Руководство и прохождение по "Assassin’s Creed 2"

Руководство и прохождение по "Assassin’s Creed 2"

Руководства — Руководство и прохождение по "Assassin’s Creed 2"
Тот же капюшон, те же прыжки по балконам и крышам. Но это Италия, и это Ренессанс, новые правила игры, герои, злодеи и заговоры — здесь живы традиции ассасинов и всегда найдется работа клинкам.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства
Руководство и прохождение по 'Assassin’s Creed 2'


— В нашей семье, чтобы решить проблемы, мы не избиваем людей.

— Конечно! В нашей семье мы их убиваем.

х/ф «Оправданная жестокость»

Мы предлагаем вашему вниманию прохождение игры Assassin's Creed 2, любезно предоставленное журналом "Лучшие Компьютерные Игры".


Когда родная Флоренция вдруг оказывается в руках таинственных заговорщиков и судьба наносит жестокий удар — кто накажет коварных предателей и тех, кто стоит за ними? Еще вчера юный Эцио Аудиторе ди Фиренце, повеса и ловелас, беззаботно лазал по крышам и девичьим балконам. Теперь он жаждет крови. Но, даже став мастером скрытного убийства, Эцио не сразу поверит, что основателем его рода был легендарный ассасин — Альтаир ибн Ла-Ахад.


Альтаир, как мы помним, скакал по крышам восточных городов, крался в толпе и исподтишка устраивал кровопускание деятелям эпохи крестовых походов. Через триста лет примерно тем же занялся и Эцио Аудиторе. А еще пятьсот лет тому вперед, в 2012 году, наш старый знакомый Десмонд Майлс сидит в плену у тамплиеров и играется со свежеобретенными паранормальными способностями. Отдохнуть бедняге так и не дали: через каких-то два часа после финала Assassin's Creed в камеру врывается Люси и выкрадывает нашего героя из лап компании «Абстерго». Теперь Десмонд больше не будет погружаться в недра своей генетической памяти, чтобы разыскивать для тамплиеров могучие артефакты. Он займется этим на благо ассасинов.

Лабораторию, в которой Десмонд исследует жизнь очередного своего предка, по сюжету мы увидим лишь пару раз, да и то мельком. Она тут лишь для обрамления. Так что можно сказать, что дальше — только Ренессанс, пятнадцатый век, Италия; шумные города и горные дороги, убийцы и жертвы, толпы зевак и бдительные стражники, погони и драки.

Изрядного шороху наведет в тех местах наш Эцио.

Коварное преступление на крыше

Лучников проще убивать, чем объяснять им, что ты делаешь на муниципальной крыше.

Хорошо, когда продолжение игровой серии превосходит оригинал. Вдвойне хорошо, когда из местами симпатичного, но при всем этом довольно-таки гадкого утенка вырисовывается нечто явно лебедеобразное.

Когда два года назад вышел Assassin's Creed, чувства у игроков были смешанными. Да, Альтаир откалывал коленца, мир был красив и убедителен, и сюжетные задумки сценаристов оказались по меньшей мере оригинальными. Но, если вдуматься, приличные миссии можно было пересчитать по пальцам — а оставшуюся часть игры заполняли занудные, невнятные и повторяющиеся задания.

Теперь мы точно знаем, что разработчики в Ubisoft Montreal умеют исправлять собственные ошибки. Над второй частью трудились 450 человек, из которых три четверти работали над оригиналом. Но как же преобразилась игра! Когда говорят, что по сравнению с Assassin's Creed 2 первая часть выглядит как техническая демоверсия, это не преувеличение. Игровая вселенная раздалась вширь и вглубь, и по ней буквально видно, как тщательно разработчики старались усилить удачные элементы первой части и ликвидировать неудачные.

Кое в чем это дошло чуть-чуть до абсурда. Помните, к примеру, нудноватые сюжетные диалоги? Во второй части многие разговоры присоединили к действию. Беседовать с Леонардо да Винчи, прогуливаясь по площадям Венеции, хорошо и полезно для здоровья. Но начав диалог во время драки, даже не особенно серьезной, поневоле окажешься перед дилеммой: бить по сусалам, не слушая сюжетную информацию, или же развесить уши, пропуская удары слева и справа.

