Сетевое беззаконье. Грозит ли цензура интернету?

Сетевое беззаконье. Грозит ли цензура интернету?

Спецматериалы — Сетевое беззаконье. Грозит ли цензура интернету?
«…Конец 2011 года и начало 2012-го выдались чрезвычайно напряженными для интернет-сообщества. Причиной переполоха послужили новые законодательные акты с непривычными для русского уха названиями SOPA и PIPA, отправленные на рассмотрение в высшие государств
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Сетевое беззаконье. Грозит ли цензура интернету?

Конец 2011 года и начало 2012-го выдались чрезвычайно напряженными для интернет-сообщества. Причиной переполоха послужили новые законодательные акты с непривычными для русского уха названиями SOPA и PIPA, отправленные на рассмотрение в высшие государственные инстанции США. В случае принятия они позволили бы правозащитникам закрывать любой неугодный ресурс. Гиганты звукозаписывающей индустрии, голливудские кинокомпании и крупные корпорации получали тотальный контроль за всем контентом в Сети.

Аналитики заговорили о том, что свободному интернету наступает конец. Все, к чему мы давно привыкли, могло навсегда исчезнуть: блоги, поисковые сервисы, социальные сети. Мир решил дать отпор: конкуренты объединились в едином порыве, блогеры встали плечом к плечу. Известные сайты, медиакомпании, владельцы популярных сервисов единогласно высказались против принятия SOPA и PIPA. При поддержке миллионов интернетчиков активистам движения удалось одержать победу над властями и приостановить введение новых инициатив.

История закончилась 21 января 2012 года, когда Сенат и Конгресс США приняли решение отложить на неопределенный срок рассмотрение этих законопроектов. К тому времени акты уже лишились поддержки большинства сенаторов и президента США Барака Обамы.

Путь в никуда

На протяжении последних пятнадцати лет многочисленные медиакомпании при поддержке государственных структур пытаются побороть электронное пиратство. Киностудии, продюсерские центры и разработчики программного обеспечения регулярно теряют внушительные суммы из-за того, что все на свете (от еще не вышедшего альбома Мадонны до очередной версии Windows) можно бесплатно скачать из Сети.

• Первая волна протеста началась в конце прошлого года, когда гиганты индустрии не пожалели денег на выкуп полноценной рекламной полосы издания The New York Times.

Бороться с пиратами решили на законодательном уровне. Первым серьезным ударом для интернет-корсаров стал акт DMCA (Digital Millennium Copyright Act), принятый американским конгрессом 28 октября 1998 года. Чиновники впервые предложили правообладателям отсылать запросы на любой сайт, где размещены пиратские данные. По закону владельцы провинившегося ресурса должны удалить нелицензионный контент в течение пяти дней с момента поступления жалобы. В случае неповиновения пострадавшая сторона имеет все основания обратиться в суд, чтобы получить денежную компенсацию и заставить нарушителей удалить пиратские данные.

DMCA работает. Владелец любого известного интернет-сайта быстро и без лишних разговоров удаляет защищенный контент со своих страниц, если возникают проблемы, и все остаются довольны. Во избежание проблем крупные ресурсы (например, YouTube) сами чистят архивы, не дожидаясь претензий от правообладателей. Но защитникам копирайта этого мало. С момента появления DMCA заинтересованные компании жалуются, что рассылать претензии всем нарушителям слишком проблематично и дорого. Под давлением медиаконгломератов американские конгрессмены продолжили без устали разрабатывать новые, более строгие законопроекты.

• Хакерская группа Anonymous сидела на удивление смирно и не проявляла активности во время всемирного протеста. Но будьте уверены: если бы акты прошли, волны атак на всевозможные сайты было бы не избежать.

Важной вехой в истории борьбы с пиратством стал акт COICA (Combating Online Infringement and Counterfeits Act), представленный сенатором Патриком Лихи в 2010 году. Этот закон давал Генеральному прокурору, рассматривающему дело о нарушении копирайта, право связаться с провайдером доменного имени провинившегося ресурса и попросить либо отменить регистрацию, либо вообще заблокировать сайт. Предложение господина Лихи успешно прошло голосование в Юридическом комитете Сената США, но провалилось на слушаниях в самом Сенате. Многие американские политики высказались против принятия COICA. Сенатор Рон Уайрен от штата Орегон сравнил акт с «кассетной бомбой для обезвреживания вражеских бункеров», добавив, что США нужна «высокоточная радиоуправляемая ракета», способная поразить пиратов в самое сердце. COICA отложили до лучших времен, наступило временное затишье.

