Принц Персии: Пески времени

Принц Персии: Пески времени

Игровое кино — Принц Персии: Пески времени
«…Сказочная атмосфера создателям картины, бесспорно, удалась. Мы попадаем в Персию, какой она представляется насмотревшемуся старых приключенческих фильмов школьнику: стилизованный под заставку оригинального Prince of Persia логотип кинокомпании «Дисней»,
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Игровое кино
Принц Персии: Пески времени

Жанр: исторический слэшер

Режиссер: Майк Ньюэлл

Сценаристы: Боаз Якин, Даг Миро, Карло Бернард

В ролях: Джейк Джилленхол, Джемма Артертон, Бен Кингсли, Альфред Молина

Бюджет: $150 млн

Сайт: adisney.go.com/disneypictures/princeofpersia

У султана было три сына — двое умных, а третий — Джейк Джилленхол... Сказочная атмосфера создателям картины, бесспорно, удалась. Мы попадаем в Персию, какой она представляется насмотревшемуся старых приключенческих фильмов школьнику: стилизованный под заставку оригинального Prince of Persia логотип кинокомпании «Дисней», живописный город Аламут и виды марокканской пустыни, густонаселенной бандитами, ассасинами и прочими организаторами страусиных бегов.

Почти Шекспир

Примерно четверть фильма — это хорошее старомодное приключенческое кино без всяких сверхъестественных элементов. Персы атакуют Аламут (считают, что там укрывают холодное оружие), третий, приемный сын султана проявляет чудеса героизма, что не нравится двум наследным принцам. Обещанного оружия в захваченном городе не найти, старший принц берет себе в жены аламутскую принцессу Тамину (Джемма Артертон), которая явно нравится нашему лирическому герою Дастану (Джейк Джилленхол). Во время торжеств по случаю взятия города султана убивают подаренной отравленной накидкой, в цареубийстве обвиняют Дастана, и ему приходится прыгать в фонтан с принцессой под мышкой и доказывать свою невиновность, уворачиваясь от стрел и бегая по аламутским крышам.

Пока все неплохо: фильм больше похож на экранизацию Assassin’s Creed, чем Prince of Persia (особенно если учесть склонность Джейка прятать физиономию под мрачно надвинутым капюшоном), но за сюжетом легко следить. Зритель предвкушает качественную традиционную развязку, в которой истинным злодеем окажется не старший принц, а его дядя Низам (помимо фильма «Багдадский вор» и всех серий «Синдбада», в «Принце Персии» ненавязчиво цитируется «Гамлет»).

Конечно, посреди шекспировских страстей тяжело смотреть на человека с лицом Джейка Джилленхола и мускулами персонажа компьютерной игры. Если бы перед нами был обычный Джилленхол, то «Принца» можно было воспринимать как комедию про приключения Донни Дарко в волшебном королевстве — все ужимки и высказывания у Дастана вполне современные. Если бы это был обычный мускулистый герой вроде Дуйэна «Скалы» Джонсона, «Принца» можно было бы поставить на одну полку с менее удачными «Синдбадами». Что тоже было бы вполне терпимо! Но в итоге получилось нечто среднее — накачанный Супер-Джилленхол, в которого трудно поверить как в иронического героя (ну зачем ироническому герою такие мышцы?), так и в решительного супермена (мешают мутный взгляд и дурацкие ухмылки).

Джемма Артертон играет принцессу, сопровождающую Джейка в его странствиях (бросить спутницу посреди пустыни Принцу не позволяет совесть, к тому же в ближайшем населенном пункте девушку можно выгодно обменять на верблюда!). Она врет, капризничает, обзывается, регулярно пытается убить своего спасителя (один раз успешно), падает в обморок — словом, всячески украшает фильм своим присутствием. Жалко, что в партнерах у нее вечно ухмыляющийся деревянный чурбан.

Второстепенные персонажи фильм тоже поддерживают — ветеран жанра Альфред Молина в роли мелкого шейха, на глазах у которого Джейк и Джемма разыгрывают сценку из «Индианы Джонса и охотников за утерянным ковчегом», Бен Кингсли в роли подлого Низама, пара дополнительных принцев, каждый из которых оказался бы лучшим главным героем, нежели Джейк.

Режиссер Майк Ньюэлл — крепкий ремесленник, он не поднимается до высот раннего Спилберга или Гора Вербински в «Пиратах Карибского моря», но вполне адекватно снимает драки, погони, батальные и романтические сцены при луне и гонки на страусах. Есть даже нестандартные для современного фильма-аттракциона художественные приемы: например, во время эффектной погони по крышам показываются только тени Принца и бегущих за ним стражников.