Сокрытое в толпе

Уже зовет меня в полет летательная машина Да Винчи!

Исправляя «сюжетный вопрос», разработчики избрали путь, уже успешно пройденный Rockstar. Заимствования удачных идей пошли ассасинам во благо. Еще в первой части Assassin's Creed виднелись «уши» Grand Theft Auto. Новую же игру, не сильно преувеличив, можно назвать «GTA в эпохе Возрождения». Разве что фирменной сатиры не хватает. Все остальное — есть.

Огромный мир открывается по частям. Пиктограммы заданий на карте и мини-карте щедро рассыпаны там и сям: гонки по крышам, доставка корреспонденции, заказы на убийства — причем побочные миссии можно с первого взгляда отличить от тех, что двигают сюжет.

Вместо полиции тут стражники. За мелкое хулиганство они стукнут пару раз по морде, а за серьезные проступки готовы гонять нарушителя покоя и по улицам, и по крышам — только в воду не полезут (и это очень кстати, так как Эцио, в отличие от Альтаира, плавать все-таки научился). Желтый круг «области розыска» на мини-карте — прямое заимствование из GTA IV. Если вырваться из него на несколько секунд и при этом не оказываться в прямой видимости «полицейских», те теряют след. «Звезд разыскиваемости», правда, нет, зато есть параметр «известности» — чем он выше, тем дальше надо обходить стражу, чтобы она не заподозрила неладное. Снизить известность можно по-разному: подкупить глашатаев, убить нужных чиновников. Легче всего, однако, посрывать со стен плакаты «Их разыскивает стража». Они появляются автоматически — и почему-то не на высоте человеческого роста, а зачастую на самой верхотуре, где прочесть их могут разве что голуби.

Все задания предваряются сценками на движке, и к ним трудно придраться. Актеры демонстрируют убедительный акцент и пересыпают английскую речь итальянскими словечками и выражениями. Сами персонажи тоже радуют: легко узнать не только засвеченных на портретах исторических деятелей вроде Лоренцо Медичи, Макиавелли или Савонаролы, но даже Леонардо да Винчи, которого художники Ubisoft «омолодили», срисовывая с известного автопортрета. А уж смущение и суетливость Леонардо в присутствии красавчика Эцио выглядят куда естественнее жеманных ужимок Берни Крейна из GTA IV.

С моста Венеции сойду — вода по пояс

С крыши разобраться в хитросплетениях флорентийских улочек ничуть не легче.

Помнится, мэр Нью-Йорка высказывался по поводу той же GTA IV неодобрительно: мол, делают городу антирекламу. Он, конечно, ошибался: Rockstar срисовали с города свой Либерти-Сити патриотично, с любовью и вниманием к мелочам. Градоначальники Венеции и Флоренции (кто там у них сейчас — не Медичи ли?) отчего-то молчат. Неужели они еще не знают, что есть в мире игра, которая сделала для туризма в их города больше, чем все рекламные проспекты вместе взятые?

Assassin's Creed 2 — настоящий гимн Флоренции, всей Тоскане и Венеции. Ничего не скажу насчет реалистичности воспроизведения быта итальянских городов эпохи Возрождения, но их архитектура скопирована на высочайшем уровне. Визиты разработчиков Ubisoft в эти города прошли не зря: узкие улочки, мосты и каналы создают удивительную атмосферу присутствия, а уж достопримечательности и вовсе узнаются с первого взгляда. Флорентийский собор Санта-Мария-дель-Фьоре, мост Понте Веккьо, палаццо Питти, пьянцетта Сан-Марко в Венеции — теперь не нужно быть «человеком-пауком», чтобы вволю полазить по стенам и крышам знаменитых дворцов.

А пока Эцио карабкается с уступа на уступ, зеваки внизу глазеют и переговариваются на смеси английского и итальянского. «Он сумасшедший?» — «Ужель пеший путь ему заказан, путь достойного человека?» — «А это вообще дозволено, вот так карабкаться на стены?»

