Руководство и прохождение по "Мор. Утопия"

Руководство и прохождение по "Мор. Утопия"

Руководства и прохождения — Руководство и прохождение по "Мор. Утопия"
Утопия Перед нами — трагическая история о судьбе города, который, кажется, ничто не в силах спасти. Песчаная Язва — неизлечимая болезнь, возникающая из ниоткуда и исчезающая в никуда, ходит по пустеющим улицам, оставляя за собой горы трупов.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Руководства и прохождения
Руководство и прохождение по 'Мор. Утопия'

Утопия

Перед нами — трагическая история о судьбе города, который, кажется, ничто не в силах спасти. Песчаная Язва — неизлечимая болезнь, возникающая из ниоткуда и исчезающая в никуда, ходит по пустеющим улицам, оставляя за собой горы трупов. В разгар эпидемии не устает бороться за власть местная элита, а приказ об уничтожении города уже подписан всемогущими Властями. Всюду огонь, инфекция, крысы...

По стечению обстоятельств (а может, по велению свыше?) здесь пересекутся три необычных судьбы. Судьбы людей, которые в силах повлиять на исход событий и спасти город. Хотя — кто знает? Может, город-то и не надо спасать?

Пожалуй, правильного ответа здесь нет. То, что кажется единственно верным решением столичному доктору Даниилу Данковскому, покажется святотатством гаруспику Бураху. В свою очередь, бакалавр сочтет ересью суждения Артемия. Наконец, Самозванка Клара не в ладах с обоими. А вдруг она действительно способна совершить чудо?

Сейчас наши герои сами расскажут о себе. Единственное, что остается посоветовать перед тем, как предоставить им слово: не ищите правильных решений. В игре вы встретите гораздо больше вопросов, чем ответов на них. Стоит только хлопнуть себя по лбу и воскликнуть “Я знаю, как все было на самом деле!”, как следующий день путает все карты. Такая уж это игра...

Это важно: главы о Данииле Данковском и Артемии Бурахе были написаны задолго до появления официального патча, поэтому перечисленные там баги вы, возможно, уже не увидите. Особенно если поставите патч 1.1 с нашего диска.

Даниил Данковский

Бакалавр, как истинный ученый, смотрит на мир, словно через визир, сквозь изящные линзы логики. Где-то он видит больше, где-то меньше, нежели, например, Гаруспик. Он не признает предопределенности, судьбы, рока, а если она становится у него на пути — без колебания бросает ей вызов.

Он не верит в мистику, хотя без колебаний признает факты и никогда не закрывает на них глаза. Он готов до самого конца сражаться с судьбой, не ради выгоды, а потому, что таков его долг.

Судьба Бакалавра — это бешеная гонка наперегонки с эпидемией. Встречайте.

День первый

К концу которого Бакалавру придется вступить в противостояние с поистине непобедимым убийцей.

Совет дня: похоже, многие женщины в городе обладают даром предвидения? Так вот вам еще одно пророчество. Завтра цены в магазинах взлетят во много раз. Постарайтесь потратить до этого времени все наличные деньги.

Для меня, Даниила Данковского, все началось с письма моего коллеги и старого друга, доктора Бураха. Зная о моих изысканиях и цели, которой я посвятил свою жизнь — борьба со смертью вообще, как явлением, а не частными ее случаями, он рассказал мне о Симоне Каине, который, по его словам, благополучно живет уже больше двухсот лет.

Я остановился в Омутах, у некоей Евы Ян. Она посоветовала мне для начала поговорить с братом Симона, Георгием. Он, дескать, “научит, как правильно говорить с Симоном”. Что ж, буду иметь в виду.

Еще Ева упомянула, что некая Мария Каина весьма интересовалась мной и просила нанести ей визит. Но позвольте? Откуда, она, вообще, знает обо мне? Мой приезд сюда явился неожиданностью для меня самого, а тут... Откуда?

Вот так приветствие...

На выходе из Омутов меня поджидали две странные фигуры: один очень похож на ворона, другой — на мима. Это Исполнитель и Трагик. Выслушав их краткое внушение по обычаям и традициям города, я направился, наконец, в Горны, резиденцию Каиных (Каинов?).

Это интересно: у пруда возле дома Евы вы заметите странную парочку. Один из двух похож на человека, второй... не совсем похож. С тем, который похож, можно поговорить. Со вторым — не советую. Будут бить.

