Игры в материале
Metal Gear Solid 5: The Phantom Pain
Metal Gear Solid 5: The Phantom Pain
Wolfenstein: The New Order
Wolfenstein: The New Order
Transistor
Transistor
Destiny
Destiny
Музыка года: Transistor, Destiny, Sailor’s Dream

Музыка года: Transistor, Destiny, Sailor’s Dream

Лучшие игры 2014 — Музыка года: Transistor, Destiny, Sailor’s Dream
Мелодии, которые засели в душу.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Лучшие игры 2014
Музыка года: Transistor, Destiny, Sailor’s Dream

Музыка года

Саундтрек — самая близкая к классике из всех современных форм музыки. Как симфонии былых веков, он рассказывает историю, сложенную из маленьких сценок. Пройдите любую игру, затем включите по порядку ее треки, и сюжет пролетит перед глазами за час — с завязкой, всеми поворотами и концовкой. Бывает, что саундтреки сами по себе не отвечают нашим музыкальным вкусам, — но они часть общего впечатления от игры, и это всё меняет.

В 2014 году мы слушали отличный фортепьянный альбом для Child of Light, тревожный эмбиент для Alien: Isolation, фолковые композиции Dragon Age: Inquisition и Banner Saga, рок-подборки InFamous: Second Son и Sunset Overdrive. Однако по итогам года мы выделяем те работы, что выбиваются за стандартные рамки фонового оформления.

Mike Oldfield — Nuclear в трейлере Metal Gear Solid 5: The Phantom Pain

Композитор и мультинструменталист Майк Олдфилд пишет музыку больше сорока лет и начинал еще во времена британской волны рок-н-ролла. За свою карьеру он не раз ударялся в эксперименты и искал путь обратно к корням. Например, в альбоме 2014 года Man on the Rocks (туда входит и Nuclear) Олдфилд предпочел сделать акцент на рок, как в молодости, и позвал вокалистом 23-летнего Люка Спиллера, потому что тот напомнил ему рок-звезду старой школы. «Нечто среднее между Миком Джаггером и Фредди Меркьюри», — как выразился композитор.

Стремление сделать звучание старомодным сыграло свою роль — похожую манеру пения и обработку голоса любят японские рок-музыканты, в чьем творчестве нередки отсылки к рок-н-роллу и глэм-року. Но главным критерием в выборе песни для трейлера стала военная тема. Олдфилд посвятил ее своему деду, воевавшему в первую мировую. Он не знал деда, но выяснил, что тот до войны был замечательным человеком, а вернулся совсем другим. Песня Nuclear стремится передать чувства людей, сломленных войной, и их близких — а это и есть главная тема The Phantom Pain и других игр серии.

После E3 2014, где трейлер показали впервые, режиссеры и кинопродюсеры с мировым именем хвалили ролик, игру и ее автора Хидэо Кодзиму. А трек Nuclear побил рекорды по количеству скачиваний и буквально превратился в интернет-мем и гимн поклонников Metal Gear Solid.

Альбом Neumond Records для Wolfenstein: The New Order

Bethesda и Machine Games проделали громадную работу над саундтреком. Для воплощения своей идеи показать альтернативные шестидесятые под властью нацистов они даже придумали поп-музыку этого инфернального мира. Вымышленная компания Neumond Records записывает артистов исключительно на немецком — но в мелодиях, названиях и обложках проглядывают реальные прототипы. На альбоме Die Kafer пародия на Abbey Road от The Beatles. И желтая подводная лодка там тоже не просто так. The House of the Rising Sun — в реальности американский народный блюз, перепетый The Animals, — здесь немецкий фольклор. Beach Boys переименованы в Comet Tails, The Monkees в The Bunkers, а солдат-певец Ганс похож на Элвиса.

Но пародирование не избавило Bethesda от ответственности. Лицензия на треки все равно нужна, причем в случае с такой щекотливой темой все еще и очень строго — песни никак не должны быть смешаны с нацистской символикой. Как говорит Пит Хайнс из Bethesda, авторы постоянно балансировали на грани — легкомысленную пародию могли ненароком обвинить в пропаганде нацизма. Отчасти из-за этого почти вся работа над Neumond Records осталась в промо-материалах и в игре задействована лишь на малую долю.

Тем не менее это один из самых выдающихся примеров фанатичной проработки игрового мира не только в этом году, но и вообще.

Darren Korb для Transistor

Независимая студия Supergiant Games раз в несколько лет делает небольшие, но впечатляющие игры. И у них есть бессменный композитор. Его зовут Даррен Корб, и писать саундтреки так, как он, нельзя. Вернее, можно, но только ему, точно так же, как Фли из Red Hot Chili Peppers можно так играть на басу, а Тому Морелло — на гитаре. Но любая попытка делать как они будет смотреться нелепо.

