Тест на клик-пригодность

Тест на клик-пригодность

Спецматериалы — Тест на клик-пригодность
«…Сопоставив длину вашего мизинца и безымянного пальца, можно сделать вывод о том, к играм какого жанра вы больше всего склонны. Бредовая идея? Как бы не так! После развала Союза в новосибирском НИИ тугоплавкости и пчеловодства написали программу-анализат
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Тест на клик-пригодность

Сопоставив длину вашего мизинца и безымянного пальца, можно сделать вывод о том, к играм какого жанра вы больше всего склонны. Бредовая идея? Как бы не так! После развала Союза в новосибирском НИИ тугоплавкости и пчеловодства написали программу-анализатор, которая безошибочно определяет игровые предпочтения человека. «Игромания» поговорила с куратором проекта, инженером-психологом по образованию, доктором технических наук, лауреатом ордена «За заслуги перед Отечеством» в третьей степени, заведующим лабораторией рабочих процессов двигателей внутреннего сгорания профессором Павлом Петровичем Батуриным, и с трудом нащупала тонкую границу между наукой и хиромантией

— Итак, вам 72 года, а вы не только играете в компьютерные игры, но еще и взяли на недавнем киберспортивном турнире в Новосибирске Гран-при — притом что самому старшему вашему противнику было 26 лет. Вы играли в виртуальные шахматы?

— Мы играли в Unreal Tournament 2004, Quake 3 Arena и Counter-Strike.

(с некоторой поддевкой) И вы обставили более молодых соперников во всех трех дисциплинах?

(спокойно) Во всех трех.

— Это невозможно. Либо вы в прошлом — летчик-истребитель, либо соперники — подкупленные.

(довольно) Ни первое, ни второе. Но в любом другом подобном турнире я бы, конечно, вылетел в первом же туре. Вся соль в том, что это было не простое соревнование, а эксперимент — и, как видите, очень удачный.

Я, понимаете ли, сам отобрал себе соперников. Нет, это были совершенно нормальные девчонки и парни, все из технических вузов, все регулярно играют в экшены, стрелялки. Компьютерная, так сказать, элита города. Но они играют и не знают, что к шутерам — не способны.

— А вы, надо полагать, способны?

(торжествующе) Именно!

Неплохо Играющий Институт

Пока все институты страны в девяностых спивались и разваливались, в НИИ тугоплавкости и пчеловодства занимались делом — играли.

— Я играю в игры лет тридцать — со всеми остановками: крестики-нолики на перфокартах, советские игровые автоматы; пару раз, когда в восьмидесятых летал на конференции, пробовал играть на американских (так вот, наши лучше, потому что цельнометаллические). А потом, возвращаясь из какой-то командировки, привез из Штатов это чудо капиталистической мысли — ну, вы знаете, SEGA Mega Drive. У меня как раз младшенький в школу пошел, мы с ним от телевизора не отлипали.

В общем, когда в 1988 году нам по государственной программе закупили в НИИ 286-е компьютеры, я знал, что с ними делать. Работы не было, но зарплату еще платили, и пока буфетчицы вязали шарфы, а чертежницы мерили кофточки — все сотрудники-мужчины со мной во главе шпилили в Test Drive, Arcanoid и Elite. Между прочим, мой рекорд в «Арканоиде» до сих пор никто не побил!

— И долго это продолжалось?

(довольно крякает в трубку) Это продолжается до сих пор. Конечно, нас уже не двести человек и играем мы не в Test Drive, но работы по-прежнему нет, а зарплату все еще платят.

— То есть вы двадцать второй год прожираете деньги налогоплательщиков, гоняя пиксели на древних 286-х компах?

— Ну, технопарк мы с тех времен обновили. В кризис у нас тут «Рапчур», колхоз на улице Ленина, окончательно дал дуба, и все железо (системные блоки, колонки, мониторы) досталось нам. Машинки, конечно, слабенькие, старые, но их триста штук! Мы из них наковыряли чего помощнее, докупили сами кое-чего... (хитро) Call of Duty новый идет без проблем.

— Вы так это все просто рассказываете — Mega Drive, Call of Duty... Но человек в вашем возрасте физически не может обставить молодого парня, даже если без перерыва играет в шутеры тридцать лет!

— Правильно вы говорите. И вот тут мы подходим к самому интересному. Дело тут не в тренировках. Это молодой парень физически не может меня обставить.

— И как же это удалось установить?

— Всего-то за десять минут.

Пробуйте сами, играйте сами

Специально для «Игромании» Павел Петрович написал лайт-версию программы-анализатора, которую вы можете найти на нашем диске — и, ответив всего на двенадцать вопросов, с точностью 87% определить палитру ваших игровых предрасположенностей.

На десять минут старше

Работать, по словам профессора Батурина, сложно: оборудование старое, финансирования нет. Но контракт с крупной розничной сетью может спасти положение.

— Как вы понимаете, играя в игры большим коллективом на протяжении многих лет, мы стали замечать некоторые закономерности. Например, кто-то лучше играет с утра, кто-то — вечером. С опохмелу, знаете ли, отлично «Марио» идет, а если трезвенник, то лучше всего в Burnout порулить. Виталий Товиевич, заядлый квейкер, у нас каждый день поднимается домой по лестнице — пожарной! — а это, между прочим, семнадцатый этаж! Или Ипполит Капитонович, чемпион по «Старкрафту», протосс! Спит в носках — так у него циркуляция крови улучшается. В общем, определенные жизненные привычки, образ жизни, так сказать, влияют на склонность человека к игре того или иного жанра.

