Игра в материале
Total War: Rome 2
8Рейтинг
Игромании
8Рейтинг
игроков
PC
Жанр: Стратегия, Стратегия в реальном времени
Серия: Total War
Мультиплеер:  Интернет
Разработчик: Creative Assembly
Издатель: SEGA
Издатель в России: СофтКлаб
Дата выхода: 3 сентября 2013
Дата выхода в России: 3 сентября 2013
Total War: Rome 2

Total War: Rome 2

Вердикт — Total War: Rome 2
«…Rome 2 сложно упрекнуть хоть в чем-то, фанатичное следование традициям здесь уравновешено продуманными инновациями. Да, в игре не все идеально: дипломатия так и осталась инструментом для угроз, торговли и объявления войн, а взаимоотношения внутри дворян
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
Total War: Rome 2

Эта империя была столь велика, что ее уничтожали дважды, не считая правопреемников. Имя ее столицы стало символом величия и грандиозности, а падение — величайшим геополитическим крахом, который повернул историю в новое русло. Рим пал, но его тень протянулась сквозь века — к нашему поколению — и к Total War: Rome 2, который поворачивает время вспять.

Древний Запад

Внимательные игроки могли заметить, с каким трудом шла рекламная кампания Total War: Rome 2. Вполне успешная и масштабная, она базировалась в основном на двух постулатах: гигантизм и историчность. То есть города — от горизонта до горизонта, битвы — масштабные, а к аутентичности происходящего не придерутся даже маститые профессора Оксфорда.

Насчет достоверности игры мы лучше воздержимся от комментариев — еще припишем пару лишних сантиметров гладиусу, и нас проклянут до седьмого колена. Зато о размахе можем судить спокойно, с ним здесь полный порядок — что на тактической, что на глобальной карте. Например, Апеннинский полуостров стал не только длиннее и шире раза в три-четыре, но и гораздо подробнее.

Платон сказал, что вы обречены!

Creative Assembly избрали для начала кампании один из самых интересных периодов античной истории — 270 год до н.э., незадолго до Первой Пунической войны. Главный повод для такого решения, судя по всему, широкий спектр самостоятельных и конкурентоспособных держав (нельзя же вечно командовать римским Сенатом).

Тут и бывшая финикийская колония Карфаген, и осколки империи Александра Македонского — собственно Македония и эллинистический Египет, сверх того — страны Ближнего Востока (Понт, Парфия) и будущие владыки Европы, а ныне варварские племена Британии, Франции, Германии и Испании. Кроме государств первого порядка, за господство над Ойкуменой сражаются всевозможные племена, полисы, царства и кочевники, но поиграть за них нельзя.

• Одна армия вмещает не так уж много солдат, но если поблизости есть другие легионы, то они присоединятся к битве.

При выборе стороны иногда просят определиться и с кланом из обширного списка: род Корнелиев, Юниев и др. Все они когда-то определяли судьбы Римского государства. Если вам приглянулись, скажем, Юлии, то именно от их лица вы будете руководить державой.

Это не значит, что другие правящие семьи оставят вас в покое. Наоборот, они постараются уменьшить ваше влияние, переманить ваших лучших людей, — а если те не переманиваются, опорочить их или даже убить. В свою очередь, вы можете учинять то же самое.

Система устроена довольно изящно, но ее значимость не столь высока, как об этом говорили разработчики. На самом деле разногласия между домами слабо влияют на управление страной. Будто звери в клетке, политики дерутся в пределах Сената и стесняются идти на кардинальные меры; самое страшное злодеяние, какое нам удалось повидать, — убийство члена нашего дома. Даже самый удачливый полководец в упор не желает узурпировать власть, хотя по количеству завербованных сенаторов может превосходить всех конкурентов, вместе взятых.

• Британцы настолько подсели на «реализм», что ряды бойцов потеряли девственную прямизну, а народное ополчение и вовсе не знало строевой подготовки.