Transistor — всего лишь вторая большая работа Корба, а стиль уже узнается. Мало у кого акустическая гитара пробивается через громыхание электронных барабанов. Это как копченая селедка с вареньем — несочетаемый контраст. Со времен Bastion, прошлой игры Supergiant, подход Корба к аранжировкам не изменился: все инструменты словно считают себя главными и пытаются друг друга перекричать, хотя должны работать как единое целое.

И все же Корб очень талантлив. Редкие композиции, где он обходился акустической гитарой и голосом Эшли Баррет (как Build That Wall из Bastion), подчеркивают его умение сочинять мелодии. В Transistor таких простых композиций почти нет — голос Эшли вынужден буквально продираться через аккомпанемент. Это в порядке вещей для инди, но работа в опытной команде могла бы придать этой музыке лоска. Корб пытается самостоятельно смешивать направления — от драм-энд-бэйса до блюза, — а ведь даже самые опытные продюсеры прибегают в таких случаях к помощи узких специалистов.

Однако мелодии по-прежнему хороши, как и голос Эшли. Это компенсирует недостатки продакшена (особенно если не вслушиваться). А поскольку Корб наравне со всеми в Supergiant участвует в создании концепции игр, его композиции тесно связаны с тем, что происходит на экране, и блестяще задают настроение. Это большая редкость и всегда достойно внимания.

Marty O’Donnell для Destiny

Саундтрек Destiny ни капли не оригинален и мало чем выделяется среди других оркестровых композиций. Даже участие Пола Маккартни больше похоже на информационный повод — чтобы об игре как можно больше писали не только в профильной прессе. Тем не менее своим невероятным качеством он подкупает игроков и собирает награды.

Не секрет, что Destiny — очень дорогая игра, и это не только видно, но и слышно. Первые же ноты открывающей темы пробирают до мурашек чистотой записи и исполнения. Создается ощущение, что каждая струнка в оркестре, каждый мундштук на духовых и каждый провод в студии дороже разработки какой-нибудь маленькой игры. Для Destiny записано эпическое музыкальное полотно на два с лишним часа — минимум в полтора раза больше средней продолжительности всех треков в большинстве игр. Туда входит по нескольку вариаций тем под все эмоции, которые может вызвать научно-фантастический шутер.

К сожалению, у больших денег есть и обратная сторона.

Имя композитора Марти О’Доннела чаще звучит в новостях о финансовых спорах и судебных разборках вокруг акций, чем в рассказах о музыке и игре. О’Доннел долгое время сочинял для Bungie и серии Halo, но в этом году со скандалом покинул студию, что оставляет неприятный осадок.

Не совсем понятен и недавний клип сэра Пола Маккартни — безусловно, он легенда и профессионал, к тому же у него проблемы со здоровьем. Но все равно кажется, будто его попросили уделить пару минут чему-то не очень для него интересному. Утверждается, что Маккартни сам вызвался помочь О’Доннелу, своему хорошему знакомому. Очень хорошо, если это действительно так.

Jonathan Eng & Stephanie Hladowski — Monday для Sailor’s Dream

После успеха Device 6 игра Sailor’s Dream сделалась одним из самых ожидаемых мобильных проектов этого года. Это короткий интерактивный рассказ с неожиданными и необычными способами повествования. Например, песнями. В альбом, который Джонатан Энг написал для игры, вместе с инструментальными темами входят семь песен с участием вокалистки Стефани Хладовски — заглавная Monday и еще по одной для каждого дня недели. Все они содержат маленький кусочек общей истории игры.

Демоверсию Monday Энг спел сам под аккомпанемент фортепьяно и прислал запись разработчикам. Они говорят, что эта запись до сих пор для них имеет особое значение, поскольку положила начало всему циклу. Для трех композиций Энг писал стихи вместе с основателем студии Симоном Флессером. Как и у Supergiant Games, композитор на этом проекте активно участвовал в разработке концепции.

Хотя он писал музыку для Simogo и раньше, именно для Sailor’s Dream его стиль подходит лучше всего. В его музыке есть что-то от фольклора Юго-Восточной Европы — цыганские мотивы рыбацких деревушек, как в фильмах Кустурицы. В детективный Device 6 его трек Anna не очень вписывался — из гитарного серф-рока и духовых получилась тема для уличного праздника, а не бондианы, как, вероятно, задумывалось.

Зато для Sailor’s Dream прибрежный фолк — то, что нужно. В Simogo это поняли и доверили Энгу весь саундтрек — до этого он написал для них лишь несколько песен. Здесь набор звуков минимальный — гитары, укулеле, клавиши, — но этого достаточно, чтобы ярко оформить «сон моряка». В результате неожиданно получился лучший игровой саундтрек года, почти того же уровня, что акустические темы Даррена Корба в Bastion.

Комментарии
Загрузка комментариев