Игра в материале
Spec Ops: The Line
8Рейтинг
Игромании
8.4Рейтинг
игроков
PC   PS3   X360   Mac
Жанр: Боевик, Боевик от третьего лица
Мультиплеер:  Интернет, локальная сеть (8-16)
Разработчик: Yager Development
Издатель: 2K Games
Издатель в России: СофтКлаб
Дата выхода: 29 июня 2012
Красное солнце пустыни. Spec Ops: The Line

Красное солнце пустыни. Spec Ops: The Line

Из первых рук — Красное солнце пустыни. Spec Ops: The Line
«…Герой бросает гранату, та неудачно отскакивает от элемента дорогой меблировки и детонирует прямо у стеклянной стены. То, что происходит дальше, лишает дара речи всех, включая пролетающих за окном птиц: вместе с осколками в зал вторгается, снося все на с
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Из первых рук
Красное солнце пустыни. Spec Ops: The Line

«Игромания» протирает глаза и изучает виртуальный Дубай в самом многообещающем тактическом шутере ближайших лет

ЧТО? Рестарт старейшей тактической серии, Spec Ops: The Line, с песком в качестве основного  геймдизайнерского инструмента.

ГДЕ? Берлин, офис Yager Development.

Современный тактический шутер переживает кризис самоидентификации. Совершенно очевидно, что времена, когда миллионы игроков по всему миру медитировали над планом штурма самолета в Tom Clancy’s Rainbow Six и возились с многоступенчатыми командами подчиненным, закончились: ни у кого нет на это времени (и большого желания). Некогда элитный жанр с переменным успехом пытается дружить со скриптами и декорациями, но результат скорее забавляет, чем поражает (см. Tom Clancy’s Rainbow Six: Vegas). Последний по-настоящему выдающийся тактический шутер по иронии судьбы сделал человек, которому в интернете приписывают авторство Spec Ops: The Line.

Четыре года назад Кен Ливайн, тогда еще худрук Irrational Games, придумал SWAT 4 доступный и одновременно хардкорный симулятор полицейского спецназа, где крик «на пол, твою мать!» являлся важнейшим инструментом сотрудника правоохранительных органов. Ливайн дал очень точный ответ на вопрос: каково главное отличие обычного шутера от тактического? Как оказалось — вовсе не ветвистое дерево команд, хотя оно там присутствовало, и не часы, проведенные над схемой здания. Тактический шутер от обычного отличает вариативность. Для того чтобы одна и та же сцена каждый раз игралась по-разному, вовсе не требуется городить километры пересеченной местности, тактика возможна и при штурме обычной трехкомнатной квартиры. Для этого нужен безупречный AI и возможность взаимодействия с декорациями. Всего-то ничего.

И то, и другое неожиданно обнаружилось в арсенале берлинской Yager Development (вы, возможно, помните их по умопомрачительно красивому экшену Yager 2003 года выпуска). 2K Games вспомнили, что у них в портфолио имеется серия Spec Ops, первая игра в которой (Spec Ops: Rangers Lead the Way, 1998) на пару с Tom Clancy’s Rainbow Six заложила основы серьезного тактического шутера образца девяностых. После Rangers Lead the Way вышло два относительно пристойных сиквела, а затем — забвение в бюджетном секторе. Spec Ops: The Line, к счастью, не имеет ничего общего ни с одной из предыдущих игр серии. Но у нее есть все шансы единолично сформировать представление о том, как должен выглядеть настоящий тактический шутер в XXI веке. 

Второе дно

Враги редко оказываются на одном с вами уровне: или над головой, или под ногами.

Презентация Spec Ops: The Line не предвещает ничего хорошего — игра открывается роскошной панорамой Дубая, душеспасительной речью безымянного американского полковника за кадром и троицей архетипических спецназовцев. В руках продюсера новая Spec Ops выглядит как холеный милитаристский, напрочь заскриптованный блокбастер, с помощью которого 2K Games пытаются потягаться с Call of Duty: Modern Warfare. Из полуразрушенного небоскреба валом начинают сыпаться противники, подстреленный снайпер эффектно пробивает телом стекло и ragdoll-куклой падает вниз, граната поднимает в воздух рой песка.

Единственное отличие от любого дорогого военного шутера — действие происходит от третьего лица, а вместе с вами по пятам бегают два напарника, которым можно отдавать простейшие контекстные команды вида «займи позицию» и «атакуй». Spec Ops: The Line выглядит как эффектный, набитый скриптами и абсолютно одноразовый аттракцион в духе Tom Clancy’s Rainbow Six: Vegas. Я мрачно думаю, как буду объяснять читателям о том, что под тактикой Yager (как и все) понимают набор примитивных указаний коллегам и возможность прильнуть спиной к укрытию.

