Игра в материале
Enslaved: Odyssey to the West
?Рейтинг
Игромании
8.3Рейтинг
игроков
PS3   X360   PC
Жанр: Боевик, Боевик от третьего лица, Приключение
Мультиплеер:  Нет
Разработчик: Ninja Theory
Издатель: Bandai Namco Games
Дата выхода: 8 октября 2010
Enslaved: Odyssey to the West

Enslaved: Odyssey to the West

Вердикт — Enslaved: Odyssey to the West
«…При помощи банального Unreal Engine 3 Ninja Theory сотворили абсолютно неземную красоту с маковыми полями на месте бывшей Таймс-сквер, хлипкими разводными мостами и гигантскими ветряными мельницами в центре высокогорного убежища людей. Традиционная пост
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
Enslaved: Odyssey to the West

Двое пленников бегут из терпящей крушение «воздушной тюрьмы»: она — комфортно устроившись внутри спасательной капсулы, он — держась за поручень снаружи. Она — красивая и вроде бы умная девушка с ярко-рыжими волосами и большущими зелеными глазами, он — громила с внешностью и одеждой стриптизера. Ее зовут Трип, его, соответственно, — Обезьяна. Очнувшись в груде обломков, Трип изъявляет желание попасть домой, Обезьяна галантно соглашается проводить — все знают, что в центре Нью-Йорка совершается больше убийств, чем на Красной площади Москвы. Впрочем, особого выбора у него нет — поганка нацепила на голову Обезьяны смертельный обруч и может убить его в любой момент. Радикальные феминистки назвали бы это идеальной моделью отношений мужчины и женщины. Проблема в том, что в мире игры Enslaved: Odyssey to the West нет не только феминисток, но и людей вообще, а Трип и Обезьяна — одни из немногих оставшихся в живых.

Новая жизнь

Даже постапокалипсис в Enslaved красивый, без крови и грязи, а герои — похожи на греческих богов.

Конечно, оказавшись в такой компании и ситуации, любой нормальный мужчина должен прежде всего озаботиться спасением человечества и как можно быстрее приступить к производству детей (в конце концов, смертельный обруч висит на шее, а не где-то еще, и не мешает). Вот только сделать это, скорее всего, не дадут. По итогам последней мировой войны Нью-Йорк и другие города превратились в груду камней и даже успели порасти буйной зеленью, а по руинам разгуливают оставшиеся после боевых действий роботы. Кажется, сгинувшее человечество просто забыло их отключить, но герои все равно этого не помнят — они оба появились на свет уже после войны. Важно то, что живучие механизмы даже спустя полторы сотни лет продолжают методично выполнять заложенную в них программу, которая звучит точь-в-точь как голубая мечта робота Бендера, то есть «убить всех человеков». Поэтому при любом проявлении человеческой активности железяки мигают цветом красной угрозы, скрипят давно несмазанными конечностями и демонстрируют полную готовность убивать.

Боссы опасны, но убиваются простым долблением в одну точку, словно и не было никакого God of War.

Ninja Theory утверждают, что все вышесказанное — вольный пересказ китайского классического романа «Путешествие на Запад», за исключением, конечно, роботов и Нью-Йорка. В какой-то степени Enslaved — это очень созерцательная игра, внутри которой больше всего хочется заняться медитацией под чудесную музыку индо-британского композитора Нитина Суонэя. При помощи банального Unreal Engine 3 Ninja Theory сотворили абсолютно неземную красоту с маковыми полями на месте бывшей Таймс-сквер, хлипкими разводными мостами и гигантскими ветряными мельницами в центре высокогорного убежища людей. Традиционная постапокалиптическая тоска по ушедшему миру несвойственна этой игре — картины разрушенных, покосившихся небоскребов, полусгнившая офисная мебель и ржавые остовы машин не вызывают абсолютно никакой жалости. Для героев все эти артефакты прошлого — диковинка, невидаль непонятного назначения. Возможно, здесь когда-то жили, ездили на работу, любили, страдали, рождались и умирали миллионы человек, но сейчас сквозь потрескавшийся асфальт пробиваются столетние деревья, а бывшие когда-то домами куски арматуры выглядят прекрасным подспорьем для акробатики.

