Игра в материале
Massive Assault: Phantom Renaissance
?Рейтинг
Игромании
?Рейтинг
игроков
PC
Жанр: Пошаговая стратегия
Серия: Massive Assault
Мультиплеер:  Интернет, локальная сеть
Разработчик: Wargaming.net
Издатель: DreamCatcher
Издатель в России: Акелла
Дата выхода: февраль 2005
Руководство и прохождение по "Massive Assault: Phantom Renaissance"

Руководство и прохождение по "Massive Assault: Phantom Renaissance"

Руководства и прохождения — Руководство и прохождение по "Massive Assault: Phantom Renaissance"
Знаете ли вы, уважаемый читатель, что такое современный wargame? Да, конечно, знаете. Это когда остались только боевые действия. Экономика либо отсутствует вовсе, либо (и это наш случай) упрощена до предела, типа денежных доходов каждый ход/секунду
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства и прохождения
Руководство и прохождение по 'Massive Assault: Phantom Renaissance'

Знаете ли вы, уважаемый читатель, что такое современный wargame?

Да, конечно, знаете. Это когда остались только боевые действия. Экономика либо отсутствует вовсе, либо (и это наш случай) упрощена до предела, типа денежных доходов каждый ход/секунду/между миссиями, которые, опять-таки, либо ни от чего не зависят, либо связаны с чем-то банальным — количеством подконтрольных земель, изничтоженных супостатов и т.п.

Внезапность — ключ к успеху!

В “Расцвете Лиги” бюджет пополняется в специальной фазе мобилизации, и на деньги немедленно нанимаются воины — а раз будущее галактическое, то представлены бравые вояки исключительно техникой разного рода: танками, авиацией, кораблями... Ролевые замашки чужды, никакого опыта, даже привычных элементов случайности типа броска кубиков по любому поводу не имеется.

Мы — штабной-тыловой генерал, который давит кресло далеко-далеко от линии фронта и наблюдает за ходом битвы с помощью спутников, кои способны дать какой угодно угол обзора, высоту над уровнем моря и т.п. Правда, особенно любопытного на мониторе не предвидится, ведь ни выкопать ямку снарядом, ни даже спилить вековой дуб лазерным лучом не позволяют.

Бедная, разнесчастная галактика в очередной раз стала ареной смуты. Союз Свободных Наций и Лига кусаются и царапаются, отхватывая друг у друга планеты. Сюжет рассказывать долго — он великолепный, но карикатурно-угадываемый. Если хотите, загляните на боковую панель.

Колонизированные планеты не подчиняются единому правительству — стран (это городок-столица и пустынные земли вокруг) достаточно, части симпатичны Союзные Нации, кое-кто грудью стоит за Лигу. А вон некто и вообще ухитряется соблюдать нейтралитет. Встав во главе армии одного из блоков, вы должны сокрушить идеологических и политических... ну, и все в таком роде. Опираться будем на подчиненные государства, на оброк нанимать войска.

Вот, в сущности, и все.

Нам на выбор предлагаются кампании (взаимосвязанная цепь боевых задач, которые объединены общим сюжетом и исполняются во всех уголках галактики), сценарии (нечто вроде Skimirish'а, бои местного значения на отдельных картах), карьера (аналогично, только карты случайные, на старте выдается самый минимум войск, а после побед избранная ипостась в мире “Расцвета Лиги” обучается спецнавыкам) и мировая война (сражаемся за планету целиком, пока не добьемся подавляющего превосходства).

Шахматы космической эры

Для новичка подсказки полезны.

Когда услужливые спутники являют нашим глазам кусочек очередной планеты, то, естественно, ожидаются некие действия. После того, как мы их совершим и вдоволь налюбуемся обстановкой, следует нажать на кнопку и закончить фазу — часть хода, специально предназначенную для принятия определенных решений — например, заказа на заводах техники, столкновений с противником или чего-то подобного, то ход отдается неприятелю, и уже он приказывает своим орлам наступать, планирует бюджет и все в этом роде. Какие же фазы родил гений создателей?

