Скандалы 2014 года — «Геймергейт» и другие

Скандалы 2014 года — «Геймергейт» и другие

Лучшие игры 2014 — Скандалы 2014 года — «Геймергейт» и другие
Без скандалов, интриг и расследований не обходится ни одна отрасль развлекательной индустрии. Игры — не исключение... к сожалению?
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Лучшие игры 2014
Скандалы 2014 года — «Геймергейт» и другие

Скандалы 2014 года

Видеоигры — это серьезный бизнес с многомиллиардным оборотом, поэтому соответствующие побочные эффекты сказываются на нем все чаще и громче. Но обвинять игры во всех смертных грехах давно уже не модно. Мы подобрали три самых вопиющих происшествия ушедшего года.

Киберпотрясение

В киберспорте самые неприятные, пожалуй, происшествия этого года вертелись вокруг Dreamhack. Мероприятие традиционно проводится дважды в год в шведском городе Йёнчёпинг, но отборочные турниры проходят в разных странах. Например, в России.

На протяжении двадцати лет, с момента основания, в Dreamhack всем заправлял Роберт Олен. И не просто заправлял — в глазах ценителей турнира он был живым олицетворением духа Dreamhack. Его неожиданный уход из компании вызвал эффект сродни тому, что последовало за смертью Стива Джобса. Довольно долго никто не понимал, что случилось, но разгадка оказалась простой: Олен доверил свою долю акций родному отцу, а тот просто взял и «выдавил» его из компании. Вот такая шведская семья.

► Новости о том, что его отстраняют от управления компанией, стали для Олена ушатом холодной воды на голову.

Второе событие, тоже связанное с Dreamhack, касается не его организаторов, а непосредственных участников. Осенью компания Valve выпустила новый античит для Counter-Strike: Global Offensive, выявивший немало читеров среди профессиональных киберспортсменов. Несколько фаворитов и самых многообещающих игроков, которые должны были присутствовать на Dreamhack Winter 2014, были заочно дисквалифицированы. Подробнее об этом происшествии вы можете узнать из нашего подробного материала.

Восток и Запад

Слава популярного сериала S.T.A.L.K.E.R. продолжает бередить души разработчиков и поклонников. Однажды на Kickstarter появились некие West Games с игрой под названием Areal. Ребята представились выходцами из студии GSC Game World, работавшими над «Сталкером», а Areal заявили как духовного наследника серии. И даже начали что-то собирать — хотя дело с самого начала пахло тухловато.

Во-первых, Areal нечего было показать и сказать, кроме дежурных завлекающих слов. Во-вторых, проект оценивался подозрительно низко — на пятьдесят тысяч долларов наследника «Сталкера» точно не сделаешь. В-третьих, почти все материалы West были так или иначе заимствованы из других источников: древние концепт-арты S.T.A.L.K.E.R., тогда еще называвшегося Oblivion Lost, библиотечные ассеты Unity... Довершали картину совершенно идиотские выходки, вроде публикации одобряющего письма якобы от Владимира Путина.

► Кампания по сбору средств в пользу Areal была заморожена уже после того, как собрали необходимую сумму.

В конце концов кампания West Games на Kickstarter была заморожена... но они вернулись. Название игры сменили с Areal на еще более провокационное Stalker Apocalypse и продолжили сбор средств уже на другой краудфандинговой площадке. Притом, судя по всем признакам, подставной — даже если вы ее когда-нибудь отыщете, не советуем там ни во что вкладываться.

Между тем наследие GSC Game World живет: мы точно знаем, что из одной части легендарной украинской команды получилась студия 4A, выпустившая «Метро 2033»; другая основала Vostok и делает Survarium. И кто-то еще работает в самой GSC, которая, если молва не врет, недавно вышла из анабиоза и готовится показать что-то новенькое. Но то тут, то там продолжают появляться новые студии, где тоже якобы заправляют ключевые создатели «Сталкера». Откуда их вообще столько взялось, этих создателей?

► Логотип Stalker Apocalypse от West Games выглядит немного... несчастным. Не находите?

Вот что говорит Олег Яворский из Vostok: «Надо понимать, что за время разработки S.T.A.L.K.E.R. и Metro в их создании поучаствовала не одна сотня человек, включая бета-тестеров и моделлеров, которые могли отвечать за проработку нескольких единиц оружия. Многие приходили в студию на пару месяцев лишь для того, чтобы внести S.T.A.L.K.E.R. в свое портфолио. Сейчас они называют себя ведущими разработчиками на проекте. Вы же все равно этого не знаете, верно?»