Управление страной здорово перетрясли как в сравнении с оригинальной Rome, так и с последними играми Total War. Значение термина «провинция» круто изменили, теперь это не область вокруг города или крепости, а немаленький такой лоскут карты, содержащий в себе, как правило, четыре поселения. Например, Италия включает в себя добрую половину «сапога» (так часто называют Апеннинский полуостров из-за его характерной формы).

Леса тянутся длинными одеялами, вперед простираются бесконечные пустыни, вдали высятся возмутительно непроходимые горы — благодаря объединению провинций и обширной карте игра стала на порядок просторнее. Очень верное решение в условиях всеобщего укрупнения: многие государственные вопросы отныне касаются не отдельных городов, а целого региона — негоже Цезарю выискивать бунтующее поселение средь галльских лесов, если он может просто ткнуть в любой из полисов и окинуть взором всю область.

• Международные отношения — дело второстепенное, да и мало что изменилось за долгие годы. Разве что стратегическая карта жутко наглядная.

Золото в Rome 2 довольно быстро стекается в казну, а потому время будто бы ускоряется. Вроде только соорудил порт, построил храм (бог-покровитель дает немифические бонусы: Гефест уважает промышленность, Гермес — коммерцию и т.д.) и обучил несколько отрядов легиона, а варварские земли Европы уже и снегом покрылись. Ход, другой, третий — годы летят незаметно. Вокруг все зеленеет с приходом весны, а мы все готовимся к войне. Кровавые дни — то осада, то наступление — пролетают так же мистически и как будто в стороне. Поезд истории мчится, но нам с ним не по пути, у нас свой маршрут, который мы прорубим тупым клинком с разболтанной рукояткой.

Имя мне — легион

Конечно, Рим знавал спокойные времена, когда завоеваний не было вовсе, но на старте кампании Total War: Rome 2 игрока ожидает весьма жесткий период — не сожрете вы, слопают вас.

Роль армий заметно выросла. Легион — это не просто комплект отрядов, но сумма, превышающая число слагаемых. Во-первых, он полностью самостоятелен: сам «тренирует» отряды, находясь при этом в любой точке провинции (доступные виды войск по-прежнему зависят от построенных в городах зданий). Минус «дистанционного» обучения — паралич всего легиона на то время, пока идет найм.

• Порой с нашими подопечными случаются разные события, которые требуют немедленного решения.

Во-вторых, легион сам по себе получает опыт и приобретает различные пассивные способности. Если даже кто-то посмеет уничтожить вашу армию целиком, на этом ее история не закончится — в будущем ее можно будет учредить заново, вернув из небытия вместе с ее традициями. Иными словами, легион — это такой условный герой ролевой игры: после смерти теряет золото (отряды), но скиллы не теряет.

За несколько часов игры стремительно матереющая «дивизия» не может похвастать особой мощью, но к началу нашей эры накопленные бонусы складываются в крайне эффективные специализации — если вы не выбирали что попало.

Война войной, а обед не предусмотрен

Зрелищные баталии — одна из главных особенностей серии — стали еще кинематографичнее, а также обросли приятными деталями вроде линии обзора: пока один из отрядов не увидит своими глазами армию врага, ее не увидит никто, даже сам полководец (то есть вы). Тем не менее большинство битв начинается с уже известной дислокацией неприятеля — уж больно солдат много, куда их спрячешь?

Что касается масштабности, то здесь сражения выиграли мало. Да, отныне мы вольны контролировать аж 40 отрядов за раз, но, сами понимаете, разница между «обалдеть как много» и «дважды обалдеть как много» прощупывается с трудом. А вот поселения и города разрослись куда сильнее и заметнее. Любая провинциальная деревушка-глухомань размерами превосходит торговые центры из первого «Рима» и уж тем более тесные крепости средневековой Японии.

• Сбылась мечта фанатов: генерал может сам выбрать свою боевую гвардию! Хоть слонов, хоть копейщиков. Зато ликвидировали семейное древо — этот поступок возмутил давних поклонников Total War.