Конокрадство — удобный и безопасный способ обзавестись транспортом. Стражникам на «угонщика» наплевать.

Горожане частенько путаются под ногами у героя, но без них виртуальные города, крепости, поместья, монастыри и мелкие селения были бы пустынными и мертвыми. С реалистичностью их поведения все в порядке. Купцы, знать, крестьяне, монахи, нищие, воры, уличные девки — они бредут по своим делам, сидят на скамейках или беседуют, собираясь в группы. Стражники патрулируют улицы группами или дежурят, охраняя улицы и входы.

Разработчики тщательно продумали поведение жителей города в случае нарушения общественного порядка. Горожане пугливы, но любопытны — от драки стараются держаться на расстоянии, но совсем убегать не спешат, а стражу начинают звать лишь при явно криминальных делах. В драку с главным героем бросаются очень редко, но стибрить у зазевавшегося Эцио кошелек городские воры всегда готовы, так что если к герою бегом приближается кто-то, явно собираясь его толкнуть, — «бейте первым, Фредди».

Пробиваться через толпу в попытке убежать или кого-то догнать — дело неблагодарное. Мышиное управление, правда, позволяет маневрировать на бегу, обходя любые скопления людей. Но у городских грузчиков явно какой-то свой заговор: с одинаковыми ящиками в руках они ходят так, чтобы оказаться на пути у Эцио, при самомалейшем столкновении уронить ящик и поднять скандал. Однако хуже всего барды. В самые ответственные моменты они нахально встают на пути героя и, бренча на своих лютнях, напевают издевательские куплеты, рассчитывая на горсть монет. Вот так живет бард, живет — и в лоб получает.

«...Яд не действовал»

Погоня на колесах здесь всего одна, зато — в лучших традициях GTA.

С боевой системой и управлением дела обстоят странновато. Оно, конечно, консольное, но во многом знакомо: кто играл в GTA IV, тот приноровится. Многим покажутся загадочными отдельные клавиши для удара правой рукой, левой, ногой и головой, и вдобавок к ним — модификатор «высокого профиля». Довольно легко запомнить, что «вперед» и «высокий профиль» — это бег. Труднее усвоить, что «голова» — это взаимодействие с NPC, а «левая рука» — с механизмами. Дальше начинаются все более безумные комбинации «крыльев, ног и хвостов» на разные действия, удары и боевые приемы.

Клавиши можно переназначить, но тут, как говорится, есть нюанс: если развесить их по клавиатуре по вкусу, для нажатия некоторых комбинаций потребуется ломать пальцы. О существовании на мыши второй кнопки и колесика разработчики догадываются, но значения этому факту не придают.

Движению по улицам и крышам такая оригинальная система управления ничуть не мешает. Эцио — парень самостоятельный, с головой на плечах. Если зажать трехклавишную комбинацию «вольный бег» («вперед» + «высокий профиль» + «нога»), наш герой сам будет выбирать себе путь по карнизам, балкам и крышам. Игроку остается лишь лениво выбирать примерное направление. «Вольным бегом» уронить Эцио с крыши на мостовую можно, но довольно трудно. В этом плане разработчики даже чуть-чуть перебдели: и с высоты одного метра наш вольный бегун спрыгивать сразу не хочет, долго мнется и желает сначала повисеть на руках.

Один раз Десмонду предстоит опять вселиться в нашего старого знакомого — Альтаира.

Правда, если по привычке с зажатой комбинацией «вольный бег» вломиться в толпу, Эцио машинально начинает тырить по карманам обывателей мелочь. Это чревато неприятностями, но не очень большими.

Базовые навыки верхолаза нашему герою тоже известны, и тут игрок тоже лишь задает общее направление. Лишь очень продвинутые техники требуют отдельных комбинаций клавиш, но их усвоить тоже при желании легко. Задают жару в духе Prince of Persia: Sands of Time разве что последние три из шести головоломок, при помощи которых Эцио добывает себе старый костюм Альтаира. Они по меркам игры безумно сложны: в них не только приходится быстро, за ограниченное время, скакать по платформам, рискуя сверзиться, но еще и справляться как-то с вывертами камеры, которая на ходу меняет всю систему координат. В одной из этих головоломок даже приходится учить новую комбинацию клавиш на ходу — и это однозначно не лучшее место для тренировок.

