Вокруг света с Broken Sword. На волоске от смерти, на шаг от тайны, в погоне за приключением

Вокруг света с Broken Sword. На волоске от смерти, на шаг от тайны, в погоне за приключением

Спецматериалы — Вокруг света с Broken Sword. На волоске от смерти, на шаг от тайны, в погоне за приключением
«…Празднуя новый марш-бросок по планете в компании предприимчивого юриста и его рисковой напарницы-журналистки, мы решили смахнуть пыль с их ранних приключений и вслед за нашими героями прогуляться по улицам Парижа, спуститься в лондонскую подземку, забра
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Вокруг света с Broken Sword. На волоске от смерти, на шаг от тайны, в погоне за приключением

По следам Джорджа и Николь. Путеводитель по культовой серии квестов от Revolution Software в связи с выходом пятой части — The Serpent’s Curse. Интервью с основателем Revolution Software, режиссером и автором сценариев всех Broken Sword Чарльзом Сесилом.

— Прошу прощения, месье! Вы пытаетесь украсть этот ключ?

— Ни в коем случае. Я хочу снять комнату номер 21.

— Это невозможно, номер уже занят.

— Черт!

— Вовсе нет. Он датчанин.

The Shadow of the Templars, диалог с консьержем

«Эй, Нико!» — этот приветственный клич любители квестов не слышали уже без малого семь лет. Но стоило тоске взять сердце в плотные тиски, как на горизонте сначала неуверенно забрезжил, а потом засиял вовсю свет пришествия новой авантюры с Джорджем Стоббартом и Николь Коллард в главных ролях.

Разработчики из Revolution Software обратились к верным поклонникам с призывом помочь в финансировании пятой части игры с интригующим названием The Serpent’s Curse — и не ошиблись. При содействии Kickstarter команда энтузиастов, возглавляемая Чарльзом Сесилом, выяснила, что Джорджа и Николь помнят на 800 000 американских долларов. Сумма не феноменальная, но вполне приличная.

Как и везде, в мире квестов есть свои легенды, и сегодня речь пойдет об одной из них — приключенческой адвенчуре Broken Sword. Празднуя новый марш-бросок по планете в компании предприимчивого юриста и его рисковой напарницы-журналистки, мы решили смахнуть пыль с их ранних приключений и вслед за нашими героями прогуляться по улицам Парижа, спуститься в лондонскую подземку, забраться на вершину пирамиды майя... Да где их только не носило! Мы побываем везде, в том числе и в штаб-квартире Revolution Software, приподнимем завесу тайны над легендой о змеином проклятии, познакомимся поближе с «голосами» персонажей и узнаем все секреты кухни, фирменное блюдо которой — операция «Сломанный меч».

Круассаны и тамплиеры

Строго говоря, стандартное приветствие Джорджа квестоманы последний раз слышали четыре года назад, когда вышло переиздание первых двух частей франшизы — Broken Sword: The Shadow of the Templars. Director’s Cut и Broken Sword: The Smoking Mirror — Remastered. Новый взгляд на классику приключенческого жанра многим пришелся не по вкусу, в первую очередь из-за системы подсказок, которая облегчала жизнь там, где хотелось бы и мозги поднапрячь. Хотя любят эти игры вовсе не за зубодробительные задачки. Наоборот, тут все подчиняется законам логики и не требует глубинных познаний в области ядерной физики, молекулярной химии или прикладной астропиронавтики.

• В парижских кафе столики специально ставят так, чтобы посетителям было видно прохожих, ведь улица — это театр жизни, а спектакль надо иметь возможность смотреть.

В далеком 1996 году Revolution Software кинула в котел ингредиенты настоящего хита: два ярких центральных персонажа и с десяток запоминающихся второстепенных, сюжет в духе Индианы Джонса, подстерегающие на каждом шагу опасности (тут персонаж может умереть, что для квестов в целом редкость), красивая ручная рисовка вкупе с потрясающими озвучкой и музыкальным оформлением, ненавязчивая любовная линия и самое главное — юмор. Шутки из Broken Sword хочется выписывать на листок и цитировать при первом удобном случае, благо веселого здесь предостаточно, несмотря на трагизм разворачивающихся событий.

• Канализационные туннели Парижа точь-в-точь как аналогичные каналы в Oblivion или Skyrim.

Первая встреча с бессменным главным героем этого сериала, американцем по происхождению, французом по страсти к авантюрам, итальянцем по части женщин и просто блондином с характерной квадратной челюстью Джорджем Стоббартом, происходит на фоне как раз одной такой трагедии. Не успел Джордж насладиться чашечкой кофе за столиком Caf? de la Chandelle Verte, как переодетый в клоуна незнакомец прервал заслуженный отпуск юриста-трудоголика, по-быстрому подкинув в кафе спрятанную в гармонь бомбу и прихватив в суматохе кейс одного из посетителей. После взрыва, жертвой которого стал тот самый обворованный посетитель, клоун был таков, а Джордж решил провести собственное расследование совершенного им преступления.

• Добавленные в переизданиях «комиксы» с лицами персонажей вызвали неоднозначную реакцию. Главный минус - они отвлекают от происходящего и съедают часть картинки.

Кафе — один из символов Парижа, поэтому неудивительно, что приключения начинаются именно отсюда. Чарльз Сесил, создатель и режиссер всех частей BS, сам наслаждался там кофе с круассаном, когда отправился в столицу Франции в 1992 году в поисках вдохновения для нового проекта. На тот момент в его голове о The Shadow of the Templars сложилось лишь то, что в игре будут тамплиеры, а начнется действие в Париже. В путешествие Сесил прихватил с собой книгу «Святая кровь и святой Грааль» Майкла Бейджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна. Столько авторов! Неудивительно, что после прочтения этого труда Чарльз решил, что теперь-то он о тамплиерах знает все, и по возвращении в родную Англию вплотную приступил к работе над новым проектом.