“И ты, Брут!..” (I — фаза раскрытия союзника)

И Союз Свободных Наций, и Лига обзавелись тайными союзниками — противник эти страны считает независимыми и нейтральными, но по приказу повелителя того или иного блока правитель государства выступает в любой момент против неприятеля — в таком случае союзник тайный становится явным, а сам факт известным врагу. В этом есть свои плюсы — ясно, обнаружить в тылу толпу воинственных аборигенов не очень-то способствует поднятию тонуса...

Это интересно: в “Карьере” и “Мировой войне” есть еще фаза первоначального раскрытия. Тогда приказывать кому-то одному заявлять о симпатиях к определенному союзу не можно, а должно — это и понятно, иначе попросту партию не начать — ни Лига, ни Свободные Нации не наняли армий, а все страны вроде бы соблюдают нейтралитет — а какое тогда соперничество?! Тишь да гладь...

“Выступить против неприятеля” — значит нанять (качественный состав определяет игрок) секретную армию за выданные немедленно денежки, насовать вояк по всем укромным и не очень уголкам страны и поступить под непосредственное командование отдавшего приказ правителя союза — то есть вас.

Это важно: учтите, “подъемные” начислят только раз за всю партию, а вложить их в технику следует немедленно. В “золотовалютный резерв” секретные деньги — так в терминологии нарекли “подъемные” (привет, налоговая инспекция!) — не положишь. Так что...

Кстати, пока тайный союзник не явил миру истинное лицо, пускать на свои земли сюзерена он не согласится, разве что будет страдать от напавших неприятельских войск. Но и тогда в глазах врага он выглядит вполне себе суверенным государством. Посоветовать что-то по поводу, как добиться пользы от джокера, трудно — ситуаций столько, что, если говорить только кратко, вымучивается нечто вроде: “когда понадобятся свежие силы”...

За родное Отечество (II — фаза партизанского восстания)

Джунгли, как и рукописи, не горят.

После того как неприятель вступает в подконтрольную вам страну, местное население на следующем ходу скидывается и предлагает выставить ополчение — на практике это выражается в некой не слишком внушительной сумме на нужды национальной обороны. По мановению руки возникает техника, и тогда уже шансы отстоять доселе беззащитную страну не призрачные — правда, любая мало-мальски приличная армия способна удавить милицию как слепых котят, но пока она занимается ликвидацией ополченцев, главные силы блока (“Далеко ты, Красная армия”...) могут успеть отреагировать и вступить в поединок с солдатами противника.

Это важно: прикарманить народные пожертвования не получится — в казну их не положить, заставляют вкладывать в подготовку сил сопротивления все до последнего кредита. Кроме того, эти своеобразные “щитовые деньги” собираются лишь раз, на последующие вторжения у гражданских уже не хватает пыла.

Лавры товарища Жукова (III — фаза боевых действий)

Любой воин способен действовать во время этой фазы так: либо сделать ход, либо еще к тому и выстрелить, либо выстрелить, но после того двигаться не позволяют, либо быть пассивным и выжидать. Естественно, цель полководца — ликвидировать неприятельскую армию и, желательно, остаться на поле боя не в единственном числе (генералы частенько возглавляют войска лично).

Сделать ход означает встать с изначальной клетки на новую — в идеале, более подходящую для решения боевой задачи. Как далеко воин способен пробежать, определяет дальность хода — характеристика, смысл которой очевиден. Однако эти очки тратятся неравномерно: в лесу и джунглях (а кроме того, в степях, пустынях и тундрах) за клетку отнимают целых два, если же ехать по дороге, то тихоходная техника (с 1 очком) двигается на одну клетку дальше.

Превентивный ракетный удар — страшная штука.

Отдельного разговора заслуживает транспорт — грузовики, специальные вертолеты и боевые платформы. Дабы залезть в утробу этих машинок, следует всего лишь встать к ним вплотную. Учтите — если после того на пиктограмму поставили крестик, то покинуть перевозочное средство разрешат только ход спустя.