Двойные стандарты

В то время как конгрессмен Ламар Смит пытался продвинуть SOPA, дальновидные журналисты решили проверить его собственный сайт на наличие пиратского контента. За щекотливое задание взялась колумнистка издания Vice Джейми Ли Кертис Тайте.

Для начала госпожа Ли Кертис проверила законность всех изображений на официальном сайте политика (www.texansforlamarsmith.com). Там обнаружилось несколько картинок с фотостоков, специальных хранилищ авторских фотоснимков и иллюстраций, предназначенных для продажи. Автор связалась с несколькими ресурсами и попробовала выяснить, были ли работы куплены официально. Администрация проектов лишь развела руками: проверить законность не получилось, клиентов слишком много.

Интересные детали обнаружились в предыдущей, архивной версии сайта конгрессмена от 25 июля 2011 года. Создатели задействовали симпатичный снимок для заднего плана страницы. Поиск по базе данных картинок вывел Джейми Ли Кертис Тайте на след автора фотографии, некоего DJ Schulte (flickr.com/photos/oxherder). Несколько лет назад он выложил все свои снимки на Flickr и установил лицензию Creative Commons, согласно которой любой человек может использовать фото в некоммерческих целях с указанием авторства. Стоит ли говорить, что ни конгрессмен, ни его свита ни разу не обращались к DJ Schulte за разрешением и не оставили ссылок на первоисточник?

Получается, фотограф мог бы отправить запрос интернет-провайдерам и заблокировать сайт господина Смита, если бы SOPA была принята.

Бельмо на глазу

Разумеется, DMCA — далеко не самое совершенное решение проблемы. Акт разбирается с контентом различных видеосервисов (YouTube), блог-платформ (Tumblr), социальных сетей (Facebook) и других ресурсов, позволяющих размещать пользовательские данные. Но DMCA никак не регулирует взаимодействие с торрент-трекерами (The Pirate Bay).

Ведь протокол BitTorrent, созданный Брэдом Коэном в 2001 году, подразумевает, что на сайте публикуется лишь ссылка на файл, расположенный на жестком диске удаленного компьютера. Скачивание идет мелкими кусочками со всех компьютеров, где находится искомый файл. Кому предъявлять обвинения в таком случае? Владельцы торрент-трекера всего лишь предоставляют возможность обмениваться файлами.

• Энциклопедия Wikipedia заблокировала только англоязычный сегмент. Жители других стран могли видеть страницы ресурса, но с огромной черной плашкой, призывающей не сидеть на месте.

Да и зарегистрированы трекеры обычно за пределами США, поэтому дотянуться до их владельцев весьма проблематично. Побороть торренты в рамках существующего американского законодательства не удается. Правообладателям и ассоциациям нужен закон, который позволит оперативно блокировать доступ к ресурсам, где размещены ссылки на пиратский контент.

Такие возможности и предлагали SOPA и PIPA.

Who watches the watchmen?

В 2011 году американские политики рассматривают сразу два антипиратских акта — PIPA (PROTECT IP Act) и SOPA (Stop Online Privacy Act). Первый был впервые представлен Сенату США в мае 2011 года Патриком Лихи. Второй появился позже: 26 октября 2011 года конгрессмен Ламар Смит вынес SOPA на рассмотрение в Палату представителей конгресса США. Законопроекты оставались в тени до начала 2012-го, так как финальные слушания и голосования были назначены на январь.

PIPA — это переписанный и доработанный COICA. В случае принятия законопроект позволил бы американским интернет-провайдерам блокировать доступ к сайтам, где (по версии правообладателя) размещены пиратские данные. Акт также призывал к юридической ответственности поисковые движки, блог-сервисы или любые другие ресурсы, которые каким-либо образом ссылаются на сайты из черного списка. Рекламные платформы должны были прекратить сотрудничество с заблокированными ресурсами.

• Волнение в сетевых компаниях вполне обоснованно — всех их ожидали громадные штрафы и вагон проблем, если бы законопроекты прошли голосование и были приняты.

