Руководство и прохождение по "Wallace & Gromit’s Grand Adventures"

Руководство и прохождение по "Wallace & Gromit’s Grand Adventures"

Руководства — Руководство и прохождение по "Wallace & Gromit’s Grand Adventures"
Пчелы-переростки, подвальный курорт, опасный мошенник... Да, тяжелые выдались деньки. Но то, что случилось потом, — просто верх безумия! Вы любите гольф? Нет? Ну а в нашем городе его просто обожают. Настолько, что нам с хозяином пришлось бороться с членам
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства
Руководство и прохождение по 'Wallace & Gromit’s Grand Adventures'

Пчелы-переростки, подвальный курорт, опасный мошенник... Да, тяжелые выдались деньки. Но то, что случилось потом, — просто верх безумия! Вы любите гольф? Нет? Ну а в нашем городе его просто обожают. Настолько, что нам с хозяином пришлось бороться с членами элитного клуба за территорию Уэст-Уоллэби-стрит, которую они вознамерились превратить в игровое поле.

Episode 4 — The Bogey Man

Громит, вероятно, думает: «Ну что за идиот мой хозяин!»

Как обычно, ничто не предвещало беды. Ну, почти. Вчера Уоллес совершенно случайно сделал предложение нашей соседке, а проснувшись сегодня, решил, что это был всего лишь ночной кошмар. Как ужасно, когда самые плохие сны превращаются в реальность...

Особенно когда они красуются на обложке утренней газеты.

Причитания новоявленного жениха прервал майор Крам, который пришел просить о помощи. Что-то ему нужно было найти, а Уоллес, окрыленный победой над Монти Маззлом, решил открыть детективное агентство. Меня вежливо выдворили за дверь и отправили решать проблему с мисс Флит. Действительно, на кого же, как не на верного пса, взвалить свои невзгоды? Но прежде чем выйти из дома, я заглянул на кухню, взял ножницы со столика и вырезал фотографию Уоллеса из газеты — пускай не мозолит ему глаза. А еще прихватил один из его новых приборов, созданный для подслушивания через стены.

Выйдя на улицу, я стал свидетелем забавной картины: мисс Флит вышла встречать... мисс Флит. Та, вторая, в два раза старше нашей соседки, но сходство поразительное. Оказалось, это тетушка Фелисити, которая примчалась по первой же просьбе. Кто, если не старшее поколение, подскажет, что делать, как быть? Вот тетя и подсказала, сидя на кухне и выслушивая россказни мисс Флит о Уоллесе. Конечно, слух у меня отменный, но без прибора хозяина не обошлось.

Женщины сразу решили, что после брака — никакой науки, никаких изобретений. Ведь от всего этого такая грязь, столько мусора и проблем! Мне это не понравилось. Но хуже всего стало, когда прозвучали слова: «Что ж, благословляю вас...» Хорошо хоть не сдернул сразу же наушники, иначе не услышал бы «...если только он — не член пригородного гольф-клуба».

А вот это было зацепкой. Научить Уоллеса обращаться с клюшкой и попадать по мячу проще простого! Хотя нет... Из хозяина такой же спортсмен, как из мистера Панира — банан. Кстати, о мистере Панире. Когда я подошел к центральной площади, он оживленно беседовал о чем-то с констеблем. Оказалось, об этом самом клубе: владелец магазина был его членом и мог пригласить новенького. Диббинс тут же принялся его обрабатывать, но пока безрезультатно. Что ж, мой черед. Но как?

Он никогда не промахивается.

Ответ пришел почти сразу: нужно рассорить Панира с бобби, сыграть на преданности последнего делу. Он ведь так любит свой жетон и так гордится службой, что просто не сможет пройти мимо правонарушения. Даже если преступник — его друг. Идеальным вариантом оказалось подбросить в магазин грызуна — белку, например. Одна не в меру буйная как раз жила на дереве по соседству с нашим домом. Ну а приманить ее было несложно: на липкое арахисовое масло, которое завезли Паниру в огромном количестве.