Впечатляющих успехов Creative Assembly добились в области детализации. Те же поселения кишат едва уловимыми мелочами, которые создают иллюзию правдоподобия: засеянные поля, тележки, какие-то кучи мусора на улицах, разве что белье на веревках не сушится.

Солдаты и того лучше. С первого взгляда на взвод кажется, что среди бойцов вовсе нет двух одинаковых. На самом деле есть, конечно, но и это замаскировано — благодаря смешению комбинаций из доспехов, щитов, шлемов, одежды, волос, усов и разных форм головы. Кроме того, модели исполнены с дотошностью мастеров пластиковой скульптуры: щиты изобилуют выщерблинами, лица — морщинами и шрамами, кожа — грязью, родинками и пр.

• Даже на мировой карте города выглядят правдоподобно. Условные обозначения в виде фигурок сменили миниатюрные макеты.

Наконец, бойцы двигаются как настоящие. В ожидании схватки кто-то подпрыгивает, словно боксер, кто-то нервно озирается, некоторые выкрикивают разные ругательства и вообще жаждут поскорее отдать свою жизнь. Уровень проработки фантастический. Жаль только, в разгар битвы ничего не разглядеть, так как командовать гораздо удобнее с высоты птичьего полета. И это самая парадоксальная проблема Total War — графика потрясающая, но любоваться ей совершенно некогда.

Встреча на Тибре

Вместе новые и старые элементы сражений складываются в обновленную, но привычную картину.

После долгой-предолгой загрузки уровня мы осматриваем поле боя, чтобы сразу отыскать холмик для кавалерийского набега, а также примечаем участки леса, где смогут укрыться стрелки. Затем пробуем угадать, откуда нападет враг, — чаще всего направление очевидно, если только вы не в осаде.

• Технологическое древо различается у разных культур, равно как и постройки в городах. Правда, принципы и результаты остаются теми же.

Для удобства объединяем пращников с лучниками в одну группу, копейщиков — во вторую, легкую пехоту — в третью. Растягиваем новообразованный строй дальнобойных солдат, чтобы покрыть зоной обстрела территорию побольше, а мечников ставим… за их спины. Зачем? Да потому, что у стрелков есть особый режим, в котором они немедленно отступают, если на них идут в штыковую. А воины их, стало быть, прикроют.

Закончив расстановку сил, начинаем битву. Все планы, как правило, сразу рушатся и требуют срочной корректировки. Конный удар в тыл был сорван, основная масса триариев увязла в двух фалангах, а другие три идут мстить нашим пращникам. Мы тут же хватаемся за голову (благо время под нашим полным контролем — можно ускорить, можно остановить) и уводим побитых бойцов от греха подальше, а выскочек, нарушивших нашу атаку, аккуратно берем в клещи и, нежно оттесняя щитами, превращаем в груду рубленого мяса.

• Поначалу торговля приносит невысокую прибыль. Чтобы нажиться за счет купцов, придется вести бизнес со всеми соседями и чужестранцами.

Несмотря на возросший размах, темпы сражений мало изменились — неторопливость государственных дел на глобальной карте уравновешивается умеренной суетой тактических боев. И это хорошо. Раздражает лишь один привет из прошлого — компьютерный противник все так же глуп и даже с численным и качественным перевесом умудряется продуть чуть ли не всухую.

 

Rome 2 сложно упрекнуть хоть в чем-то, фанатичное следование традициям здесь уравновешено продуманными инновациями. Да, в игре не все идеально: дипломатия так и осталась инструментом для угроз, торговли и объявления войн, а взаимоотношения внутри дворянских семей не так важны, какими их представляли разработчики. Но главное, что у Rome 2 в наличии все козыри Total War — масштабность, зрелищность и подробность. Безупречное сочетание пошаговой глобальной стратегии и тактических сражений.

