Oil Rush

Oil Rush

В разработке — Oil Rush
«…Действие Oil Rush разворачивается в постапокалиптической вселенной в духе фильма «Водный мир». В результате некоего катаклизма суша ушла под воду, а оставшиеся в живых люди ведут войны за ресурсы, главным из которых является, разумеется, нефть…»
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
В разработке
Oil Rush

Oil Rush

Если есть своя скважина — значит, жизнь налажена

Разработчики из Unigine Corp. в интервью сообщили дословно следующее: «Наша студия находится в Сибири, где «сидеть на нефтяной трубе» считается единственным достойным занятием». Сами они в каком-то смысле тоже на ней сидят: важнейшим источником их дохода на ближайшие годы должна стать стратегия о нефти Oil Rush.

Мы провели много часов за текущим билдом игры, взяли интервью у продюсера проекта Дениса Шергина и спешим сообщить, что в Oil Rush вы и впрямь можете усесться на трубу... Вот только без грамотной тактики, продуманной обороны и спланированных атак вас с нее быстро спихнут.

Наш собеседник

Денис Шергин

Должность: Генеральный директор кампании Unigine

Предыдущее место работы: До этого в игровой индустрии не работал: был менеджером проектов, программистом, системным администратором, преподавателем, монтажником радиоаппаратуры.

О себе: Первый раз в разработке компьютерной игры участвовал в 15 лет (тогда все очень быстро заглохло), следующий - уже в 27.

Нефтяной мир

Действие Oil Rush разворачивается в постапокалиптической вселенной в духе фильма «Водный мир». В результате некоего катаклизма суша ушла под воду, а оставшиеся в живых люди ведут войны за ресурсы, главным из которых является, разумеется, нефть. Сценаристы все еще работают над сюжетом, поэтому о кампании на данный момент известно ровно одно — она будет.

Поскольку в мире игры почти не осталось суши (на некоторых картах есть скалы и ледники, но на них никто не живет), большинство людей в игре обитает либо на кораблях, либо на нефтяных платформах или плавучих заводах. Вокруг них-то и завязан весь геймплей.

• Подводные лодки - суперюниты, однако в одиночку даже три субмарины долго не протянут.

Юниты не могут свободно перемещаться по карте — только между платформами. Система управления напоминает инди-стратегию Eufloria. Здесь нельзя обвести десяток героев рамкой и послать в атаку. Зато можно выделить платформу, вокруг которой плавают ваши суда, выбрать нужное количество бойцов и отправить их… нет, не в атаку, а к другой платформе. Если они найдут противника, то попытаются уничтожить. Не найдут — захватят платформу и будут нарезать вокруг нее круги.

Платформер

Платформы бывают разные — производственные и нефтяные. С последними все понятно: пока вышка под вашим контролем, вы добываете нефть. Производственные же делятся по типу машин, которые они выпускают. На одних штампуются боевые вертолеты, на других — гидроциклы с автоматчиками или еще какие-то «водолюбивые» юниты.

• Оборонительные башни дороги, долго строятся, еще дольше улучшаются, а если их оставить без присмотра во время реконструкции — сдаются противнику без боя.

Вокруг производственных платформ можно строить оборонительные башни трех типов: легкие, артиллерийские и противовоздушные. Каждый тип можно улучшать. Обновленные версии становятся не только мощнее и крепче, но и начинают эффективнее отражать атаки не свойственных им видов вражеской техники. Например, системы «земля — земля» получают возможность вести огонь по воздушным целям. Если с самого начала вкладываться в оборону, то вышки вполне можно будет оставлять вообще без охраны.

По мере прохождения обязательно придется прокачивать какую-то одну особенность ваших войск — вспомогательную, защитную или атакующую. Прокачав какое-то направление до максимума, вы откроете доступ к супероружию. Вспомогательная ветка увеличивает скорость передвижения судов и позволяет вызвать гигантский вертолетосамолет, защитная — увеличивает броню ваших войск, поднимает из пучины подводную лодку и пассивно увеличивает скорость добычи нефти. Совершенствуя атаку, несложно усилить орудия на кораблях и башнях, а развив умение до максимума — обрушить на врага ядерный удар.

На нефтяной игле

По словам Дениса Шергина, «в Unigine Corp. постарались максимально разнообразить геймплей, чтобы каждая новая миссия удивляла не только новыми юнитами и сменившимся окружением, но и различными задачами и новыми тактическими приемами». И в уровнях из нашего билда это действительно было заметно.

• Грамотно выставленные оборонительные сооружения разорвут в клочья почти любого противника.

Иногда нам предлагают сыграть не в RTS, а в Tower Defense. Вы управляете вышкой, которую надо защитить любой ценой. Вариантов решить задачу — масса. Построить множество дешевых орудий по всей карте. Возвести всего несколько, зато полностью укомплектованных. Поставить башни в начале карты или в самом конце. Можно и вовсе забыть про развитие башен, прокачаться до вызова суперюнитов и вызвать сразу несколько подводных лодок.

В режиме «Супербоссы» нам предлагается уничтожить уникального юнита противника. В той версии игры, которую тестировали мы, боссом была особо прочная подводная лодка, в одиночку потопившая весь редакционный флот.

