Driver: San Francisco

Driver: San Francisco

Вердикт — Driver: San Francisco
«…Когда приходится, молниеносно переключаясь между идущими на полной скорости машинами, захватывать управление встречным автобусом, чтобы пустить его наперерез удирающему преступнику, — это будоражит кровь. Но после выхода из игры находится не так уж и мн
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
Driver: San Francisco

Что бы ни делала студия Ubisoft Reflections (в прошлом — просто Reflections), а получается все равно Driver. Даже забытая сейчас Destruction Derby была ровно о том же, что и он: медленные, тяжелые американские дредноуты рычали моторами и с трудом делили между собой узкую бетонную дорожку, оставляя слабейших дымиться в кювете. Только в Driver это происходило на улицах американских же городов, не считая второй и третьей части, где среди прочего затесались Гавана и Стамбул. Не исключено, что как раз из-за этого играть в них было совершенно невозможно.

Без тебя нет меня

Так или иначе, но при первом же взгляде на Driver: San Francisco сразу становится понятно, зачем нужно было выпускать продолжение угасающей серии из 90-х вместо того, чтобы тихо и спокойно обанкротиться после того, как от нее отказалась Atari. Несмотря на то, что по улицам Сан-Франциско разъезжают 120 лицензированных моделей машин, включая диковатые для США «Абарты» и «Тойоты-Приус», альфа-самец здесь один — хромированный и похожий скорее на любовно надраенный паровоз, чем на автомобиль, «Додж-Челленджер» семидесятого года.

Главный герой — коп под прикрытием по фамилии Таннер — не более чем говорящая и небрежно постукивающая пальцами по рулю проекция своей машины. В конце концов, всю работу за него делает именно «Додж», а ритуал предъявления служебной «корочки» и защелкивания наручников за спиной здесь заменяет расплющивание машины удирающего преступника о встречный грузовик. Завидев в зеркале оранжевый «Додж», даже Чарльз Джерико, глава крупнейшего криминального синдиката Сан-Франциско, захлопывает дверь и дает по газам. Не говоря уже о более мелких сошках.

• Driver — по-прежнему самая американская гонка на планете, пускай и сделанная британцами.

Более того, Таннер вообще не умеет ходить на своих двоих. Но вспоминая провальные вторую и третью части, где его иногда выпускали из машины, позволяя пострелять по врагам, — и слава богу. Вместо этого Reflections позволили ему менять машины, в прямом смысле слова, на лету: угодив в тяжелую аварию, Таннер проводит всю игру в палате реанимации, продолжая тем не менее преследовать сбежавшего из тюрьмы Джерико в своем подсознании, паря над городом и вселяясь в тело любого выбранного водителя (здесь это называют Shift mode — «переключением»).

Коп и преступник — единое целое, делят одну не слишком здоровую голову на двоих и ввиду этого никак не могут друг без друга. Джерико вечно бежит, Таннер догоняет. Совсем как Бэтмен и Джокер, Холмс и Мориарти, доктор Джекил и мистер Хайд. Хотя в случае с Driver: San Francisco это скорее все-таки Остин Пауэрс и доктор Зло: когда опасная преступница проезжает сквозь полупрозрачную стену, которая отделяет еще неоткрытую часть города, Таннер резко прекращает погоню, мотивировав это тем, что «ему туда нельзя». Напарник, разумеется, не видит никакой стены и поэтому орет в ответ благим матом. А между сюжетными миссиями Таннер помогает двум азиатским подросткам выигрывать уличные гонки, заставляя тех всерьез подумывать о начале гоночной карьеры вместо колледжа. Или врезается на скорости в полицейский патруль, давая возможность телевизионной группе снять «горячий» репортаж о творящемся на улицах беспределе. Как говорилось в одной хорошей рок-опере: кто не доел свое мясо (не прошел очередную сайд-миссию) — не получит и пудинга (не продвинется дальше по сюжету).

Сделано в Америке

И это страшно раздражает, поскольку даже сюжетные миссии редко отличаются от стандартного для Driver набора «догнать\оторваться\проследить\успеть куда-либо под тиканье таймера». Когда сценаристы начинают балагурить, предлагая Таннеру довезти свое же бессознательное тело на скорой до госпиталя, такие поездки из точки в точку воспринимаются как милая жанровая условность. Когда обнаруживший способности к контролю над миром героя Джерико начинает кидаться в наш «Додж» проходящими магистральными грузовиками — это заставляет ненадолго раскрыть рот от удивления. Когда приходится, молниеносно переключаясь между идущими на полной скорости машинами, захватывать управление встречным автобусом, чтобы пустить его наперерез удирающему преступнику, — это будоражит кровь. Но после выхода из игры находится не так уж и много причин для того, чтобы заставить себя вернуться обратно. Не считая действительно интересной Shift-механики, которая реально взвинчивает темп игры, это все тот же Driver 1999 года, пускай и в непривычно хорошей форме.

• Лицензированные машины можно разбивать почти как в Burnout, но оставаться в разбитой машине не хочется — почти всегда можно сменить ее на лету.

С теми же абсолютно никакими, пластиковыми персонажами, нелепыми, отпрыгивающими в последний момент от капота пешеходами и железобетонными городом, в котором зачастую нельзя даже срезать путь по обочине. Не говоря уже о том, чтобы специально исследовать его на предмет интересного: в местном Сан-Франциско нет даже трамваев.

 

Главная причина, по которой действительно хочется запускать эту игру еще и еще, — это как раз то, с чего мы начали рецензию: автомобили и все, что с ними связано. Хорошо узнаваемую физику Driver не спутаешь ни с одной другой игрой — она сложна, но вместе с тем очень далека от реальности. Мощные и тяжелые, по ощущениям, машины высоко взлетают на холмах Сан-Франциско, обожают глубокие управляемые заносы и шлифуют асфальт почти на любой скорости.