Компанию ему составили Дэйв Камминс и Джонатан Говард. С Дэйвом Сесил отправился на курсы сценаристов повышать квалификацию, а после курсов и завершения работы над сценарием The Shadow of the Templars они показали получившееся Алану Друри, маститому драматургу канала BBC. Тот что-то одобрил, где-то подправил, и финальным штрихом подготовки к созданию игры стали скетчи Стива Инса, на которых он изобразил запланированные локации.

Бедные рыцари Христа и храма Соломона

Духовно-рыцарский орден тамплиеров был основан в 1119 году на территории современного Израиля после Первого крестового похода небольшой группой воинов под предводительством Гуго де Пейена, ставшего первым магистром ордена. Несмотря на то, что по своему уставу тамплиеры должны были стремиться к бедности и отвергать все мирские блага во имя служения Христу, к XIII веку орден стал настолько богат, что привлек внимание французского короля Филиппа IV Красивого, решившего пополнить казну государства за счет незадачливых рыцарей. Втайне заручившись поддержкой папы римского Климента V, Филипп переловил, запытал и сжег на кострах немалое их число, хотя за пределами Франции тамплиеров либо признавали невиновными по всем выдвинутым обвинениям, либо временно заключали в темницы.

Бафомет из Лохмарна

В первую очередь The Shadow of the Templars знакомит игроков с Парижем. Из кафе действие плавно перетекает в... правильно, парижские канализации. Джордж так часто будет туда спускаться, что получит прозвище Жак-из-канализации и превратится в местную городскую легенду.

Побродить по канализациям города любви может любой желающий, но не с собственным домкратом, как это делал Джордж, а с гидом и другими туристами за компанию, чтобы не так страшно было. А спуститься туда стоит, — еще Виктор Гюго в романе «Отверженные» посвятил этой клоаке целых пятьдесят страниц убористого текста, опираясь на отчеты своего друга, инспектора Эммануэля Брунсау, который одним из первых составил точнейший план подземных сетей и включил в описание свои находки — например, скелет орангутанга из зоопарка или редкие ювелирные украшения (вот так можно разбогатеть, если не погнушаться поползать по колено в... ну, вы поняли).

• Джордж, девушка и Эйфелева башня - приключения начались.

Если непроторенными тропами ходить не очень-то хочется, то можно посетить Музей канализации — да-да, в Париже есть и такое, — один из самых оригинальных музеев мира. Он представляет собой небольшой фрагмент реальной, причем действующей, канализационной системы города. На выбор — как широкие магистральные тоннели, так и узенькие ответвления. Главный плюс такой экскурсии — «туристические» тоннели оборудованы сухими пандусами и решетками, освещением, подачей свежего воздуха, а также там выставлена техника, как старинная, так и новая.

В оригинальной The Shadow of the Templars Николь (журналистка, которая в погоне за сенсацией присоединяется к американскому туристу в его подозрительных похождениях) выполняет роль помощницы и игроку не подвластна. Во всех других частях франшизы, в том числе и во всех переизданиях, она получает повышение до полноправного участника эскапад мистера Стоббарта, со специально выделенным для нее экранным временем. Но в самом начале она выбирается из Парижа только для финальной схватки с гранд-мастером ордена тамплиеров в разрушенном соборе Бэннокберна.

• В переиздании Shadow of the Templars стало больше не только Николь, но и клоунов.

Такой городок правда есть, хотя он настолько крохотный, что единственный общественный транспорт, который соединяет его с окружающий миром, — это нерегулярно курсирующий автобус. Так что поезд, на котором Джордж и Николь решили добраться до этой деревушки, мог довезти их только до Стерлинга, бывшей столицы Шотландского королевства, а ныне административного центра одноименной области.

Ирландскую деревушку Лохмарн Джордж поставил на уши уже соло — как и слетал в Мариб, что в Сирии. В Марибе он после энного количества неприятностей, включающих перестрелку с Кханом, членом ордена ассасинов (куда ж без них, если в кадре присутствуют тамплиеры), разжился статуей Бафомета. Бафомет — это мистическое божество рыцарей-тамплиеров, в судебном процессе над ними именуемый сатанинским идолом, которому они, помимо других прегрешений, поклонялись на своих тайных ритуалах.

Ныне Бафомет — главный символ последователей сатанизма. Начиная с XIX века, когда французский оккультист Элифас Леви изобразил его на карте Таро «дьявол», он выглядит следующим образом: голова козла, тело женщины, за спиной пара крыльев, на голове свеча, копыта раздвоены, а на руках — надписи. На правой руке латинское слово «Solve» (распадаться), на левой — «Cougala» (застывать). Вот такая жуткая картинка.

• Поклонялись тамплиеры Бафомету на самом деле или нет, доказано так и не было.

Но не все в The Shadow of the Templars почерпнуто из реальных источников. Например, Лохмарна, ирландской деревни неподалеку от Дублина, в природе не существует. Как и площади Монфасон в Париже, есть только улица Монфокон, соединяющая бульвар Сен-Жермен и улицу Клеман. Интересно, что в паре шагов там же — улица Лобино, а извечного соперника Джорджа по части притязаний на сердце Николь зовут как раз Андрэ Лобино.

Однако название «Монфасон» встречается здесь не случайно. Это действительно отсылка к Монфокону, слегка исковерканная в плане произношения. Если посмотреть на карту города в The Shadow of the Templars, площадь Монфасон находится на северо-востоке Парижа, а именно по этому направлению в XIII веке во владениях графа Фалькона была построена виселица Монфокон (от франц. Mont — гора, Faucon — сокол). Поскольку построена она была во времена правления Филиппа IV Красивого, то на ней вполне могли вешать и тамплиеров, как это утверждается в игре. Монфокон была настолько огромна, что там одновременно вздергивали по пятьдесят человек, что соответствует жуткому описанию Монфасона из уст... Андрэ Лобино.

