охотники на вампиров. Интеллект налицо.

Драксильвания, 1895 год. Из одинокого замка посреди озера Варг доносится мелодичное женское пение. Кто это? Мона де Лафитт, в прошлом — звезда парижской оперы, а ныне — узница барона Шрауди фон Кифера, обращенная им в вампира. Ухажер делает все для своей избранницы и ни в чем не отказывает. Например, недавно он построил оперную сцену в одном из холлов замка. Новинка пришлась по душе капризной девушке, вот только любовь не купишь, и несчастный Шрауди по-прежнему слышит в свой адрес «зануда» и «унылый идиот» вместо «любимый».

Впрочем, за бароном водится один грешок, который Мона вряд ли простила бы ему, если бы узнала. Но ведь она так наивна и чиста, что вряд ли догадается о своей новой сущности. Разве что ей в этом помогут... Кто? Ее маленький друг и вечный спутник, летучая мышь Фродерик, не в меру умное и колкое существо. Но пока не открылась истина, остается выполнять ее прихоти, выслушивать истерики и поить кровью, которую с подачи Шрауди Мона считает вином...

...В тот вечер фон Кифер отправился на охоту. «Легкая добыча», — подумал он при виде монаха. «Какая редкая удача!» — подумал монах и проткнул вампира осиновым колом. «Ну наконец-то!» — в один голос воскликнули Мона и Фродерик, увидев разыгравшуюся драму из окон башни, и устремились к выходу. Жаль, что они не заметили, как Шрауди превратился в призрака...

На заметку: чтобы узнать историю девушки и то, как она попала в лапы коварного вампира, не пропускайте вступительный ролик. Когда видео закончится, из темноты появится книга, страницы которой пестрят ключевыми ситуациями из жизни Моны.

Заперто!

Безоблачный побег окончился неудачей, не успев толком начаться: дверь, ведущая в другую часть замка, оказалась закрытой. Наблюдательная вампирша видела, как одна из горгулий на мосту дала Шрауди ключ, отпирающий замок. Но какая из семи?! Попытки завести разговор проваливаются — каменные истуканы не намерены выдавать свои секреты. Что ж, им же хуже...

Мона возвращается в свою башню и осматривает центральный зал — вроде ничего не пропало, но и нового не появилось. Вот только почему она раньше не замечала меч справа на стене? Надо обязательно запомнить, что он здесь, — вдруг пригодится. Да и герб фон Киферов над входом тоже может оказаться полезным. Ладно, пора наверх, в свои покои.

В спальне Мона замечает одну странность — все зеркала занавешены рисунками Шрауди. Фродерик советует не трогать их: он уверен, что девушке не понравится отражение. Точнее, его отсутствие. Впрочем, на тумбочке под зеркалом нашлись две жизненно важные женские вещи: флакон духов и масло для тела. Из клетки справа Мона берет корм для своего любимца — орехи и фрукты. А что у нас в другом углу? Целая коллекция ваз... ну, почти ваз — урн с прахом бывших мужей мамаши Шрауди. Да, и эту «братскую могилу» не мешало бы запомнить.

Какая чудесная кровать... Однако девушка совсем не хочет спать, наоборот, она привыкла вставать поздно. А вот под ложем стоит бутылочка духов. Она нужна, чтобы наполнять флакон, когда тот опустеет. И, естественно, незамедлительно отправляется в карман вампирши.

Взгляд Моны падает на сундук старых игрушек Шрауди — среди них есть такие милые детские часы, ну как не взять их! Вот теперь в спальне точно нечего делать, можно и на балкон выйти, подышать свежим воздухом.

Снегопад, луна, прекрасный вид — все это располагает к дружеской беседе, и девушка заводит разговор с Фродериком...

Прекрасный вид на озеро, да и цветочки симпатичны.

На заметку: чтобы заговорить с маленьким спутником, откройте инвентарь, нажмите на его мордочку левой кнопкой мыши и выберите в настройках диалог.