SOPA оказалась еще более жесткой. Законопроект дополняет и расширяет возможности PIPA по всем фронтам. Генеральный прокурор США может заставить любой поисковый или рекламный сервис, DNS-провайдеров и сервисы оплаты отказаться от взаимодействия с ресурсами, находящимися в черном списке. Согласно SOPA, любые денежные отношения с нарушителями должны прекращаться в течение пяти дней с момента поступления жалобы. Главное — доказать, что ресурс нарушает права по использованию чужой интеллектуальной собственности.

Прописанные пункты SOPA и PIPA предлагают, на первый взгляд, вполне легитимные методы борьбы с пиратами. Нарушил чей-то копирайт и был пойман за руку? Милости просим в черный список. Попробуй потом докажи свою правоту, когда сайт будет заблокирован, а каналы финансирования перекрыты. Акты также позволяют провайдерам ограждать своих клиентов от доступа к торрент-трекерам.

Проблема в том, кто будет следить за правомочностью действий правообладателей? Насколько далеко зайдут медиагиганты в борьбе с пиратством? SOPA и PIPA предлагали почти безграничную власть звукозаписывающим компаниям, голливудским студиям и всем заинтересованным лицам, которые при желании могут за один день прикрыть весь интернет.

После принятия PIPA и SOPA интернет мог превратиться в поле боевых действий. Любые, пусть даже самые мелкие американские компании принялись бы искать нарушения копирайта и отправлять тысячи писем в адрес провайдеров и обработчиков транзакций. Таким образом, легион судебных приставов задавил бы все популярные сервисы, включая YouTube, Facebook, LinkedIn, Google, Wikipedia.

• Самые инициативные ресурсы создавали картинки и генерировали показательную инфографику только для того, чтобы все же донести свою мысль до властей.

Представьте ситуацию: ваш любимый блогер опубликовал статью и рассказал про новый смартфон компании «Икс». Описал функционал, рассказал про дизайн, похвалил удачные моменты, отметил недостатки и опубликовал логотип производителя. Юристы компании «Икс» обнаружили упоминание о продукте и свой логотип, размещенный без письменного разрешения. Им это не нравится, и в адрес провайдеров направляются письма, «советующие» заблокировать блог-платформу, где размещена статья. Поставщики услуг вынуждены идти на поводу, лишь бы самим не предстать перед судом за содействие в преступлении.

В мире, где легализованы SOPA и PIPA, не будет облачных хранилищ вроде DropBox, ведь туда можно загружать ворованные данные. Не станет забавных самодельных видеоклипов на YouTube. Социальные инновации прекратятся, глобальные платформы исчезнут и тысячи людей останутся без работы.

За кадром

Параллельно с обсуждениями SOPA и PIPA этой зимой в интернете происходили и другие не по сезону горячие разборки. Пали два крупнейших бастиона пиратства - один на Западе, другой на Востоке.

В январе американский суд постановил, что создатели сервиса Megaupload были уличены в сговоре с целью вымогательства, нарушении прав на интеллектуальную собственность, а также отмывании денег. Общая сумма убытков, нанесенная пребывавшими на момент задержания в Новой Зеландии бизнесменами, оценивается в $500 млн. Обвинение утверждает, что руководители Megaupload специально выплачивали деньги за то, чтобы пользователи закачивали пиратский контент.

На другом уголке земного шара - в Киеве - прекратил работу сайт EX.ua, по совместительству одна из самых крупных библиотек пиратских файлов в мире. На страницах этого ресурса можно было найти целые терабайты разных телешоу, фильмов, книг, журналов, фотографий, комиксов, музыки, программ и игр. Официальная причина закрытия, по официальной информации МВД Украины, - расследование уголовного дела о нарушениях авторских прав, начатое после обращения в правоохранительные органы представителей крупнейших производителей софта (имена зачинщиков не называются). Дело получило такой резонанс, что Национальная комиссия по вопросам регулирования связи и информатизации Украины (НКРСИ) даже вспомнила об идее монетизации доступа к контенту. Эксперты полагают, что если инициативы НКРСИ будут приняты, то провайдеры начнут требовать от клиентов не просто плату за подключение к Сети, но и за загрузку и передачу информации в рамках определенных программ (например, в Skype).