Пятница, 13-е

«Мессиры, не пройдет и года, как я призову Вас на Страшный суд!» - успел прокричать Жак де Моле 18 марта 1314 года, прежде чем его окончательно поглотили языки пламени. О том, сбылось проклятие гранд-мастера или нет, подробно рассуждает Морис Дрюон в своей популярнейшей серии романов, чье название откровенно подразумевает, что сбылось все. В «Проклятых королях» наиболее ярко из всех когда-либо затрагивавших эту тему произведений показано, как один за другим при загадочных обстоятельствах уходили из жизни организаторы несправедливого суда над тамплиерами и как страдали их потомки. Судите сами - спустя месяц после казни Жака де Моле от кровавого поноса скончался папа Климент V; в ноябре того же года за ним последовал Филипп Красивый, упавший с коня во время охоты якобы от инсульта. Далее на протяжении четырнадцати лет один за другим умерли и три сына Филиппа IV, не оставив наследников. А начался весь этот мрак с пятницы, 13 октября 1307 года, когда по приказу короля по всей Франции стали отлавливать и пытать рыцарей храма. С тех пор пятница, 13-е по праву считается несчастливым днем - хотя бы для династии Капетингов.

Юмор, да не только

Когда создавался первый Broken Sword, его основным потенциальным соперником была серия Monkey Island от LucasArts. Однако Чарльз Сесил поставил себе целью отойти от жанра мультяшной комедии и предложить игрокам вместо этого смесь действия и запутанной истории, приправленные тонким юмором. Возьмем, к примеру, забавный диалог между инспектором полиции и его помощником сразу после взрыва в кафе.

• Когда-то с вершины этой пирамиды по ступеням струилась кровь - теперь она несет страдания лишь поднимающимся пешком туристам.

— Сколько раз я предупреждал тебя о вреде преждевременных выводов? — спрашивает инспектор своего чересчур расторопного коллегу. — Все, что мы знаем о жертве, так это то, что он мертв.

— Но казалось разумным предположить... — не сдается Муэ.

— Великий детектив не предполагает. Вот, например, Мегрэ... — пытается достучаться до него инспектор.

— Но, месье, он же выдуманный персонаж! — в ужасе отвечает Муэ. — Он не более реален, чем Пуаро или Тинтин!

— Муэ, их нельзя сравнивать. Те двое, в отличие от великого Мегрэ, — бельгийские комедианты.

Чтобы оценить эту и многие другие шутки, недостаточно просто внимательно следить за происходящим на экране, как в том же Monkey Island. Шутки в Broken Sword при всей своей ясности и незамысловатости требуют от игрока познаний в области мировой культуры — и если они есть, то удовольствие от прохождения возрастает в разы, как при прочтении хорошего английского романа или просмотре скетчей от «Монти Пайтона».

• В лондонской подземке к краю перрона лучше не подходить, а то случайный призрак столкнет на пути.

Где англичане — там и ирландцы. Эоган Кахил и Нил Брин из дублинской студии американского режиссера и мультипликатора Дона Блота карандашом нарисовали фон ко всем сценам, а затем раскрасили получившееся в «Фотошопе». За вступительный ролик и анимацию персонажей ответственность несет Майк Бургесс, ранее трудившийся в Red Rover Animation Studios (их карандашам принадлежат такие мультфильмы, как All Dogs Go to Heaven 2, Gnomeo & Juliet и относительно недавний Dеspicable Me).

После этого дело осталось за малым — музыка и озвучка. Композитором Сесил выбрал Баррингтона Фелунга, известного по саундтреку к классическому сериалу BBC Inspector Morse и десятку фильмов, а на озвучку Николь пригласил актрису Хэйзел Эллерби. С голосом для Джорджа какое-то время были проблемы, и, как это часто бывает, пусть искали долго, зато именно озвучка от Рольфа Саксона привнесла в атмосферу игры то незабываемое, что вновь и вновь возвращает к Broken Sword на протяжении уж скоро как двух десятилетий.

• Больше платформ, больше прибыли: The Smoking Mirror — Remastered недавно была выпущена на iOS, причем с русскими субтитрами.

Так как же нашли Саксона? С Джорджем помогла Николь — Хэйзел Эллерби училась вместе с будущим коллегой в Гилдхолле, одной из самых авторитетных школ мира по части драматического искусства и вокала, и присоветовала Сесилу позвать его в команду. Что тот и сделал, а Рольф согласился. И, как говорится, понеслось.

Итак, команда собрана и полностью готова к выпуску хита-на-века: Чарльз Сесил в режиссерском кресле, Тони Уорринер и Дэвид Сайкс в роли ведущих дизайнеров-программистов, Нуарин Кармоди заведует финансами как исполнительный продюсер. При помощи Virtual Theatre Engine, спустя четыре года после появления идеи о приключении на тему тамплиеров, в 1996 году они выпускают Broken Sword: The Shadow of the Templars, в общей сумме затратив на производство 1 миллион фунтов. Каковы затраты, таковы и результаты — игра разошлась по миру тиражом в один миллион копий, и с тех пор эта цифра стабильно увеличивается.

Он сломался... сломался!

А почему, собственно, «Сломанный меч»? Все дело в тамплиерах - в The Shadow of the Templars недвусмысленно утверждается, что инквизиторы в чем-то были правы и идолам рыцари-храмовники действительно поклонялись. До такой степени, что спустя столетия после формального уничтожения ордена собрались вместе и попытались сковать заново две половинки меча Бафомета. Вот тебе и святые люди.

