Игра в материале
L.A. Noire
?Рейтинг
Игромании
7.8Рейтинг
игроков
PS3   X360   PC
Жанр: Боевик, Боевик от третьего лица, Приключение
Серия: L.A. Noire
Мультиплеер:  Нет
Разработчик: Team Bondi
Издатель: Rockstar Games
Издатель в России: СофтКлаб
Дата выхода: 20 мая 2011
Дата выхода в России: 27 мая 2011
L.A. Noire

L.A. Noire

Вердикт — L.A. Noire
«…Когда герои под тоскливый джаз приезжают на заброшенные кинодекорации, когда шальная пуля сносит с участников перестрелки шляпы, когда на сцену выходит немецкая салонная певица — L.A. Noire, в общем, можно полюбить. Но, как и в любом настоящем нуаре, бо
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
L.A. Noire

Семь лет назад, когда случился анонс L.A. Noire, захлебнувшаяся в экстазе пресса прописала ее в массовом сознании как «новый проект Rockstar Games». Тот малозаметный факт, что игра вообще-то создается австралийской студией Team Bondi, большинство из нас почему-то предпочло оставить без внимания. Как выяснилось — напрасно.

Худруком Team Bondi выступает Брендан Макнамара — человек с недобрым лицом, походящим на изредка улыбающуюся отбивную. Явно мнящий себя вторым Дэвидом Кейджем, Макнамара потратил немало времени и денег компании Sony на разработку The Getaway — грандиозного PS2-эксклюзива, известного в первую очередь тем, что там можно было отдышаться у стеночки, излечив таким образом свежеполученную автоматную очередь. The Getaway — сюжетно ориентированный клон GTA 3, лишь формально прикидывался экшеном с открытым миром. На самом деле это была линейная, амбициозная, напыщенная и начисто лишенная чувства юмора игра, чей создатель при любом удобном случае употреблял конструкции вроде «интерактивное кино» и «стирание границ между играми и кинематографом».

•  В игре, как и в современных квестах, можно использовать подсказки. Например, для того, чтобы найти все улики или спрятать неправильные варианты вопросов. На это тратится получаемая с опытом интуиция.

Кроме того, The Getaway была очень дорогой, роскошно поставленной игрой с вызывающе плохим геймплеем. Тамошние езда и стрельба не выдерживали никакой критики даже по меркам начала нулевых, а единственной причиной, по которой The Getaway предлагалось любить, была, собственно, постановка. По взаправдашнему Лондону гоняли настоящие «лексусы», «роверы» и «мерседесы», в камеру постоянно грозили сигарой герои Гая Ричи (растерявшие при этом любые намеки на самоиронию), за кадром звучали подписанты хорошего английского лейбла Ninja Tune — в общем, The Getaway продалась тиражом в несколько миллионов копий. Не в последнюю очередь потому, что ее формальный конкурент, GTA 3, на тот момент тоже не мог похвастаться сколько-нибудь впечатляющим геймплеем.

Так вот, все вышесказанное в полной мере применимо ко второму опусу Макнамары — L.A. Noire. Это обаятельная, выдающаяся (отдельными местами) и где-то даже инновационная игра, спроектированная амбициозным и довольно скверным геймдизайнером.

Вежливый отказ

Нет ничего проще, чем попасть под обаяние L.A. Noire. Она безошибочно знает болевые точки любого образованного человека и бьет туда с вызывающим самодовольством. Игра открывается меланхоличным джазом, проезжает камерой по послевоенному Лос-Анджелесу, берет несколько потрясающих крупных планов (о которых мы еще поговорим ниже) — не влюбиться в подобные вещи практически невозможно.

Первые шаги по этому миру вы делаете в роли восторженного туриста: игра заботливо подводит к первому месту преступления (мы приезжаем туда на правах патрульного), дает посветить фонариком, заставляет покрутить в руках ничего не значащие предметы декора, подсовывает под нос орудие убийства, предлагает прокатиться в местную оружейную лавку и, наконец, позволяет провести первый в своей нуар-жизни полицейский допрос. Вы восторженно жмете на кнопки, не подозревая, что вышеописанные процедуры — это все, чем придется заниматься на протяжении трех DVD-дисков и примерно 20 часов игрового времени.

• В игре прорва побочных миссий по задержанию грабителей банков, вооруженных психопатов и прочих преступников. Все они мало отличаются друг от друга и даже в подметки не годятся сайд-квестам в той же GTA 4.

L.A. Noire — эротический сон формалиста, игра, побитая на эпизоды, каждый из которых, в свою очередь, представляет собой четко прописанную последовательность одних и тех же действий. Под эпизодами тут понимаются дела, которые главгерой решает в рамках службы в различных отделах лос-анджелесской полиции.

