Игра в материале
Limbo
?Рейтинг
Игромании
8.3Рейтинг
игроков
X360   PS3   PC   Mac   Vita   iOS
Жанр: Платформер
Мультиплеер:  Нет
Разработчик: PLAYDEAD
Издатель: Microsoft
Дата выхода: 21 июля 2010
Limbo

Limbo

В разработке — Limbo
«…Limbo выглядит как иллюстрация к старой детской страшилке про «один черный-черный город». Маленький мальчик куда-то бежит, пугливо оглядывается по сторонам, сверкая бусинками глаз, а потом вдруг попадает в капкан — свет в глазах меркнет…»
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
В разработке
Limbo

Limbo выглядит как иллюстрация к старой детской страшилке про «один черный-черный город». Маленький мальчик куда-то бежит, пугливо оглядывается по сторонам, сверкая бусинками глаз, а потом вдруг попадает в капкан — свет в глазах меркнет...

На самом деле все куда серьезнее: этот инди-платформер родом из Дании вдохновлен не детским фольклором, а хмурым немецким экспрессионизмом начала прошлого века, фильмами Вильгельма Мурнау, Фрица Ланга и Роберта Вине.

Симфония ужаса

Мальчик в тумане.

«Носферату, симфония ужаса», «Кабинет доктора Калигари», «Голем», «Усталая смерть» — именно эти шедевры черно-белого кино, первые фильмы ужасов, приходят на ум, когда вы смотрите геймплейные ролики Limbo. Студия Playdead делает игру из любимых фетишей немецких экспрессионистов. Мистика, фантасмагория, иррациональные страхи, черно-белое отчаяние, безумие и… смерть, смерть, смерть, болезненно смакуемая, возведенная в культ, — вот, что интересует датчан.

Маленький мальчик в поисках ответа на вопрос, что случилось с его сестрой, попадает в черно-белую реальность Лимбо, которая служит неким перевалочным пунктом между миром живых и миром мертвых. Мальчик бежит вперед практически в полной темноте и тишине, мы слышим лишь гулкое эхо его шагов. Потом он плывет на лодке сквозь туман, и, наконец, окружающая мгла приобретает черты жуткого карпатского леса: огромные черные деревья, под которыми вы чувствуете себя ничтожным перепуганным существом, нависают, давят и, кажется, сейчас с леденящим душу скрипом оживут. И оживают!

Периодически откуда-то сверху будут вылезать вот такие малоприятные слизни.

Когда мальчик склоняется около бабочки, непонятно как оказавшейся здесь, посреди окружающего мрака, из ствола огромного дерева вдруг вырастают длинные паучьи лапы, и одна из них с хрустом и хлюпаньем пронзает нашего героя с головы до пят. Его беспомощное тело, повиснув на щупальце, орошает землю своей кровью!

Этот черно-белый мир манит своей холодной минималистской красотой, завораживает изломанными гротескными линиями, шикарной игрой света и тени, черного и белого. Но заманив — он пытается всячески вас убить.

Датский экспрессионизм

Экспрессионизм как явление в литературе и искусстве зародился в Германии и Австрии еще в конце XIX века, но подлинный размах получил после Первой мировой войны, закончившейся для Германии катастрофой. Страна погрузилась в депрессию, и на этой благодатной почве экспрессионизм расцвел пышным цветом: он уходил от опостылевшей реальности в мистику и фантасмагорию, но и там его основные темы крутились вокруг смерти, фатализма и отчаяния, принимая подчас гротескные, иррациональные черты. Черно-белая стилистика в живописи и кино, идеально выражавшая эти настроения, стала визитной карточкой экспрессионизма.

Здесь есть такой же мрачный гротескный лес, как в картине Роберта Вине «Кабинет доктора Калигари».

Сооружения столь же причудливы, как у Фрица Ланга в его эпохальном «Метрополисе».

Наконец, длинные паучьи лапы в Limbo очень похожи на знаменитые скрюченные пальцы графа Орлока, которого сыграл Макс Шрек в «Носферату, симфония ужаса».