Для прохождения игры лезть в эти шесть подземелий не обязательно, так что теоретически можно предположить, что таким странным образом разработчики специально сделали труднодоступной ценную награду. Однако это именно дисбаланс, так как похожие проблемы с малоосмысленной запредельной сложностью рядовых с виду заданий есть и в сюжете — особенно в тринадцатой «савонарольской» главе, которой изначально не было в консольной версии игры.

Мечом в глаз

В бою камера услужливо подставляет эффектные ракурсы, а враги любезно атакуют по очереди.

Если главные принципы беготни по крышам легко запомнить на ходу, то бой освоить труднее — но лишь потому, что он избыточен. Вообще, конечно, ассасину не пристало играть в д'Артаньяна. Он должен подкрадываться, наносить смертельный удар и смываться. И он это делает. В прыжке с крыши вонзает потайные выскакивающие лезвия в шею жертве. Повиснув на краю крыши, аккуратно вонзает нож в любующегося пейзажем стражника, а потом скидывает его с высоты. Прячась в стоге сена, наносит удар клинком проходящему стражнику, а потом затаскивает тело в тот же стог.

Если же, например, надо обчистить охраняемый сундучок или пройти через блокпост, лучше всего нанять за скромное вознаграждение уличных девиц (отвлекут беседой), воров (разозлят и выманят) либо бойцов (отвлекут мечом в глаз). Ну а уж если стражники идут на конфликт — выгоднее сбежать, чем давать бой. Здоровье-то, чай, не казенное — да и не восстанавливается оно теперь само по себе, заставляя Эцио бегать к аптекарям за лекарствами и зельями, выслушивая дружеские советы о еженедельном кровопускании.

Тем не менее ситуаций, когда надо положить уйму народа в бою, в игре хватает. И тут начинается избыточность. Разработчики хотели, чтобы сражения в игре были красивыми, эффектными, кинематографическими. Затея им вполне удалась. Эцио разве что люстры не роняет на врагов. Увороты, парирования и смертельные удары с вечно эффектным ракурсом камеры — все это есть. Но есть и многое другое. Наш герой может биться парными тайными клинками, мечами, кинжалами, молотами, кулаками, кастетами — даже метлами, удочками и лютнями! В его арсенале — медленно действующий яд, дымовые бомбы, метательные ножи и даже монеты, чтобы разбрасывать на улицах, привлекая внимание прохожих и, тем самым, замедляя стражу. Он может схватить врага и врезать ему рукой, ногой или головой, бросить его в прилавок или во врага. Он может швырнуть в глаза врагу пыль и мусор с земли, увернуться от удара, попытаться зайти за спину — и даже отобрать оружие.

И для каждого приема — своя комбинация клавиш, при желании можно сделать из боя настоящий балет. Тем более что враги, сколько бы их ни было, всегда атакуют по одному — максимум еще кто-то попробует нанести удар сзади.

А можно и вообще практически ничем не морочиться и не думать о приемах, благо в бою прекрасно работает старый добрый faceroll, также известный как «катание лица по клавиатуре». Эцио, как я упоминал выше, сообразителен и самостоятелен, а игроку достаточно запомнить два приема: блок с контратакой для обычных врагов и обезоруживающий прием для обладателей молотов. Просто и сердито.

Свой лунапарк

Ассасину пригодится анонимность под маской среди шума венецианского карнавала.

Отбирать у врагов в бою оружие можно лишь временно — коллекционировать его таким способом не получится. За клинками, броней, а также увеличенными подсумками для ножей и яда, надо идти в магазины, где скромный ассортимент чуть-чуть улучшается по ходу игры.

Деньги на покупки Эцио может зарабатывать по-разному. Выполнять сюжетные квесты. Заниматься побочными заданиями. Вскрывать бесхозные сундучки. Отлавливать воров и вражеских посланцев (одного удара по шее хватает, чтобы они отдали все, что у них есть). Наконец, можно пойти в народ и заняться ремеслом карманника!

