Witcher 3: The Wild Hunt. Женщины ведьмака

Witcher 3: The Wild Hunt. Женщины ведьмака

Спец — Witcher 3: The Wild Hunt. Женщины ведьмака
Одних героинь мы знаем по книгам, других — только по игре, но всех шестерых ждем в «Дикой Охоте».
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Witcher 3: The Wild Hunt. Женщины ведьмака

Трейлеры третьей части «Ведьмака» давно поделили поклонников на два лагеря — одни радостно гомонят: «Ура, там будет Цири!», другие недовольно ворчат: «Да кто такая эта Цири?» Чтобы освежить память и тех и других, мы решили вспомнить героинь «Ведьмака» — и книжных, и игровых, — которых почти наверняка увидим в «Дикой Охоте».

Внимание! В тексте есть спойлеры сюжета как цикла романов Анджея Сапковского, так и предыдущих игр CD Projekt RED.

Для блага магии

Филиппа Эйльхарт

Даже для чародейки Филиппа Эйльхарт невероятно беспощадна, беспринципна и властолюбива — а ведь ее коллеги вообще слабо озабочены вопросами морали и закона.

В мире «Ведьмака» не найдется ни одной худо-бедно значимой политической игры, к которой Филиппа не имела бы отношения: чародейка свято убеждена, что чем больше власти сосредоточено в ее руках, тем лучше для всех. Именно Филиппа во время нильфгаардской войны под шумок создала тайную ложу чародеек (Йеннифэр тут же окрестила эту ложу «интернациональной бабской республикой»), чтобы незримо контролировать международную политическую обстановку.

О личности Филиппы Эйльхарт трудно сказать что-то определенное — чародейка всегда умело прикидывается именно такой, какой нужно для дела. В высшем свете сплетничают о ее нетрадиционной ориентации, но фишка тут в том, что секс Филиппа тоже использует как оружие, и спит она с кем ей нужно, невзирая на пол и возраст. В свое время она охмурила самого Дийкстру, всезнающего начальника реданской разведки.

Впрочем, мужчины Филиппе действительно прискучили. Но оно и немудрено — по прикидкам Лютика, даме никак не менее трех сотен лет, поневоле начнешь стремиться к разнообразию.

Судьба Филиппы

На момент окончания второй части дела у Филиппы шли скверно — король Радовид, которого она сама же и воспитала суровым и беспощадным в интересах государства, ослепил ее и бросил в темницу. Что с ней будет дальше?

Нажмите, чтобы прочесть

Из тюрьмы она, впрочем, сбежит, но, согласно пану Сапковскому, судьба ее все равно ждет суровая. По книге Филиппа Эйльхарт будет репрессирована и погибнет под пытками, когда в Редании начнутся гонения на чародеек. Случится ли это во время событий «Дикой Охоты»? Тогда Филиппе останется утешаться лишь тем, что много лет спустя ее реабилитируют и канонизируют, а ее сильно приукрашенную биографию станут изучать в школах.

Синяя Полоска

Бьянка

Доверенное лицо Вернона Роше, командира темерского спецназа, Бьянка — бывалый солдат и опытный шпион, и ей можно поручить даже самое мутное и опасное дело.

Спокойная и уравновешенная, Бьянка легко идет на разговор, но больше слушает, чем болтает. Единственная девушка в элитном отряде Синих Полосок, она бывает по-солдатски прямодушна и груба, но при этом по-своему женственна и ценит обходительных мужчин. Правда, свои профессиональные качества она ценит не меньше: попробуйте только усомниться в ее боевых навыках, и сия представительница прекрасного пола выбьет вам все зубы.

При определенных обстоятельствах Геральт может закрутить с ней роман, правда, короткий и ни к чему не обязывающий. Взаимная симпатия, передышка между боями, химия организма — ничего больше.

Бьянка до глубины души предана своему командиру — не родине, не идее, не отряду, а одному только Вернону Роше, который в свое время спас ей жизнь и вывел в люди. С ним она и остается на момент завершения второй части — что бы ни произошло между ней и Геральтом и какова бы ни была судьба отряда.

Дева Аэдирна

Саския

Саския, дева Аэдирна, — вышедшая из народа предводительница аэдирнского сопротивления, сражающаяся против интервенции Демавенда. Сильный лидер, опытная фехтовальщица, но главное — великолепный оратор.

Под знамена Саскии стекаются как люди самого разного происхождения, так и нелюди — даже радикальные террористы из числа скоя’таэлей. Их утопическая цель — построить социальное государство, свободное от расовой дискриминации и классового угнетения.

Предупреждая очевидные подозрения: нет, Саския — это серьезно и искренне. И если Геральт решит помочь ее делу, причина идеализма девушки скоро станет понятна: Саския и не человек вовсе, а дракон. Зовут ее Саэсентессис, и она дочь нашего старого знакомого, золотого дракона Виллентретенмерта, более известного как Борх Три Галки.