Это важно: к сожалению, инженеры транспорт не очень-то бронировали, а значит, уязвим он до крайности. Особенно жалко, когда стационарная авиация одним вылетом спалит дотла целый отборный штурмовой отряд — если наши “таксисты” погибают, то уносят с собой в могилу и всех пассажиров. Так что опасайтесь ракетниц, авиации и шальных рейдов вообще.

Ну и наконец, стрельба. Хитростей не предвидится — достать можно кого угодно, кто имел неосторожность попасть в зону дальнобойности воина, отмечаемой красным кругом. Открывается огонь единожды за фазу, исключением служат сверхтяжелые танки-шагатели “Буллфрог” и дредноуты космической эры — “Левиафаны”, они палят из двух пушек — одна большая и страшная, другая — кургузенькая и смешная.

Это важно: если воин ликвидирован, то занять его клетку до окончания III-й фазы не позволяется; таким образом, реально мешать захвату ключевых точек, к примеру — пролива или моста, противником, хотя бы и пожертвовав смельчаком, не имевшим совершенно никаких шансов на победу.

Касаемо интервенции. Не забывайте, к гарнизону страны вскоре присовокупятся партизаны-ополченцы, что порой вызывает затруднения. Чтобы подчинить государство, достаточно ввести войска в его столицу. Если удается установить контроль (столица наша, войска полностью разгромлены) над уже выступившим против нас тайным союзником, то он раскошелится на репарацию за свои козни. Но только раз за партию.

Военкоматовские страсти (IV — фаза мобилизации)

Оставлять танки в тылу — оригинально.

Фаза IV — приятнейшая, ибо именно тогда составляется бюджет и заказывается техника. Страны финансово независимы, и нельзя деньги одного союзника отправить другому, а поэтому, поскольку нанятые солдаты возникают только в пределах границы государства, опасайтесь врага всегда — даже тогда, когда почти что властвуете над миром и выставляете, когда мобилизуетесь, полнокровную армию.

Это важно: учтите, если на землях страны орудуют недружелюбные вояки, денег от ее правительства не дождетесь — сначала извольте обеспечить безопасность, господин генерал, а уж мы тогда точно не поскупимся...

Богатые страны, естественно, обладают доходами повнушительнее бедных — на глаз это видно по столице: чем монументальнее, тем состоятельнее государство. Впрочем, даже лучшие из лучших не могут себе позволить авианосец “с первой зарплаты”, а значит, иногда деньги не вкладываются в войска, а оставляются до следующей фазы мобилизации.

Наконец, наступает последняя фаза, но для пользователя она ничего не значит — каких-то решений и действий не ждут. Просто компьютер подсчитывает баланс (от 0% до 100%), благодаря которому присуждается победа одному из соперников в “Мировой войне” или “Карьере” (в “Сценариях” и “Кампании” всегда называются специальные условия). Суть, в сущности, такова: когда противник может выставить за ход армию в 3 раза дороже, чем мы, то проигрываем. Если все с точностью до наоборот — выигрываем.

Рати царя Соломона

Помнится, создателей упрекали, дескать, слишком уж похож Союз на Лигу (а Лига — на Союз), прямо как близнецы-братья, а быть может, и как клоны. К мнению общественности прислушались — то ли глухим ухом, то ли еще именно прислушивались, а не слышали. Одним словом, особенной разницы между смертельными врагами я не заметил. Парочка уникальных воинов — это да, но, право, как-то маловато будет...

Изгой сухопутных сил — джип (Свободные Нации называют его ЛБМ, Лига — Смоллфут). Дохлая животинка с пулеметиком. Ею обыкновенно жертвуют ради добивания искалеченной монструозной махины противника или отвлечения неприятельского огня. Штука, в общем-то, малополезная.

Даже «Буллфрог» можно добить из пушки.

Танк (танк — био-танк) — уже посерьезнее. Я уверен, эта жестянка станет костяком вашей армии. Судя по огневой мощи, пушка танка гораздо страшнее пулевиков на джипах. Не сомневайтесь, одно из главных достоинств — приемлемая скорость при дешевизне. Правда, в лесу или джунглях тащимся с черепашьей быстротой...