Закрытие обоих ресурсов сопровождалось гневными акциями протеста, включая DDoS-атаки на сайт ФБР и митинги на улицах украинской столицы.

На этом фоне незаметно прошла мировая травля знаменитого торрент-трекера The Pirate Bay, владельцы которого были осуждены и отправлены в тюрьму в дополнение к весомым штрафам. Один из руководителей Американской ассоциации звукозаписи Митч Глазиер опубликовал небольшую заметку, в которой набросился с критикой на Pirate Bay, назвав этот сайт прекрасным примером того, зачем в США нужны более жесткие антипиратские законы. В ответ на его тираду представители торрент-трекера выступили с гневным письмом, в котором утверждали, что ничего не крадут, а просто дают скопировать материалы.

Тем не менее повсеместная борьба с ресурсом продолжается. На момент выпуска статьи суд Великобритании признал сайт Pirate Bay содействующим пиратству. В июне пройдет следующее заседание, во время которого может быть принято решение о последующей блокировке сайта на территории Объединенного Королевства. Сотрудники The Pirate Bay не упустили шанса огрызнуться и пообещали, что начнут использовать скрытые методики распространения контента, которые намного сложнее отследить.

Целую бочку дегтя в эту историю добавили русские специалисты из Сколково. Компания «Интернет Контент» разработала новую систему борьбы с торрентами под названием PiratePay. Она подключается к сети, ищет адреса, откуда предлагается скачать пиратский файл, и натравливает на IP-адрес специальный тип трафика, после чего связь рвется. Впрочем, у пиратов уже появился эффективный обходной маневр.

Вместо торрент-ссылок на сайте теперь размещаются так называемые «магниты» - набор символов, идентифицирующий цифровой документ. В магните нет имени файла или ссылки на него. Вам просто придется ввести полученные буквы и цифры в BitTorrent-клиент, и система автоматически найдет нужные данные на чужом компьютере, подключенном к пиринговой сети.

Пропорциональный ответ

Официальные протесты начались в конце прошлого года, когда 15 ноября газета The New York Times опубликовала обращение главных интернет-гигантов к правительству и народу. AOL, eBay, Facebook, Google, LinkedIn, Mozilla, Twitter, Yahoo! и Zynga выкупили рекламную полосу, чтобы выразить опасения по поводу введения SOPA и PIPA.

Самое интересное началось потом. Массовый протест против злополучных актов прошел 18 января — в день, когда конгресс собирался рассматривать законопроекты. Настолько согласованного взаимодействия сотен тысяч человек из разных стран в интернете еще не было.

• Родина-мать зовет. Политики больше не смогут протолкнуть плохо написанный закон. Осталось только дать понять, что интернет-общественность давно изменилась.

Одной из первых против инициативы политиков выступила Wikipedia. Администрация ресурса заблокировала англоязычный сегмент сайта и поставила на титульную страницу черную заглушку, призывающую противостоять действиям американских властей. В своем обращении создатель энциклопедии Джимми Уэйлс сообщил, что в случае принятия актов бесплатные знания просто исчезнут. По данным фонда Wikimedia Foundation, около 162 миллионов человек посмотрели страницу протеста. Инициативу энциклопедии поддержали около 75 тысяч сайтов: создатели ресурсов заблокировали свои сайты, перекрыли весь размещенный контент черными прямоугольниками или поставили крупные баннеры в поддержку акции.

Google поместила черную плашку поверх своего логотипа и начала собирать подписи против SOPA и PIPA. На момент окончания акции около 4,5 миллиона человек со всего мира подписали петицию. Еще 350 тысяч человек отправили письма в конгресс через формы на специально созданных сайтах americancensorship.org и sopastrike.com.

В борьбе за право пользоваться привычным интернетом объединились все. Обычно стоящий в стороне от подобных конфликтов создатель Facebook Марк Цукерберг вышел из тени и написал заявление о том, что его компания не поддерживает законопроекты. Писатель Нил Гейман, актер Азиз Ансари, музыканты The Lonely Island и OK Go, фронтмен Nine Inch Nails Трент Резнор подписали открытое письмо и выразили беспокойство по поводу того, что новые акты не столько навредят пиратству, сколько честным интернет-сервисам.