Такие сцены в шутерах принято придерживать для постановочных кат-сцен. В The Line вы сами разыгрываете их на регулярной основе.

Но тут происходит кое-что интересное. Закончив презентацию, авторы приглашают прогуляться с ними по офису и посмотреть на технологию, на которой работает их игра. Первым слово берет технический отдел, руководитель которого выдает тираду, после которой у многих присутствующих в изумлении приоткрывается рот. Во-первых, программисты в Yager не изолированы, как в большинстве студий, в отдельный вольер (с табличкой «айтишников не кормить, не дразнить»), а тесно интегрированы в творческий процесс. Левел- и геймдизайнеры, продюсеры и художники сидят в одном помещении и, нарушая все мыслимые правила субординации и проектного менеджмента, ставят друг другу экспериментальные задачи и просят внести изменения.

Но это теория. На практике выясняется, что все, что мы только что видели во время презентации, — не скрипт, а результат работы сложнейшей AI-системы. «Как работает AI в большинстве современных шутеров? Это череда триггеров. Вы заходите за невидимую линию, срабатывает сигнал тревоги, и искусственный интеллект получает команду «атаковать». Вы с боем прорываетесь ближе, срабатывает еще один триггер, и AI получает команду «сблизиться». Между этими состояниями у ваших врагов есть два-три типа поведения, которые он чередует, — поясняет руководитель IT-отдела и тут же продолжает: — Но у нас все по-другому! Мы составили гигантское дерево поведения, которое определяет действия AI. Вы не думайте, что это какой-то прорыв, такое дерево есть у всех. Но у нас оно гораздо больше!» В этот момент на экране появляется ветвистая схема, похожая на генеалогию княжеского рода Рюриковичей: сотни ниспадающих последовательностей, в которых, кажется, невозможно разобраться. Директор поясняет: «Каждый пункт здесь — это фактор, принятый AI во внимание. Он анализирует все: вашу и свою диспозицию, свое и чужое оружие, время суток, видимость, слышимость и так далее. Более того, наша система позволяет в любую секунду поставить игру на паузу, кликнуть на NPC и посмотреть его персональное дерево — мы увидим последовательность решений, которая привела его в данную точку».

Такие сцены в шутерах принято придерживать для постановочных кат-сцен. В The Line вы сами разыгрываете их на регулярной основе.

Его трудно узнать, но Spec Ops: The Line работает на радикально модифицированном Unreal Engine.

Пока мы пытаемся спроецировать полученную информацию на увиденное десятью минутами раньше, на помощь подоспевает ведущий левелдизайнер, под локоть уводит нас к своему компьютеру и без лишних разговоров показывает лучший подход к проектированию уровней, который мы только видели.

Стройка века

На скриншотах не заметно, но Yager разработали для игры сложную систему отражений, которая просто необходима в игре про Дубай и стеклянные небоскребы.

Действие Spec Ops: The Line не просто происходит в Дубае. В качестве декораций выступает Дубай, который накрыла самая большая песчаная буря в истории человечества. Со всеми вытекающими последствиями: эвакуацией мирного населения, разрушенными небоскребами и волнами песка, которые сметают все на своем пути. Песок играет в The Line важнейшую роль. Yager разработали специальную технологию, благодаря которой песок  — это не просто гигантская полигональная масса, которая похрустывает у вас под ногами. В него проваливаются ноги солдат и ваших врагов, он липнет к одежде и лицу, скрипит на стекле, но самое главное: волна песка — это страшное оружие.

В качестве доказательства Yager запускают сцену перестрелки в холле гигантского небоскреба, одну из стеклянных стен которого подпирает огромный песчаный массив. Герой бросает гранату, та неудачно отскакивает от элемента дорогой меблировки и детонирует прямо у стеклянной стены. То, что происходит дальше, лишает дара речи всех, включая пролетающих за окном птиц: вместе с осколками в зал вторгается, снося все на своем пути, песчаная волна. Она сносит столы, стулья, врагов, хрустальную люстру, рояли. Глядя на наши шокированные физиономии, авторы добавляют: «Это, заметьте, никакой не скрипт, данной сцены просто могло не быть». Но, поверьте, именно подобными вещами вы будете заниматься в The Line: искать способ просыпать кому-нибудь на голову как можно больше песка, причинив при этом как можно больший ущерб окружающим декорациям (Yager буднично сообщают, что волна песка способна в реальном времени менять архитектуру уровня, крушить лестницы и целые этажи — технология позволяет).