Пушка (мортира — скорчер) — идеальный кандидат на артиллерийскую поддержку оборонительных линий. Поскольку ее двигатель, мягко говоря, не рекордсмен по скорости, в наступательных операциях, если не желаете скончаться от старости, так и не достигнув неприятельской базы, ее использовать весьма затруднительно. Только если на грузовиках.

Шагатели (боевые роботы — остричи), видимо, основная ударная сила любой армии. Толстые броневые листы позволяют стойко терпеть выстрелы, а бойкие мини-ракеты — болезненно жалить неприятельских солдат. Шагатель раздражает всегда, поскольку способен оперативно покидать зону обстрела и слишком уж сильно бить, будучи при этом малоуязвимым. Однако цена...

Ракетные комплексы (ракетные установки — аннигиляторы) в сочетании с пушками или танками превосходно сдерживают численно превосходящего неприятеля во время флангового сражения на мостах или в ущельях. Кроме того, если заставить врага замешкаться и задержать на дальних рубежах, то, пожалуй, под постоянным артиллерийским огнем его армия утратит способность наступать куда-либо. Однако ракетница слишком уязвима для авиации и в ближнем бою. И еще, если проморгать маневры противника, то коллеги по цеху одним выстрелом ее ликвидируют.

О грузовичках (наземный транспорт — УПС) я уже мельком упоминал в миниврезке. Дополню картину вот так: помимо всего прочего, транспорт — единственный шанс обеспечить ударную армию артиллерийской поддержкой. Кроме того, когда неприятель наступает с нескольких направлений, но атаки не координирует, грузовик — ключик к оперативной концентрации сил и ликвидации сил противника по частям.

Наконец, “Буллфрог”, ходячая цитадель Лиги, способен палить из двух видов пушек одновременно и обладает бесстыдно качественным бронированием. Обкатывается сия махина в миссии “Двурукие бандиты”, там как раз рассказано подробнее.

Генералы Свободных Наций заматерели!

Амфибия (“Амфибия” — “Тритон”), пожалуй, самая неоднозначная модель техники в “Расцвете Лиги”. Как следует из названия, машинка умеет и плавать, и ездить. По боевым качествам чуть лучше танка, мобильнее. Но, естественно, покупать амфибии накладно. Не так уж много ситуаций, когда она полезна (например, морской транспорт гарантированно топит авиация или береговая линия утыкана дотами), но все-таки они возникают — больше всего на океанских картах.

Конечно, в век космофлота флот морской остался жить.

Эсминцы (эсминец — киллервейл) — полнейший аналог джипов, создавая заградительные линии, не дают неприятелю добраться до авианосцев и линкоров, служат разменной пешкой, обыкновенно добивая почти потопленный корабль.

Линкор (линкор — файерсторм) обладает отличными боевыми качествами и способен оперативно, в отличие от того же эсминца, потопить вражеский корабль. Однако этот, как выясняется, костяк любого флота следует прикрывать дешевыми судами со смешной огневой мощью, поскольку коллегам по цеху отправить его на дно океанское вполне реально.

Авианосец (авианосец — птеронест) — мобильная база со стационарной авиацией. К сожалению, сам по себе корабль сражаться не умеет, а в сочетании с бомбардировщиками его стоимость настолько заоблачная, что, право, иногда практичнее влить деньги в дополнительные сухопутные силы. С авианосцем отпадает необходимость скармливать эсминцы неприятелю, и вообще возможность достать любой корабль вражеского флота дорогого стоит.

Ноу-хау Свободных Наций и Лиги — подлодка и “Левиафан”. Первая благодаря маневрам под водой с легкостью проникает в тыл противника, мешает его маневрам и ощутимо облегчает победу. “Левиафан”, символ циклопической мощи, справляется одновременно с задачами артобстрела береговой линии, дальнобойного огня по флоту неприятеля и банальной ликвидации кораблей в ближнем бою.

Грозные скриптовые ролики... беспомощные войска.

Все, что сказано по поводу грузовиков, справедливо и в отношении морских транспортов, только вот последние — уже единственная возможность преодолеть пролив или действовать в условиях архипелага.