О, а что это справа? Неужели клумбу засыпало снегом? Нужно немедленно очистить ее! Как Мона и ожидала, под снегом ютились крохотные ростки белладонны. «Кстати, отличное место, чтобы отдать последнюю дань мужу баронессы фон Кифер», — решила девушка и высыпала прах из урны в клумбу. Ничего, правда, не произошло, зато на душе полегчало.

Снова спустившись в зал, Мона задумалась, куда пойти: направо — к театру, или налево  — в пыточную? Как ни странно, при сложившихся обстоятельствах последний вариант подходил лучше.

При входе стало окончательно ясно, куда попала девушка: молотильня, кандалы, щипцы, булава... На всякий случай Мона запоминает ее. Пройдя в конец зала, она обнаруживает несколько гробов, один из которых принадлежит ей, — правда, вампирша предпочитает именовать его кроватью. А вот хозяин второго — Шрауди... черт, они спали в одной комнате! Девушка отмечает свой гроб галочкой «нужен» и пытается открыть «кровать» ухажера, но безуспешно — на ней кодовый замок из трех цифр. Кто бы мог помочь? Живых вроде нет — безголовое тело явно бесполезно. А что, если попробовать заговорить с железной девой? Как неожиданно, но она живая! Мало этого, внутри нее кто-то заточен и все время бубнит.

Дева просит по-дружески называть ее Барб и делится своей историей, заодно рассказывая темные подробности жизни баронессы фон Кифер, и упоминает ее секретную лабораторию под библиотекой. Что до кода, то она отнюдь не лучший помощник — обзор не слишком хороший — и говорит только первую цифру: ноль. Правда, ситуация не безвыходная: есть еще одно существо, способное помочь, — горгулья напротив по имени Оззи. Но он не может говорить — из его рта бьет фонтан. Надо как-то его остановить...

Возможно, помогут крысы рядом с Барб — это их красные глазенки светятся в темноте. Таки да, сицилийские грызуны контролируют всю канализационную систему в замке, но, как и всякие мафиози, они и пальцем не пошевелят просто так. У ребят две проблемы: нехватка еды из-за кошки и собственно кошка. За решение первой трудности они перекроют воду, за устранение второй — подскажут, как пройти в лабораторию.

К счастью, еда не проблема, ведь девушка прихватила кое-что из клетки Фродерика. Теперь крысы довольны, и можно поговорить с Оззи. Он стар и страдает склерозом, но вспоминает последние две цифры пароля — три и семь. Пора взглянуть, что прятал Шрауди... Что, под подушкой только газета?! А это что такое?! Фото обнаженной Моны?! Что за безобразие?! «Черт с ним!» — думает вампирша и спускается в темницу, вход в которую прямо под дверью пыточной.

Кости, кандалы, надписи на стенах — все как обычно. А вот факел может понадобиться. И что это за яма? Нужно открыть ее, но решетка слишком стара и никак не поддается. Надо бы смазать петли. Правда, придется расстаться с кремом для тела, но чем только не пожертвуешь ради свободы. Жаль, что тюбика хватило лишь на одну петлю. Надо бы раздобыть еще чего-нибудь жидкого... Как насчет природного лосьона из оставшихся фруктов и орехов? Помнится, рядом с безголовым было кресло с зажимами — как раз сгодится! Мона выжимает масло, наполняет им пустую бутылку, возвращается к решетке, смазывает вторую петлю, открывает и... о господи, как же воняет! Да еще и темно! Девушка зажигает факел и кидает его вниз. Глазам неразлучной парочки предстают человеческие останки. Пока об этом жутком месте стоит забыть: Фродерик наотрез отказывается спускаться.

Ворон Эдгар — интересный и образованный собеседник.

Самое время вернуться на мост между башнями и преподать урок горгульям. Мона разносит все статуи булавой, но последняя ловко увертывается (при этом оружие падает в озеро, прямо на голову монстру). Ее (точнее его) зовут Руфус, он и есть хранитель ключа. Только какой-то слишком злобный и унылый, да и ключ отдавать не хочет — только и жалуется на грязь да ворона Эдгара, живущего наверху и все время попадающего в него своими... ну, вы поняли.

