В защиту виртуальности

В защиту виртуальности

Территория разлома — В защиту виртуальности
"...предположим, великим умам удалось-таки сотворить компьютерную реальность, в которой можно жить, отдыхать, есть, пить... Где воображение додумывает за человека детали, заставляя его в полной мере ощущать виртуальный мир как подлинный..."
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Территория разлома
   Миллионы придатков к виртуальным сознаниям. Миллионы живых автоматов с красными воспаленными глазами и дряблыми мускулами, миллионы разрезанных на куски половинок, рвущихся к мониторам, шлемам, “Глубинным контейнерам”, к чему угодно — лишь бы электронная игла пронзила разум, сшивая их в единое целое с потерявшейся в глубине частью...
   С. Лукьяненко, “Фальшивые зеркала”


   В модных спорах о пользе и вреде компьютеров, сетей, виртуальных технологий приводятся самые разные доводы, и лишь один признается, кажется, всеми: дурно, если виртуальность начнет заменять людям “настоящую жизнь”. Это вроде бы не вызывает сомнения ни у журналистов, ни у читателей, ни даже у “певца виртуальности”, господина Лукьяненко... А почему, собственно?
   Почему считается, что проводить досуг в виртуальном мире — плохо?
   Предположим, великим умам удалось-таки сотворить компьютерную реальность, в которой можно жить, отдыхать, есть, пить... Где воображение додумывает за человека детали, заставляя его в полной мере ощущать виртуальный мир как подлинный.
   И люди потянулись туда. Кто-то — на час-другой в сутки, кто-то — на семь-восемь часов, а кто-то — и поболе. Игры обрели неслыханную ранее реалистичность. В виртуальности стали путешествовать — по копиям знаменитых туристских центров и по мирам, придуманным дизайнерами. Стали лакомиться виртуальными продуктами (воображение додумает вкус), занялись виртуальным же сексом. Директора фирм стали строить офисы в виртуальности для своих сотрудников — дешево и сердито.
   Так представляют себе будущее компьютерных сетей писатели и журналисты. Довольно реалистично представляют. Осталось выяснить — кошмар это, рай земной или просто нормальная жизнь?

   Виртуальность против реальности?


   Очень глупо провести жизнь в попытках понять, есть ли у тебя жизнь, которую можно как-то провести.
   Р. Шекли


   Сторонники идеи кошмара начинают обычно с на редкость стереотипного аргумента. Звучит он так: “Но ведь это же все ненастоящее!”
   Что именно — ненастоящее, и всегда ли это плохо?
   Общение — такое же живое, как и в реальности. Человек — он и в телефонной трубке человек, а уж если дать ему возможность подмигнуть, улыбнуться, махнуть рукой, а собеседнику — это видеть (вот чего так не хватает обычно при телефонном разговоре!), то и вовсе замечательно.
   Тем, у кого есть хоть плохонький, но доступ к сети, редко приходится отправлять бумажные письма. Почему против этого не подымается возмущение? В самом деле, что это такое — какие-то байтики вместо вкусно шуршащей бумаги, да еще и почерка не видно? Но вот только отвечают на электронные письма в двадцать раз чаще, а идут они в двадцать тысяч раз быстрее... А значит, традиционной почте с ними не конкурировать. И кажется, мир не стал хуже от того, что удается обойтись без белых конвертиков?
   Предметы вокруг ненастоящие, но так ли это плохо? Может, и нет ничего дурного в том, что человечество перестанет в таких количествах жечь нефть, вырубать леса и вылавливать из океана последних крабов, чтобы услаждаться “реальными продуктами”?
   Суррогатами и подделками нас уже давно не удивить. Однако среди них “виртуальные копии” — если, конечно, их удастся осуществить на практике — чуть ли не единственные, несущие не вред, а пользу. Сомнительным коньяком и отравиться недолго, а от виртуального даже голова не заболит...
   Подделки, к которым мы привыкли, тем и плохи, что вредны либо невкусны (неароматные, жесткие, неудобные — добавить по вкусу). Но в виртуальности любой образ точно воспроизводит ощущения от оригинала (по определению, иначе никто не будет воспринимать окружающую компьютерную действительность как настоящую), а вреда нанести подделка не может.
   Так что же в том дурного, если люди смогут позволить себе в виртуальности то, чего не могут позволить в жизни? И дешевле, и экономнее, и можно перестать пакостить природу... То, что сейчас еле обеспечивает труд миллионов людей, гигантская промышленность, — даст пара заводов на Тайване да три электростанции. Плохо ли?
   (Да, конечно, освободятся рабочие руки, да, безработица... Но, в конце концов, не мы ли все стараемся упростить работу человеку, механизировать, роботизировать? Вот и упразднить кучу ненужного труда, заменив... ну, хотя бы тем же виртуальным дизайном и удовлетворением прочих новых потребностей, которые наверняка мгновенно возникнут.)