Авиация бывает стационарная (тактические бомбардировщики, штурмовики и птеропланы) и вертолетная (боевой вертолет и транспортный). Последняя исполняет роль подлодок на суше — по мановению ока оказывается в тылу или закидывает туда десант, организовав еще один фронт или взяв неприятеля в кольцо. В экстренных случаях боевой вертолет Свободных Наций гибнет, добивая калеку-воина противника, но это если, например, израненный ракетницами “Буллфрог” несомненно дотянется до нашей техники на важных позициях, следовательно, правильнее позволить сбить вертолет, чем сгубить внушительную часть армии.

Касаемо бомбардировщиков. Это панацея от дальнобойной артиллерии (для тактической авиации сие главная цель), помятые до столкновения с вашими войсками танки и, опять-таки, смерть искалеченным врагам.

С ПВО (ПВО и птерошилд), пожалуй, уложимся в одно предложение — в зоне его силовых полей все сказанное о авиации становится пустым звуком, а сама она — грудой металлолома.

Есть еще парочка моделей техники на особом положении.

Боевая платформа Свободных Наций дивно сочетается с ракетницей — это ведь транспорт, с которого позволяют стрелять, и нет никакой мороки с разгрузкой грузовиков. Таким образом, мобильность артиллерии приемлемая для участия в событиях по всему фронту, а это существенный плюс.

Наконец, доты (доты — бункеры) и сторожевые башни (огневые башни — дэстуррет), которые двигаться не могут и ставятся на клетку навечно, пока не погибнут. В линиях дешевых дотов так просто завязнуть, попасть под огонь артиллерии и быть ликвидированным, а правильно размещенная сторожевая башня — страшная головная боль ракетниц, ведь по дальнобойности она им не уступает и способна сжечь.

Автостопом по галактике (прохождение)

За свободу! (Союз Свободных Наций)

Гауптвахта для дурня (миссия 1)

Это не реальное время, это ловкость рук.

Поскольку эта миссия учебная, надоедать читателю тактическими советами как бы невоспитанно. Два с половиной хода, превосходство в силах, да и за провал обещан не торжественный салют на похоронах, а обыкновенная гауптвахта. Однако прочитать лекцию по теме фланговых ударов я не премину.

Вообще, что есть фланговый удар? Любое военное построение планируется так хитро, чтобы отбивать атаки с определенного направления с наименьшими потерями (а желательно — и вовсе без них). Но вот если враги стукнули в тыл, то последствия, даже для превосходно организованной армии, могут стать фатальными — в лучшем случае он лишится дальнобойной ракетной артиллерии (пока танки среагировать успеют — это ведь как минимум, в обход расчетов, ход), в худшем — будет разгромлен.

А если во фланг?

Вот представьте: выдало командование десять танков, встали те в линию. Когда позиции бьют в лоб не по уму, сердце счастливо — техника неприятельская дымится, наши орлы синхронно и слаженно изрыгают снаряды, красота, в общем. Но вот когда решили отражать нападение с запада, а недружелюбные парни в нестиранных гимнастерках побежали с юга...

Тогда как раз (как в данной тренировочной миссии) сначала отправится в мир иной один танк. И еще. И еще — гудят в натуге моторы, но пока диспозиция в боевых условиях правится, новые потери делают ее совсем негодной. В итоге всех взяли тепленькими, поодиночке, причем попутно презрительно поплевывая.

Но!

Такой океан сделает честь и кармаковским боевичкам.

Для исполнения столь блестящего плана бескровной победы безоговорочно необходимо взять: а) нечто дальнобойнее пушек на этих консервных банках и б) обеспечить подавление противника вне зоны обстрела. Поэтому “ценные указания” любимого начальства никуда не годны. Мы и сами слово “мобильность” считаем ругательным — пока размахнемся для оплеухи, бравый “условный противник” выпьет все полковое пиво и оставит в казармах скабрезные нацарапки.

Поэтому, дабы не выглядеть в глазах неприятеля болваном, впредь (когда от нас что-то зависит, т.е. в сетевой игре или мировой войне) отправляйте во фланговые атаки ракетные комплексы, назначив предварительно их напарниками нечто вроде самоходных пушек. Вот такая вот лекция.

