God of War: Ascension

God of War: Ascension

Вердикт — God of War: Ascension
«…God of War: Ascension (в русской версии «God of War: Восхождение») — наглядная демонстрация того, что Sony внимательно следит за статистикой. Ascension, оставаясь хорошей игрой с голливудским размахом, умудряется, с одной стороны, во всем копировать God
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
God of War: Ascension

Существует абсолютно безжалостная статистика, гласящая, что сиквелы игр покупают примерно 25-30% людей, игравших в предыдущие части. Это означает одну простую вещь: 75% людей, купивших, скажем, второго «Ведьмака», в глаза не видели первого. И это та самая причина, по которой авторы успешных серий не особо рвутся что-то менять. Зачем, если можно раз за разом делать одну и ту же игру в новой упаковке и зарабатывать те же самые, а возможно, и большие — если вкладываться в маркетинг — деньги?

Сколько бы пресса и преданные поклонники ни голосили, что в новом Call of Duty нет ничего принципиально нового, это почти не сказывается на продажах, так как основная масса покупателей ничего не замечает. Эволюция самых популярных игровых сериалов оказывается с костями перемолота бездушными жерновами финансовых расчетов и бизнес-схем.

God of War: Ascension (в русской версии «God of War: Восхождение») — наглядная демонстрация того, что Sony внимательно следит за статистикой. Ascension, оставаясь хорошей игрой с голливудским размахом, умудряется, с одной стороны, во всем копировать God of War 3, а с другой — проигрывает ей по большинству параметров.

Умная харизма

Будем честными, при всей харизматичности Кратоса — а он, безусловно, эталонный антигерой, — GoW всегда была игрой про полуголого мужика, кромсающего в фарш вражеские орды. Не брезгующего ни богами, ни полубогами, ни обычными мирянами. Образ спартанца, истории, с ним связанные, его судьба — служили лишь фоном для жестокого рубилова.

И все же сюжет и способы его подачи от части к части развивались и к God of War 3 достигли своего апогея. Монументальность постановки и небывалый размах сцен идеально дополнялись проработанным повествованием. В игре было множество героев, которые общались с Кратосом, комментировали его действия, вступали в интересные, заставляющие задуматься (если, конечно, у игрока было такое желание) диалоги.

• За маской жены Кратоса скрывается фурия. Таким нехитрым способом разработчики пытаются показать нам человечность Призрака Спарты.

Только ключевых персонажей там было больше десятка: Афродита, Кронос, Аид, Гера, Зевс, Гермес... Юной Пандоре и вовсе досталась роль, которая оттеняет кипящую в Кратосе злобу, очеловечивает его. Все это давало понять, что авторы заботятся не только о том, чтобы нам было весело махать мечом, но и о том, чтобы весь игровой бэкграунд — сюжет, диалоги, мотивация героя — соответствовал эпичности схваток. Даже те, кто покупал God of War лишь ради яростных сражений, подспудно впитывали эту информацию, проникались общим духом повествования.

Сюжет «Восхождения» рассказывает о том, как Кратос, нарушивший клятву, данную Аресу (именно этот бог, напомним, буквально заставил героя убить собственную жену и дочь), оказался во власти фурий — чудовищных созданий, затуманивших разум спартанца. Чтобы рассеять морок и снять с себя данный Аресу обет, Кратос, разорвав сковавшие его магические цепи, отправляется в Дельфы к оракулу Алифии. Алифия — обладательница Очей истины, способных видеть сквозь морок фурий.

С этого момента начинается классический для всей серии геймплей. Кратос перемещается от локации к локации, крошит толпы монстров, сражается с огромными боссами в несложных QTE-поединках, а в промежутках решает головоломки, прокачивает оружие и умения за счет разноцветных сфер. В «Восхождении» базовая концепция не изменилась, но обросла тонкостями, деталями и нюансами.