Дымящийся Тескатлипока

После успеха The Shadow of the Templars надо было срочно выпускать сиквел. И он не заставил себя ждать — в 1997 году, прямо по горячим тамплиерским следам, выходит Broken Sword 2: The Smoking Mirror. На этот раз похождения Джорджа не имеют ни малейшего отношения к рыцарям любого толка, а посвящены выяснению отношений с агрессивно настроенным божеством Тескатлипокой.

В пантеоне богов у ацтеков и поздних майя Тескатлипока занимает одно из самых почетных мест. Его имя переводится как «дымящееся зеркало» (отсюда и название игры), так как при себе у него всегда был зеркальный щит, через который он наблюдал за людскими происками. У майя Тескатлипока не всегда был культовым персонажем, изначально он отвечал лишь за ветер. Потом майя сообразили, что где ветер — там и воздух, а без воздуха никак не обойтись, значит, и Тескатлипоку нужно повысить с духа-повелителя ветров до бога. Впоследствии ему доверили руководить такими сложными материями, как удача и судьба, после чего он прочно утвердился на посту верховного божества.

• Тескатлипока собственной персоной: мозаичная маска из Мексики XV-XVI вв.

Главным врагом Тескатлипоки был Кецалькоатль — «пернатый змей», которого как только не называли, в том числе и Белым Тескатлипокой. В процессе развития легенд ацтеки пришли к выводу, что эти двое — братья-близнецы, один хороший, другой, соответственно, плохой, но мир они создали вместе. При этом Тескатлипока лишился стопы — вот и характер испортился.

В Broken Sword Тескатлипока вознамерился вырваться из многовекового заточения в одной из пирамид и навести свой порядок в современном мире, чему решили помешать Джордж и Николь. Причем Джорджа чуть не принесли в жертву на вершине этой самой пирамиды, согласно старой доброй ацтекской традиции.

Ацтеки, в отличие от тех же майя, жертвоприношениями увлекались сверх меры. Кровь лилась каждый день: утром резали птиц, чтобы поблагодарить богов за приход утра, вечером собак, чтобы умилостивить демонов перед наступлением ночи. Людские жертвоприношения совершались реже — во время празднеств, военных игр, в случае неурожая, наводнения и любой другой форс-мажорной ситуации, требующей немедленного вмешательства кого-то из богов. Чем серьезнее ситуация и чем могущественнее бог — тем больше требовалось человеческой крови. Ацтекские боги в принципе натуры вампирические — кровь им была нужна на регулярной основе для поддержания жизни, и даже солнце упало б с небес без соответствующей подпитки.

• В отреставрированной версии The Smoking Mirror выясняется, что козел не только бодаться, но и говорить умеет. Бафомет, это ты?

Для спасения мира от всей этой напасти Джордж и Нико (связалась с американцем — пришлось привыкнуть к такому варианту имени) разделяют силы: в процессе сбора трех камней майя, способных завершить древний ритуал и уже капитально заточить Тескатлипоку в его зеркале, Джордж отправляется исследовать Карибы, а Николь — бродить по Британскому музею и общаться с привидениями в лондонской подземке.

Капитан Кетч, похитивший один из камней, — очередной плод воображения Сесила и компании, а вот привидения в лондонской подземке правда встречаются. Во всяком случае, по утверждениям очевидцев. Туманный Альбион вообще кишмя кишит всевозможной нечистью, и было бы удивительно, если бы паранормальная активность не затронула главный метрополитен страны.

Лондонское метро было построено в 1863 году и на тот момент насчитывало семь станций (сейчас их побольше — двести семьдесят). Откуда же там взялись привидения? По одной из версий, это так называемые «подземщики», первые строители метрополитена, так и оставшиеся навечно в его недрах. Подземщики давно утратили человеческий облик, забыли родную речь, питаются они крысами да заблудившимися пассажирами. По другой, более популярной версии, при строительстве части веток рабочие раскопали общие могилы, в которых были захоронены жертвы эпидемии чумы. С тех пор их потревоженные души бродят по туннелям и пугают тех, кому не посчастливилось с ними встретиться.

• А вот так парижская квартира Нико выглядит в The Serpent’s Curse.

Рекомендация тем, кто любит нервишки себе пощекотать, — при посещении столицы Британского королевства побродить по одной из этих станций: Bank, Aldwych, Covent Garden, South Kensington. Последняя известна тем, что в 1928 году здесь пропал целый поезд, без пассажиров, зато вместе с машинистом. Бытует даже поверье, что, если оказаться в нужном месте в нужное время, этот поезд можно поймать.

На станции Bank даже дежурить долго не придется — тут обитает привидение Сара, одетая в черное грустная женщина, которая ходит по перрону в поисках своего брата-кассира, приговоренного за растрату к смертной казни. На станции Aldwych тоже есть свое привидение — молодая актриса, которая, по легенде, покончила с собой после спектакля: чувствительной девушке показалось, что зрители аплодировали ей с недостаточным энтузиазмом. Народной любовью почему-то не пользуется призрак с Covent Garden — высокий мужчина в пальто, шляпе и перчатках, после первого появления которого уволился весь персонал станции. Смотрит, видимо, недружелюбно.

Гности... что?

Гностицизмом принято обозначать религиозные течения, которые в своей философии переплетали отрывки из Ветхого Завета, восточную мифологию и ряд раннехристианских учений. Привлекшая внимание Чарльза Сесила история такова: в 1945 году фермер из египетского селения Наг-Хаммади обнаружил глиняную шкатулку с двенадцатью обернутыми в кожу манускриптами. На манускрипты были нанесены пятьдесят два гностических текста. Один из них, именуемый Евангелием истины, рассказывает историю зарождения мира с иной, нежели принятой в христианстве, точки зрения, и именно этому видению мира посвящена The Serpent’s Curse. В частности, Люцифер описывается гностиками как светоч истины, преследуемый ревнивым Богом, а изображается диавол в образе мудрого змея. Отсюда и название игры.