• Ограничиваться онлайн-акциями активисты не стали. Самые смелые отправились митинговать на улицы с листовками и привычными для таких мероприятий лозунгами. К счастью, обошлось без погромов.

К протесту присоединились эксперты по киберпреступности. Бывший советник Агентства национальной безопасности США Стюарт Бейкер сравнил акты с действиями самих правонарушителей и пиратов. Господин Бейкер подчеркнул, что в будущем преступники смогут обманывать посетителей ресурсов, опираясь на возможности PIPA и SOPA. Член конгресса Зои Лофгрен специально связалась с исследователями из национальной лаборатории Sandia и попросила проанализировать механизмы фильтрации DNS-адресов, предлагаемые актом Protect IP Act. Эксперты выразили сомнение в эффективности DNS-фильтрации и описали ее негативное влияние на сетевую безопасность.

Юридическое агентство Holch & Erickson LLP говорит о том, что SOPA и PIPA разрушают существующие законы, угрожают быстрорастущей интернет-экономике США и подрывают безопасность пользователей. По версии юриста Маркхема Эриксона, рассматриваемые проекты подвергают законопослушные компании неоправданному риску.

Протест быстро переместился за пределы интернета. Жители разных стран направились к американским посольствам с плакатами и листовками, требующими остановить беспредел. Сложно представить, сколько людей откликнулось на призыв позвонить конгрессмену или сенатору от своего округа и высказать мнение по поводу законопроектов. По данным веб-сайта Fight for the Future (fightforthefuture.org), в период массовых протестов более 8 миллионов посетителей поисковых движков запрашивали телефон представителей власти. Нет никаких сомнений в том, что многие все же дозвонились. Своеобразные протесты прошли и в России, когда несколько участников Пиратской партии России собралось около американского посольства, чтобы высказаться по поводу проектов.

Заключительным аккордом в адрес SOPA и PIPA стали высказывания президента США Барака Обамы, который официально отказался поддерживать акты. Позже от поддержки законов отказались и многие конгрессмены, а слушание перенесли на неопределенный срок. Голос интернета был услышан.

Бобер разбушевался

Недавно вопрос определения правомерности использования контента в интернете был остро поставлен в игровом сегменте. Представители поп-певца Джастина Бибера подали в суд на студию RC3, создавшую популярную игру Joustin’ Beaver для устройств под управлением iOS и Android.

Мы не пожалели доллар на покупку Joustin’ Beaver, чтобы проверить, на что обиделся Джастин Бибер. Главный персонаж игры - гламурный бобер с торчащими зубами и густой челкой. Этот бобер едет по реке и убивает свинок-папарацци. Если пропустить хоть одну свинью с фотоаппаратом, игра начинается сначала. Сальвадор Дали был бы в восторге.

Сначала юристы господина Бибера связались с RC3 и заявили, что разработчики не имеют права использовать образ артиста, создавать похожих персонажей, искажать его имя в целях получения выгоды. Якобы они нарушили торговую марку, обманывают людей, да и вообще ведут себя крайне нечестно в рамках существующего американского законодательства. Защитники певца потребовали прекратить продажу игры и пригрозили подать в суд, если этого не произойдет.

Небольшая игровая студия из Джексонвилля подала упреждающий иск против музыкального кумира американской молодежи и попросила Верховный суд США подтвердить, что все игры подпадают под действие Первой поправки (право на свободу слова в печатных изданиях, фильмах, музыке). Таким образом, пародия на публичного человека вполне вписывается в рамки американского законодательства и официально разрешена.

Догнать и перегнать

На данном этапе российские политики высказываются по поводу SOPA и PIPA скорее отрицательно. Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев уверен, что законопроекты негативно отразятся на интернете как бизнес-пространстве.

Отечественные законопроекты по защите авторского права в интернете пока далеки от заморских аналогов. Российское законодательство в отношении интернета может показаться даже более открытым по сравнению, скажем, с британским. Во время массовых беспорядков в Лондоне летом 2011 года правительство Великобритании всерьез собиралось перекрыть доступ к популярным социальным платформам и сервисам, где происходила координация действий уличных вандалов. В России, если верить Щеголеву, о подобном даже не думают.