Раззудись плечо

Первый нюанс — схватки с рядовыми противниками. На первый взгляд отличия минимальны. Начав игру с ограниченным числом приемов, вы с помощью красных сфер прокачиваете Клинки Хаоса и открываете новые удары, которые можно объединять в комбо. Есть, правда, одна особенность. В третьей части игры на стандартную геймпад-крестовину подвешивались разные виды оружия: Клинки Изгнанника, Немейские Цестусы, Бич Немезиды, Лук Апполона и Когти Аида. Под разных противников нужно было подбирать свои приемы и тактики, но самое главное — со сменой оружия менялись тактильные ощущения от боя. Клинки Изгнанника «лежали в руке» совсем не так, как цестусы или электрические «серпы».

• Убить одного талоса не составляет никаких проблем, но если их два-три — выбить хотя бы у одного гиганта молот становится непростой задачей.

В Ascension Кратос устраивает расправу над бестиарием при помощи одних лишь Клинков Хаоса. У них есть четыре различающиеся модификации-стихии — Пламя Ареса, Лед Посейдона, Молния Зевса и Дух Аида, — которые открываются по мере прохождения и прокачиваются по отдельности. Вот только ощущения, что используешь разное оружие, увы, нет. Да, желательно подбирать стихии под противников, да, анимация и эффекты от спецприемов различаются, но все равно — это лишь варианты Клинков Хаоса. Никаких заметных отличий в динамике боя и тактильных ощущениях.

Неуловимо изменилась и сама механика сражений. В третьей части Кратос чуть ли не танцевал с оружием, возникало ощущение, что он не наносит отдельные удары, а практически рисует в воздухе замысловатые фигуры (особенно это было заметно с Клинками Изгнанника). В «Восхождении» неуловимая легкость куда-то испарилась: удары стали более направленными, очерченными. Нельзя сказать, что это однозначно плохо, но если сразу после прохождения Ascension включить God of War 3, то разница становится очевидной.

Немного изменились поединки с промежуточными боссами. Мы все так же долго и мучительно пытаемся отправить монстра в нокдаун, чтобы потом эффектно прикончить в QTE, но сами QTE усложнились. Теперь нужно не только вовремя нажимать на определенные кнопки, но и судорожно протыкать боссов клинками, а иногда уворачиваться от контратак, способных прервать мини-игру и выкинуть Кратоса в режим стандартного боя. Поначалу такой подход развлекает, но скоро выясняется, что половина врагов и, соответственно, анимации их убийства с незначительными изменениями переехали из третьей части. Кентаврам мы сочно вспарываем брюхо, церберам отрываем головы, талосов забиваем собственными молотами.

• Пророк Кастор, пожалуй, самый необычный противник в игре. Выглядит как Куато из «Вспомнить все».

Сражения и головоломки, о которых мы еще поговорим, разбавлены платформер-элементами и многочисленными скольжениями. С платформерной частью все более-менее понятно: Кратос традиционно много прыгает и цепляется за все, что торчит и выступает. В этом Ascension не хуже и не лучше предыдущих частей серии. А вот скольжение, призванное заменить адреналиновые полеты из GoW 3, стало каким-то нездоровым фетишем разработчиков. За время игры Кратос, словно сноубордист без доски, успевает прокатиться, кажется, по всем наклонным поверхностям в округе.

Сама по себе идея Кратоса-сноубордиста ни плоха, ни хороша — это всего лишь элемент геймплея. Но авторы добавили скольжения куда только можно, хотя их реализация далека от совершенства. Движения спартанца выглядят недостаточно плавно, а любая ошибка (чуть сильнее дернул стик, не нажал вовремя на клавишу) приводит к падению в пропасть, после чего нужно начинать «заезд» с самого начала, перепроходя некоторые эпизоды по три-четыре, а в особо запущенных случаях — по пять-шесть раз.

Голову сломать, извилину вывернуть

Нюанс номер два — головоломки. Им авторы уделили неожиданно много внимания. Начинается все с обычного оперирования предметами — подтащи тумбу, залезь на уступ, — но игра наращивает обороты, и очень скоро вам придется носиться по уровням с измененным временным потоком, стремясь успеть выполнить какое-то важное действие. Чуть позже, устроив тотальный геноцид в Дельфах, Кратос забирает у местного пророка-предателя Амулет Уробороса и уже сам получает возможность устраивать фокусы со временем.

