Не на жизнь, а на СМИ

Не на жизнь, а на СМИ

Спец — Не на жизнь, а на СМИ
«Игры — зло!» — вовсю трубят средства массовой информации. Каким же образом журналисты пытаются доказать этот спорный постулат?
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Не на жизнь, а на СМИ

Труднее всего спорить с прессой и с теми, кто ей безоговорочно верит. Вот представьте — исполнив общественный долг путем помывки посуды и застилания кровати, я плотненько закрываю дверь, чтобы всецело предаться искоренению зла в очередной «дьябле». И тут возмущенные голоса, грохот мебели и визг кота, которому отдавили хвост, возвещают о наступлении очередного раунда информационной войны. Возлюбленный супруг, при поддержке тяжелой артиллерии в лице свекрови, с томным взором надвигается на меня, грозно размахивая ярким печатным изданием. И я уже знаю заранее, что там: какой-нибудь горе-журналист выдал очередной опус из серии «Мальчик поиграл в Tekken и убил восемь спецназовцев голыми руками».

Это означает лишь одно — если немедленно не встать грудью на защиту Tekken, GTA, Doom, World of Warcraft и их собратьев, в ближайшее время занятия по искоренению зла придется отложить.

Давайте посмотрим на несколько случаев, взбудораживших печатные и онлайновые средства массовой информации, и выясним, все ли в них было именно так, как нам это подают журналисты.

Случай первый: «Мать подала в суд на компанию Sony Online Entertainment, виновную в самоубийстве ее сына».

• Шона Уолли не любили сослуживцы. «У него было странное чувство юмора», — говорят они.

Ну, это вполне себе классика. Шон Уолли (Shawn Woolley), 21 года от роду, страдал приступами эпилепсии, лечился от депрессии с шизоидным уклоном, давно нигде не работал и, предположительно, был безответно виртуально влюблен. Даже одного цветочка из этого букета проблем многим хватило бы, чтобы начать задумываться, что лучше — веревка или таблетки. На этом фоне увлечение EverQuest в списке причин самоубийства безнадежно плетется в хвосте. Увы, на эпилепсию и депрессию в суд не подать. А вот на компанию, в которую утекали денежки Шона, — почему бы и нет?

Что примечательно, спустя несколько месяцев после этого случая в CNN внезапно вспомнили о нем снова, а некоторые СМИ, не разобравшись, опубликовали заметки из разряда «еще один фанат EverQuest покончил жизнь самоубийством». Таким образом, бедный Шон Уолли благодаря журналистам умер дважды.

Случай второй: «13-летняя китайская девочка умерла от истощения, проведя несколько суток в World of Warcraft. Ее друзья устроили ей в игре виртуальные похороны».

• Судя по всему, это первое сообщение о смерти Snowly. Обращаем внимание на местоимение «та» в рассказе об игроке.

А вот это очень интересный случай! Потому что, если порыться по всем сохранившимся источникам, неизменной (а значит, более или менее правдивой) деталью останется только факт виртуальных похорон. Все остальное же... Подросток с ником Snowly от текста к тексту меняет пол и, в диапазоне от 13 до 28 лет, возраст. Время игры — то тридцать часов без перерыва, то несколько суток. Обратимся к первоисточнику этих душераздирающих публикаций — китайской статье о двух умерших игроках, которую сегодня можно открыть только через кэш. Интересно, что нику Snowly там сопутствует иероглиф-местоимение, в китайском означающий «он». Однако никаких других данных об игроке не сообщается: семья не захотела огласки, даже настоящее имя нигде не засветилось. И о многосуточной непрекращающейся игре никто не говорит — лишь в конце всем советуют не пить, не курить, больше двигаться и «не играть ночь напролет». Так что же случилось со Snowly? Он всего лишь пожаловался, что чувствует себя усталым, а через несколько дней умер. Связь на уровне «у нас кот потерялся, а потом соседи сделали ремонт».

В этой же статье говорится еще об одном умершем парне. Вот ему как раз было двадцать восемь лет, и вполне возможно, что некоторые СМИ просто «склеили» их со Snowly, породив эдакую «универсальную жертву компьютерных игр». Этот парень четыре года страдал злокачественной лимфомой и скончался после нескольких суток в коме (не за компьютером, в больнице!). Вот тут уж никак не приплести игру-убийцу: он играл в WoW, но и Томпсону понятно, что серьезная болезнь порядком ограничивает способы общаться и чувствовать свою востребованность. Может, поэтому особенного внимания журналисты ему и не уделили? Умер и умер...

А откуда тогда взялась девочка тринадцати лет? Ну, так же интереснее!

► Виртуальные похороны стали в WoW «модной фишкой». Вот только игроки умирают редко, так что приходится хоронить хомячков и рыбок. Как результат — появились гильдии, развлекающиеся разгоном подобных погребальных процессий.

Случай третий: «Отчим, взбешенный играми пасынка на компьютере, застрелил его вместе с подругой».

Это эталонный пример «работы» некогда славной орденоносной газеты! Текст, выложенный на сайте издания, уже несколько раз подвергался переделке, но так и не избавился окончательно от ляпов и двусмысленностей (наподобие «подруги застреленного компьютера» в заголовке). Здесь даже расследование проводить не придется, достаточно внимательно прочитать заметку. Двадцатипятилетний бездельник сидел на шее у работающего отчима, да еще и регулярно подбивал мать выгнать пьющего мужа. Очередная попытка «развода своими руками» окончилась для него плачевно. А при чем тут компьютер и «стрелялки»? Ну, у парня же был компьютер, а у отчима ружье, должно ведь это что-то значить!