   Красные воспаленные глаза


   А у тебя самой-то, Зин,
   В семидесятом был грузин,
   Так тот ваще хлебал бензин —
   Ты вспомни, Зин!

   В. Высоцкий


   Еще всегда в запасе довод о здоровье. Пострадает, дескать. Полно, так ли? Если уж виртуальность окажется достижимой, что мешает смонтировать виртуальный костюм на базе мышечного тренажера? Питаться можно даже лучше, не переедать, не испытывать витаминного дефицита, холестериновых проблем, гастрита, диабета и алкогольного отравления: полакомиться тем, чего душа просит, можно и в виртуальности. Представляете, как рады будут все те, кто месяцами сидит на диете?
   Да и секс, если им станут заниматься в реальности только для того, чтобы завести ребенка, едва ли сильно проиграет... Конечно, при качественном моделировании... (А при некачественном он реального и не заменит.)
   Предполагаемая угроза здоровью — от недостатка воображения. Да, конечно, дизайнерам и конструкторам придется над этим поразмыслить. Но неужто они упустят такой случай подзаработать?
   Есть, конечно, люди, которым на здоровье наплевать либо денег не хватает, и они из экономии будут, наверное, пользоваться дешевыми и убогими поделками. Так ведь они и в нынешней жизни так поступают. Травятся продукцией кулдыбулдинского ликероводочного завода, крепленой мазутом, или работают за монитором, привезенным дедушкой со Второй мировой.
   Сложнее — вопрос с психическим здоровьем. Не перепутают ли бедные пользователи компьютерный мир с реальным? Или не захотят ли остаться в виртуальности навсегда, игнорируя потребность в пище и питье?
   Самое простое — попытаться ограничить время, которое человек может провести в глубине. Но мы-то знаем, какова цена подобным ограничителям: настоящий “маньяк” не поленится завести хоть три компьютера, три аккаунта и так далее; кто-нибудь добрый “сломает” ограничитель и выложит свое произведение в Сеть; и так далее.
   Вероятнее всего, такая проблема будет существовать, и прав Лукьяненко, придумавший дайверов-спасателей и дип-психоз. И, как справедливо заметил он же, придется делать в виртуальности падение с трехметровой высоты смертельным — чтобы “герои” не прыгали дома из окон, и так далее.
   Однако кажется мне, что он забыл об одной своеобразной причине, стимулирующей выход из виртуальности. А именно: электронные приключения едва ли будут столь же безопасными, как спокойная жизнь в собственной квартире. Коль скоро пуля не убивает, меры по охране правопорядка тоже не самые строгие. А ведь больно!
   Даже наигравшийся в нынешнюю компьютерную игру человек устает от напряжения, от ощущения небезопасности происходящего. Пусть он играет всего лишь в Might & Magic, где проблемы могут случиться только у очень ленивого, — и все равно!
   И дело тут даже не в прямой опасности, что “сделают больно”. Дело еще и в некоторой ненадежности, шаткости виртуального мира. В жизни всякий твердо знает, что потолок на голову “обычно” не падает, что в гости не заглянут марсиане, а в ванне не обнаружится голодный крокодил. Есть четкие ориентиры: это возможно, это — вероятно, это — вряд ли, это — “ну кто будет тратить такие силы и деньги?”, а вот этого уж точно не бывает.
   А в компьютерном мире границы смазаны. Смоделировать можно многое, и компьютерная реальность не обязана строго подчиняться законам физики. То, что в нашем мире “возможно, но очень дорого”, в воображаемом может стоить гроши, и так далее. Мир хаотичен. Не то чтобы это было неприятно; но от этого можно устать.
   Так что есть, есть он, стимул вернуться в настоящий мир. Отдохнуть, потрогать рукой надежную старую добрую стенку, погладить по спинке реального таракана и почувствовать, что никакой доброжелатель не притащит в вашу ванну крокодила, потому как стоит заморская гадина подороже “Мерседеса”, да и транспортировка несколько затруднительна. И удовольствие услышать вашу ругань, пожалуй, таких усилий не стоит.
   Побегать днем по воображаемым городам — прекрасно, но для сна захочется вернуться в реальность. Спокойнее.