А что, это идея... Мона превращается в летучую мышь и взлетает на крышу башни. Новый знакомец — исключительно чистоплотная и образованная птица, страдающая от нехватки новостей. Впрочем, эта проблема решаема — девушка отдает ворону газету, найденную в гробу Шрауди. Эдгар очень рад и взамен согласен на любое условие. «Отлично, тогда не будешь ли ты так любезен одолжить одну из своих прищепок?»  — интересуется Фродерик и снимает ее с веревки.

Кажется, путь в яму в темнице открыт. Вернувшись в подземелье и нацепив прищепку Фродерику на нос, Мона отправляет его вниз. После длительных поисков летучий мышь выволакивает на поверхность трупное мясо и брезгливо ругается.

Пора обратно к Эдгару — запустить механизм мести! Для начала вампирша угощает пернатого мясом и дожидается, когда он испражнится. Как и следовало ожидать, горгулья перелетает на другое место. Какая ирония, прямо над ней возвышается статуя! Это судьба! «Нужен рычаг», — думает Мона и вспоминает о клинке из главного зала. Сработало! Скульптура приземляется точно на Руфуса, и от него остается одна голова. Спустившись вниз, девушка и ее напарник начинают угрожать «колобку»; делать нечего — он отдает ключ от башни. Ура! Вампирша и Фродерик мчатся вниз по лестнице, в доки... свобода уже близка...

Почти сбежали

...и опять так далека! Из замка можно только уплыть, а весла отобрал призрак Шрауди. Он держит их в форме распятия, и Мона не может не то что притронуться, но и даже взглянуть на них. Ладно, придется искать другой путь.

Вот гаденыш! Из-за него надо тратить еще несколько часов, наворачивая круги по замку.

Девушка возвращается обратно в башню и попадает в обеденный зал. Она подходит к столу и берет оттуда нож и трубочку, торчащую из чашки. Интересно, а что справа по коридору?

О, да это же кухня! Здесь так много специй и приправ, что глаза разбегаются! А при входе стоит огромный шкаф с кошачьим кормом. Кошка?.. Да, крысы упоминали ненавистное животное и просили «позаботиться» о нем. Убить несчастного котенка? Нет, это ужасно! Но... так, для начала все-таки надо позвать Пайвэкет (так зовут кошку).

Это интересно: Пайвэкет (Pyewacket) — имя одного из приживалов колдуньи из Эссекса. Охоту на женщину и ее спутников устроил знаменитый охотник на ведьм, Мэтью Хопкинс. Позже он описал инцидент в памфлете «Разоблачение ведьм», изданном в 1647 году.

В конце кухни Мона замечает миску и странную открывалку в форме демона. Она берет из шкафа банку с кормом, открывает ее и высыпает содержимое в тарелку. Из дыры в стене мигом выскакивает сиамская кошка, обнюхивает еду, брезгливо фыркает и залезает обратно в нору. Ну конечно, она ведь породистая и нуждается в особом корме! Вампирша возвращается к шкафу и берет провизию для сиамских кошек. Повторяет эксперимент и — вуаля! — теперь перед ней милое создание, с довольной мордой уплетающее ужин. Мона беседует с Пайвэкет — оказывается, зверушка много знает, значит, убивать ее не надо. Да и жалко кошку: с тех пор как пропала баронесса, ее не кормят — приходится охотиться на крыс. Эврика! Грызуны ведь не просили скальп в подтверждение выполнения «заказа» — они решили ограничиться ошейником. А что, если аккуратно срезать его с шеи животного?

Сказано — сделано, и вот уже Мона снова в пыточной, общается с крысами. Они рады «кончине» врага и рассказывают, что в секретную лабораторию можно попасть, найдя две определенные книги на стеллажах библиотеки. Девушка возвращается в обеденный зал и поднимается по лестнице.

Зайдя в библиотеку, она с интересом осматривается. Внимание привлекает письменный стол. Слева лежит цветной карандаш, а справа — незаконченный рисунок тритона. Интересно, кто оставил его здесь? Впрочем, неважно; девушка проходит к книжным полкам в поисках книг, о которых говорили сицилийские грызуны.