Каждое дело распадается на череду актов: выезд на место преступления, поиск улик, допрос свидетелей, поездка по образовавшимся наводкам и финальный допрос. Время от времени дают пробежаться за убегающим подозреваемым, прокатиться на машине или пострелять из пистолета. Девяносто процентов L.A. Noire — это крайне формализованное действо, где вы занимаетесь одним и тем же. Сбор улик представляет собой затейливое кручение различных предметов в руках — никаких удивительных деталей эпохи (за исключением, возможно, того факта, что герой регулярно хватает улики и обследует трупы голыми руками, без перчаток).

По правде говоря, учитывая нуар, джаз и Лос-Анджелес, подобную структуру можно было бы стерпеть — при условии, что искать улики, ездить, стрелять и допрашивать было бы интересно.

Формула игры

В усопшем издании «Игромания Лайт» была такая замечательная строчка: «формула игры». Так вот, применительно к L.A. Noire она выглядела бы следующим образом: 50% Police Quest + 40% True Crime: Streets of L.A. + 10% Mafia. Большую часть L.A. Noire занимает поиск улик, и сделан он тут самым топорным способом из всех возможных — это чистой воды пиксельхантинг, даром что в дорогостоящем 3D. Лавируя среди безупречно спроектированных декораций, вы, натурально, прощупываете пространство ответственной кнопкой, надеясь найти какую-нибудь активную зону. Этот процесс заметно упрощен благодаря специальным музыкальным подсказкам: игра звуком и вибрацией геймпада подсказывает, когда нужно жать. Но, по сути, вы проведете около десяти часов за прощупыванием окружающей меблировки.

• Когда герой берет в руки оружие, начинается худшая часть игры.

Экшен сделан так, как будто в этом мире не было GTA 4 или Red Dead Redemption (не говоря уже об Uncharted 2): герой неуклюже прислоняется спиной к укрытиям, пространство вокруг неохотно отзывается на внешние раздражители, оружие и персонаж совершенно не ощущаются на тактильном уровне.

И, наконец, езда — аркадная, начисто лишенная сколько-нибудь вменяемой физики, бездарная и совершенно бессмысленная. После грандиозного выступления автомобильной составляющей Mafia 2 ездить в L.A. Noire физически неприятно. Макнамара это, похоже, понимает и сам, поэтому вставил в игру возможность передать руль напарнику. Единственная причина, по которой Team Bondi прикрутили к своей игре огромный трехмерный Лос-Анджелес сороковых, — чтобы вы прокатились по нему на полигональном бруске и поглазели на достопримечательности. Чем-то подобным долгое время были заняты разработчики компьютерной игры «Дальнобойщики 3».

Остаются допросы, и с ними, к счастью, все не так однозначно. Благодаря хитрой технологии сканирования лица L.A. Noire действительно является первой игрой, которая проходит проверку крупным планом. Герои тут обладают выразительной мимикой: вскидывают брови, закусывают губы и, в общем, оправдывают затраты на голливудских исполнителей. Другой вопрос, что это все-таки трехмерные модели, а не живые люди — совсем тонких актерских нюансов и выразительных взглядов игра передать не в состоянии. Так что хорошие голливудские артисты вынуждены намеренно переигрывать: театрально пучить глаза, надувать щеки, выразительно водить зрачками. Эффект от этого несколько комический: узнаваемые, хорошие вроде бы актеры ведут себя как участники фестиваля пантомимы имени Бастера Китона. Но в целом смеяться над такими вещами, конечно, грешно — Team Bondi на самом деле сделали заметный технологический шаг, благодаря которому, хочется верить, скоро можно будет без отвращения смотреть на крупный план поцелуя двух трехмерных моделей.

•  Нелепая сцена погони за удирающим огородами преступником завершает почти что каждое дело.

Что касается собственно механики допросов, то в ней по большей части поражает общая необязательность этого процесса. На каждую реплику подозреваемого можно отреагировать тремя способами: поверить, усомниться и заявить, что человек лжет (в этом случае потребуется предъявить доказательства, которые главгерой старательно записывает в записную книжку). Но, к сожалению, что бы вы ни говорили, как бы ни ошибались во время диалога, игра все равно найдет способ сообщить главные сюжетные моменты. Никакой нелинейности уровня Heavy Rain (с которой L.A. Noire по какому-то недоразумению любят сравнивать) тут нет. Есть просто элемент игры, на месте которого вполне могла быть неинтерактивная кат-сцена — никто бы особенно не расстроился.

Больше всего в истории с геймплеем поражает не его общая дряблость, а то, куда смотрели Rockstar Games. Ну ладно Макнамара — он за всю жизнь не сделал ни одного приличного экшена, но «Рокстар»! Люди, нашедшие идеальное применение Euphoria AI, люди, с четвертой попытки все-таки прикрутившие к открытому миру нормальные автофизику и экшен-механику! Эти-то куда смотрели?