• За считанные дни конгрессмен Патрик Лихи стал одним из самых ненавистных людей в интернете. Кто-то упорно атаковал его официальный сайт, кто-то рисовал шаржи.

Впрочем, с министром согласны не все. Бывший глава ФСБ и нынешний секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев открыто восхищался опытом Китая и предлагал закрыть доступ российских пользователей к социальным сетям, блогам и видеохостингам. К счастью, дальше громких заявлений в прессе дело не пошло, но подобные выступления вполне показательны — разговоры о реализации закрытого «китайского интернета» в России возникали не раз.

Борьба с электронными пиратами у нас пока сводится к показательным акциям, которые не имеют серьёзного эффекта. По мнению правозащитников, самые опасные «пиратские» сайты (в список которых, к слову, входит социальная сеть «ВКонтакте») давно реализовали механизмы борьбы с пиратством. Обладателям прав достаточно обратиться к владельцам сервиса с просьбой заблокировать распространение контента, чтобы решить проблему. Администрация обычно идет навстречу. К примеру, RuTracker моментально блокирует подозрительную раздачу. Но, как и в случае с американскими RIAA/MPAA, российских правообладателей такое сотрудничество не устраивает. Направлять письмо в адрес ресурса и ждать реакции — часто нецелесообразно. К тому моменту, как администрация отреагирует, многие уже успеют скачать пиратскую копию.

Чаще всего правообладатели (кинокомпании и звукозаписывающие конгломераты) нападают на сеть «ВКонтакте». Дело не раз доходило до суда и каждый раз заканчивалось ничем. Так, в ходе дела с участием государственного медиахолдинга ВГТРК (размещение кинокартины «Охота на пиранью» на страницах сети) «ВКонтакте» выстояла. Суд закрыл дело после того, как со страниц были удалены копии фильма. В другой раз социальную сеть обязали выплатить штраф в размере 220 тысяч рублей звукозаписывающей компании Gala Records за незаконное размещение песни певицы МакSим. Однако даже в этом случае иск был удовлетворен лишь частично, ведь изначально правообладатели требовали 1 миллион рублей. По такому случаю «ВКонтакте» даже позволила владельцам оригинальных материалов удалять видео и музыку самостоятельно через выделенный административный раздел.

В рамках действующего в России законодательства вполне возможно наказывать сервисы, если они инициируют загрузку, создают технологические условия для нарушения авторских прав или не реагируют на явные нарушения. По крайней мере, так считает Президиум Высшего арбитражного суда. Именно эта организация вынесла вердикт по показательному делу «Топ 7» против «Агава-софт». В тот раз на страницах сервиса ifolder.ru, чьим владельцем является «Агава», были обнаружены некие украденные фотографии.

Важной вехой в истории российской борьбы с пиратством стало появление нового закона «О полиции», вступившего в силу 1 марта 2011 года. Законопроект наделяет полицию возможностями закрывать любой ресурс по требованию правообладателя без обращения в суд. При обнаружении нарушения сотрудник Министерства внутренних дел может отправлять так называемое «представление» в адрес хостинг-провайдеров, где размещен подозреваемый сайт. Хостинг должен будет отключить ресурс и уведомить его владельца, которому придется судиться с полицией самостоятельно, без участия оператора, предоставлявшего хостинг. Однако за год с момента вступления закона в силу в российском интернете особо ничего не изменилось. Пиратские сервера просто переехали на зарубежные мощности и продолжают работать, не опасаясь визита полиции.

 

Разумеется, SOPA и PIPA не станут концом борьбы с пиратством. Европейский союз, к примеру, готовит новую инициативу ACTA (Anti-Counterfeiting Trade Agreement), вызвавшую бурю негодования в Германии, Польше и Нидерландах. Радует лишь то, что интернет-сообщество сумело объединиться и дать отпор несовершенным законам. Сегодня протолкнуть непродуманную антипиратскую инициативу без боя уже не получится.

Интервью с пиратом

В марте 2012 года стало известно, что крупнейшие пиратские группы, которые осуществляют выпуск видео на торрент-трекерах, организовали своего рода профсоюз, в рамках которого создаются правила по оформлению и публикации релизов. Пока на таких виртуальных съездах решаются только технические вопросы (какой кодек использовать), однако это только начало.