Дракон в 3D

The Smoking Mirror, как и ее предшественница, получила и коммерческий успех, и достаточно позитивные отзывы от критиков, придравшихся лишь к продолжительности игры (значительно короче The Shadow of the Templars) и к недостаточному освещению темы майя и Тескатлипоки в повествовании.

В остальном — те же люди у руля, тот же результат в один миллион проданных копий. Чего, к сожалению, не случилось с приключением номер три, Broken Sword: The Sleeping Dragon. Возвращение к теме тамплиеров было обставлено в формате 3D и сопровождалось неудобным управлением, повторяющимися однотипными задачками и корявым интерфейсом.

• И в пятой части Джордж опять за свое — незаконные ночные проникновения в закрытые учреждения. Ай-яй-яй!

Но не все так плохо: если забыть про вышеперечисленные недостатки, сюжет, диалоги, озвучка и музыкальное оформление мгновенно записали The Sleeping Dragon в классику адвенчур. Вместе с тем из потраченных на производство двух миллионов фунтов Revolution Software толком ничего не вернули и понесли ощутимые убытки, несмотря на то, что третья часть в целом продалась неплохо. Таковы перипетии судьбы разработчика.

А игра на самом деле вышла замечательная, и не важно, что к концу при виде очередного ящика, который нужно перетащить и поставить на соседний, хочется скрипеть зубами. Главное, что переход в 3D не испортил особенную атмосферу серии, а добавил кинематографичности, чего в Revolution Software и добивались. Джордж опять борется с тамплиерами — те восстановили орден, только переименовав его в культ Дракона, и при помощи манускрипта Войнича пытаются организовать очередной шухер.

Манускрипт, или рукопись, Войнича — это одна из главных криптографических загадок мира. Неизвестно, кто его автор, какова причина написания и смысл его существования. Вполне возможно, что это просто шутка кого-то из великих — например, Роджера Бэкона, — книга, полная бессмысленных значков и случайных рисунков, маленькое издевательство над потомками. А возможно, это сборник знаний по фармакологии, ботанике, космологии и астрономии или политический труд, написанный кодом столь сложным, чтобы никто, кроме знающих ключ к шифру, не смог его разгадать.

• Суровый мужчина в машине точно знает, как этот испанский мальчонка из The Serpent’s Curse связан с наследием катаров.

Как бы то ни было, ни одна из страниц рукописи так и не была расшифрована, и единственное, что известно более-менее достоверно, — что создана она была между 1404-м и 1438-м. В 1912 году рукопись приобрел антиквар Вилфрид Войнич, подаривший ей свое имя, а затем она была выкуплена у его жены Этель букинистом Гансом Краусом и помещена в фонд Библиотеки редких книг и рукописей Бейнеке Йельского университета. Если есть желание, можно туда съездить и внести свою лепту в нелегкое дело расшифровки этого манускрипта.

В The Sleeping Dragon рукопись Войнича была успешно расшифрована и даже использована как руководство по перманентному приобретению бессмертия. По счастью, рядом был Джордж, на этот раз рискнувший сразиться с вполне себе настоящим драконом мечом самого короля Артура, обнаруженным под холмом в городке Гластонбери, что в графстве Сомерсетшир, Англия.

Удивительно, что этот холм до сих пор не разрыли — видимо, не хочется англичанам в сказке разочаровываться. Помимо ежегодного музыкального фестиваля, Гластонбери — место паломничества фанатов артурианских легенд. А все дело в том, что, когда в XII веке сгорело местное аббатство, настоятель, прикинув, сколько золотых потребуется на его восстановление, объявил на всю Англию, что в развалинах монастыря были обнаружены саркофаги короля Артура и жены его Гвиневры, да вот только запропастились опять куда-то. А чтобы поток верующих не прекращался, добавил, что, между прочим, именно в Гластонбери упокоился Иосиф Арамейский, который перед смертью доставил сюда святой Грааль и спрятал его где-то в городе. Потенциально — в аббатстве. Когда ни Грааль, ни саркофаги спустя столетия поисков найдены так и не были, англичане решили, что они спрятаны где-то глубоко под землей, а сам Гластонбери — не что иное, как врата в Авалон, место последнего упокоения короля Артура. То ли «блажен, кто верует», то ли «в каждой шутке есть доля правды», но толпы хиппи к этой легенде относятся с почтением.

Опять страдальцы

Евангелие истины и другие тексты из найденного египтянами сборника гностических откровений исповедовались катарами - с позиции Римско-католической церкви, еретиками и сатанистами. Катаризм цвел буйным цветом между двенадцатым и четырнадцатым веками в северных провинциях Италии, в Испании и на юге Франции. В настоящее время не представляется возможным объединить их мировоззрения в четкую систему, поскольку, скрываясь от всевидящего ока церкви, катарские общины были малочисленны и почти не контактировали между собой. Но сходство взглядов все-таки было: катары отрицали крещение детей, таинство брака и исповеди, культ распятия, а также воспринимали Ветхий Завет как историю сотворения мира от сатаны, «бога гнева», вынудившего людей поклоняться себе. Оттого в Ветхом Завете столько жестокости и «плотских сцен», в отличие от Нового, где людям был явлен Бог истинный и милосердный - Христос.

Мнимый ангел

И вновь продолжение не заставило себя ждать: в 2006-м, а это всего спустя три года после выхода The Sleeping Dragon, Revolution Software впервые выпускает новый Broken Sword в соавторстве со сторонней студией — Sumo Digital. Четвертая часть, помимо мистического названия The Angel of Death, могла похвастаться симпатичной 3D-графикой, более сносным, нежели в третьей части, управлением, бодрым действием, новой подругой Джорджа и до неприличия смазанной концовкой.

• Джордж и Нико образца 2013 года.