— Только не говорите, что вы научились все эти привычки анализировать. Их тысячи!

— Совершенно верно, но чтобы с высокой долей вероятности определить человеческие склонности, достаточно знать десять-пятнадцать. За четыре года мы расчертили для каждого матрицу привычек (с пеной у рта записывали, как спим, что едим, как себя чувствуем, как проводим досуг — и как все это отражается на игре), и на ее основе выявили некоторые закономерности.

И — вы не поверите! Оказалось, что люди одного психотипа и похожего образа жизни склонны к играм одного и того же жанра! Выяснилось, что те из нас, кто по десять лет играли в стратегии и считали, что им нравятся только стратегии, на самом деле были склонны к шутерам — и стоило им попробовать шутеры, как они втягивались и начинали побеждать тех, кто в шутеры играл всю жизнь! Это было одновременно очень логично и совершенно невероятно, а главное — у нас на руках было множество эмпирических данных, обработав которые мы научились с точностью до 87% определять, к каким играм склонен тот или иной человек.

— Мистика какая-то! Но ведь ни один нормальный человек не будет четыре года записывать каждый свой шаг, чтобы узнать, в какую игру ему дано играть от природы.

— И не надо ничего четыре года записывать! Мы анализировали собранную информацию пять лет и к 2005 году выделили те самые несколько характеристик, которые влияют на игровой психотип человека. Дальше уже было дело техники: нужно было составить тест, который бы однозначно определял, обладает человек нужной нам характеристикой или нет. Сначала у нас было больше сотни вопросов, но за пару лет мы свели их количество к двенадцати. Чтобы пройти такой тест, достаточно десяти минут.

И на всю жизнь

В Новосибирске интерес к необычному эксперименту огромный: за двадцать лет ученые составили почти шестьдесят тысяч матриц привычек.

— Несколько примеров приведете?

— Пожалуйста. Во многих играх, вы знаете, важно сохранять хладнокровие. Как определить, насколько выдержан человек? Можно дать ему длинный вопросник, заставить в него закопаться и потом долго сопоставлять ответы. Но мы нашли решение изящней. Оказывается, достаточно просто попросить человека засечь без часов минуту. Если его минута окажется короче настоящей, значит, он неусидчив и, скорее всего, невыдержан. Если длиннее, значит, он перестраховщик и флегматик. Нам такой подойдет.

Или вот склонность к риску, она тоже определяется довольно просто. Вы, наверное, слышали про теорию профессора Шварца, который пытался определить способность человека к большому бизнесу, сопоставляя длины его пальцев. Так вот, оказалось, что у всех успешных топ-менеджеров разница в длине мизинца и безымянного пальца меньше четырех миллиметров — и все эти люди склонны к риску.

— Вы меня простите, но это какой-то хирологией пахнет.

— Да хоть хиромантией! У нас точные данные и все задокументировано!

— Ну хорошо, пусть так. Но давайте ближе к телу — как все эти пальцы помогли вам выиграть турнир?

(гордо) У меня, как вы понимаете, врожденная склонность к шутерам. Ну, это очевидно, я же дверь синим ключом открываю. А турнир — это триумф науки. Мы собрали со всего Новосибирска несколько сотен парней и девчонок и протестировали по нашей матрице. Выбрали тех, кто к шутерам абсолютно не склонен, и посадили играть. Результаты вы знаете.

— Массовому-то игроку когда-нибудь посчастливится определить, к игре какого жанра он способен больше всего?

— Конечно! Мы сейчас ведем переговоры с несколькими крупными розничными сетями. В планах — оснастить магазины специальными терминалами с нашей тестовой программой.

— Серьезно? Большой интерес?

Анализатор профессора Батурина может сделать для киберспорта то же, что генный анализ — для спорта обычного. Определять способность к играм можно будет в раннем детстве.

— Сами подумайте! В интернете полно рекомендательных сервисов, и вы, разумеется, знаете, что точность у этих сервисов хромает, советуют там только самые очевидные вещи, а чтобы они хоть капельку попадали в ваши вкусовые предпочтения, на них нужно не один час убить. Однако люди пользуются — значит, спрос есть.

А теперь представьте, что есть программа, которая с 87% точностью за десять минут вам сообщает, что вы больше всего склонны к тому-то и тому-то — и, главное, не просто склонны! Что вам по-настоящему это понравится! И не потому, что это понравилось Васе, Свете и Пете, а потому, что вы сами к этому предрасположены! Купите вы эту программу?

— Скорее всего, куплю.

— А если вам предложат ее пройти в магазине бесплатно (помните: десять минут — и на всю жизнь!) — пройдете?

— Любопытство заставит!

— Вот видите! Наша цель — создать единый геймерский портрет страны! Такого еще ни одни ученые в мире не делали! Нами уже заинтересовались в НАСА и институте имени Кащенко!

— С чем я вас и поздравляю.

— Что и требовалось доказать!

Комментарии
Загрузка комментариев