С тех пор как в интернете развернулась битва за копирайт, по всему миру стали возникать так называемые пиратские партии. Их члены не носят на глазу черные повязки и не заводят попугаев. Они выступают за свободный некоммерческий обмен данными в интернете и неприкосновенность частной жизни. Подобные организации уже действуют в США, Великобритании, Германии, Нидерландах, Швеции, Чехии, России, Болгарии, Украине, Беларуси и Казахстане. Мы связались с британскими «пиратами» и попытались узнать, что они думают по поводу SOPA и PIPA. Лидер партии Лоран «Лоз» Кей любезно согласился ответить на наши вопросы.

Что вы вкладываете в понятие «интернет»?

Недавно я прочитал повесть «Мы, дети Всемирной паутины» польского писателя Петра Кзерски («We, the Web Kids», Piotr Czerski, www.pastebin.com/0xXV8k7k), который, как мне кажется, отлично отвечает на ваш вопрос. Я хотел бы привести несколько цитат: «Мы не просто серфим по Сети, интернет для нас — не какое-то «место» и не «виртуальное пространство». Интернет неотделим от нашей реальности, он стал ее частью — невидимым, но существующим слоем, связанным с физической средой обитания. Мы не просто используем интернет, мы живем в нем. [...] В онлайне мы нашли своих друзей и врагов, мы готовили шпаргалки для экзаменов, мы планировали вечеринки и сборы по учебе, мы влюблялись и расходились. Всемирная паутина для нас — это не технология, которую нам пришлось изучить. Всемирная паутина — это процесс, происходящий непрерывно и изменяющийся на наших глазах, с нашей помощью или без нее.

Как вы думаете, акты, аналогичные SOPA и PIPA, все же будут приняты в будущем?

Мы уверены, что лоббисты медиакомпаний еще не раз вернутся и попытаются протолкнуть похожие законы. Однако интернет-население (Лоран Кей называет интернет-юзеров словом «netizens»; от англ. net, citizens — сеть, граждане) умнеет. Четырнадцать лет назад акт DMCA был принят без всяких возражений; сделать то же самое сейчас у властей уже не получится.

В общем смысле любые компьютеры и сети копируют информацию. Любой, кто пытается продать вам технологию или создать закон, который затруднит копирование, обещает сделать невозможное. Своего эти люди не добьются, но причинят много непреднамеренного вреда.

Как вы относитесь к электронному экстремизму и группе Anonymous?

Не стоит подразделять экстремизм на электронный, печатный или телефонный. Экстремизм — это экстремизм. Что касается Anonymous, то мне не нравится, что их пытаются приравнять к террористам, как это делают службы национальной безопасности. Они не взрывают дома и не захватывают страны. Мне больше нравится мнение Ричарда Столлмана, американского программиста и борца за свободное программное обеспечение, на этот счет. Он приравнивает DDoS-атаки скорее к уличным протестам, нежели к терроризму.

Почему, на ваш взгляд, люди должны (и должны ли?) выступать против антипиратских законов со стороны правительств?

Должны. В первую очередь потому, что это неправильные законы, которые не обоснованы фактами и существуют только для того, чтобы поддерживать лицензионных привратников. К примеру, в 1982 году американская ассоциация кинокомпаний (MPAA) обратилась к американскому конгрессу и сообщила, что записывающие видеомагнитофоны уничтожат кино-, ТВ-, спортивную индустрию и американскую экономику. Спустя пять лет прибыль киностудий удвоилась, опасения не оправдались. На протяжении последних двадцати лет почти все законы по защите копирайта, торговых марок и патентов были основаны на лоббировании, но не на фактах.

Свободный интернет = пиратские данные? Как регулировать закон в таких обстоятельствах?

Представьте, что кто-то цитирует несколько строк из фильма во время публичной дискуссии. И что, этого человека нужно схватить и привлечь к ответственности? Это было бы нелепо. Так почему мы должны поддерживать непропорциональные наказания для тех, кто делает то же самое, но в интернете? Законы по защите копирайта и патентов были разработаны для бизнесов. Но сейчас, из-за технологий и интернета, эти законы пытаются применять к обычным людям, когда они ведут полностью некоммерческую деятельность. Этого быть не должно.

Комментарии
Загрузка комментариев