Согласно заверениям Чарльза Сесила, The Angel of Death вообще не должно было быть. Серия задумывалась как трилогия, но фанаты столь упорно осаждали офис «революционеров» с требованиями о продолжении банкета, что пришлось уступить. По этой же причине игру написали исключительно для ПК, чтобы исправить все недочеты The Sleeping Dragon в плане графики и визуального исполнения в принципе, виной которым отчасти послужили консольные ограничения. В результате Сесил решил, что для работы над ошибками требуется гораздо большая команда, и в то время, как Revolution Software сосредоточится на «духовной» составляющей игры, то есть на сценарии, дизайне и саундтреке, помощники в лице Sumo Digital возьмут на себя борьбу с высокими технологиями.

Первые стежки в сюжетной канве The Angel of Death образуются после появления в нью-йоркском офисе благополучно вернувшегося домой после всех европейских авантюр Джорджа привлекательной блондинки с древним манускриптом. Девушка представляется как Анна-Мария и просит Джорджа помочь в расшифровке документа. Не успевает юрист-многостаночник к расшифровке приступить, как в офис врывается пара громил и похищает манускрипт. Джорджу с девушкой удается избежать расправы и даже вернуть себе загадочное послание из прошлого, что, естественно, заканчивается очередной пробежкой по земному шару наперегонки со смертельными опасностями. Стамбул, Рим, Ватикан, Аризона — новые локации и... старые друзья!

• Именно в этой галерее происходит кража с убийством, которая и есть первое звено новой авантюры под названием Broken Sword: The Serpent’s Curse.

Второплановые персонажи, которые то возвращаются, то исчезают от части к части, — еще одна из радостей Broken Sword, придающая приключениям ощущение семейного похода в кинотеатр. Например, в The Serpent’s Curse Джордж вновь встречается с  леди Пьермонт, английской аристократкой со странностями из The Shadow of the Templars, американским туристом Дуэйном Хендерсоном, чей истинный род деятельности по-прежнему остается загадкой для всех, в том числе для него самого и его жены Перл, которую мы видели последний раз в The Smoking Mirror, а также с тем самым козлом, что попортил игрокам не один литр крови в The Shadow of the Templars (имеется в виду животное, а не пренебрежительное отношение к конкретному персонажу).

Несмотря на все приложенные усилия, именно сценарий в The Angel of Death вызвал наибольшее число вопросов. Вроде бы все на месте — и Рольф Саксон на озвучке, и Сесил режиссирует, и остроумие на прежнем уровне, и даже саундтрек впервые выпустили, — но игра откровенно провисала с точки зрения атмосферы. Куски повествования оказались неожиданно неумело склеенными, а кое-что — к примеру, наличие подавляющего числа экшен-сцен, но отсутствие Николь на протяжении большей части приключения и неудачно подобранный голос для ее озвучки (хотя именно здесь ее впервые озвучивала не англичанка, а урожденная француженка Кэтрин Пажон), — вызвало откровенное неудовольствие тех самых поклонников, что требовали нового «меча».

И, как это часто бывает, низкие продажи и бурные возмущения публики то ли вогнали серию в ступор, то ли вбили гвозди в крышку ее гроба. Но на этот раз поклонникам франшизы повезло — хоронить Broken Sword вовсе не стоило, Джордж и Николь вернулись, причем в родном 2D, уход от которого явно не пошел серии на пользу. В честь выхода пятой части, The Serpent’s Curse, мы пообщались с самим Чарльзом Сесилом, вспомнили былое (глаза целы!) и потребовали откровений о текущем (уши тоже!).

• Чарльз Сесил

Здравствуйте, Чарльз. Приключения в Broken Sword начались с Парижа и всегда туда возвращаются. Каковы ваши отношения с этим городом и как это отразилось на играх?

В начале семидесятых, когда мне было около десяти лет, я отправился в Париж вместе с матерью на длинный уик-энд. Мы остановились у моего дяди — португальца с коммунистическими взглядами. В Париже он оказался, когда убегал от фашистского режима Салазара несколькими годами ранее.

В мой первый визит все в Париже было мне так незнакомо, так экзотично, так будоражило воображение. То, как красиво французы одевались, их прически и аромат духов, архитектурный стиль метро и кафе, чужой запах сигарет, звучание языка, который я тщетно пытался выучить в школе, и, конечно, еда. Это сейчас в Англии кухня на международном уровне, а сорок лет назад еда была тяжелая, вечно переваренная, пересоленная и скучная, в отличие от французских кулинарных изысков. Мы посетили легендарную Эйфелеву башню, погуляли по Версалю.

Вдохновившись Парижем, я стал усердно изучать французский, в результате овладел им на приемлемом для восприятия уровне и стал регулярно в Париж возвращаться. Так что отношения с этим городом у нас однозначно сложились очень нежные, и вполне возможно, что-то от этой моей любви перетекло и в Broken Sword.  

• Озвучка идет полным ходом: «голос Джорджа» Рольф Саксон за главного.

Какие истории о рыцарях-тамплиерах вам кажутся наиболее захватывающими?

Меня увлекает абсолютно все, начиная с образа воинов-монахов, которые боролись столь доблестно и столь трагично погибли. Хранители могущественного секрета, который был потенциально ими обнаружен во время раскопок под храмом Соломона в Иерусалиме, они были свергнуты почти обанкротившимся французским королем Филиппом Красивым при помощи папы римского Климента V. Когда эти двое запустили сверхсекретную операцию по аресту тамплиеров и краже их богатств, то обнаружили, что храмовники уже были обо всем оповещены: храм в Париже стоял пустой, а флот тамплиеров, который на тот момент был самым большим в Европе, уже отплыл из Ла-Рошели, и никто никогда больше о нем ничего не слышал.