Результат мне понравился. Вопли, крики — и вот уже констебль больше не претендует на место в гольф-клубе. Но это вовсе не означало, что приглашение получит Уоллес: нужно было придумать еще что-нибудь. И это «что-нибудь» должно было стать веским аргументом для игры в гольф на высшем уровне.

В раздумьях я подошел к газетному киоску; взгляд мой упал на спортивный журнал, на котором красовался до боли похожий на хозяина мужчина. А сверху подпись: «Новичок года». Эврика! Фотография, которую я вырезал ранее, встала на обложку как родная. Конечно, все приняли это за чистую монету и решили, что Уоллес — отличный игрок. Через час пришла посылка с формой и приглашением в клуб, а увидевшая это мисс Флит чуть не свалилась в обморок от ужаса.

Тайна, покрытая пылью

Найдите десять отличий.

Первый день на новом месте, что называется, не задался: после первого же удара по мячу приперся Диббинс и заявил, что раз у клуба нет отдельного поля для гольфа, то его нужно прикрыть в течение суток. Никто и глазом не повел: все разошлись заниматься своими делами, и только Уоллес отличился, предложив помощь.

Перед ним стояла нелегкая задача: найти старинный документ, который пропал лет эдак четыреста назад. Именно в этой бумаге хранились данные о местонахождении поля. Куда ее засунули? Тяжкий вопрос. Но три подсказки, которые хозяин обнаружил благодаря своему «Поисковику улик», должны были помочь в поисках.

Речь в них шла о трех ключах: фарфоровом, серебряном и золотом. К каждому прилагалась загадка, но про замки ничего не говорилось. Тем не менее внимательный Уоллес заметил их на полотне, рядом с которым стоял рыжеволосый Дункан (глава клуба, кстати).

Прежде чем ломать голову над загадками, хозяин решил прогуляться в центр. Он попросил показать ему пару-тройку ударов, и констебль продемонстрировал свой коронный — «Хватка Ганга». Правда, Уоллес не запомнил ее, к тому же на бобби были какие-то особые перчатки...

Стоило заполучить их, и горе-игрок решил вымазать клюшку арахисовым маслом. Одна банка как раз стояла на прилавке миссис Геббели, но, судя по всему, женщина объелась сладостями и у нее слипся рот. Проблему мог решить только стакан молока.

Уоллес отправился домой, где в столовой его ждали обе мисс Флит. Одна — причитающая и зареванная, другая — категоричная и злобная. После короткой лекции на тему «Гольф — это плохо» Фелисити протянула хозяину буклет о судьбе одного игрока. Иллюстрация оказались до боли похожей на картины в главном зале клуба...

Но времени на раздумья не было, и Уоллес вернулся в центр, прихватив со стола стакан молока. Он отдал его миссис Геббели, и та, к несчастью своего мужа, снова заговорила. Она позволила обмакнуть клюшку в арахисовое масло, и уже через пару секунд констебль Диббинс не мог отодрать ее от перчаток. Пришлось отдать хозяину вместе с ними.

Пришло время возвращаться в клуб и отгадывать загадки. Фарфоровый ключ можно было получить, только овладев «Хваткой Ганга». Так как мистер Панир все время интересовался ею, Уоллес провел удар, стоя на бильярдном столе. Казалось бы, какая пошлость! Но нет, он одним ударом сумел забить все шары, и из стола показался ключик.

Эта парочка вам никого не напоминает?

Следующим в списке стоял серебряный. Речь в загадке шла о собаке и о часах. Мол, пока он не увидит нужное время, не перестанет наворачивать круги. Выяснилось, что пес — игрушечный и живет в музыкальной шкатулке, а переставить время получилось с помощью колокольчика, который был позади мистера Панира. Оставалось только открыть часы так, чтобы их было видно на зеркале от шкатулки. Вуаля, серебряный ключ у законного владельца!