Вот тут-то меня и ждал неприятный сюрприз. Выяснилось, что Бессмертный Симон, которого я так хотел увидеть... Умер. Умер, правда, отнюдь не от старости. Родственники уверены, что ему “помогли”. И вот теперь Георгий, по прозвищу Судья, просит моей помощи в поисках убийцы.

Хотя я врач, а не детектив, отказываться резонов нет. Похоже, эта семейка, со своим пристрастием ко всяческой мистике, вряд ли найдет преступника, а уж больно “вовремя” скончался Симон. Будто бы назло персонально мне.

Подробнее об обстоятельствах дела расскажет Виктор Каин. А обстоятельства весьма странные. Во-первых, Симон умер во Внутреннем Покое. Что это такое — Виктор объяснить затрудняется, говорит только, что это не столько помещение, сколько состояние. Одно несомненно: ни один человек не мог проникнуть во Внутренний Покой без воли на то Симона. Более того, похоже, Симон заранее знал о своей смерти: перед тем, как уйти во Внутренний Покой, он попросил своих родственников неделю не есть мяса, что очень смахивает на какой-то элемент погребального обычая.

Последним с покойным общался Исидор Бурах. Но никто всерьез не воспринимает идею, что Бурах и убил Симона. Более того: все в один голос утверждают, что никому в городе и присниться такое не могло. Больше родственники сказать ничего не могут. И, что подозрительно, к телу тоже не пускают: дескать, таков обычай

Что ж, Исидор — моя единственная ниточка. Непременно нужно с ним поговорить. Вот только для начала стоит заглянуть к Марии, как советовала Ева. Эта странная девушка, дочь Виктора Каина, по ее собственным словам, обладает даром предвидения.

Очень приятно, Каин.

Та просит позаботиться о некотором круге лиц, судьбы которых тесно связаны, по ее словам, с моей собственной судьбой. Это: Георгий, Виктор и Мария Каины, Андрей и Петр Стаматины, Ева Ян и Марк Бессмертник. С половиной из них я уже знаком. Пообещав “оправдать” и “не посрамить” отправляемся, наконец, к коллеге Бураху.

Сюрприз. “Коллега” тоже изволил почить. Причем перепуганные патрульные утверждают, что он был буквально растерзан то ли зверем, то ли человеком... То ли демоном. Даже имя демона называли: Шабнак-Адыр! Особые приметы, биография — все на месте. Жаль, что я не верю в демонов... Меня волнует другое — почему снова не дали осмотреть тело, а отправили за разрешением к Александру Сабурову?

Сабуров (в прошлом — военный) представляет исполнительную власть города. Абстрактно поговорив о местных нравах, тему осмотра тела Исидора он мягко обходит. Зато рассказывает про некую Юлию, которая, пожалуй, единственная в городе, кроме меня, больше полагается на логику, чем на суеверия и чутье. Обязательно надо с ней пообщаться! Тем более что беседа с Сабуровым, похоже, зашла в тупик.

Юлия меня слегка пугает. Чем затуманен ее, несомненно, острый, как скальпель, разум? Однако, собравшись с мыслями, она дает мне весьма ценную зацепку. Она упоминает, что покойный Исидор собирался вроде как оповестить о чем-то найденном в степи все три правящих дома. Соответственно, если он посетил Сабуровых и Каиных, значит, должен был зайти и к Ольгимским: местным финансовым магнатам.

Что ж, продолжаем знакомиться со всем, что под руку попадется. Направляемся к Ольгимским в Сгусток, а чтобы не ходить дважды, навестим по пути Приют Лары Равель — о ней также упоминала Юлия.

Лара Равель... Странная девушка. Однажды она потеряла отца и с тех пор превратилась в средоточие мировой скорби. Похоже, не очень умна, зато полна болезненного сострадания ко всем и вся.

На днях Ларе стало известно, что дети снова увлеклись странной игрой в “эпидемию”. Суть проста: маленькие “доктора” смешивают груду лекарств в невообразимую смесь, растирают в порошок и “лечат” друг друга получившейся фармакологической дрянью. Со слов Лары, лет пять назад много детей насмерть отравились именно таким образом. Теперь она просит меня воспользоваться своим авторитетом и запретить эти глупости. Что ж, помочь стоит. Однако мы собирались к Владу Ольгимскому или, как его еще называют, Тяжелому Владу.