Будь наша воля — мы бы вообще убрали из игры всех жестких и хлипких «европейцев», оставив бы только старые американские модели, как и было в первой части (те, кто проходил хотя бы тренировочный «гаражный» уровень оттуда, нас поймут). Их по-прежнему интересно заправлять в узкие городские переулки, пытаясь сбросить висящих на хвосте всех копов города, — тем более что, в отличие от прошлых частей, полицейские теперь не обладают таким жульническим превосходством в скорости. В их хромированных деталях по-прежнему лучше всех отражается солнце, а многолитровые двигатели, не слышавшие о топливном кризисе, издают звук, похожий на ЗИЛ-130. Чего в Driver: San Francisco не хватает для завершения образа гимна автомобильной Америки — так это возможности медленно подкатить к окошку уличного кафе, опустить стекло и сказать: «Два чизбургера, картошку и колу, пожалуйста!» Но для этого уже есть Grand Theft Auto 4.

Реиграбельность:
Классный сюжет:
Оригинальность:
Легко освоить:
Геймплей:
8
Графика:
8
Звук и музыка:
8
Интерфейс и управление:
8
Дождались?
Неожиданное возвращение в форму для серии, которую все похоронили еще во времена Driver 3. Хотя в мире победившей GTA она по-прежнему кажется слегка старомодной и неуклюжей.
Рейтинг «Мании»: 8,0
«Отлично»

Город в стиле диско

Чего не хватает в Driver: San Francisco?

Харизматичный герой

Несмотря на то, что Джон Таннер исправно появлялся в каждой игре серии, кроме Driver: Parallel Lines, у несчастного нет даже своей страницы в «Википедии». А все потому, что рассказывать про него абсолютно нечего: характер нордический, выдержанный, беспощаден к врагам закона, любит классические американские купе, а вот дальше - сплошные пробелы. Похоже, что здорово эмоционально привязан к злодею Чарльзу Джерико, которого ловит на протяжении вот уже двух частей (в том числе и находясь в бреду).

Над Таннером неоднократно издевались авторы конкурирующей серии GTA. В GTA 3 главный герой (тогда еще - не менее безликий) получал заказ жестоко расправиться с водителем (и, как выяснилось, полицейским агентом) по фамилии Таннер. А в GTA: San Andreas во время стелс-миссии в особняке Мэд Дога Сиджей мог встретить охранника, играющего в какую-то видеоигру. Судя по комментарию охранника «Как Reflections могли так облажаться? Таннер, ты полный отстой!», играл он в Driver 3.

При этом в Сан-Франциско происходило действие множества отличных криминальных фильмов, с которых можно и нужно брать пример. Первый и главный из них - «Грязный Гарри» с молодым Клинтом Иствудом. Знаменитый монолог про «Магнум-44» с тех пор кем только не цитировался.

Правильная музыка

• Иллюстрация - Ashlee Brienzo Lentini.

В саундтреке Driver: San Francisco полно отличных записей — от Ареты Франклин и Игги Попа до DJ Shadow. Но не хватает одной, самой главной песни про Сан-Франциско, которую спел Скотт Маккензи в 1967 году и которая с тех пор стала практически неофициальным гимном города. Она называлась San Francisco (Be Sure to Wear Flowers in Your Hair) — текст, написанный в самый разгар эпохи хиппи и легких наркотиков, утверждал, что на улицах Фриско вы непременно встретите массу хороших людей, особенно если перед приездом вплетете в волосы цветы.

Многие хиппи так и поступали, а традиционным местом их тусовок был район Хайт-Эшбери. Летом 1967-го там собирались десятки и сотни тысяч хиппи, которые делились с ближним свободой, едой, одеждой, наркотиками и, конечно же, любовью. Именно в то лето американская (а потом и вся остальная) молодежь услышала The Doors, Jefferson Airplane, Дженис Джоплин и Джими Хендрикса.

Несмотря на то, что через несколько лет хиппи-движение пошло на спад, а многие талантливые музыканты тех времен не пережили увлечение наркотиками, этот опыт все равно оказал влияние на жизнь нескольких поколений — пришедшие к власти хиппи смотрели на мир совсем по-другому, нежели их отцы.

Канатный трамвай

Чуть ли не главный символ реального Сан-Франциско почему-то оказался незаслуженно забыт в игре. В городе давно пущены и обычные, электрические трамваи, но туристов привлекают прежде всего старые канатные линии, которых сейчас осталось всего три (билет на такой трамвай стоит $6). У канатных трамваев нет двигателя - их тянет вперед длинный трос, проложенный в желобе между рельсов и приводящийся в движение далеко расположенной силовой установкой. Раньше тросы тянули паровые машины, сейчас эту роль выполняют электродвигатели. Но для того, чтобы в нужный момент останавливать или замедлять трамвай, все-таки нужен машинист. Он здесь называется Gripman (самый близкий перевод - «сцепляльщик») и орудует двумя рычагами, один из которых отвечает за сцепление трамвая с тросом, а второй - включает тормоза. Обычно грипменами работают мужчины, но официальный сайт канатного трамвая также сообщает, что среди них есть и одна женщина.

И, наконец, самое интересное - в мире существует даже симулятор канатного трамвая: он сделан в Германии и носит громоздкое название Bus & Сable Car Simulator: San Francisco. Как и многие подобные продукты, игра очень подробная (для того, чтобы сдвинуть трамвай с места, нужно совершить пять команд, повешенных на разные клавиатурные кнопки), страшно выглядит и тормозит. Вы можете скачать немецкую демоверсию по адресу: buscablecarsimulator.com.

Комментарии
Загрузка комментариев