А задание... Что задание? Оно элементарное.

Ветераны понарошку (миссия 2)

И снова бой, покой нам только снится... тьфу, опять классик на языке вертится, правильнее говорить так: и бой снова только снится, покой нам. Как догадался подкованный читатель, полковник продолжает угрожать гауптвахтой, обучая попутно на младшего офицера.

Опять-таки, поскольку товарищ Рейнольдс заявляет, дескать, задачку выдумывали специально для... какие жестокие офицеры служат Соединенным Шта... ой, пардон, Союзу... то особенно делать акцент на конкретных действиях не станем. Лучше послушаем, как тактика может самым причудливым образом сочетаться с арифметикой.

Ясно, каждая единица бронетехники способна одним залпом ограбить неприятельскую на пару-тройку полосок жизни, но главное — этим свойством пользоваться грамотно, а не абы как. Общеизвестно, что мертвые молчат, следовательно (раз челюстями не шамкают) — не кусаются, значит — лучше, за редким исключением, заставить навестить Бога одного солдата, чем довести до инвалидности хоть бы десяток — обиженные калеки в свой ход отомстят.

Вот что художникам удалось, так это портреты.

Но как же решить, скольких мы способны положить? Особенно, когда фронтов не парочка, как сейчас, а добрые полдюжины... Дамы и господа, арифметика спасает усталые мозги от излишней натуги. Точнее, даже не арифметика, а два действия — сложение и вычитание.

Вот достались бедняге Джеймсу ипостаси пользователя в мире “Расцвета Лиги”, джипы, танк и доты. Их очки атаки давайте свалим в общинный котел... Итак, если я не впал в забывчивость, получилось число одиннадцать. Много это покойников или не очень? Ну, когда переводим на “пощупать”, выходят такие комплекты: два танка, танк и пушка, шагатель (1 экземпляр). Только учтите, внушительный остаток — всегда нехорошо. Симпатичнее всего, значит, вариант в два танка.

Вопрос, видимо, решен? А вот и нет, товарищи. Залпы по вражеским позициям еще надобно спланировать так, чтобы выстрелила большая часть воинов (если не все), а ранения остались перспективные — чтобы на следующем ходу обеспечить почтовые отделения еще похоронками. Всего-то хмурить брови в течение минуты — а в конечном итоге следует успевать расправиться с северной армией до высадки южной десантной. Не получается — пробуйте снова. Потому что иначе, хоть и остается шанс победить, в более серьезных миссиях заставят учиться, причем будут куда более настойчивы.

Справились? Вот и славно.

Все по-настоящему (миссия 3 — Красный рассвет)

И вот однажды привычный вой сирен обернулся для курсанта реальным боевым заданием, а не садистскими учениями. Не добитый до конца Союз стал сопротивляться. Однако начальство предпочитает дать крещение пламенем на третьесортном театре военных действий — поручено удержать мост и не дать выйти на оперативный маневр танкам противника.

Опасно не здесь, опасно в узеньких проливах.

Строго говоря, даже это не слишком отличается от занятий на виртуальном имитаторе — учения учениями. Для применения ракетной артиллерии момент идеальный и в настоящем сражении недостижимый — чтобы уз-з-зенький мост отлично накрывался с холма, защищенного к тому же с трех сторон из четырех почти отвесными скалами и морем, а единственная тропинка — уже моста... Немыслимо.

Вышестоящий абзац считайте памяткой по выбору наилучшей позиции для ракетных комплексов, задача же несколько иная — приобрести способность прикрывать сверхважную бронетехнику, собственно, обходясь без орд чингисхановых, наполеоновских и прочих замечательных людей.

Во-первых, заранее свыкайтесь с мыслью, что возводить длинные оборонительные периметры — это не по нам. К тому же кремниевый болван весьма понятно разъяснит, если хотите, как легко такие “великие стены” обводить вокруг пальца (а что, действительно поглядите).