Господин Ольгимский, почтенный скотопромышленник, явно темнит. Что именно он пытается скрыть — непонятно, вечно упоминает какой-то “термитник”, и вообще, похоже, принимает меня за инспектора из столицы. В ходе разговора он вдруг упоминает своего сына, Влада-младшего. Я попытался развить эту тему, но Ольгимский вдруг замкнулся и порекомендовал не совать нос не в свои дела. Все, что из него удалось вытянуть, это то, что Младший водится с жителями Термитника: Червями и Мясниками, которых его родитель за людей не считает. Хотя, кажется, именно они составляют местный пролетариат, или, как его называют, Уклад.

На заметку: стоит покинуть обитель Тяжелого Влада, как мимо деловито пробежит Червь. Если аккуратно последовать за ним, тот приведет Данковского к домику возле железнодорожной станции, помеченному на карте как “дом с заколоченными окнами”. Там-то и живет Младший Влад. Однако, как только вы добежите до этого домика, Червь немедленно атакует вас. А зубы у него, между прочим, острые.

Глаза архитектора выдают в нем поклонника твириновой настойки.

Но вернемся пока к Еве, чтобы расспросить ее о местных обычаях. Она пролила немного света на то, что же такое этот загадочный Термитник: судя по всему, это грандиозные бараки. Кстати, не связано ли решение о его закрытии с тем, что Исидор сообщил Ольгимскому перед смертью? Возможно...

Кстати, услышав о поручении, которое дала мне Лара, Ева легко указала на нужное место. А еще она вдруг попросила помочь в одном очень деликатном деле. Из Термитника сбежало несколько рабочих. Теперь Ольгимские ведут за ними натуральную охоту. Ева просит, чтобы я убедил одного из них, скрывающегося в ночлежке некоей Оспины, поскорее бежать в степь.

Пора отправляться на поиски детей, а также их тайника, где хранятся драгоценные запасы “порошочка” для “игры в чуму”. Найти нужный дом несложно: сразу за мостом и налево. Но нескольких мальчишек в масках удрученно сообщили, что тайник уже разграблен. Единственное, что удается найти, это странная коробочка на втором этаже: быть может, последний оставшийся “порошочек”. Остается сходить к Ларе и рассказать о результатах.

Теперь продолжим наши дела по спасению беглого мясника. Язвительность и яд этой особы просто восхищают! Не удивительно, что все вокруг относятся к ней без всякой симпатии.

Решив, что с ней лучше не темнить, я попросту прямо выложил все. Оспина обещала вывести мясника в степь, но мне с ним говорить отсоветовала: себе дороже выйдет. Пожалуй, тут она права.

Похоже, Ева прониклась доверием ко мне и, на этот раз, легко согласилась указать, где обретается Младший Влад: возле железнодорожной станции.

На заметку: хотя на карте у вас отметится сама станция, внутрь вы попасть все равно не сможете: ни окон, ни дверей у нее нет. Влад живет рядом, в заколоченном доме. Именно туда привел бы нас Червь от дома Ольгимских.

Влад-младший рассказал, что не так давно Исидор долго спорил с его отцом и... предупреждал о какой-то страшной болезни, которую он обнаружил в степи. Болезнь?! А ведь я уже что-то слышал про кошмарную эпидемию, вспыхнувшую тут пять лет назад... И, судя по описаниям Младшего Влада, есть основания полагать, что Исидор уже был заражен. По логике, Симон тоже мог заразиться. Таким образом, он действительно “принес убийцу с собой” во “внутренний покой”, как сказала Мария. Это сходится и со словами другой ясновидицы, что “убийца, скорее всего, сам не знал, что делает”.

В дополнение к вышесказанному, Младший Влад рассказал еще об одном человеке, который может оказаться полезным. Это Станислав Рубин, местный доктор, ученик Исидора. Он собирается осмотреть тело Симона Каина, как только к нему откроют доступ. Доктора надо срочно предупредить, перехватив его в доме Виктора Каина, но перед тем перебросимся парой слов с судьей Георгием Каиным.

Станислав Рубин, судя по всему, с лету ухватывает идею. Он упоминает что-то о Песчаной Язве — город, оказывается, уже пережил в свое время вспышку этой болезни. Следовательно, надо немедленно добиться изоляции тела покойного — именно этого и стоит потребовать от Судьи, не до церемоний. А Ева Ян смертельно напугана и хочет бежать из города... Beata stultica!