   К вопросу о Франкенштейне


   Мы летаем, кружимся,
   Нагоняем ужасы...
   Из мультфильма


   Есть и несколько ужасов, давно и многократно опробованных фантастами, которые прочно укореняются в образе грядущего виртуального мира.
   Во-первых, это, конечно же, его величество Искусственный Разум, он же — бездушная машина, пожирающая человечество, и прочая, и прочая, и прочая. Уж ему-то, родимому, сам Бог велел поселиться в виртуальном мире.
   В том, чтобы создать программу, которая будет изображать человека, ничего невозможного нет. Знаменитая Элиза была (пока не знали, что она такое) вполне приемлемым собеседником. А ваш покорный слуга в бытность свою системным оператором BBS (кто не помнит, BBS — это старинный аналог сайта, живущий на одиноком модеме, с которым соединялись прямой прозвонкой) не раз сталкивался с тем, что гости станции принимали его за популярную в те времена компьютерную программу для разговоров — PSYS. Программка была наипростейшая, но не так-то просто доказать гостю, что ты не верблюд! (А более сложная программа из рабочих версий игры Ultima Online озадачила в свое время даже “отца Ультимы” Ричарда Гэрриота...)
   Но только вот почему-то бояться PSYS’а никому в голову не приходило. Ну да, забавная штуковина. Иногда — раздражающая (ты с ним как с человеком, а он...). Но — и только!
   Страшно не это, объясняют писатели, страшно, когда программа обретает настоящий разум...
   Однако кому — и зачем — нужно заниматься такими делами? Вот перед вами элементарнейшее изделие — PSYS, оно неплохо изображает человека, но все понимают, насколько оно тривиально.
   Практически все приложения искусственного интеллекта тоже “заточены” под конкретные задачи. Экспертные системы, поиск оптимального выбора, управление солдатиком в игре... Спрашивается: для чего их усложнять? Какой от этого прок, если вполне достаточно, чтобы программа делала хорошо одно дело?
   Вот мы собрали в кучу десять миллионов компьютеров, посадили за них пять тысяч программистов и, потратив биллгейтсовское состояние, сотворили... еще одну программу, которая в общении очень похожа на обычного среднего человека. Которая, может быть, думает; узнать, так ли это, мы все равно не в силах. Гениально. Созданием большой базы реплик для PSYS’а или Элизы мы добьемся не худшего результата, но гораздо дешевле...
   Заметим, эта наша гипотетическая программа не обыграет в шахматы Deep Blue, не поставит диагноз лучше фирменных экспертных медицинских систем, не будет на ходу распознавать голос... Все это куда качественнее делают специализированные программы.
   А теперь объясните мне или хотя бы самим себе: кто и зачем будет с гигантскими трудозатратами делать программу, результат которой все равно невозможно оценить?
   Говорят, умные японцы отказались от инвестирования любых проектов “автоматизированного перевода”. Они правы. В ближайшие годы задачу машинного перевода не разрешить, а пользоваться тем, что есть или появится вскорости, — не уважать себя. К чему финансировать изобретателей вечных двигателей? Вот так же, или почти так же, и будут рассуждать изготовители ИИ...
   А напоследок задумаемся: если удалось-таки сделать программу, которую никто не может отличить от человека, то какая вам разница?
   Но вот и другой кошмар: оборотень. Вспомните “Кто ты?” и прочие книги и фильмы на немудреный сюжет: некто выглядит и действует совсем как ваш друг Вася, а на самом деле это — мерзкая тварь...
   Однако если внешность скопировать и реально, то гораздо сложнее скопировать поведение. Двойников, говорят, делают и в нашем мире; но что-то не слышно, чтобы такому двойнику удалось обмануть, скажем, жену своего прообраза. Публику — другое дело...
   Не забудем и о том, что к услугам слишком боязливых — всяческие виды электронной подписи, которая пока что намного надежнее подписи обычной. Так что оборотней можно встречать во всеоружии!
   Хуже тем, кто опасается встречи со знакомым в незнакомом обличье. Сценарий оперетты “Летучая мышь” можно разыгрывать в виртуальности в свое удовольствие. Но так ли это страшно?

   Резюме

   Я не буду подробно распространяться о том, какое благо для всех — возможность вымещать агрессивные инстинкты виртуально. Сто раз об этом говорено. И в нашем случае даже нет никаких шансов, что люди попытаются “поступать так же и в реальности”: зачем? Получат те же самые эмоции и вдобавок риск огрести срок...
   Упомяну еще о самовыражении. Да, конечно, не все мы — художники. Но уже сейчас World Builder и другие программы этого типа дают возможность не самым большим талантам кисти разгуляться. А в виртуальности — так ее обычно задумывают — недостатки исполнения возместит воображение зрителя. Возможность построить свой мир, со своими законами и чудесами, и поделиться им с другими — это ли не счастье для многих и многих?
   По-моему, вовсе незачем бояться мира, где люди проводят в виртуальности по десять часов ежедневно, и даже более. Может, это и есть лекарство от экологической катастрофы, демографического взрыва, СПИДа, а то и войны?..
   Вероятно, скоро узнаем. Технологическая основа уже зарождается. Осталась всего пара шагов.
Комментарии
Загрузка комментариев