Случай четвертый: «Сын убил отца из-за компьютерной игры «Готика».

Еще один информационный повод, который журналисты изменяли от статьи к статье. В ранних версиях вина возлагалась на старенькую аркаду Golden Axe, где герой орудовал огромным топором. И таким же топором мальчик зарубил спящего родителя. Выглядело все складно, но потом Golden Axe отчего-то превратился в «Готику», а орудие убийства — в кувалду.

• Соседа больше всего поразили слова мальчика-убийцы Ярослава, сказанные над бездыханным телом отца: «Теперь я в доме главный!»

Да, случай из ряда вон, и вроде как прикопаться и правда не к чему. Но вот мне поневоле аналогичные вспоминаются. Австралийский подросток лежал, смотрел телевизор, потом встал, застрелил отца и продолжил смотреть телевизор. Его брат сходил, убедился, что отец умер, и пошел спать. Другой подросток любил слушать по ночам музыку, за что его ругали мать с отцом. Однажды в доме отключили свет, парень решил, что это происки родителей, и убил их. Еще один парень зарезал девушку, приревновав ее к собеседнику в социальной сети. Однако что-то разгромных статей о вреде музыки, телевизора и разлагающих психику социальных сетей на горизонте не видать. Если человек псих, то при чем тут игры?

Случай пятый: «Долгое увлечение играми, в которых показана жестокость, может привести к повреждению головного мозга».

Впечатляет? У, еще как! «А какие ваши доказательства?» — как говорил киношный бандит русскому милиционеру Шварценеггеру. А это, оказывается, доктор Чоу Юан-хуа из отделения психиатрии Главного ветеранского госпиталя города Тайбэй провел исследования над тридцатью молодыми людьми и установил, что у тех, кто долго играет в жестокие игры, уменьшается кровоток в кортикальных долях мозга. Знаете, мне кажется, что какие-нибудь участки моего мозга однозначно пострадали бы, если бы мне пришлось играть в жестокие игры в отделении психиатрии под присмотром доктора Чоу Юан-хуа. Но какое влияние оказывают игры про зайчиков и белочек? А многочасовое участие в сетевом холиваре? К тому же другие медики утверждают, что небольшое снижение кровотока мозг переносит совершенно спокойно, поэтому о повреждениях говорить... оснований маловато. Что же, выходит, к британским ученым присоединились китайские?

• Игры — это медленная смерть? Очень медленная, судя по англичанке Кит Корнелл.

Примерно в том же духе состряпаны сотни сенсационных публикаций о том, как кто-то поиграл во что-то, а потом — ужас-ужас! Нет, не спорю, избыток игр вреден — как и избыток чего угодно, включая занятия спортом. Здесь речь совсем о другом. О профессионализме.

Когда ради громкого заголовка смещаются акценты, отодвигаются в тень неудобные обстоятельства, выносятся непроверенные факты и делаются скоропалительные выводы, даже ломать копья в яростном споре не тянет. Хочется положить такому журналисту руку на плечо, заглянуть в глаза и добрым голосом сказать: «Пшел вон из профессии».

Предупреждаем, мнение автора может не совпадать с мнением редакции! А может и совпадать.

Мнениe

Олег Чимде, редактор «Игромании.ру»

Не просто так окончил журфак

Поздний вечер, за окном — дождь. В кабинете редактора кого-то методично отбивают розгами. А журналист, намедни отравившийся паленой водкой на фестивале пирожков в селе Большое Струйкино, судорожно листает новости информагентств, обнимая оцинкованный тазик. Там трубу прорвало, здесь кого-то ограбили... скучно! Номер пора в печать сдавать, а еще целая полоса пустая. Все, о чем мечтает журналист, — прийти домой, заесть чем-нибудь этот поганый доширак и тихонечко поплакать в подушку о несбывшейся мечте стать новым Хантером Томпсоном.

Из кабинета редактора выносят измученного коллегу, на его место заходит другой, стало быть — на расстрел. В полном отчаянии глядя на часы, наш журналист решает прибегнуть к секретной журналистской технике и открывает закладку со списком иноязычных таблоидов. И вот оно, свершилось! Информационный повод найден! Два знакомых слова, «teenager» и «died», а рядом третье, менее знакомое, — «videogame». Видеоигры? Журналист задумчиво чешет в затылке, пытаясь вспомнить хотя бы одну видеоигру, затем загоняет текст в «гуглопереводчик», закуривает, чтобы сдержать рвотные позывы, и начинает стучать по клавишам. Не хватает данных? Не беда! Ведь всегда можно погуглить похожие темы, ловко перетасовать факты, втиснуть в текст чуток «аналитики», а потом и вовсе... поджарить, добавив красного словца.

Доделав наконец заметку, журналист с чувством выполненного долга пересылает ее редактору и откидывается на спинку кресла. Завтра утром ему предстоит писать про профнастил и кровельные сэндвич-панели, а потом — про инновации в области ветеринарии. А сейчас — домой, домой...

Комментарии
Загрузка комментариев