День второй

Увы, Станиславу Рубину не суждено создать панацею.

В котором Бакалавр сможет на равных участвовать в переделе власти и принять на себя особые полномочия.

Совет дня: постарайтесь выкроить посреди дня час-другой на сон: тогда ближе к вечеру вам не грозит свалиться с ног от усталости.

С утра пораньше посыльный принес записку от Сабурова: он просит как можно скорее прийти к нему в Стержень. Если городу грозит эпидемия — необходимо ввести чрезвычайное положение, но он не может сделать это самостоятельно: нужно одобрение остальных двух домов (Каиных и Ольгимских), а главное — доказательства угрозы. Сабуров рекомендует обратиться к Анне Ангел: вроде она что-то знает.

По пути к Анне я навестил некоего Андрея Стаматина: по словам Евы, он может устроить побег из города (хм, моими собственными стараниями он теперь перекрыт, хотя, пока Сабуров не получил особые полномочия, найти лазейку еще можно). Сам я уезжать не собираюсь, но, быть может, удастся отправить перепуганную Еву.

Ба, а я ведь знаю этого Андрея! Когда-то, еще в студенческие годы, мы дружили с ним. Услыхав про Песчаную Язву (так, кажется, называл болезнь Рубин) Андрей моментально трезвеет и соглашается, что из города надо бежать. Вот только без своего брата Петра он никуда не поедет.

А Петр — архитектор и наркоман — уезжать отказывается. Здесь может помочь Мария, которая, по мнению Андрея, может убедить того в чем угодно.

Но вернемся к Анне Ангел. Она перепугана, как и все, и совершенно запуталась во всяких “недобрых предзнаменованиях” и суевериях. Отчаявшись в попытках сказать хоть что-нибудь дельное, Анна рекомендует обратиться к дочери старшего Ольгимского — Капелле.

Капелла, похоже, верховодит местными детьми. Она порекомендовала мне расспросить мальчика по прозвищу Спичка, который видел один из “молчащих” домов, а также просит подойти к Ларе, которой снова требуется помощь.

На заметку: чем раньше вы заглянете к Ларе, тем лучше: задание будет связано с беготней, так что его лучше выполнять “по пути”

Лара просит помощи в закупке продовольствия. Черт, как же быстро тут распространяются слухи! Цены в магазинах уже взлетели раз в пять. А Лара задумала сделать убежище, в котором какое-то число людей сможет спокойно пережить эпидемию. Чувствую, что мне все равно придется сегодня мотаться по всему городу, так что обойти всех, кто согласился материально участвовать в этом деле (Мария Каина, Младший Влад и Юлия), а потом пройтись по лавкам — не проблема, а девушка лучше пусть сидит дома: целее будет.

Спичка указал мне на “молчащий дом”. Строго приказав пареньку больше не рисковать и не высовываться из дома, я отправился его исследовать. Кстати... Это ведь дом моего покойного коллеги Бураха. Что-то подсказывает мне, что там я могу столкнуться с этой самой “язвой”, так что принять перед входом ударную дозу имуннокорректора будет весьма нелишним.

Мои самые кошмарные предположения подтвердились. Ужас. Стены дома, кажется, покрыты изнутри кровавой плесенью. Еле живая женщина, балансирующая на грани бреда от боли, просит меня запереть этот проклятый дом, в котором, кроме нее, находятся две ее сестры.

Я даже не могу облегчить их страдания. Прочь, прочь отсюда! Но теперь у меня есть страшное, слишком страшное доказательство угрозы. Любой сомневающийся теперь может взять этот ключ и лично заглянуть в этот дом. Если у него хватит храбрости. Так и скажу Сабурову.

Местные феодалы, один за другим, соглашаются отдать чрезвычайные полномочия. А мне, пожалуй, пора зайти к Ларе и отдать ей закупленные во время всей этой беготни продукты. Она затеяла благородное дело.

Маленькие девочки - прямо ходячий арсенал. Не от хорошей жизни.

Девушка указывает, какое именно здание должно в скором времени стать “Домом Живых” и просит отнести продукты туда. Однако... там меня ожидает второе потрясение за этот день. Дом Живых, похоже, стал Домом Мертвых. Тут повсюду смерть и зараза. И только Исполнитель в клювастой маске глумится надо мной своими пророчествами!