Интересно то, что, когда я начал исследовать тему тамплиеров в 1993 году, очень мало кто вообще был в курсе существования такого ордена. Это потом Дэн Браун написал «Код да Винчи» — кстати, некоторые из наших поклонников любят подчеркивать бросающееся в глаза сходство между нашей историей и его. Интернет в те времена тоже был еще не столь вездесущ, так что для исследования приходилось пользоваться книгами, а не Google.

• Revolution Software. Вся команда за работой!

В The Smoking Mirror вы познакомили игроков с новой легендой и заинтересовали их новой темой. А сами вы откуда узнали о Тескатлипоке?

Сначала я думал воспользоваться легендой о хрустальных черепах майя — забавно, как Индиана Джонс и Broken Sword танцуют вокруг одних и тех же тем! Тескатлипоку я выбрал потому, что мне понравилась идея написать историю, основанную на невероятно развитой цивилизации, которая при этом безмерно увлекалась кровавыми жертвоприношениями.

Помимо прочего, серия Broken Sword знаменита своими замечательными диалогами. Как формировалось чувство юмора Джорджа и какова ваша любимая забавная сцена — или фраза — из старых игр?

Многие персонажи Broken Sword основаны на реальных людях и ситуациях, которые я нахожу интересными или забавными. Например, полицейский из The Smoking Mirror срисован с жандарма, которого я встретил в Париже: была ужасная пробка, и все громко сигналили, так что в какой-то момент этот жандарм просто пошел в кафе и заказал себе бокал вина. Стоило ему это сделать, как движение вдруг восстановилось, на что он смотрел из кафе в великом удивлении.

Наверное, мой самый любимый обмен репликами — когда Джордж встречает консьержа Альберта в The Shadow of the Templars. Эта сцена появилась благодаря консьержу, с которым я имел несчастье встретиться в Париже. Я возвращался в квартиру друга, когда он остановил меня и спросил, куда и зачем я направляюсь. Стоило ему понять, что я англичанин, он тут же обвинил меня в том, что я создаю слишком много шума, и начал странно ворчать насчет англичан, что в целом звучало — и выглядело — откровенно безумно.

В подростковом возрасте я путешествовал по Орлеану на поезде, и когда моя соседка по купе выяснила, что я англичанин, то начала читать мне лекцию о том, как мне должно быть стыдно за поведение моего народа, а точнее, за то, как мы обошлись с Жанной д’Арк. Я все еще пытаюсь придумать персонаж для нее.

• Чарльз Сесил — Джорджу и Нико: «Ну что, опять полезли в прохождение?»

А что насчет The Serpent’s Curse, может, небольшой спойлер в плане шуток?

В начале игры у нас есть официант, его образ навеян воспоминаниями о моем раннем знакомстве с французскими официантами — утонченными, сексуальными, уверенными в себе и надменными. Этакий Серж Генсбур в период Джейн Биркин. Вы с ним быстро встретитесь, когда игра выйдет.

Почему вы выбрали юриста-американца и француженку-журналистку в качестве ведущих персонажей — с точки зрения их национальной принадлежности и профессиональной деятельности?

В игре, как в фильме или сериале, нужно, чтобы было два персонажа, которые работали бы вместе. Когда они говорят друг с другом, то могут делиться эмоциями и сопутствовать развитию сюжета. И тогда не требуется вставлять огромные куски откровенных разъяснений происходящего (ключевое правило написания сценария — «маскируй свои разъяснения»).

Интересные взаимоотношения этих двух персонажей позволяют юмору играть, а потенциально — создают сексуальное напряжение. Когда я решил разместить Broken Sword в Париже, это автоматически определило гражданство одного персонажа. Я почувствовал, что наличие дерзкой, гиперцелеустремленной француженки в сочетании с расслабленным, увлеченным американцем может сработать: их отличающиеся подходы к раскрытию дела создают юмор, а глубоко внутри таится симпатия. Вот так в мир пришли Джордж и Николь.

• Крушение самолета и дуло пистолета — уж что-то, а скучно в The Sleeping Dragon не было.

Несколько лет назад у вас были планы сделать фильм по мотивам Broken Sword. Вы все еще увлечены этой идеей или пока отложили ее до лучших времен?

Я по-прежнему держу ее в уме, но в настоящий момент целиком сфокусирован на The Serpent’s Curse. Когда мы будем продавать лицензию на игру кинопродюсерам, я захочу получить значительный контроль. Это, конечно, требует много времени — и рассмотрение различных подходов к истории, и обсуждение структуры сценария. Проблема в следующем: когда я начинаю этим заниматься, возникает другой проект, а обсуждение фильма уходит на второй план.

В The Serpent’s Curse вы вернулись к 2D, при этом персонажи предстанут в 3D-виде. На чем основывалось это решение и довольны ли вы результатом?

Первые две игры из серии Broken Sword были написаны в основном для ПК, то есть для управления посредством мыши. Уже потом были PlayStation с контроллером и планшеты с «тыканьем» по экрану. Broken Sword 3, выпущенная THQ, в первую очередь была нацелена на консоль, что потребовало создать полное 3D-окружение. Эта перемена произошла, потому что ретейлеры требовали больше игр для консолей, на что издатели игр для ПК среагировали, сместив фокус на приставки.

The Serpent’s Curse в целом была написана для ПК и планшетов, так что во многом мы вернулись к оригинальному видению игр. То есть мы решили пройти весь путь — нанять талантливых дизайнеров и художников, которые бы от руки нарисовали фон, и создать персонажей, которые по своему облику были бы максимально приближены к 2D.

Оригинальное разрешение экрана было 640х480, теперь все видео в ультра-HD с гораздо большей частотой анимации, поэтому просто нереально создать персонажей в 2D. Во-первых, когда увеличивается экранное разрешение, глаз становится более чувствителен к моделям и анимации, следовательно, то, что было в первых играх серии, просто не допустимо. Кроме того, затраты на создание большего числа анимационных кадров для каждого варианта экранного разрешения были бы слишком высоки. 