Теперь золотой. В загадке говорилось о небольшом турнире по гольфу и известной истории. Она как раз была изображена в буклете, который дала Уоллесу мисс Флит. Значит, во время игры с Дунканом (он ведь был главным, с кем же еще соревноваться?) надо было попасть в картины в порядке их возникновения в рассказе. Естественно, хозяин все время мазал, зато он сообразил дважды подменить клюшку шотландцу, вначале дав ему сначала красную, затем синюю. Ну а последний удар, выполненный золотой, попал точно в цель.

Уоллес забрал последний ключ и подошел к полотну с тремя замками. Отомкнув все, он освободил до боли похожих на нас персонажей из оков, а за картиной открылась тайная комната, где и хранился документ с местонахождением поля для гольфа.

Тут же возник Диббинс и заявил, что документ без поля бесполезен. Ну где его сейчас искать? Столько лет ведь прошло! Но майор Крам сообразил, о каком месте идет речь в бумаге. И знаете, где когда-то находилась восемнадцатая лунка?..

Чемпионат

...На Уэст-Уоллэби-стрит, 62! Члены клуба во главе с Дунканом мигом сбежали в город, искать другие лунки и играть партию. Начался чемпионат за титул председателя, в лидерах были Уоллес и рыжебородый шотландец. Но последний, конечно, солидно опережал хозяина.

До победы оставалось две лунки — семнадцатая и восемнадцатая. Первая находилась на центральной площади, рядом с канализационным люком. Вторая — где-то в пределах нашего дома, но никто точно не знал, где именно. Дункан без проблем забил первый мяч и отправился на Уэст-Уоллэби-стрит, 62.

Я решил, что вначале Уоллес должен разобраться с семнадцатой лункой. Замах, удар — и мяч в канализации! Браво! Мы спустились вниз, но не смогли его найти: вокруг было полным-полно белых круглых грибов, которые можно было легко спутать с шариком. Я открутил красный вентиль слева, включив тем самым фонтан, взял один гриб и поднялся наверх, оставив Уоллеса искать иголку в стоге сена. Подошел к таблице с очками и забрал дощечку «Как дела у Уоллеса?». Почему забрал? Не знаю, понравилась она мне.

Это не прихожая, это уже какие-то поиски нефти!

Со своим небольшим багажом я отправился домой. Казалось, прихожая пережила бомбежку: доски, трубы и здоровяк Дункан, роющийся в поисках лунки. Забрать бы у него измеритель — но он же глаз с него не сводил! Да и Панир мог меня заложить: он стоял тут же и комментировал каждое действие шотландца.

Обмануть рыжего можно было только одним способом: рассмешить его. Когда он смеялся, то забывал обо всем на свете. В клубе как раз лежал сборник шуток о гольфе, который появлялся по звонку колокольчика рядом с бильярдным столом. Раздобыв его, я вернулся обратно и отдал книгу Паниру. Тот прочел вслух одну из колкостей, и Дункан заржал по-лошадиному. Ну а я, пользуясь случаем, прихватил измеритель. Теперь было бы неплохо отправить нашего комментатора в канализацию, чтобы он разведал обстановку. Табличка «Как дела у Уоллеса?» помогла.

На кухне до сих пор сидели обе мисс Флит. Фелисити почему-то обрызгала меня спреем против грибов и продолжила плакать дальше. Я включил радио, и мы услышали голос мистера Панира. Он говорил, что у Уоллеса все сложилось очень печально: и мяч пропал, и сам он, что называется, на дне. Расчувствовавшаяся Фелисити бросилась на выручку, а я последовал за ней.