• Кратос-сноубордист. К сожалению, все игровые моменты со скольжением выполнены криво.

В четко определенных местах можно, перематывая хронограф, либо разрушать, либо, наоборот, восстанавливать окружение. В большинстве случаев дело ограничивается банальными вещами: нажми одну-единственную кнопку — собери разрушенный акведук и пройди дальше. Но иногда попадаются задачки из нескольких стадий, и здесь нужно вовремя заметить, что у реальности не два, а больше «временных состояний», и правильно этим воспользоваться.

Еще через некоторое время в распоряжении Кратоса оказывается Камень клятвы, который вручает главному герою Оркос — сын царицы фурий и Ареса, довольно невнятный персонаж, играющий роль, сравнимую с ролью Пандоры в God of War 3. Теоретически Оркос должен показать, что Кратос в глубине души человек, а не безумная машина по перемалыванию монстров. Вот только, в отличие от Пандоры, Оркос с поставленной задачей не справляется.

А вот подаренный им Камень клятвы свои функции исполняет превосходно. Он позволяет Кратосу создавать двойника. Сами по себе фокусы с клонированием довольно просты (оставь двойника на кнопке, а сам успей куда-нибудь залезть), но, когда разработчики начинают комбинировать их с перемоткой времени, становится намного веселее.

Ближе к концу игры необходимо задействовать сразу три предмета — к Камню клятвы и Амулету Уробороса добавляются Очи истины, развеивающие морок фурий. В этот момент головоломки становятся по-настоящему интересными, но, к сожалению, почти тут же и заканчиваются — игра подходит к своему финалу.

• Схватка с мантикорой тоже оформлена в виде мини-игры.

Звучит все замечательно, но есть одна загвоздка: разработчики местами слишком уж заигрались с головоломками и напрочь забыли о динамике. В Ascension есть локации, на которых вы раз за разом решаете пространственно-временные задачки и лишь изредка прерываетесь на несколько вялых схваток с рядовыми противниками. В какой-то момент возникает логичный вопрос — Кратос у нас воин или Лара Крофт образца девяностых? Обновленная Tomb Raider (читайте нашу рецензию в предыдущем выпуске «Игромании») наконец-то отошла от бесконечных однотипных загадок и сосредоточилась на экшене, а Кратос вдруг воспылал любовью к взаимодействию с объектами.

Помимо этой очевидной проблемы, на уровнях с головоломками процветает бэктрекинг, который сильно тормозит повествование: вам по нескольку раз нужно посетить одну и ту же локацию, чтобы пройти дальше.

Взаимные перепалки

Все эти свистопляски можно было бы спокойно пережить, если бы в игре был нормальный сюжет, а фокусы с амулетами перемежались интересными диалогами и зарисовками. Это третий нюанс. Сюжетная линия в «Восхождении» прямая и короткая, а те немногие диалоги, что есть в игре, сводятся к очевидным и банальным вещам.

• Необычных геймплейных моментов в «Восхождении» практически нет — авторы отрабатывают стандартную программу.

Фурии раз за разом грозят Кратосу своими корявыми пальчиками, чтобы он не вздумал их побеждать. Спартанец с неизменно каменным лицом (десять эмоций Кратоса ничем не отличаются от десяти эмоций Чака Норриса) посылает их в зловонный сфинктер Аида. А где-то на заднем плане маячит Оркос со своими слезливыми историями и семейными дрязгами.

Что случилось со сценаристами и почему они вдруг решили, что персонажей прорабатывать необязательно, а все их общение можно свести к различным вариациям фразы «да пошел ты», — непонятно. Сюжет предыдущих игр серии был значительно глубже и интересней.

Комичность ситуации еще и в том, что раньше, когда сюжет был выписан детально, его почти никто не замечал. Казалось, что это неважная, второстепенная вещь. Но стоило его убрать — как выяснилось, что без нормального повествования блекнут ощущения ото всей игры. Вот уж действительно: что имеем — не ценим, потерявши — плачем.