Сцена, в которой Дастан видит обожженные руки Низама и понимает, что любимый дядя отравил злополучную накидку, вообще опасно напоминает настоящее кино — Джилленхол вдруг заводит непринужденный разговор о том, как в детстве Низам спас жизнь юному султану и как покойный султан любил рассказывать эту историю... Выражение лица Принца в этот момент вполне можно назвать актерской игрой — пусть игрой на уровне школьной постановки «Короля Лира», но все-таки! Очень хочется верить, что именно эту сцену написал Джордан Мехнер, а не кто-то из приглашенных голливудских сценаристов.

Зыбучие пески

Как видите, в фильме уже хватает материала для интересной приключенческой ленты с красивой натурой и запоминающимися персонажами (за исключением главного). К сожалению, «Принц Персии» все-таки является экранизацией игры Prince of Persia: The Sands of Time, и создатели фильма решили, что без перемотки времени и прочих сверхъестественных элементов им не обойтись. Выясняется, что Тамина прилипла к Принцу не просто так, а из-за Кинжала времени, случайно доставшегося ему в драке во время взятия Аламута, — да и весь штурм города, оказывается, был затеян Низамом, чтобы завладеть полезным артефактом.

Нажав на кнопку в рукоятке Кинжала, Дастан может отмотать время на минуту назад. С такой способностью нужно обращаться осторожно — какой интерес наблюдать за фактически бессмертным героем? Поэтому волшебного песка в рукояти очень мало, а Кинжал у Дастана крадут и отбирают в критические моменты фильма. Перемоткой времени Принц пользуется лишь трижды — и, вы знаете, вполне грамотно, один Кинжал времени кино не испортил бы.

Но к Кинжалу прилагается Предыстория, а к ней — всевозможные фэнтези-переплетения. Задача героев — донести Кинжал времени до Священного Места. Только там его можно уничтожить, воткнув в специальный камень и принеся в жертву хотя бы одну принцессу. Злодею Низаму артефакт нужен для его дьявольских целей — с помощью Кинжала и гигантских Песчаных Часов в туннелях под Аламутом он хочет перенестись во времена своего детства, дать брату погибнуть на охоте и самому стать султаном. Но он не знает, что если воткнуть Кинжал в Часы и нажать на кнопку в рукоятке, то весь мир поглотит Песчаная Буря, насланная Богами согласно древнему Пророчеству...

Если вы перечитаете последний абзац пару раз в спокойной обстановке, то, может быть, и поймете, как устроена вселенная фильма и чего хочет добиться каждый из героев. Но вы представьте, что благородное приключенческое кино вдруг взяло и оплевало вас Богами и Бурями прямиком из несуразного творчества герра Уве Болла.

Все эти пророчества и жертвоприношения ничего не добавляют к драматургии фильма — Принц сражался бы с Низамом и спасал Тамину, даже если бы на кону стояла только судьба персидского царства, а может быть, даже и индивидуальная дастановская судьба. Кинжал времени нужен для связи с игрой и введения в сюжет красивых спецэффектов. Для чего нужна вся остальная метафизика, знает только продюсер Джерри Брукхаймер, которому вдруг показалось, что в «Принце Персии» не хватает Эпичности.

Но это еще не финал! За Принцем (точнее, за Кинжалом) Низам посылает шесть черных всадников-ассасинов, и фильм превращается в цепочку поединков с местными назгулами. Причем в самом продолжительном бою Джилленхол не участвует — дуэль с главным ассасином ведет третьестепенный персонаж, темнокожий метатель ножей, за которого мы почему-то должны переживать, будто за Принца.

* * *

В компьютерных играх нам часто встречаются неумело накрученный фэнтези-сюжет, торопливо излагаемый NPC, нелепая последовательность боев с боссами и бессмысленные прыжки по локациям. Тут тоже герои полфильма скачут к местному Ородруину только для того, что потерять Кинжал и отправиться обратно в Аламут.

Парадокс в том, что лежащие в основе фильма игры Джордана Мехнера (хоть оригинальный Prince of Persia, хоть The Sands of Time) всех этих недостатков лишены — там соблюдаются единства времени, места, действия, а мотивация героев не требует длинных объяснений. «Принц Персии» — еще одно доказательство того, что в Голливуде (да и везде) экранизируют не сами видеоигры, а нелепые представления о них, сложившиеся то ли в массовой культуре, то ли в голове у продюсера.

Оценка: 3/5

Комментарии
Загрузка комментариев