Спустившись в канализацию, она чуть не грохнулась в обморок, увидев такое количество грибов. Мисс Флит опрыскала их все и с трудом выбралась наружу, где ее встретила миссис Геббели. В моей голове уже созрел план, как закатить мяч в лунку: я поднялся наверх, развернул вентилятор возле газетного киоска в сторону люка, спустился и предложил Уоллесу попробовать «Хватку Ганга». Получилось! Шарик взмыл вверх и, подхваченный порывом ветра, угодил прямо в лунку.

Оставалось разобраться с восемнадцатой. Для этого нужно было как-то отправить мяч к нашему дому, но зная таланты хозяина, на это можно было не рассчитывать. Разве что... Я вернулся на Уэст-Уоллэби-стрит, 62, зашел на кухню и снял с посылки две марки. Пришел на центральную площадь, приклеил их на оставшийся шарик и предложил Уоллесу ударить обычной клюшкой. Получилось забавно: мяч попал в каждый дом, угодил в фонтан, а затем — прямиком в почтовый ящик. Констебль Диббинс, будучи еще и почтальоном, отнес его к нам домой.

Из двери показался Дункан и вышвырнул шарик наружу. Да, он явно играл честно и думал, что победа — не главное. Но это было нам только на руку. Оставалось только найти восемнадцатую лунку. Что-то подсказывало мне: она где-то во дворе. И я был прав: она оказалась точнехонько под деревом, которое облюбовала белка! Правда, как только Уоллес ударил по мячу, вредный грызун спрыгнул вниз и забрал шарик, видимо, приняв его за сладость. Пришлось дать ему взамен гриб и повторить все сначала.

Вот и все, чемпионат закончился. Никто не ожидал от хозяина победы, даже он сам. Собственно, будем откровенны: победил-то я. Ну да неважно... Дункан вылетел из дома как ошпаренный и погнался за Уоллесом, весь народ сбежался в клуб, где наш горе-игрок собирался избавиться от документа, в котором Уэст-Уоллэби-стрит называлась полем для гольфа.

В ловушке

Констебль учит премудростям гольфа.

Дальнейшие события развивались очень стремительно. Более того, они поставили всех в тупик. Как только Уоллес прикоснулся к документу, дверь в комнату захлопнулась. Хозяин убрал руки от бумаги, но сверху посыпался песок. Взаперти оказалось одиннадцать человек, мягко говоря, недолюбливающих друг друга. Хозяин, как всегда, мигом нашел выход из ситуации: играя в «песочные пятнашки», он сумел добраться до окошка двери и позвать меня на помощь.

Не успел я сделать и двух шагов, как гольф-клуб в прямом смысле сошел с ума. Ковер превратился в беговую дорожку, картины начали играть мной и всем, что попадется под руку, в футбол, а камин превратился в дьявольскую машину. Как раз с ним и нужно было разобраться, чтобы остановить это безумие.

С левой стены я снял аппарат для чистки мячей и подбежал к часам — единственному месту, которое было неподвижно. Вставил измерительную клюшку промеж лязгающих решеток бильярдной и, забравшись внутрь, подставил чистильщик шариков под колокол слева. На ковер начали падать чашки с чаем, но в нынешнем виде это было бесполезно.

Я выбрался из комнаты, вытащил измерительную клюшку из решеток и присоединил ее к часам. Теперь она посылала чашки прямиком в камин, и очень скоро огонь потух. Оставалось только освободить пленников, что я и сделал. Все облегченно вздохнули и выбрались наружу. Пока они сидели там, Панир и Диббинс помирились, а Дункан и Фелисити нашли друг друга.

Кажется, Уоллеса в очередной раз пронесло...

• • •

Нелегкий выдался денек. Да что там — вся неделя. Но нам не привыкать, и многому еще суждено было случиться. Расскажем мы об этом или нет? Не знаю, мы пока в раздумьях. Но мы обязательно еще встретимся. Не здесь, так в кинотеатрах. Мы не прощаемся, мы говорим — до свидания!

Комментарии
Загрузка комментариев