На заметку: когда красноглазая компашка расскажет о двух томах, они появятся в инвентаре. Чтобы использовать, просто выберите их и наведите на стеллаж.

Вот черт! Обманщики! Ну что тут скажешь — чистой воды крысы... А это что на столике рядом со шкафом? Какой-то список, но видно очень плохо — надо бы навести надпись. Тут находится применение карандашу, и на бумаге отчетливо проступают четыре названия: A Teen Campers Guide to Crystal Lake, Draxsylvania on 2 Pints a Day, The Dark Night Returns и Sharpening your Fangs: A Parent’s Guide to Raising the Perfect Vampire.

«Это — книги. Ради интереса стоит поискать их на полках», — решает Мона и принимается за дело. Результаты ничего не приносят, но она замечает одну деталь: на каждом томе стоит особый значок. Она запоминает их и покидает библиотеку, обдумывая план мести крысам.

Так-так, Пайвэкет говорила, что страдает от голода? Надо бы помочь ей. Мона возвращается на кухню, и кошка рассказывает, что уже давно не спит в ожидании грызунов. «Отличный шанс поквитаться!» — с этой мыслью вампирша идет в темницу и расспрашивает крыс, когда они собираются выбраться на кухню. Как и любые мафиози, они очень подозрительны, и Мона ссылается на то, что хочет оставить им угощение. Купились!

Пайвэкет рада, что может немного вздремнуть перед охотой, и в благодарность советует девушке переставить две книги, чтобы попасть в лабораторию. Мона так и делает: один из стеллажей отъезжает в сторону, открывая тайный ход. Ну, с богом!

В царстве колб и пробирок

...огромная пещера освещена множеством огней, а внизу течет мутноватая зеленая жижа. Фродерик не в восторге от места, но с плеча хозяйки все равно не слазит. Вместе они переходят мост и оказываются в середине лаборатории. Это ее сердце: здесь куча склянок, приборов, ингредиентов.

Довольно красивый водопад в лаборатории баронессы фон Кифер.

Мона тщательно все осматривает и натыкается на статую чертенка с кодовым замком на животе. Кажется, он отключает водопад сверху. На шифре расположены три кольца непонятных символов и круг разноцветных камней. Стоп! Да ведь эти значки точь-в-точь повторяют рисунки из книг! «Ну-ка попробуем...» — и девушка начинает подбирать комбинацию:

  • В круге камней прокручивает изумруд вверх (A Teen Campers Guide to Crystal Lake).
  • В наружном кольце наверху оказывается спираль (Draxsylvania on 2 Pints a Day).
  • В следующем — полумесяц со звездой (The Dark Night Returns).
  • Ну и в последнем — значок Z (Sharpening your Fangs: A Parent’s Guide to Raising the Perfect Vampire).

Резкий звук, гул — и водопад останавливается! На его месте стоит подставка с древней книгой. Мона читает ее. Фолиант выполнен довольно причудливо и пестрит иллюстрациями, одну из которых расшифровывает Фродерик. В ней скрыт рецепт создания голема: смешать в хрустальном пузырьке цветок белладонны, кость убитой девственницы, дыхание горгульи и глаз тритона и нанести на каменную или земляную статую. Занятная формула, но где найти изваяние? Тут Мона припоминает, что в пыточной было безголовое тело и кто-то (кажется, Барб) говорил, что оно принадлежало голему. Эх, приделать бы ему голову, да только чью? И опять девушку осеняет: Руфус же теперь «колобок»! Что, если вернуть ему тело? Наверняка он поможет одолеть Шрауди и забрать весла!

Но всему свое время, а сейчас Мона замечает доску, исписанную странными закорючками. «Это формула органической кислоты», — подсказывает Фродерик. Состав ингредиентов невелик, но весьма запутан:

  • Три пробирки — пурпурное сердце, зеленый клевер и оранжевый изумруд.
  • 1/3 демонических соплей, 1/3 цветного напитка, 1/3 цветного напитка.
  • Вначале охладить, затем нагреть, затем охладить.
  • Дождаться появления розоватого оттенка.
  • Вскипятить в керамическом котле, пока варево не станет ярко-красным, — используйте демонический жар.