Во-вторых, правильнее всего кучковаться — выделить танк-другой, поставить плечом к плечу с доблестными артиллеристами, а остальные пусть направляются в качестве оперативного резерва на фронт. Кстати, эта самая территория как раз и приспособлена для того, чтобы показать, как грамотно проводить фланговую атаку — сочетая танки и баллистические ракеты.

Еще одна лекция, которую здесь читают, — это как и кольнуть копьем неприятеля в филейную часть, и оставить свои единственные уши в неприкосновенности. Конечно, заманчиво подлезть к расположению вражеской армии, но вот как уберечься от умелого маневра (это компьютер умеет) и ответного огня?

Да очень просто. На глаз прикидывать клетки, сопоставлять результат с дальнобойностью и запасом хода неприятельской бронетехники и, если скорее мы оказываемся в положении более болезненно забитой до синяков тушки, отступать. Кроме того, полезно отводить пострадавшие соединения в тыл, во избежание незапланированных смертей.

Вроде бы, зная все это, победить легко.

Ход подмастерья (миссия 4 — Ранняя пташка)

И ведь ничего не поделать со стационарной авиацией!

Конечно же, приказ с блеском выполнили. Конечно же, этот разнесчастный мост не дал ровным счетом ничего. Полковнику Рейнольдсу по-прежнему очень туго, и поэтому едва окрепший салага мчится в утробе армейского грузовичка на помощь. Его задача — на мах взять штурмом аэропорт и лишить таким образом неприятеля возможности бомбить готовившиеся к наступлению войска Лиги.

Не знаю, быть может, седые волосы нашего командира (он, кстати, в бою участвует лично — аж на вертолете, на этой же таратайке он будет добивать через некоторое время не принявшего капитуляцию Верховного Правителя Лиги, мятежного генерала) пустили корни сквозь череп напрямик в мозг, но подчиняться мы в любом случае не станем. Идея вредная, да еще и бессмысленная — все равно бомбардировщики на базе южную армию пока не достанут.

Какие полезные навыки следовало бы вынести из миссии номер четыре? Умение управляться с авиацией — это раз, познать элементарные начала тактики блицкрига и мобильности — это два, как не давать бомбам стучать по лбам подчиненных — это три, и как координировать действия нескольких фронтов — это четыре.

Значит, так, зачем вообще экспериментировать с одновременным наступлением с разных сторон? Почему бы не организоваться в единый ударный кулак? Хотя бы по той причине, что результативно действовать сможет, на самом-то деле, даже не вся бронетехника, которая уместится в ближних рядах, авангарде. О тыловых линиях я и заикаться боюсь. Единственно верное взаимное расположение оставляет далеко не так много шансов на маневрирование.

Помимо возможности действовать большими силами несколько фронтов (в данном случае — два) позволяют принуждать противника к круговой обороне ради сбережения ракетниц и пушек, а для этого обыкновенно не хватает ни танков, ни времени. Кроме того, опять-таки, пинок сзади оказывается фатальным для слабых телом и духом — артиллерии, авиации, спецоборудования и грузовиков.

Далее: что за таинственная “тактика блицкрига и мобильности”? Собственно говоря, блицкриг — это нечто вроде деяния типа шмыгнуть-проползти между ногами двух дюжих телохранителей Билли и запустить тому в лицо кремовым тортиком. Последствия смертельные, но какой эффект!..

Взрывы навевают мысли о эллипсовидной «Estatica».

В “Расцвете Лиги” блицкриг присутствует, правда, исключительно в виде захвата базы юрким смельчаком с последовавшим поджиганием самолетов. Или вообще занятие оставленной крепости с налету. Удается редко когда, но, учитывая, за сколько покупается авиация, заставляет противника сточить зубы в крошево.

Ну и наконец, доктрина мобильности. Кстати, вещь занятная. Исполнители гениальных планов, основанных на ней, — грузовички. Так как ракетницы, к примеру, ползут с грацией наклюкавшейся черепахи, то их оперативная передислокация вызывает затруднения. Поэтому желательно всегда не забывать оснастить армию транспортом. Выгода такая: а) когда у неприятеля есть ежеходный бюджет (в кампании такое редко случается, но бывает), он не успевает заказать на заводах еще техники, следовательно, мы в более выигрышном положении, б) возможны мобильные атаки по фронту махоньким отрядом, призванным добивать калек и не давать им огрызаться.