Я очень доволен результатом. Ролик пре-альфа версии игры, который мы выпустили в августе, содержит примеры близкой к финальной анимации персонажей, но по большей части все это еще требовало доработки. В финальной версии игры анимация всех персонажей, естественно, отполирована, и, как я надеюсь, наши поклонники это оценят по достоинству.

• The Angel of Death. Офис Джорджа, а также главная соперница Николь - Анна-Мария. Опять блондинка vs. брюнетка?

Опишите, пожалуйста, поподробнее процесс создания игры из серии Broken Sword.

В первую очередь должна быть проработана сама история. После того, как все ключевые элементы сюжета расставлены по местам, нужно создать структуру, которая стала бы опорой отличному геймплею. Эта структура не должна ни в чем ограничивать игровой процесс, чтобы он не стал слишком линейным, — игрок должен быть свободен в своих действиях, будь то осмотр локаций или решение пазлов (мы называем это мультилинейностью). Чтобы ее достичь, мы используем метод «карты сокровищ»: для продвижения по сюжету игроку необходимо найти определенный набор элементов, каждый из которых может быть обнаружен в произвольном порядке.

Затем мы переходим к дизайну уровней, но лишь после того, как работа над сюжетом завершена на 100%, иначе в дальнейшем придется вносить изменения в саму игру, а это долгие часы лишней работы. Также нужно сразу придумать самый яркий геймплей-момент, который пойдет на обложку и от которого можно будет в дальнейшем отталкиваться. В случае с The Serpent’s Curse — это когда Джордж пытается удержать Нико, а она висит над пропастью, и в паре шагов враги, и пули летают в воздухе...

Новый заговор напрямую связан с гностическими Евангелиями. Как вы выбрали эту тему для игры и чем вас больше всего привлекла именно эта загадка истории?

Я уже давно увлекаюсь гностическими Евангелиями. Это еретические, с точки зрения официальной церкви, Евангелия — за авторством Марии Магдалены, Фомы или Филиппа. Эти учения противоречат каноническим Евангелиям от Марка, Луки, Матфея и освещают конфликтные идеи, которые Иисус обсуждал со своими учениками. Католическая церковь столь рьяно преследовала последователей этих учений, что гностические Евангелия были утеряны и забыты почти на две тысячи лет.

Мой интерес к катарам, последней значимой общности, которая исповедовала гностические Евангелия, возник во время исследования темы тамплиеров и моих путешествий по Лангедоку, одной из южных провинций Франции. Катары были уничтожены, когда король и папа объявили против них безжалостный крестовый поход. Крестоносцы прибыли в Безьер, городок в Лангедоке с населением около 30 000 человек, и взяли его в осаду; 90% жителей Безьера были католиками и лишь 10% — катарами. Когда крестоносцы все-таки захватили город, они направили запрос папе с просьбой пояснить, как им определить, кого казнить, а кого миловать. Ответ пришел незамедлительно: «Убейте их всех, а Бог уж разберет, кто из них кто».

 Последним оплотом катаров стал замок Монсегюр, захваченный после девятимесячной осады в 1244 году. Обязательно посетите Монсегюр, если у вас будет такая возможность, — там есть очаровательная деревня, да и сам замок прекрасен. Пару лет назад я свозил туда детей на воображаемый крестовый поход. Мы решили найти способ захватить замок сзади — эта эскапада закончилась тем, что я поскользнулся, упал, больно ударился, а чтобы мало не показалось, меня еще оглушило ударом камня по голове. Моя жена не проявила ни капли сочувствия, когда я вернулся домой весь в порезах, ушибах и с кровоточащей раной на носу. По счастью, хоть в чем-то мне повезло — дети не пострадали, — а то к имеющимся ранам добавилась бы еще парочка.

И последний вопрос. Некоторых поклонников в The Angel of Death постигло большое разочарование, когда Джордж закрутил роман с Анной-Марией. Есть ли шансы на возобновление отношений между Джорджем и Николь или вы решили оставить их друзьями?

В The Angel of Death я почувствовал, что наступило время перемен в отношениях Джорджа и Николь. В этой игре они снова вместе, работают как команда с самого начала. Их отношения очень нежные. А перерастет ли это во что-то большее? Подождите и все увидите сами!

 

Час икс пробил в декабре прошлого года, и мы уже можем оценить сами, удалось ли Revolution Software вернуться к истокам серии и заставить нас где смеяться, а где не на шутку сопереживать отчаянным героям Broken Sword, вступившим в схватку с новым противником. В качестве последнего, между прочим, выступает и наш соотечественник: поискам Джорджа и Николь пропавшей из галереи в Париже второсортной на первый взгляд картины активно препятствует наемник с пометкой «РФ» в строке о гражданстве. А вот выяснить, кто за ним стоит, придется во время бодрого обката земного шара по маршруту Париж — Лондон — Турция — Испания в обнимку с кратким справочником по гностическим Евангелиям. Для тех, кто к этой нелегкой задаче еще не приступил, напутствие одно - надеемся, будет как в первый раз! А для тех, кто в новую и, если опять сильно повезет, не последнюю главу этой культовой франшизы уже успел погрузиться, вопрос от Чарльза Сесила и Ко – ну и как ощущения?

Ацтек или майя?

Майя и ацтеков часто путают, в первую очередь из-за общности их культуры и мифологии. Разъясняем. Ацтеки — индейский народ Центральной Мексики, столицей их империи был город Теночтитлан (современный Мехико). Майя — народность из так называемой Средней Америки, региона, охватывающего территорию от  Южной Мексики до Гондураса и Никарагуа. Сложно? По счастью, есть главное отличие: к моменту прибытия конкистадоров цивилизация майя находилась в глубоком упадке, а ацтеки — на пике развития. Но Кортес их быстро уравновесил.

Комментарии
Загрузка комментариев