Так, с чего бы начать? Наверное, голем важнее, но прежде девушка до конца осматривает лабораторию. Здесь есть котел, холодильник, странной формы подставка для колб, три склянки с изображением карточных мастей — черв, треф и бубен. «Пожалуй, запомню, что они тут», — решает Мона и переключается на содержимое холодильника. Оттуда она берет шотландское чудотворное удобрение для быстрого роста растений, по банке желтой, синей и диетической красной газировки, а еще обращает внимание на глыбу льда.

Теперь девушка отправляется за ингредиентами зелья. В первую очередь возвращается в библиотеку и аккуратно вырезает бумажный глаз тритона. Затем идет на мост — нужно разжиться дыханием Руфуса. По пути Мона останавливается в обеденном зале, чтобы насыпать сахар в красную газировку, — негоже напитку быть диетическим!

Наконец придя на мост, она получает от горгульи отказ в помощи, да и дыхнуть колобку некуда. Хотя почему? Нужно просто вылить духи из флакона. Например, на Инки, озерного монстра, он как раз воняет.

Это интересно: Инки — говорящее имя. С английского слово inky переводится как «чернильный». И правда, чудовище черное как смоль.

Ну вот, теперь он благоухает, хоть и не в восторге от аромата. Пора разобраться с Руфусом. Не хотел дышать? А что он скажет с прищепкой на носу?! Мона наклоняется и подносит хрустальный флакон к голове горгульи, но та лишь изредка выдыхает воздух и мигом набирает его. Впрочем, одного выдоха девушке достаточно. Теперь, когда в колбе есть один ингредиент, можно отправить туда и глаз тритона.

Ну же, дыши, зараза!

Вспомнив о ростках белладонны на клумбе своего балкона, Мона направляется туда. Но вот беда: растения еще слишком малы. Что ж, холодильник подарил нам замечательную вещь — шотландское чудотворное удобрение. Белладонна вырастает в считанные секунды, а вампирша с радостью отправляет ее во флакон.

Остался последний ингредиент — кость убитой девственницы. Но где ее взять? В лаборатории был еще и второй мост, из середины пещеры. Надо проверить, куда он ведет, — вдруг еще одна темница?..

...таки да! Мона входит в мрачное помещение и видит скелет в дальнем конце зала, но приблизиться к нему не может — трап над зеленой жижей поднят, а рычаг сломан. Надпись рядом подтверждает, что здесь некогда содержалась девственница. Да, это то, что нужно! Но как попасть на другую сторону?! Наверное, стоит полить подпорки моста кислотой.

Мона начинает возню с пурпурным сердцем, зеленым клевером и оранжевым изумрудом. Она прекрасно понимает, что в инструкции подразумеваются склянки на одном из столов лаборатории — те, на которых изображены карточные масти. Их нужно наполнить субстанцией соответствующего цвета.

Для начала Мона разбирается с пурпурной червой. Она подставляет колбу под необычный кран, откуда текут демонические сопли (так вот что это за жидкость окружает лабораторию!). Отлично, зеленый есть. Девушка добавляет сначала красной газировки, затем — синей. Ну вот, в колбе пурпурная жижа.

Теперь вампирша корпит над получением оранжевой бубны. Она снова подставляет колбу под кран, потом доливает красную и желтую газировку. Сделано.

Осталось придумать что-то с зеленой трефой. По традиции Мона набирает колбу соплей и добавляет туда синюю, а затем желтую воду. Отлично, дело за малым.

Девушка берет склянки и несет их к котлу. В рецепте сказано: сначала охладить, затем разогреть и опять охладить. Что-то не вяжется... хотя, может, речь идет о цветах — холодные и теплые оттенки? Точно! Мона выливает в котел пурпурный раствор, потом оранжевый и наконец зеленый. Все это превращается в пузырящуюся розовую смесь. Вампирша забирает котел, наполняет оставшуюся колбу все теми же злосчастными соплями (а вдруг пригодится?) и идет на кухню в поисках очага.