На заметку: избежать заражения будет очень сложно, но, если хотите, можете рискнуть обследовать дом: в ящиках найдется несколько полезных вещей.

Вернувшись к Ларе, я отдал ей продукты: теперь убежищем предстоит стать ее собственному дому. Что ж, свой долг на сегодня я выполнил: теперь можно заняться подготовкой побега Евы и Стаматиных.

Как и предсказывал Андрей, Мария подсказала рычаги, которыми можно вразумить Петра: узнав, что Сабуров, давно ненавидящий его, в условиях эпидемии получает чрезвычайные полномочия, тот быстро согласился бежать из города.

Узнав о согласии брата, Андрей заверил, что возьмет переговоры с машинистом на себя. Меня же он попросил позаботиться об оружии: оно может пригодиться, и отправил к некоему Грифу. После несколько напряженной беседы, мерзавец, покривившись, выдал мне револьвер, даже не взяв за него денег.

Теперь все готово к побегу Евы и Стаматиных. Андрей назначил встречу на вокзале, но, придя туда к назначенному времени я застал только нескольких патрульных, которые вежливо, но решительно перегородили мне дорогу. Похоже, кто-то предупредил Сабурова о моем “побеге”. К тому же, ни Евы, ни Андрея с Петром я не вижу...

Придя в Омуты, я выяснил, что Ева... попросту проспала. Судьба?

Однако благодаря моим усилиям в городе введено особое положение. Таинственный убийца Симона — не человек, а смертоносная болезнь. Первые шаги для отражения эпидемии сделаны: зараженный квартал оцеплен, а Лара подготовила убежище. Radices litterarum amarae sunt, fructus dulces.

День третий

В котором Бакалавру предложат приступить к охоте на неуловимого врага и оценить перспективы некроза.

Совет дня: сегодня вам предстоит впервые прогуляться по зараженной зоне. Как ни странно, заражение не так страшно, как кажется, но, все-таки, постарайтесь его избежать.

С утра меня снова разбудил посыльный от Георгия Каина. У Каиных новая горесть: исчезло тело покойного Симона, причем не само, а вместе с доктором Рубиным. Для Каиных это просто кошмар. Лично Судья просит у меня помощи в поисках тела.

Виктор советует обратиться к Младшему Владу. Он давно дружит с Рубиным и явно может знать, не было ли у того секретных убежищ, где он по тем или иным причинам мог бы прятаться. Есть подозрение, что исчезновение тела Симона и бегство Рубина теснейшим образом взаимосвязаны. Итак, отправляемся к непутевому сыну Ольгимского.

Совет: вообще, возьмите в привычку начинать каждый день с похода к Младшему Владу за свежей картой эпидемиологической обстановки города.

Младший Влад, однако, не спешит откровенничать. Он предлагает сделку: если я похлопочу, чтобы Каины перестали требовать инспекции Термитника, то Влад укажет места, где могут скрываться “потрошители”, как-то замешанные в пропаже тела.

Выбора, похоже, нет, но воздействовать на Каиных очень просто. Стоило, по совету Влада Младшего, упомянуть про Многогранник, как даже грозный Георгий как-то сразу стушевался. Решив перестраховаться, я, по совету Каиных, лично заглянул в Многогранник и побеседовал там с Ханом. Вообще-то его зовут Каспар. Каспар Каин, сын Влада. Интересный паренек. Одно несомненно: Многогранник чист.

Младший Влад выполнил свое обещание. По указанному им адресу, действительно, я нашел двух крайне недружелюбных мясников и неизвестное тело. Мясников пришлось застрелить: к беседе они были явно не расположены.

Принадлежит ли тело Симону? Что-то подсказывает, что вряд ли. Но Георгий Каин и без того весьма благодарен — 4000 в местной валюте.

Чье это тело? Симона?

И тут запыхавшийся посыльный вручил мне какую-то записку. Распечатав ее, я чуть не споткнулся от неожиданности: это было приглашение от доктора Рубина, в котором указывалось, где его можно найти: тайная прозекторская на складах.

Я надавил на коллегу, и он неохотно признался, что “зажал” тело Симона. Родственники не позволят его вскрывать, а Рубину чрезвычайно интересно, отличался ли бессмертный от обычного человека физиологически? Как я его понимаю! Я бы сам отдал полжизни за возможность исследовать это тело! Так что пообещал не сдавать Рубина Каиным.