Смерть как искусство

Limbo мог бы быть очередным кошмарным сном знаменитого поэта-экспрессиониста Георга Гейма, который за два года до своей трагической гибели в 1912 году увидел собственную смерть во сне.

Маленький мальчик встретит на своем пути множество смертоносных преград и ловушек. Часть из них вполне укладывается в стандартную программу современного платформера, мешающего акробатику с более-менее реалистичной физикой. Здесь можно двигать ящики, чтобы с них запрыгнуть на какой-нибудь уступ, обрушивать деревья и отчаянно бежать по огромному стволу, соскальзывающему в черную пропасть, успевая при этом уворачиваться от скатывающихся по дереву тяжелых предметов.

Практически полное отсутствие звуков и музыки (в основном мы слышим лишь, как с грохотом срабатывают ловушки) — тоже дань великому немому кино.

Но есть и совершенно уникальные пазлы, в которых смерть принимает самое непосредственное участие. По пути мы встретим множество трупов: тут есть, например, утопленники, плавающие лицом вниз (явная отсылка к судьбе утонувшего Георга Гейма), и самоубийцы, висящие на деревьях в петле. Так вот, по дрейфующим в воде телам можно прыгать как по платформам, а висельников использовать как своеобразный трамплин: мальчик подтащит под труп капкан, запрыгнет на тело, ноги самоубийцы под тяжестью залезут в ловушку, та сработает, мигом отсечет ступни, а оставшаяся часть тела по инерции взметнется вверх, вытолкнув героя, как катапульта. А еще здесь можно сбросить праздно валяющийся труп под тяжелый пресс: тот с грохотом впечатает тело в землю, а вы пробежите по холодной металлической поверхности дальше.

Интересно, что перед некоторыми смертельными ловушками герой обязательно увидит каких-нибудь бабочек или цветы, сиротливо пронзающие окружающую темноту своим неровным светом. Так авторы символично высказываются на важнейшую для экспрессионизма тему о противоречивом соединении жизни и смерти, хрупкой красоты и гротескного уродства. К слову, в некоторых загадках можно будет использовать тех же бабочек и, например, падающие листья…

Ближе к концу игры из мрачного леса мы попадем в мрачный город… Или то, что от него осталось.

Ну и, конечно, на месте традиционные пазлы с участием всевозможных колюще-режущих устройств, которые пытаются разорвать в клочья нашего героя. По мере прохождения (а игра рассчитана максимум на 4-6 часов) сложность и изощренность ловушек будет возрастать, и нам не единожды придется увидеть маленький обезглавленный, распоротый труп героя. Ближе к концу появятся даже вполне осязаемые, бегающие и прыгающие враги: такие же маленькие человечки, от которых придется убегать в мертвой тишине, заманивая их под тот же пресс или заставляя сваливаться в пропасть.

Маленький мальчик часто умирает, но он тут же встает и бежит дальше, снова и снова пытаясь обойти смертельную ловушку. Но есть ли в этом какой-то смысл? Найдем ли мы сестру, получим ли ответы на неизбежно возникающие вопросы: жив герой или уже мертв, а может, все это ему просто снится? По всем законам экспрессионизма авторы отмалчиваются и тщательно напускают мистики, тумана, из которого в финале может вылезти и оскалиться все что угодно.

* * *

Черно-белый платформер, сделанный по заветам немецкого экспрессионизма, в котором смерть героя не побочный эффект игрового процесса, а важнейшая его составляющая, — звучит как мечта. Самое главное, Limbo — это не вычурные наброски дизайн-документа, а уже практически готовая игра.

Проект, который три года назад начинался с эскизов датского художника Арнта Дженсена, преодолел все ловушки, получил две награды на последнем Independent Games Festival (за лучшую визуальную стилистику и техническое исполнение) и сегодня на всех порах мчится к релизу. Правда, пока только на Xbox 360. Но в нашем интервью разработчики сообщили о выходе игры и на РС, вот только дата пока остается открытой...


Будем ждать? Гротескная ода смерти, воспетая в платформере. Воплощение детских страхов перед темнотой. Потенциально главная инди-игра этого года.

Процент готовности: 50%

Комментарии
Загрузка комментариев