Каждой твари по паре. Другие примечательные пары в видеоиграх

Джейд и Пейдж

(Beyond Good & Evil)

Мишелю Анселю всегда удавались запоминающиеся персонажи (см. хотя бы Rayman), а в Beyond Good & Evil такими были абсолютно все. Достаточно сказать, что дядей фотожурналистки Джейд, который проводил с ней половину игры, был прямоходящий свин.

Принц и Фара

(Prince of Persia: The Sands of Time)

Без принцессы не обходится ни одна игра про Принца Персии (кроме The Forgotten Sands, но на то она и худшая), ведь в ее спасении был изначальный смысл серии. Тем удивительнее, что в The Sands of Time принцесса не только проводила с нами чуть ли не всю игру, но и могла постоять за себя.

Джордж и Нико

(Серия Broken Sword)

Герои одного из лучших квестов на свете — полные противоположности, которые удачно дополняют друг друга. Но и кое-что общее у обаятельного юриста-американца и французской журналистки тоже есть: шило в одном месте и любовь к тонкому английскому юмору.

Хана и Ройс

(Fear Effect 2)

«Любовь между женщиной и женщиной — мой любимый вариант», — сказал в одном из фильмов Вуди Аллен. Игра Fear Effect 2: Retro Helix точно понравилась бы маэстро, ведь ее главные героини — две лесбиянки. Даром что это был серьезный технотриллер.

Джеймс и Мария

(Silent Hill 2)

В том, что человеку, который из жалости убил собственную жену, по прибытии в Сайлент-Хилл стали мерещиться блондинки-стриптизерши, нет ничего удивительного. Интересно другое: Мария соединяла в себе все те качества, которых скромняге Джеймсу не хватало в покойной жене.

Мастер Чиф и Кортана

(Серия Halo)

И раз уж мы заговорили о бестелесных женщинах, нельзя не вспомнить искусственный интеллект Кортану из серии Halo. Увидеть ее можно редко, ведь большую часть времени она проводила… в голове Мастера Чифа, давая тому советы и подтрунивая над ним.

Дорога

Физика в игре отсутствует как класс, поэтому просто столкнуть врага в пропасть нельзя.

Впрочем, какие-то технологии в мире сохранились и даже эволюционировали: Трип довольно быстро налаживает беспроводную связь между героями и учится дистанционно сканировать территорию на предмет оставшихся с войны мин, роботов и турелей. Кроме этого, девушка умеет отвлекать внимание врагов на себя и взламывать компьютерные терминалы, а Обезьяна (при первой встрече пообещавший сломать Трип шею, когда все закончится) в буквальном смысле носит ее на руках, заслоняет от пуль и вообще проявляет заботу. И дело тут не только в том, что в случае смерти Трип автоматически умрет и он сам. Находясь вдвоем посреди враждебного окружения, герои довольно быстро начинают испытывать симпатию друг к другу, а смертельный ошейник и беспроводная связь только добавляют пикантности в эти отношения.

Забавно слушать, как герои, спасаясь от разъяренного робота в заброшенном нью-йоркском театре, обсуждают впервые увиденную постановку «Ромео и Джульетты», которую разыгрывают на сцене голографические актеры. В другой раз сидящая в укрытии Трип впервые срывается в истерику от страха, в то время как балансирующий на стреле башенного крана герой пытается ее успокоить, не свалившись при этом в пропасть. А когда парочка встречает на своем пути противного сального толстяка по кличке Свинья, томные взгляды и слова уступают место безудержному смеху. Толстяк первым же делом пытается избавиться от Обезьяны, заманив того в логово робота-босса, а Обезьяна проникается ненавистью к Свинье и того раньше — за неудачную попытку подкатить к Трип.

Акробатику словно специально упростили, чтобы не отвлекать от захватывающих пейзажей.

Благодаря великолепным, по-настоящему живым персонажам, Enslaved местами воспринимается почти как постапокалиптическая версия Uncharted 2: Among Thieves для PS3 (лучшей приключенческой игры по обе стороны океана). Эти игры похожи не только по цветовой гамме и графическому стилю (впрочем, предыдущая игра Ninja Theory, слэшер Heavenly Sword, была примерно такой же), но и по отсутствию вымученности — главной беды всех современных блокбастеров. Реплики персонажей остры и естественны, а лица порой выражают эмоции лучше, чем голос. В игре нет ни одной ненужной кат-сцены, которую хочется промотать, а те, что есть, очень здорово срежиссированы и динамичны.