Однако у нас на руках гораздо более страшная проблема. Для исследований нужны образцы тканей и результаты вскрытия умершего от болезни. Однако тут все упирается в традицию: аборигены приходят в ужас от одной только мысли о таком надругательстве над телом. Рубин предлагает поговорить с Сабуровым.

Комендант, увы, тоже ничем помочь не может и отправляет дальше, к мясникам: только у них есть кастовое право вскрывать тела. И даже “сдает точку”: в уже знакомом мне доме Оспины снова прячутся беглые мясники.

После разговора с Александром, я нанес визит его жене Катерине. И неожиданно встретил там девочку по имени Клара, о которой уже что-то слышал в городе. Половина людей считает ее святой, половина утверждает, что она и есть Шабнак-Адыр. Впрочем, ни в тех, ни в других я не верю.

Хозяйка от дома Сабуровых страдает мигренью. Это не идет ей на пользу.

Чуть поднажав на Оспину, я узнал, что у нее действительно скрываются беглые мясники. Она предлагает сделку: если Влад даст слово, что беглых больше не будут преследовать, то она уговорит трех мясников раздобыть тело. Ольгимский, после недолгих уговоров, согласился. Его слабое место, во-первых, Термитник (впрочем, я уже договорился, что его пока оставят в покое) и... Младший Бурах. Тяжелый Влад просит снять с него все обвинения.

Это баг: при разговоре с Георгием постарайтесь обойти тот момент, что за Бураха просит Влад, иначе столкнетесь с неприятным багом. Лучше отделаться туманной формулировкой — “мне нужно, чтобы Бурах пока вздохнул спокойно”.

Грозный судья со скрипом согласился снять обвинения с Бураха, но предупредил, что похититель тела Симона, кем бы он ни был, все равно будет покаран. Я оказался в щекотливом положении: я-то уже прекрасно знал, куда делось тело. И прекрасно знал, что Артемий Бурах действительно не виновен в его исчезновении.

Оспине оказалось вполне достаточно купеческого слова Тяжелого Влада. Мясники отправились в зараженный квартал, мне же она порекомендовала подождать час. Впрочем, дорога до зараженного района, если не спешить, примерно столько и займет.

Однако в зараженной зоне я очень скоро наткнулся на убитого мясника. Стоящий над его телом патрульный рассказал, что изуродованный мясником труп отправили на кладбище.

Совет: не спешите заходить в сторожку к Ласке. В ходе дальнейших событий ваша репутация окажется подмоченной. Сделайте это после того, как возьмете пробу крови. Узнав, что с прошлой эпидемии у нее остался “порошочек”, посоветуйте ей оставить его у себя и принять в случае болезни. Этот благородный поступок исправит вашу репутацию.

Там я быстро увидел горящий костер, окруженный патрульными. Похоже, табу на прикосновение к телам умерших действительно сильно. Однако патрульный готов закрыть глаза на мои манипуляции... за 10.000. Возмутительно! Я попробовал апеллировать к авторитету коменданта Сабурова, но это привело к вспышке ярости патрульных и, как следствие — потасовке.

Комендант всячески сочувствует. Но единственное, что он может сделать — отправить на верную смерть патрульных, с которыми я поссорился. Иначе по городу расползется слух, что я и есть тот самый Потрошитель. Кроме того, следующий наряд на кладбище он задержит на десять минут.

На одной чаше весов моя совесть, но на другой — тысячи жизней. Поколебавшись, я поспешил на кладбище, взял пробу крови умершего.

На обратном пути я заглянул к Ласке, дочке смотрителя кладбища. Действительно, очень интересная особа...

Это важно: скажем, наконец-то, пару слов о “порошочке”. Эта отрава, приготовленная из смеси всех доступных детям медикаментов, чудесным образом оказалась способна снимать заражение Песчаной Язвой. Нанося чудовищный вред здоровью, детская игрушечная “панацея” справляется и с болезнью, что мгновенно сделало ее практически бесценной.

Теперь — к Рубину. Исследовав кровь мертвого под микроскопом, мы пришли к интересному выводу: возбудитель болезни быстро погибает в мертвом теле. Это и хорошо, и плохо. Так или иначе, у Рубина есть таинственный источник культуры. Так или иначе, Рубин работает над вакциной. Medice, cura te ipsum.

День четвертый

К концу которого Бакалавру станет очевидно, что город совсем не готов к эпидемии такого масштаба.