Но все это делать не обязательно. Деньги, которые к концу игры будет некуда девать, даст наша семейная сельская усадьба Монтериггьони. Великолепное поместье с крепостными стенами, маленьким городком внутри и двухэтажным палаццо. Поначалу усадьба находится в запущенном состоянии — заросшие лозой стены, пустынные улицы, примитивные магазинчики. Но стоит вложить в усадьбу несколько десятков тысяч, отстроить инфраструктуру — от банка до борделя, — как Монтериггьони не просто начинает приносить прибыль от туризма, но и вообще становится людным и очень милым местом.

Только дворец — исключение. Он роскошный, но неуютный и чересчур мрачный. А чердак, где появляются на стенах портреты каждого убитого нами персонажа, словно вышел из какого-нибудь Silent Hill. На втором этаже, где тихо молится неконтактная после душевных травм мать Эцио, тоже лишний раз появляться не хочется. Зато на первом этаже можно и оружие купленное повыбирать, и забрать из сундучка накопившиеся деньги. Чем больше вложено в Монтериггьони, тем быстрее наполняется сундучок. Очень скоро исчезает всякий смысл добывать деньги еще каким-то образом.

А в соседней комнате на стене развешиваются найденные куски кодекса ассасинов, написанного триста лет назад Альтаиром. Чтобы завершить сюжет, придется разыскать и украсть все тридцать пергаментов.

Вчера тамплиеров душили, душили...

Орлиным взором Эцио выявил новую пиктограмму. Она поможет ему узнать Страшную Правду.

Еще в первой части Assassin's Creed разработчики с успехом применили безотказный рецепт проектирования теорий заговора: возьмите равные части реальных исторических персонажей и действительно произошедшие события — и придумайте к ним заговор. Этим методом баловались и небезызвестный Дэн Браун, и Умберто Эко (не только итальянец, но и профессор университетов Флоренции).

Пятнадцатый век богат на интересных исторических персонажей: Медичи, Борджиа, Макиавелли, Леонардо, Пацци, Савонарола. Симпатичных берем в ассасины (зрелище Николо Макиавелли, ныряющего ласточкой с башни в стог сена, — это, скажу вам, дорогого стоит), несимпатичных объявляем злыми тамплиерами. Разработчики даже реальные события тех времен ухитрились подвести под теорию вечного противоборства этих двух тайных организаций. Заговор Франческо Пацци и покушение на Медичи, проповеди, возвышение и гибель Джироламо Савонаролы, «папская» карьера и отравление Родриго Борджиа — все это преподнесено сквозь призму заговора и магического действия могущественных артефактов «Осколков Эдема».

Даже в картинах на библейские мотивы отыскались следы «Осколков Эдема».

Разве что Леонардо Да Винчи в тайных организациях не состоит, а расшифровывает для Эцио записи Альтаира исключительно из симпатии к юному убийце. Туманные, но убедительные пророчества Альтаира — заслуга сценаристов, а стилизованные под средневековый канон рисунки — заслуга художников. Но и это еще не все. По ходу сюжета у Эцио скапливается огромное количество писем, в которых тоже многое можно почерпнуть о жизни и причастности к заговорам других деятелей Возрождения, в игре не появляющихся. Чтобы не запутаться в персонажах, местах и прочих реалиях, можно исследовать игровую энциклопедию, которая пополняется на ходу. В ней даже заговор тамплиеров представлен наглядно — видно, кто из них главный, а кто на подхвате, чья личность выяснена и кого Эцио уже успел убить.

Если и этого мало, можно подключить к делу «орлиный взор», которым в свое время баловался и Альтаир. Но в те времена особый режим зрения пригождался лишь для рекогносцировки, чтобы сразу понять, кто друг, а кто враг. Здесь же с его помощью Эцио отыскивает на стенах домов двадцать символов, оставленных его менее удачливым предшественником. Обнаружив каждый из таких символов и выслушав голосовую запись, оставленную «субъектом 16», игрок должен решить одну или несколько несложных, но вполне себе дэнбрауновских по духу головоломок — найти общий элемент на знаменитых картинах, сложить картину из кусков, обнаружить на фотографии скрытый элемент. Найдя и «раскодировав» все двадцать спрятанных символов, игрок получает в награду по кусочкам небольшой видеоролик, в котором легенда о грехопадении предстает с неожиданной стороны.