По-большому и по-маленькому

Терпеливый читатель может предположить, что все это безобразие можно и нужно терпеть ради потрясающей стилизации и сюжета. Увы, с сюжетом тут тоже полный провал. Макнамара, мастер больших и сложносочиненных форм (The Getaway, напомним, состояла из двух актов, где одни и те же события демонстрировались с разных точек зрения), тупо пасует перед материалом. Для него нуар — это набор формальных признаков, которые он старательно копирует. L.A. Noire губит собственная эпизодическая структура. Нуар — это всегда очень хитро завернутый сюжет, в котором с ходу практически невозможно разобраться: череда многоходовых предательств, обилие второстепенных персонажей, роковые блондинки и так далее.

•  Исследование трупов жертв здесь включает только беглый осмотр на предмет улик. О том, какими красками могла бы засверкать игра, добавь в нее авторы интерактивную судмедэкспертизу, — читайте в нашем материале Анатомия убийства.

Короткие часовые зарисовки L.A. Noire в основном живописуют какую-то скучную бытовуху. Интересных персонажей практически нет, Голливуд, любимая нуар-тема, в основном работает на периферии: персонажи проплывают перед вами вереницей выпученных глаз и трехмерных ртов, не оставляя в памяти практически ничего. Главный герой — скучный поц с ментальностью отличника — такой же болван, как и его подозреваемые. В общем, пока мы тут втайне надеялись на ревизионистский нуар в духе «Чайнатауна» и «Секретов Лос-Анджелеса», австралийцы сделали интерактивную версию нетленного сериала «Детектив Майк Хаммер».

Дела становятся заметно хуже, когда Макнамара решает добавить своему герою глубины. Для этого между отдельными делами время от времени начинают всплывать флэшбеки о службе в армии (для верности раскрашенные в сизый монохром, — а то вдруг зрители не догадаются, что это воспоминания). И вот эти неуместные, плохо поставленные зарисовки смотреть особенно невыносимо. На исходе второй трети игры Макнамара неспешно начинает намекать на то, что у L.A. Noire все-таки есть сквозной сюжет, и дела, оказывается, более-менее связны между собой. Случается это после окончания второго диска (версия для Xbox 360 занимает 3 DVD), так что досидят до подобного поворота немногие.

 

При этом назвать L.A. Noire безоговорочным провалом все же не получается. Это большая, амбициозная, сырая, местами полная откровенных глупостей (любимый эпизод автора этих букв — погоня за подозреваемым, в ходе которой он сбивает пятерых людей, разносит полгорода, после чего его вытряхивают из машины и вежливо просят ответить на несколько вопросов) игра, которая периодически собирается и все-таки работает. Когда герои под тоскливый джаз приезжают на заброшенные кинодекорации, когда шальная пуля сносит с участников перестрелки шляпы, когда на сцену выходит немецкая салонная певица — L.A. Noire, в общем, можно полюбить. Но, как и в любом настоящем нуаре, большая часть времени тут отведена беспросветной, томительной тоске.

Реиграбельность:
Классный сюжет:
Оригинальность:
Легко освоить:
Геймплей:
7
Графика:
8
Звук и музыка:
10
Интерфейс и управление:
9
Дождались?
Вместо ожидаемой революции L.A. Noire представляет собой нечто среднее между полицейским квестом, плохим экшеном и незабвенным сериалом «Детектив Майк Хаммер».
Рейтинг «Мании»: 7,5
«Хорошо»

Анатомия убийства

Судебная медицина на службе у компьютерных игр

Существует огромное количество симуляторов самых невероятных вещей и действий, о которых большинство игроков даже не подозревает. Симулятор вождения автобуса и яхты, симулятор прыжков с парашютом и карьерного самосвала, симулятор скоропомощной больницы и ветеринарной клиники, есть даже симуляторы хакера и команды разработчиков игр.

Но среди этого паноптикума нет самого, на наш взгляд, необычного, но необычайно нужного современной игровой индустрии симулятора. Симулятора судмедэсперта. Почему необычного, думаем, объяснять не надо. А нужного — потому что использование элементов подобного рода симуляции в играх с детективным сюжетом (а это и квесты, и экшены, и адвенчуры) позволило бы многократно усилить погружение и саспенс.

Страшно подумать, сколько главных героев-полицейских или частных детективов, обнаружив тело, в бессилии опускали руки, потому что не имели ни малейших представлений о том, какую информацию можно получить от трупа. Создатели L.A. Noire вообще убрали этот аспект из игры — здесь герой обычно получает результаты судмедэкспертизы уже постфактум, нередко даже по телефону.