Yager отдельно подчеркивают важность сюжета и персонажей в их игре. Есть надежда, что пресловутая «эволюция героев» не ограничится пятнами крови на моделях.

Определив Дубай в качестве места действия, Yager также в полкасания, что называется, на сдачу, продемонстрировали всем, как должен выглядеть пресловутый «вертикальный геймплей», который люди менее талантливые (см. Damnation) вот уже второй год пытаются записать себе в заслуги: «Из-за того, что вы входите в город после того, как его накрыл шторм, география и ландшафт Дубая сильно изменились. Игрок никогда не знает, сражается он на дюне или на крыше небоскреба, накрытого толщей песка». Такие открытия авторы предлагают совершать самостоятельно. В результате случайно брошенной гранаты может обнаружиться, что под вашими ногами все это время дожидалась своего часа стеклянная крыша небоскреба: в образовавшуюся дыру вместе с тонной песка с воем валятся враги. Но фокус в том, что в означенную дыру может свалиться и сам игрок. И это вовсе не будет означать, что его ждет мучительная смерть от перелома позвоночника.

Если высота относительно небольшая, то бой продолжится уже на нижнем этаже. Более того, пока ваши противники будут искать способ спуститься, их можно недвусмысленно пригласить вниз, расстреляв теперь уже потолок над своей головой. Тут возможны две ситуации: либо стекло прозрачное и противник видит вас внизу (и, соответственно, открывает ответный огонь себе под ноги), либо крыша плотно засыпана песком и вы находитесь в выигрышном положении. Во втором случае ориентироваться придется на шаги и нечеткие силуэты.

Авторы не распространяются на этот счет, но у ваших подчиненных будет своя специализация.

В это трудно поверить, но Spec Ops: The Line — современный шутер, в котором не фигурируют «плохие русские».

* * *

Закончив с показом технологии, Yager предлагают взглянуть на ту же самую демонстрацию еще раз, но теперь уже с пониманием происходящих внутри игры процессов. Эффект фантастический — немцы сделали то, над чем вот уже который год бьются создатели Medal of Honor (которые буквально в день нашего визита в Берлин объявили, что новая игра серии будет происходить в Афганистане двухтысячных), они сделали умный Modern Warfare. Картинка, качество исполнения, постановка и количество интересных ситуаций, возникающих на экране, явно намекают на то, что все происходящее — скрипт, постановка: запусти уровень еще раз, и ситуация повторится с точностью до секунды. Но нет — при повторном прохождении враги занимают совершенно другие позиции, стекло с толщей песка остается нетронутым.

При этом Yager отдельно подчеркивают, что у них тут не какой-нибудь помиссионный симулятор спецназа, в The Line — сложный сюжет, вдохновленный, на секундочку, фильмом «Апокалипсис сегодня» Френсиса Форда Копполы. Сюжет пока держится в тайне, известен только базовый синопсис: отряд из трех солдат отправляется в Дубай на поиски пропавшего американского генерала, которому, как выясняется, помощь не требуется — его армия держит разрушенный город под контролем. Yager отдельно и с большим удовольствием говорят об эволюции персонажей: со временем у них меняется внешний вид и тон, которым они реагируют на приказы.

Приказы — это, кстати, повод для отдельной ремарки. Дело в том, что ни одна другая команда в этой игре не звучит  одинаково. Если вы указываете своим подчиненным на машину, за которой надлежит спрятаться, герой произносит что-то вроде «вон там красный джип — за него!». И так везде: командир подробно описывает цели («сними снайпера на втором этаже, рядом с роялем»), интерьер («подорвите это стеклянную стену к хренам!») и вообще все, о чем он говорит. Сколько литров воды было выпито во время рекорд-сессий актеров — страшно представить.

Spec Ops: The Line сегодня видится главной надеждой всех, кто откровенно скучает в тактических шутерах начиная с середины двухтысячных. Если вынести за скобки потрясающую технологию поведения песка, тут, в общем, нет какого-то фантастического прорыва. Есть гениальный AI, потрясающая работа с материалом и комплексные, интересные уровни. То есть все, чего мы ждем от жанра последние несколько лет.

1 2 Все
Комментарии
Загрузка комментариев