За то, что разработчики не поленились вложить в игру столько намеков, аллегорий и тайн, им можно простить многое — даже на редкость бестолковую финальную битву с главным злодеем. Важнее то, что произойдет потом: Эцио, а с ним — Десмонд Майлс и ассасины узнают наконец тайну происхождения «Обломков Эдема», за которыми гоняются тамплиеры всех эпох. Какие тайны остались на последнюю часть трилогии? Какое время и место действия ждет нас в ней?

• • •

Если бы впечатление от Assassin's Creed 2 не подпортили мерзкой защитой от копирования, игра была бы без малого идеальным примером того, на что способны разработчики Ubisoft, всерьез решившие исправить ошибки бурного прошлого. Эпоха Ренессанса, красота итальянских городов и бурная политическая жизнь тех времен открывается для нас. Итальянская речь и магическая, завораживающая музыка Джеспера Кида. Но главное — это, как обычно, свобода. Свобода бежать по крышам и карабкаться на стены, сигать с высоты в сено и обчищать сундучки, подкрадываться к жертве в ночи и наносить удар. Эцио проворнее и быстрее всех, его не остановить, ибо он — новый легендарный ассасин.

А может, все-таки верблюд?

Решение Ubisoft с самого начала выглядело дико. Чтобы интернет требовался всегда? Чтобы игра постоянно была на связи с серверами, постоянно проверяла свою подлинность? Чтобы честного покупателя она начинала считать пиратом при любом обрыве связи? Это звучит безумнее, чем все, что придумали до этого в области защиты от копирования. Нервно курят в сторонке DRM-жупелы прошлого: все эти StarForce, лимитированные установки, привязки к системе и еженедельные проверки, которые Electronic Arts собиралась ввести в Spore.

Даже с прагматичной рыночной точки зрения идея была явно провальная. Какому же покупателю понравится, если игра непрерывно будет требовать доказательств, что ты не верблюд? Всем ведь понятно, что такая оскорбительная затея даже самых честных игроков толкнет в распростертые флибустьерские объятия!

Не толкнула. Защищенные «верблюжатиной» игры оказались крепким орешком. Сейчас, когда пишутся эти строки, пираты еще не справились ни с Assassin's Creed, ни с Silent Hunter 5. Как так? Специалисты Ubisoft проявили иезуитскую хитрость. Главный принцип новой защиты почти гениален: в продажу поступает не вся игра, а лишь клиентская часть, которая без серверной неполноценна. Взломать обычную защиту может быть чрезвычайно сложно, и история знает примеры компьютерных игр, которые держались спустя много дней после релиза. Но как быть пиратам, если у них нет даже полной игры? Самим становиться разработчиками?

Если Assassin's Creed все-таки взломают, то найдется немного желающих садиться на интернет-поводок за свои же шестьдесят долларов. Однако мы смело предполагаем, что новая защита Ubisoft продержится достаточно долго — столько времени, что падение продаж из-за пиратства можно будет не принимать в расчет.

Впрочем, уязвимое место у такой защиты все-таки осталось, причем весьма уязвимое. Сразу после запуска сервера аутентификации издателя начали подвергаться DoS-атакам разной интенсивности, из-за чего к ним порой помногу часов не могли пробиться игроки. Резоны у хакеров вполне карандышевские: «Так не доставайся же ты никому!» Сервера давятся запросами, игра сбоит и останавливается. Шишки за это, естественно, летят на издателя, и шишки заслуженные: если Ubisoft и дальше не сможет защитить своих покупателей от хакеров, грош цена будет такой защите. Репутация издателя и так уже подвергается серьезнейшему риску.

Вердикт: Тот же капюшон, те же прыжки по балконам и крышам. Но это Италия, и это Ренессанс, новые правила игры, герои, злодеи и заговоры — здесь живы традиции ассасинов и всегда найдется работа клинкам.

1 2 3 Все
Комментарии
Загрузка комментариев