Мы решили восполнить за них этот пробел и вписали воображаемый симулятор судмедэксперта в геймплей современных игр. Итак, представьте. Вы — следователь и стоите перед бездыханным телом. О чем же оно может вам рассказать?

Давность преступления

В подавляющем большинстве игр обнаруживший труп герой не имеет ни малейшего представления, как давно было совершено убийство. Тем не менее существует немало способов, позволяющих определить давность наступления смерти. Судмедэксперты разделяют ранние и поздние изменения трупа. Анализируя их, они и делают выводы о том, когда умер человек. К ранним трупным явлениям относятся:

— снижение температуры тела (обычно меряется базальная, то есть ректальная температура);

— выраженность трупных пятен: если смерть наступила недавно, трупные пятна еле выражены и при надавливании легко исчезают; чем больше прошло времени, тем отчетливей пятна и тем хуже они исчезают при механическом воздействии (кровь начинает полностью пропитывать ткани и не уходит из нижележащих отделов тела);

— степень трупного окоченения: выраженный посмертный «паралич» мышц начинает проявляться примерно через три часа после смерти и достигает своего максимума через сутки; после этого его сила падает, а где-то через трое суток трупное окоченение полностью исчезает;

— высыхание кожных покровов и слизистых также позволяет судить о том, когда примерно погиб человек.

Помимо этого врачи иногда анализируют возбудимость мышечной ткани (для этого через мышцы пропускают ток), реакцию зрачка на ряд химических препаратов и анализ содержимого желудочно-кишечного тракта.

Сопоставляя перечисленные параметры друг с другом и с таблицами, которые учитывают скорость развития различных признаков в зависимости от влажности и температуры воздуха, можно определить давность смерти с точностью до нескольких часов.

Опарыши-индикаторы

Но это — только если с момента преступления прошло не более трех-четырех суток. Если больше, то ситуация меняется. Делать выводы становится намного сложнее, потому что судмедэксперту приходится анализировать уже поздние трупные явления. Гниение и скелетирование. Если запустились эти процессы, то точность резко падает, зачастую нельзя даже определить, месяц или два назад погиб человек. Ситуация упрощается, если преступление было совершено в теплое время и над трупом успели потрудиться мухи. По размеру опарышей и наличию в теле различных стадий их развития иногда можно определить давность наступления смерти с точностью до дня.

Понятно, что оценивать сухость слизистых в играх вряд ли получится, — графика до этого пока не доросла. Но вот подергать руки-ноги и узнать, есть или нет трупное окоченение, бросить взгляд на трупные пятна, посмотреть на число опарышей (они ведь в играх и так зачастую есть, просто в геймплее никак не используются), — все это можно сделать запросто.

Огнестрел

Если человек был убит из огнестрельного оружия, то, анализируя повреждения, можно узнать, с какого расстояния был сделан выстрел, какая по счету пуля попала в тело, какое из пулевых отверстий образовалось раньше остальных, и получить еще массу полезной информации, которая позволит быстрее раскрыть преступление. Приведем простой пример.

Вот вы стоите рядом с полигональным трупом, лежащим в луже крови. Вы достаете лупу и подносите ее к пулевому отверстию. Для начала вы пытаетесь определить, входное это отверстие или выходное. Смотрите, куда вывернуты края раны. Оцениваете, есть ли поясок осаднения (пуля, попадая в тело, тянет за собой прилегающую кожу и формирует подобие ссадины), поясок обтирания (на входе покрывающие пулю масло ствола и остатки пороха и сажи обтираются о кожу и формируют характерный темный след).

После этого вы, пользуясь реактивами, смотрите, есть ли рядом с раной следы сажи, копоти и пороха, и делаете предположение, с какой дистанции был сделан выстрел. Изучаете, из какой пулевой раны вытекло больше всего крови, и догадываетесь, что это повреждение было нанесено раньше других: после первого попадания сосуды сужаются, и из последующих ран вытекает меньше крови, а поясок осаднения слегка уменьшается (ведь количество смазки внутри ствола по мере стрельбы уменьшается).

Отравили!

Отдельным элементом геймплея можно сделать анализ различного рода отравлений. Тут нам, правда, понадобится нарисовать в игре некое подобие секционного стола. Кислоты дают ярко выраженные коричневатые ожоги на стенках глотки, пищевода и желудка. Отравление некоторыми кислотами вообще сложно с чем-то спутать. Например, после попадания в желудок и кишечник азотной кислоты стенки органов приобретают характерную желтую окраску. Действие щелочей приводит к набуханию кишечника.

То есть все это хорошо заметные изменения, которые при современном уровне графики ничего не стоит смоделировать. Более того, визуально все это могло бы выглядеть куда менее кошмарно, чем большинство кровавых сцен, которые и без того есть в играх.

Комментарии
Загрузка комментариев