Акробатику игры разработчики тоже явно стремились сделать похожей на Uncharted, в результате чего все управляется одной кнопкой, а под ногами героя постоянно что-нибудь скрипит и рушится в пропасть. Но с упрощениями они все-таки перестарались: здесь даже сознательно невозможно промахнуться мимо нужного уступа, настолько все заскриптовано и просчитано заранее. Даже бешеная камера, которая обожает выхватывать самый эффектный, но ужасно неудобный ракурс, и та не может привести к ошибке.

Против лома нет приема

Иногда для того, чтобы спасти деревья и озоновый слой, недостаточно даже электромобиля с рекламного плаката.

К сожалению, параллели с Uncharted заканчиваются ровно тогда, когда Обезьяна надевает железные перчатки и берет в руки что-то вроде лома для разделки роботов (единственное оружие в игре). По духу Enslaved — обычный слэшер, причем довольно-таки скучный и неизобретательный. Способов применения у лома всего два (бить врагов по башке или стрелять очень редко встречающимися плазменными или шокирующими зарядами), а доступных ударов — не намного больше. К концу игры драться становится настолько скучно, что при любой возможности врагов стараешься огибать стороной или убивать драгоценной плазмой — дорого, зато хватает одного выстрела. Чтобы дотянуть до уровня образцовых слэшеров, Enslaved не хватает элементарного свиста за ушами, хорошего ощущения оружия, какой-никакой физики (противника нельзя даже столкнуть в пропасть) и, пожалуй, еще разнообразных врагов: рядовые мехи очень похожи друг на друга. Впрочем, та же проблема была и у Heavenly Sword.

При этом, несмотря на отчаянное однообразие, в лучшие моменты бои выглядят очень зрелищно: когда Обезьяна, подкравшись к ближайшему роботу, вырывает у него из рук пулемет и расстреливает боезапас в набегающую толпу, игре хочется буквально аплодировать. Однако эйфория стихает, когда уже через уровень выясняется, что грозный босс-собакоробот с двумя (!) полосками здоровья легко забивается одним-единственным ударом. Вдобавок акробатика и экшен настолько явно сменяют друг друга, что со временем можно научиться предсказывать, когда и сколько врагов придется одолеть. Каждая битва начинается с обязательного сканирования поля боя при помощи Трип, в результате чего игра словно ставит саму себя на паузу, не давая как следует войти в ритм. Нужно ли говорить, что для слэшера подобный подход губителен?

Судя по цвету воды, даже через 150 лет после гибели человечества купаться все равно нельзя.

Конечно, Синдбад-мореход был в гораздо худшем положении. Возить на спине Трип гораздо приятнее.

* * *

Но как и с очень близкой по духу Beyond Good & Evil, Enslaved — это как раз тот случай, когда все эти глупости можно и нужно перетерпеть. Правда, в отличие от BG&E, никакой свободы исследования, кучи персонажей, мини-игр и прочих компенсирующих факторов тут нет: игра предельно линейна. Единственная удачная находка в этом плане — антигравитационный скейтборд, на котором можно полетать несколько раз за игру. А уж погони за (или «от», как уж повезет) убегающими боссами и последующие расправы над ними вообще заряжают энергией настолько, что выдержать очередную порцию скучных поединков с ходячими кухонными комбайнами после этого не составляет никакого труда. Тем более что игра-то вовсе не об этом, а, как вы догадались, о любви.


Реиграбельность нет

Классный сюжет да

Оригинальность да

Легко освоить да

Оправданность ожиданий: 80%

Геймплей: 7

Графика: 9

Звук и музыка: 9

Интерфейс и управление: 7

Дождались? Enslaved так и не определилась, кем ей быть: для слэшера игра слишком примитивна, а для симулятора романтического постапокалипсиса в ней слишком много драк. Но даже в таком виде это очень редкая игра ручной работы, и пропускать ее не стоит.

Рейтинг: 8,0

«Отлично»

Комментарии
Загрузка комментариев