Реиграбельность:
Классный сюжет:
Оригинальность:
Легко освоить:
Геймплей:
9
Графика:
10
Звук и музыка:
8
Интерфейс и управление:
9
Дождались?
Серия Total War похожа на ту самую Римскую империю. Конкуренты бессильны, ее слава гремит на весь мир, в реформах она не нуждается — только в бесконечном расширении. Возможно, близится ее крах, но пока мы просто вынуждены восхищаться. Аве Цезарь!
Рейтинг «Мании»: 9,0
«Великолепно»

Герои разрушенных империй

Конец света – нешуточный, невообразимый и неоднократный

Немало бедствий грозило и грозит человечеству — войны, болезни и другие всадники Апокалипсиса вкупе с людскими пороками вечно создают опасность. Но лишь иногда причины, предпосылки и география складываются в такую формулу, которая способна уничтожить не то что страну или альянс — нет! — весь мировой порядок, целые культуры и системы международных отношений. Для одних стран это был печальный конец, для других — шанс завоевать дорогостоящее место под солнцем.

Великий потоп

Человек беспомощен пред лицом бушующей стихии — разница между веком нанотехнологий и веком железа заключается лишь в понимании принципов. Чудовищные катаклизмы древности приписывались высшим силам, лучший пример — библейское наводнение, тесно связанное с вавилонской легендой об Утнапиштиме (читай: Ной и его команда).

В основе сказания могла оказаться одна из предполагаемых катастроф глубокой древности. К примеру, невиданный разлив рек Тигр и Евфрат — масштаб бедствия для тех времен (без малого три тысячи лет до н.э.) вполне мог казаться всемирным.

Есть и более экзотические гипотезы. Одна из них касается Черного моря. Якобы в шестом тысячелетии до Рождества Христова оно претерпело значительные изменения, уровень воды поднялся на десятки метров, вызвав ужас среди населения. Или затопление Доггерленда — земель, которые соединяли Британские острова с континентом. Как результат, гибель десятков тысяч людей и коренной переворот в жизни прибрежных стран.

Бронзовый коллапс

Вплоть до 1100-х годов до н.э. вокруг Средиземного моря сложился эдакий пояс благоденствия. Все тогдашние страны были на пике культурного, социального и экономического развития — золотое время, даже войны стали редкостью. И тут — трах! Бабах! Города лежат в руинах, тысячи покойников, империи разорились и превратились в пепел. Как будто по всему региону ударил чугунный, заряженный ненавистью метеорит. Египет так и не вернул себе былого величия, греческие полисы погибли почти все, а царство хеттов ушло в небытие.

Объяснить этот катаклизм ученые не смогли до сих пор. Одно из предположений — мощные и многочисленные атаки неких народов моря, от которых спаслись только самые могучие и скрытные народности (например, жители острова Крит надолго переехали в непроходимые горы в ущерб всему, кроме безопасности).

Возможно, кризис был глобальнее, и его спусковой крючок — переход от бронзовых инструментов к железу, что зародило новые методы ведения войны, хозяйства и вообще, — вызывал головокружительный цивилизационный фортель.

Великое переселение народов

Вы наверняка слышали о тотальной миграции эпохи позднего Рима на уроках истории, но редко тамошние сведения проливают весь свет на это грандиозное событие. Долгие годы китайские императоры не ладили с державой Хунну — кочевым народом, достигшим при своей нелюбви к оседлости немалых успехов. Однако китайского давления кочевники не выдержали — потерпели поражение и были уничтожены почти целиком… не считая редких беглецов, улизнувших на Запад. Хунну продолжали мчаться в выбранном направлении, обрастая другими народностями, словно снежный ком, и все более дичая.

В IV веке это пушечное ядро из бывших беглецов обрушило свою ярость и ненависть за все обиды на Европу, разрубив надвое этнический пласт на месте будущей России. А заодно вдохновило уцелевшие племена на бурное развитие.

Главное достижение этих варваров — втаптывание в грязь Западной Римской империи — нередко представляют кошмарной трагедией. И они действительно совершили ужасное деяние. Но с другой стороны — разбушевавшиеся дикари во время грабежей и убийств нахватали римских традиций, латинского языка и построили первые европейские королевства, которые стали прадедушками современных западных стран.

Комментарии
Загрузка комментариев