Внутри титана пустота

Не все ладно в Ascension и с голливудом. После потрясающей постановки God of War 3 было не совсем понятно, куда двигаться дальше, поэтому все ждали от новой игры просто размаха того же уровня. Размах в «Восхождении» имеется, а вот с «тем же уровнем» проблемы. Да, здесь есть эпичные сцены, которым может позавидовать большинство игр. Раз в полчаса обязательно вылезает какая-нибудь здоровенная хреновина, которую Кратос умерщвляет (или оставляет на потом, слегка покалечив) в зверских и традиционно примитивных QTE. Но до супергигантизма третьей части все это не дотягивает. Здесь нет уровней внутри титанов, нет эпизодов с забегом по телам монстров размером с небоскреб, а самые масштабные сцены даже близко не лежали с восхождением на Олимп (хотя какое там восхождение — скорее карабканье).

• Завязка игры не столь эпична, сколько юмористична: Кратос вдруг ни с того ни с сего разрывает сковывающие его цепи.

При этом в игре есть оригинальные боссы — чего только стоит зараженная фуриями рука гекатонхейра Эгеона, перерождение которой напоминает выход чужого из грудной клетки, — есть размах, есть, собственно, голливуд.

И в этом вся игра. Если рассматривать ее в отрыве от монументальной третьей части, она неплохо выглядит и играется, но на фоне God of War 3 «Восхождение» предстает эдаким бедным родственником, которому в детстве не докладывали каши и поэтому он вырос в целом красивым (генетика-то о-го-го какая!), но каким-то немощным и слегка недоразвитым.

Ascension очень хочется сделать поблажку. Игра не номерная, это всего лишь приквел. С одной стороны, продолжения игр сейчас модно оставлять без цифры в названии, но мы почти не сомневаемся, что следующая часть, которая выйдет уже явно на PlayStation 4, без номера не обойдется. А как промежуточное звено между основными главами саги про Кратоса «Восхождение» смотрится вполне уместно.

 

Мы начали разговор про игру со статистики, ей и закончим. Незадолго до релиза, на презентации, Sony озвучила интересные цифры. Среднестатистический игрок провел в God of War 3 часов десять-пятнадцать. Но этот же самый игрок потратил более ста часов на мультиплеер в спортивных симуляторах (например, в FIFA) и более ста сорока часов на сетевой режим Call of Duty. Оцените, так сказать, контраст.

Сейчас, после того как игра вышла, эта статистика от Sony выглядит как оправдание за неплохую, но не дотягивающую до третьей части кампанию. Мол, все силы мы бросили на мультиплеер, а на сюжет, извините, человеко-часов не хватило. Действительно, в отличие от кампании, многопользовательский режим — новая веха в развитии сериала. Да, пока это поле, которое еще пахать и пахать, но начало положено и старт удался — читайте подробности на врезке неподалеку. Но многопользовательский режим — это отдельная часть игры, которая никак не связана с однопользовательской кампанией. Разработчиков можно было бы понять и простить, если бы они просто не уронили планку качества, сделали «Восхождение» таким же, как God of War 3, без каких-либо серьезных изменений. Но игра, увы, оказалась на голову ниже почти по всем пунктам.

Мы не сомневаемся, что те самые 75% игроков, которые в глаза не видели предыдущие части, но купили Ascension, останутся довольны и обеспечат игре хорошие продажи. Им просто не с чем сравнивать. Для оставшихся 25%, кто следит за серией и играл хотя бы в God of War 3, «Восхождение» — это шаг назад.

Реиграбельность:
Классный сюжет:
Оригинальность:
Легко освоить:
Геймплей:
7
Графика:
8
Звук и музыка:
7
Интерфейс и управление:
9
Дождались?
Вся суть «Восхождения» в том, что это приквел, а не номерная часть GoW. Не провал, но проходная игра, призванная скрасить ожидание четвертой новеллы о Призраке Спарты.
Рейтинг «Мании»: 7,0
«Хорошо»

Комментарии
Загрузка комментариев