• В режиме Tower Defense вы сможете почувствовать себя синими индейцами из «Аватара», которых забивают тяжелой техникой, ударными вертолетами и конвертопланами (на переднем плане).

Но даже на обычных RTS-миссиях расслабиться не получается. Искусственный интеллект довольно ловко наносит точеные удары по флангам, где обычно нет оборонительных построек, запросто может развернуть свою базу у вас в тылу и начать прессовать уже с двух сторон. Разработчики, отвечая на наш вопрос о глобальной игровой концепции, очень точно подметили: «Выкачивать нефть, не вкладываясь в развитие остальных индустрий, — это очень недальновидно. Она же вот-вот закончится, еще дожить до этого успеем! Именно эту мысль мы и хотим донести через свою игру».

 

Oil Rush сделана на мультиплатформенном движке Unigine, который не только хорошо выглядит (в основном за счет освещения), но и великолепно оптимизирован. Пресс-версия Oil Rush на средней машине легко выдает 60 кадров в секунду при максимальных настройках. На дорелизных билдах такое можно встретить нечасто.

До знакомства мы относились к игре с изрядной долей скепсиса, на деле же Oil Rush оказалась увлекательной стратегией. Пока одни сибиряки поставляют со своей родины лишь сырье, у Unigine есть все шансы собрать полноценный законченный продукт.

Будем ждать?
Умные геополитические мысли, завернутые в потенциально лучшую постсоветскую стратегию со времен «Периметра».
Процент готовности: 60%

Водный мир

Сотрудник РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Никита Шумков рассказывает, как на сегодняшний день обстоят дела с добычей углеводородов на шельфе и какие опасности подстерегают отважных морских нефтяников.

Перед тем как начать наш краткий экскурс в историю шельфовой добычи, давайте разберемся с основными понятиями. Итак.

Шельф — это материковая отмель, которая примыкает к суше и очень похожа на нее своим геологическим строением.

Границы шельфа — с одной стороны, это берег моря или океана, а с другой — бровка (резкий перегиб поверхности морского дна, переход к материковому склону). Глубина в районе бровки колеблется от 100 до 200 м (но иногда доходит и до 500-1500 м).

Плавучая буровая платформа — плавучее сооружение с оборудованием для бурения скважин в морском дне.

Начало морскому бурению дал Генри Л. Уильямс в 1896 году. Буровые установки располагались на насыпях, которые соединялись с берегом деревянными помостами. С тех времен промысел необычайно разросся. На сегодняшний день в мире функционируют 256 плавучих нефте- и газодобывающих платформ. Из добытых в 2010 году 3913 млн тонн нефти и 3193 млрд м3 газа на шельф приходится порядка 33 и 25 процентов соответственно.

Несмотря на то, что разработка шельфа (особенно арктического) является наиболее перспективным направлением как нефтяной, так и газовой промышленности, добыча углеводородов на воде до сих пор необычайно опасна.

Все помнят катастрофу платформы Deepwater Horizon, случившуюся 20 апреля 2010 года и унесшую жизни тринадцати человек. Было потеряно 4 млрд баррелей нефти, нанесен чудовищный ущерб экологии. Чистый убыток BP составил $4914 млрд (это только за 2010 год).

Случай, безусловно, ужасный, но, увы, не единственный. С 1969 года на нефтяных вышках произошло более 180 катастроф разной степени тяжести. Пять из них были просто чудовищны.

Страшнейшая авария случилась на платформе Piper Alpha, построенной в 1975 году (добычу вела компания Occidental Petroleum). 6 июля 1988 года в результате выброса и последующего взрыва газа погибло 167 человек. Это самый настоящий «черный рекорд» по количеству погибших.

Платформа Alexander L. Kielland, эксплуатируемая Phillips Petroleum, служила своеобразным отелем для работников соседней платформы (обе платформы были соединены мостиком). 27 марта 1980 года опоры вышки вследствие усталости металла подломились. Платформа почти мгновенно накренилась на 30 градусов. Всего через 15 минут после разрушения первой опоры на поверхности воды находились две из пяти опор. Из 212 человек погибло 123.

Страшными были две аварии на платформе Echova, в 1984 и 1988 годах. Инцидент 1984 года случился из-за неисправности систем эвакуации персонала и унес 42 жизни: тридцать шесть человек погибло при срыве спасательных плотов с высоты в два десятка метров, еще шестеро умерло, прыгнув в воду с высоты сорока метров. В 1988-м платформа сгорела полностью, но, что удивительно, обошлось вообще без жертв.

По степени воздействия на окружающую среду нельзя не упомянуть аварию на платформе Sedco 135-F (добычу вела компания Pemex). 3 июня 1979 года из-за неисправности системы циркуляции бурового раствора произошли выброс и возгорание нефти. До окончательной консервации скважины 23 марта 1980 года в воды Мексиканского залива вылилось 3,5 млн баррелей нефти. Нефтяное пятно покрыло площадь 180 на 80 км. В результате чуть полностью не вымер редкий вид морских черепах Lepidochelys kempii. Тысячи детенышей пришлось перебрасывать на самолетах в незагрязненные районы Мексиканского залива — только так вид удалось спасти.

Комментарии
Загрузка комментариев