Игра в материале
Alien: Isolation
8.5Рейтинг
Игромании
8.4Рейтинг
игроков
PC   X360   PS4   XONE   PS3
Жанр: Боевик, Боевик от первого лица, Ужасы
Разработчик: Creative Assembly
Издатель: SEGA
Издатель в России: СофтКлаб
Дата выхода: 7 октября 2014
Дата выхода в России: 7 октября 2014
Семь причин пройти и полюбить Alien: Isolation

Семь причин пройти и полюбить Alien: Isolation

Спец — Семь причин пройти и полюбить Alien: Isolation
При всех своих минусах Alien: Isolation явно стоит того, чтобы вы в нее поиграли. И вот почему.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Семь причин пройти и полюбить Alien: Isolation

У Alien: Isolation есть проблемы. Все-таки игру делали Creative Assembly, новички в жанре хорроров от первого лица. Игра вышла очень неровной по динамике повествования, в ней не предусмотрены многие мелочи, присущие жанру, и еще она иногда глючит. Обо всем этом читайте в нашей большой рецензии, ну а сейчас мы поговорим исключительно о плюсах, с лихвой перекрывающих все досадные минусы.

Почему вы немедленно должны купить Alien: Isolation и влюбиться в нее? Отвечаем!

Причина №1: Чужие спали двадцать лет

Если не считать кроссоверы Aliens vs. Predator (а считать их все же скорее не стоит), то последний раз мы видели ксеноморфов во здравии больше двадцати лет назад — в игре Alien 3 для NES, SNES и других древних консолей. На первой PlayStation, конечно, была неплохая Alien Resurrection («Чужой: воскрешение»), но откровенно неудачный фильм-первоисточник испортил ее еще до выхода в свет.

После этого Чужие всплывали только в кроссоверах с Хищником да откровенно плохих играх вроде Aliens: Colonial Marines. Но самый сильный удар по любимой вселенной нанес, пожалуй, сам отец-основатель Ридли Скотт фильмом «Прометей», который извратил и вывернул наизнанку всю мифологию ксеноморфов и разрешил многолетние споры поклонников о Космических жокеях и происхождении Чужих самым ужасным образом.

Так что, можно сказать, наши друзья с далеких звезд надолго впали в анабиоз, хоть им это и не свойственно. И только Creative Assembly удалось их, наконец, разбудить.

Причина №2: Рипли!

Никаких морпехов! В главной роли — хрупкая девушка Аманда, дочь знаменитой Эллен Рипли. Как героиня недавней «Гравитации», она остается одна в глубоком космосе, но ситуация в ее случае все же несколько сложнее.

На станции «Севастополь», которая представляет собой достаточно закрытую экосистему, Аманда — инородное тело, оказавшееся перед лицом сразу нескольких угроз. С одной стороны — люди, что пытаются выжить любой ценой и предпочитают сначала стрелять, а потом думать. С другой — суперкомпьютер «Аполло» и его андроиды с поломанными директивами. И с третьей — ксеноморф, скрывающийся где-то в вентиляции.

Впрочем, как и мать, Аманда себя в обиду просто так не дает. От Эллен она унаследовала не только некоторые черты внешности и любовь к огнемету, но и по-настоящему волевой характер. Своих в беде не бросает, но если очень нужно — бросит. Всё предпочитает делать сама и неизменно стремится довести начатое до конца.

Как все нормальные девушки, Аманда испытывает вселенских масштабов страх перед инопланетными насекомоподобными существами с многоэтапным развитием особи (включая паразитизм) и кислотой вместо крови. Но, как и мать, превозмогает страх и не может просто взять и улететь, пока дело не сделано.

Кстати говоря, Эллен Рипли в Alien: Isolation тоже есть — дополнение, в котором вам предстоит посетить знаменитый корабль «Ностромо», уже продается в цифровых магазинах.

Причина №3: ценность для вселенной

«Севастополь» не просто еще одно мрачное местечко в глубоком космосе, которое нужно взорвать. Это не грузовой корабль «Ностромо» и не десантный «Сулако» из «Чужих» Кэмерона. «Севастополь» — станция с большой историей.

Названная в честь крымского города-героя, станция по своей архитектуре и интерьерам очень напоминает «Ностромо»: те же купола, те же обитые белой кожей коридоры, те же электронные устройства, те же звуки. Корабль и станция были построены примерно в одно и то же время, именно поэтому схожесть так заметна. Но есть и другие причины.

«Севастополь» вращается на орбите газового гиганта KG348 и управляется искусственным интеллектом «Аполло». Его разработала компания «Сигсон» (ранее известная как «Сиг и сын»), не слишком удачливый конкурент печально известной «Вейланд-Ютани». Последняя в интересах бизнеса делиться своими наработками не хотела, поэтому «Сигсон» занималась преимущественно промышленным шпионажем (многое на «Севастополе» сделано по лекалам «Вейланд-Ютани», только из более дешевых материалов) и вела свой бизнес очень грязно — «Севастополь» вскоре стал перевалочной базой космических контрабандистов. Станцию решено было продать. Но кому придет в голову купить это корыто?..

«Сегодня «Сигсон» пытается повлиять на судьбу захиревших колониальных форпостов, — пишет в своей статье журналистка Джулия Джонс, — и вкладывает средства в такие станции, как «Севастополь». Но экономические стратегии, зарекомендовавшие себя в Солнечной системе, в глубоком космосе не работают». Именно благодаря «Сигсону» космическая станция погрузилась во мрак и потухла, как очередная звезда в бескрайнем космосе. «Севастополь» — город призрак. И всем наплевать», — заканчивает свою статью Джулия Джонс.