Совет дня: непременный спутник любых беспорядков — вспышки преступности. По ночам ходить по городу опасно: можно наткнуться на бандитов. Напомню, что местная ночь начинается в десять вечера и заканчивается в семь утра.

Сегодня разбудившее меня письмо было от Тяжелого Влада. Он просил зайти по поводу подготовки санитарных помещений.

В Сгустке меня ждали неожиданные новости. Похоже, Ольгимский отнесся к подготовке санитарных помещений несколько... легкомысленно. В частности, под изолятор почему-то отводится дом... Лары Равель?!

Похоже, Тяжелый Влад попросту хочет таким способом списать ее в расход. Но зачем она дала согласие на такой безумный шаг?

Ольгимский - интриган, но не злодей. Здесь вообще нет злодеев.

Беседа с Ларой выявляет, во-первых, что Ольгимский просто вынудил ее дать согласие, а во-вторых — что у Лары изолятор делать все равно нельзя: у нее нет воды. Причину отказа системы водоснабжения Лара предлагает спросить у Младшего Влада: он, мол, в этом разбирается.

По пути меня настигла записка от Виктора Каина, и я решил забежать к нему по дороге. По его словам район, накануне охваченный эпидемией, сегодня абсолютно безопасен. Во всяком случае, мародеры, орудующие там, не проявляют никаких признаков заражения. Что ж, это совпадает с моими вчерашними выводами: возбудитель гибнет в мертвых телах, и эпидемия захлебывается. Стоит проинспектировать этот район, если будет время. Все, что надо сделать — прийти туда, зайти в первый попавшийся дом и убить там одного-двух мародеров, разгуливающих по району. После чего представить младшему Каину их снаряжение, как доказательство.

Однако прежде надо разобраться с помещениями под госпиталь и изолятор. Младший Влад рассказал, что произошло с водопроводом: его разрушила группа фанатиков, которые, якобы, хотели оградить людей от “отравленной” воды, текущей ныне в реке. Что, конечно, окончательно меня добило: будто мало Песчаной Язвы, теперь город вполне могут прикончить и более “гражданские” болезни, возникающие из-за антисанитарии!

Однако в городе есть два здания, обеспеченные водой из источников: театр и собор. Ольгимский Старший, будто бы почуяв мою мысль, рассыпается в комплиментах и предлагает проинспектировать эти два сооружения.

Возле Театра меня встретил Исполнитель. Он рассказал, что, в соответствии с приказом все того же Ольгимского, театр был заперт, а ключ унес с собой кто-то из труппы. Разыскав бедолагу, я забрал у него ключ и вернулся к театру. Допрос исполнителя подтвердил, что это помещение вполне подходит для госпиталя.

Аналогичная история произошла и с собором. Стоящая у дверей девушка указала примерный район, где надо искать парня с ключом. А собор вполне годится под изолятор.

Это важно: Актера вы найдете чуть севернее руин между домом Лары и мостом. Не побрезгуйте вывести его из зараженной зоны: он подарит вам на прощание бутылку твиритовой настойки. Ключ от собора найти чуть сложнее. Парень стоит на улице, по карте — севернее отмечающей его дислокацию “ладошки”, возле вечно закрытого бара.

Проходя очередной раз мимо дома Младшего Влада, я решил заглянуть к нему. И не напрасно. Младший рассказал мне о какой-то дикой авантюре. Ларе, Юлии и Анне зачем-то поручили испытания конфискованных медикаментов. Что за глупость? Надо навестить девушек.

Я оказался прав. Ольгимский опять пытается сжить со свету своих врагов. Ясно же, что единственный способ дать точный ответ — испытать препараты на себе. Если Ларе поручили “испытывать” сравнительно безопасные анальгетики, то Юлии достались антибиотики, которые, я вам как врач говорю, не способны излечить Песчанку, Анне же — иммунные препараты. Лучше отобрать их у девушек. Целее будут.

Ну, основная задача на сегодня выполнена: в городе теперь есть морг (хоть его Ольгимский смог оборудовать самостоятельно!), изолятор и госпиталь.

Оставшееся время можно посвятить борьбе с бандитизмом, беседе с Оспиной и расследованию истории с водопроводом. Сабуров обещал подкинуть патронов. Medica mente non medicamentis...

1 2 3 4 5 6 7 8 Все
Комментарии
Загрузка комментариев