Так или иначе, даже если костяк West в самом деле когда-то работал над «Сталкером», вряд ли от него стоит ждать возрождения традиций.

«Геймергейт» и поиск справедливости

Хэштег #gamergate — вне всяких сомнений, одно из самых скандальных ноу-хау 2014 года. Конфликт, послуживший его становлению, анализировать очень непросто, и прежде всего потому, что обе его стороны дискредитируют себя с примерно равным успехом.

Началось все с того, что создательница инди-игры Depression Quest Зои Куинн изменила другому независимому разработчику, Эрону Гжони, с журналистом одного большого игрового портала. Если верить Гжони, это случилось уже не в первый раз. В один прекрасный момент он собрал весь компромат и выложил его одной гигантской записью на Wordpress, сопроводив историю тоннами документов, иллюстраций и скриншотов личных переписок. И было бы это всего лишь еще одной не слишком интересной персональной драмой, если б не одна деталь: согласно уликам Гжони, Зои отдавалась ради пиара своего проекта в игровых СМИ.

► Зои Куинн.

Лед тронулся. Началась травля — как самой Зои, так и мужчин, отмеченных в посте. Громкая, яростная, неконтролируемая охота на ведьм. Одни старались подойти к вопросу конструктивно, но большинство предпочло орать и строчить угрозы — в твиттер, в почту, куда угодно... Понятно, что это дало многим весомые основания заклеймить «воинов Геймергейта» неуравновешенным психами.

На волне скандала снова поднялись персоны вроде известной «защитницы прав женщин» Аниты Саркисян, которая, попав под горячую руку, успешно вписалась в роль жертвы. Большие зарубежные сайты принялись строчить колонки с кричащими заголовками в духе «Геймеров больше нет», где обвиняли в злобности и моральном разложении не просто участников травли, а вообще всех. Многие из них, впрочем, скоро о том пожалели.

Сейчас «Геймергейт» превратился из массированной бомбежки в подобие тени отца Гамлета, который вроде как и умер, но все равно незримо маячит поблизости. Бойцы сопротивления рассуждают об этике в игровой журналистике и с нездоровой дотошностью (но с сомнительной эффективностью) добывают компромат.

Противоположная сторона бесится, честит их лицемерами и (обязательно) женоненавистниками. В последнее время не бывает ни дня, чтобы кто-то из них не метнул в другого метафорический комок грязи — и, к сожалению, порой достается тем, кто ко всему этому не хочет иметь никакого отношения. Адекватные люди были (и, как ни странно, есть) с обеих сторон, но многие решили от всего этого отстраниться. Слишком мало конструктивных действий, слишком много агрессии.

► Анита Саркисян борется за правильное отношение к женщинам и женским персонажам. Существует мнение, что она сильно преувеличивает масштаб проблемы.

Сам Гжони давно признал, что жалеет о своей выходке. Скандал, который впоследствии назвали «Геймергейтом», мог бы привести к безоговорочной победе абстрактных сил добра — если бы борцы за справедливость из обоих лагерей знали меру. Но когда вопросы решает неорганизованная толпа под названием «интернет», надеяться на цивилизованное урегулирование проблемы приходится в последнюю очередь. Да, больше людей задумались о коррупции в журналистике и о том, что с этим что-то нужно делать — но, увы, далеко не все поняли, что именно им делать. Вернее, чего делать не стоит.

Тем не менее, сам по себе шум вокруг «Геймергейта» рискует так или иначе привести к позитивным последствиям. Пусть даже сами активисты и их оппоненты могут не иметь к этому никакого (по крайней мере, прямого) отношения.

* * *

Повышенное внимание общественности к сфере видеоигр, маркетинговые войны и мошенничество — типичные явления для любой крупной отрасли. Переживать по поводу запретов и скандалов не стоит, в свое время и книги, и фильмы успели отхватить свой кусок обвинений в безнравственности и пропаганде насилия. Книгу Гёте «Страдания юного Вертера» и вовсе считают повинной в волне самоубийств среди молодых людей, что породило термин «эффект Вертера».

Поэтому давайте лучше порадуемся за растущую и процветающую игровую индустрию и пожелаем друг другу в новом году отличных игр по доступным ценам!

Комментарии
Загрузка комментариев