Касаемо отечественной, штамповки Союза, авиации пока ничего определенного сказать не могу — стационарных (с припиской к конкретной базе) самолетов в наличии нет, а боевые вертолеты годятся на некий гибрид грузовичка с танком — лопасти обеспечивают внушительный запас хода, да и дальнобойность не подкачала. В лобовых столкновениях, конечно, бандура с тремя полосками жизни не выстоит, но вот пристрелить почти что мертвого способна.

Отдельного разговора заслуживает противовоздушная и противоракетная оборона. Как известно, в роли зениток используются силовые щиты, под которыми накрыть бомбежкой военных нельзя. Артиллерия в зоне действия вражеских бомбардировщиков должна быть укутана в эти сиятельные радужные поля непременно — ракетницы ведь первейшая угроза для самолетов, это ясно даже с дебютных сражений. Если выполнить указанное требование невозможно, лучший выход — пассивность, иначе будете, смахивая слезу, наблюдать за запылавшей самоходкой...

Скорее всего, северный фронт Олдриджа завязнет в линиях дотов и джипов, и пусть. Цель — вовсе не аэродром, цель — разгромить вражеские войска. Вот в этом ничего сложного не предвидится — нечто вроде занятий на имитаторе, только масштаб чуть побольше.

Воланд на батарейках (миссия 5 — Исход)

Ради тактической выгоды вертолеты подставляют под смертельный огонь.

Несмотря на довольно-таки головоломную сложность, миссия дает представление о всего двух приемах — сковывания противника и взятия базы в условиях сопротивления местного ополчения. Правда, еще — тактическое отступление и массовое самопожертвование, но это совсем элементарные вещи.

Считается, что эскадра плывет настолько стремительно, насколько это способно делать самое тихоходное судно. Иными словами, если вместе с броненосцами путешествуют лодки с веслами, то сие скует боеспособные корабли без пользы для дела. Заставить неприятеля действовать столь неосмотрительно, конечно, невозможно, но вот если вначале уже имеются древние корыта?

В пятой миссии их почетные обязанности исполняют танки, в роли же линкоров — “Буллфроги”. Если прицельным огнем ликвидируем гусеничные жестянки — позиции окажутся занятыми невероятно вредными шагателями, кои с удовольствием зарезервируют для нас место на кладбище.

Поэтому противника следует сковывать — взять да и не трогать танки. Уточняю: конечно, создавать ими первую линию иногда полезно, но исключительно для прикрытия ракетниц, пушек и прочего малахольного милитаристического барахла. Сейчас же танки лишь мешают выйти на оперативный простор “Буллфрогам” и обуславливают своей крайне неудачной диспозицией поражение всей северной армии целиком.

Пока Рейнольдс сдерживает ее натиск, новоиспеченный выпускник академии мчится к гипноизлучателю, который своими волнами подбадривает в общем-то деморализованных коммуни... ой, революционеров. Дело нехитрое, но только успеет нога Олдриджа ступить на неприятельскую землю, как набегут ополченцы. Поэтому место для десанта выбирайте правильно — ввязываться в затяжные бои с бандеровцами местного разлива несколько несвоевременно.

Возможно, на южном фронте будет очевидна выгода тактического отступления. Этот прием прост — бежим, попутно отстреливаясь, до тех пор, пока угроза базе не станет явной и ее судьба (базы, а не угрозы) повиснет на волоске. Вот тогда-то можно и вставать насмерть. Кстати, о самопожертвовании... Когда остановить врага совсем уж никак не получается, тогда разумно каждый ход вставать новой единицей бронетехники в ворота и тем самым покупать время. Занять клетку убитого бойца на том же ходу с его ликвидацией правила не разрешают, следовательно...

Когда же бравые вояки воткнут шило в микросхемы излучателя, завершить миссию труда не составит.

1 2 Все
Комментарии
Загрузка комментариев