Все это мы узнаем из дневников работников «Севастополя». И ведь бог его знает, сколько таких станций умирает на просторах космоса...

Никогда еще произведение во вселенной «Чужого» не было настолько детально проработанным.

Причина №4: интеллектуальные прятки с Чужим

Предприимчивые представители «Вейланд-Ютани» часто называли ксеноморфа «совершенным организмом», надеясь сколотить на его исследовании состояние. Организм и правда почти совершенный — размножается через нечто вроде партеногенеза, как пчелы (хотя, возможно, матка двупола и оплодотворяет сама себя), а все особи обладают подобием коллективного разума, а значит, внутривидовая борьба исключена. Существа быстрые, сильные, тихие, умные и чертовски опасные. К тому же вместо крови у них кислота — в качестве защитного механизма.

Но Аманда этот защитный механизм на себе не испытает: в Alien: Isolation Чужому в открытом столкновении противостоять невозможно, так что большую часть времени придется прятаться и убегать. Хотя лучше пореже вставать в полный рост, Чужой прекрасно слышит ваши шаги.

Creative Assembly удалось сделать невероятный искусственный интеллект: Чужой всегда ведет себя по-разному, и, за исключением редких скриптовых сценок, дважды вы одно и то же не увидите.

Но шанс выжить все же есть. На каждой локации у хитрого хищника есть определенная модель поведения, и в первую очередь вам нужно ее изучить и понять. На одних локациях Чужой дает вам шанс, время от времени забираясь в вентиляцию. На других предпочитает отсиживаться над потолком и выжидать, пока вы не пройдете под ним, не заметив капающие слюни. Бывают и места, где ксеноморф специально ищет вас, — и вот тут уже придется изворачиваться и всячески его отвлекать.

Пока он охотится на вас, внимательно следите за ним и изучайте его поведение, а не отсиживайтесь в шкафу с полными штанами страха. Не забудьте выучить и саму локацию: тыкаться в стены у вас точно не будет времени.

Причина №5: игра очень старомодна

Видеоигры постоянно меняются — обычно в лучшую сторону, но иногда и в худшую. Впрочем, многие тенденции будто прошли мимо внимания Creative Assembly. В отличие от современных игр в жанре ужасов, Alien: Isolation длится около двадцати часов, ежеминутно подкидывает действительно сложные задачи и оставляет после себя полное удовлетворение, как старые добрые шутеры вроде Red Faction. «Да, я прошел что-то большое и сложное, я хорошо поработал, я молодец» — вот что думаешь, когда смотришь финальные титры, блаженно откидываясь на спинку кресла.

Ваша победа исключительно в ваших руках — Чужой не собирается делать поблажек, при встрече он вас сразу убьет. Никто не будет с вами нянчиться, никто не будет делать что-то за вас. Никаких автосохранений! Никаких мгновенных путешествий! Вот огромная станция, выживайте как хотите.

Важную роль в этом старомодном геймплее играет карта. Открывается она постепенно, так что никогда не знаешь, что увидишь за углом. А изучать окружающее пространство зачастую нет времени — найдут, поймают и убьют.

Как и в Dark Souls, смерть здесь становится вашим учебником по выживанию в суровых условиях. Когда умираешь десять раз подряд — учишься действовать осторожно и начинаешь думать перед тем, как сломя голову нестись к выходу.

Причина №6: маниакальная проработка всего

«Севастополь» стремительно угасает, но ведь еще несколько недель назад он был полон жизни! Вот здесь какой-то инженер читал умную книгу об устройстве мозга андроида и пил, судя по всему, очень много кофе. Вот здесь, судя по пивным банкам, местная молодежь праздновала очередной прожитый день. А здесь кто-то играл в шахматы, но партия почему-то не закончена...

Станция полна призраков. Все, что мы можем, — смотреть и воображать. А иногда — читать их последние слова. Окружение проработано настолько тщательно, что постепенно «Севастополь» начинает казаться вам родным, возможно, даже домом.

Не отстает и звуковое сопровождение. Каждую секунду станция общается с вами: томно скрипит старая обшивка, гудят вентиляторы, щелкают камеры видеонаблюдения, щебечет аппаратура, шумит пар, вырывающийся из проржавевших труб, а глубоко в недрах вентиляционных шахт кто-то нетерпеливо скрежещет когтями в ожидании новой жертвы...

Разработчики из Creative Assembly любят свою работу, это бросается в глаза сразу.

Причина №7: Чужой — это снова страшно

В Alien Resurrection мы обстреливали Чужих. В играх серии Aliens vs. Predator мы обстреливали Чужих. Даже в провальном Aliens: Colonial Marines мы обстреливали Чужих. Хватит! Отныне Чужой — это вновь абсолютно непобедимая тварь, которая заставит ваши руки трястись от напряжения, а сердце — биться чаще от страха.

Слишком долго ксеноморфы были жалкими глупыми тварями, которые перли напролом и умирали от пары выстрелов из дробовика. Пришла пора возвращаться к истокам. Местный Чужой — именно тот «совершенный организм», каким его задумывали изначально художник Ганс Руди Гигер и режиссер Ридли Скотт. Идеальный охотник, который не даст себя убить ни при каких обстоятельствах.

Такой, каким мы его полюбили тридцать пять лет назад.

Комментарии
Загрузка комментариев