Найдя теплую печь, она ставит на нее котелок. Ничего не происходит. А если выплеснуть в огонь содержимое колбы?.. Яркая вспышка озаряет кухню и чуть не подпаливает Фродерика. Ну а ярко-красная кислота готова. Пора вернуться к скелету.

Баньши, а баньши, ну уйди по-хорошему!

Мона превращается в летучую мышь и выливает смесь на подпорки. Мост немедленно падает, и девушка подходит к костям. Откуда ни возьмись появляется баньши и начинает дико орать. Вампирша шарахается в сторону, но заводит разговор с хозяйкой костей.

Когда-то эту особу пригласила в гости баронесса фон Кифер, и вот чем обернулся ее приезд. Прежде чем попасть в замок, девушка влюбилась в некоего Вильгельма и ждет, что он придет на рассвете и спасет ее. Рассвет? Мона бежит в театр.

На заметку: в театр можно попасть и из лаборатории. Выйдя из темницы, обратите внимание, что над входом в нее есть еще один лаз. Зайдя внутрь, вампирша оказывается за кулисами сцены.

Мисс де Лафитт решает вырезать кусок декорации восхода и повесить его за окнами камеры. Однако рычаги управления сломаны. Во всем виноват неряха Фродерик: он плотно пообедал над механизмом и засорил его крошками. Теперь придется доесть остатки. Мона всовывает ему в рот найденную ранее трубочку и заставляет вытащить объедки. Мышь, пыхтя, выполняет требование. Теперь осталось повесить на сцене декорацию рассвета. «Легко!» — думает Мона и начинает дергать рычаги.

Это важно: зачастую комбинация разнится, так что запомните, главное в итоге получить рисунок как на картинке рядышком.

Именно этот пейзаж вы должны получить.

Дело сделано, и вампирша вероломно вырезает пейзаж. С хитрой ухмылкой она возвращается к баньши и шепотом просит Фродерика прикрепить декорацию за окном. Мыша нет довольно долго, но в конце концов он возвращается, и Мона сообщает призраку о наступлении рассвета. Та почему-то не верит. Как бы еще изощриться?! Может, крик петуха для полноты картины нужен?

В начале своего путешествия вампирша нашла детские часы в коробке Шрауди. Осталось перевести стрелку на значок петуха, всучить Фродерику и отправить его за окно, чтобы там он включил игрушку.

Подействовало! Баньши решила, что возлюбленный прискакал за ней, и испарилась. А Мона подобрала недостающий ингредиент и положила его в хрустальный флакон.

Теперь надо забрать голову Руфуса и принести ее в пыточную. Здесь пригодится герб фон Киферов из центрального зала: мадемуазель де Лафитт аккуратно заворачивает в него останки горгульи и прикладывает к телу. Затем брызгает получившейся смесью, и голова чудесным образом срастается с туловищем. Правда, бубнить все равно не прекращает. Ну, зато может помочь девушке справиться с Шрауди.

Мона и Фродерик спускаются в доки и наблюдают за сражением. Руфус прогоняет призрака, но падает в озеро и ломает лодку. Господи, какой неуклюжий идиот! Хорошо хоть гроб всегда под рукой. В прямом смысле: вампирша спускает на воду свою «кровать».

И вот, когда она уже почти причалила к другому берегу, дорогу преграждает Инки. Помня его реакцию на духи, она снова пускает их в действие. Но безрезультатно. Хм, может, запустить в него чем-нибудь тяжелым? Глыбой льда, например? Одна как раз завалялась в холодильнике — наконец-то ей нашлось применение! Мона возвращается в замок, берет лед и запускает им в Инки. Путь свободен, а долгожданный побег состоялся. Мисс де Лафитт покидает бывшую тюрьму, даже не обернувшись. И правильно, никаких хороших воспоминаний там не осталось.

Пыточная комната и голем с головой Руфуса — то еще зрелище!

Оказывается, в средние века гроб был излюбленным видом транспорта молодежи.

1 2 Все
Комментарии
Загрузка комментариев