В конечном итоге доверие к людям сыграло с девой Аэдирна (хотя не факт, что действительно «девой», потому как Геральту она пару раз намекала на обратное) злую шутку: Филиппа Эйльхарт подчинила девушку себе, очаровав ее при помощи ритуала, который Скален Бурдон метко назвал «лесбомантией».

Судьба Саэсентессис остается неясной — в игре Геральт мог убить очарованную драконицу, мог не убить, а мог и попытаться расколдовать. Что из этого вышло, мы узнаем в третьей части.

Запах сирени и крыжовника

Йеннифэр из Венгерберга

Дерзкая, циничная, властная и независимая, чародейка Йеннифэр — полная противоположность Геральта... И любовь всей его жизни, причем единственная и взаимная.

Трагический парадокс этих отношений заключается в том, что, несмотря на всю их глубокую и взаимную любовь, Геральт и Йеннифэр оказываются несовместимы чуть ли не на клеточном уровне, когда дело доходит до совместной жизни. Геральта раздражает городская жизнь — а Йеннифэр не может представить, что делать в глуши. Геральт постоянно декларирует нейтралитет и аполитичность — Йеннифэр крутится в высшем свете и с головой погружается в интриги власть имущих. Геральт любит спокойствие и комфорт — Йеннифэр ищет остроты и новизны ощущений. Секс в необычных (и неудобных) местах — включая чучело единорога, которое припомнили в Wild Hunt, — фетиш Йеннифэр, а отнюдь не Геральта.

Поступаться своими принципами влюбленные не желают, поэтому их отношения неизменно проходят путь от пылкой страсти до ссоры, после которой кто-то хлопает дверью и исчезает за горизонтом. После этого оба пьют горькую, спят с кем попало, совершают идиотские, необдуманные поступки и влипают в неприятности. Но, поскольку друг без друга они тоже не могут, в конце концов снова сходятся, и все начинается заново.

Как и у многих других чародеек, внешность Йеннифэр основательно подправлена — в своей реальной дошкольной юности она обладала, скажем так, далеко не горделивой осанкой. Хотя привлекательность ее все же скорее природная, ведь в ней течет эльфийская кровь. Оценить можно по роликам и скриншотам: фиалковые глаза, черные локоны и гора всепоглощающей харизмы — при том, что с виду вроде бы и не первая красавица. Все в полном соответствии с первоисточником, хоть на иллюстрации к книге ставь.

Четырнадцатая с Холма

Трисс Меригольд

Давняя знакомая Геральта, одна из самых молодых волшебниц Северных королевств, лучшая подруга Йеннифэр из Венгерберга, частый гость в Каэр Морхене и официальный секс-символ игры — в преддверии выхода второй части она даже засветилась в «Плейбое».

Воспользовавшись отсутствием Йеннифэр, Трисс заняла место возлюбленной Геральта. Нечто подобное она с переменным успехом проворачивала и в книгах: они сходились в минуту трудную, когда Геральт ссорился с Йеннифэр, но расставались, как только черноволосая чародейка вновь появлялась на горизонте. Впрочем, это никогда не мешало им поддерживать теплые дружеские отношения, полные доверия и взаимовыручки.

Игровая Трисс не слишком точно отвечает книжному описанию — сходство наблюдалось в первой части игры, но потом стало куда меньше. Согласно пану Сапковскому, у Трисс ярко-голубые, а не зеленые глаза и длинные каштановые волосы.

Но самое главное — кожа игровой Меригольд почти совершенна, что никак не вяжется с ее биографией. Прозвище «четырнадцатая с Холма» Трисс заработала в битве у Содденского холма, когда ее, израненную и обожженную до неузнаваемости, приняли за мертвую и добавили к списку погибших чародеев.

Даже после долгого лечения и реабилитации ее грудь осталась изуродованной шрамами — Трисс утверждала, что никогда больше не наденет декольтированного платья. И волшебство здесь бессильно: Трисс, специалистка по лечебным чарам и эликсирам, страдает от тяжелой аллергии на магию, и микстуры легко могут ее убить.

Впрочем, вряд ли кто-то будет против того, что эту деталь в игре деликатно обошли стороной. Сама Трисс точно возражать не стала бы.

Дитя Старшей Крови

Цирилла Фиона Элен Рианнон

Она же княжна Цирилла, она же Львенок из Цинтры, она же Ласточка, она же Фалька, она же дитя-неожиданность, она же Дитя Старшей Крови, она же просто Цири — приемная дочь Геральта и Йеннифэр и, без преувеличений, главная героиня всего цикла о ведьмаке.

Заполучить Цири в свои руки стремятся все мало-мальски значимые силы мира, и виной тому ее наследственность. Во-первых, Цирилла — единственная законная наследница престола Цинтры, небольшого королевства, занимающего важное стратегическое положение. Во-вторых же, она — дитя Старшей Крови, носительница редкого гена, считавшегося утраченным много лет назад.

В жилах Цириллы течет кровь легендарной эльфийской волшебницы Лары Доррен аэп Шиадаль, а сама она — мощнейший Исток, латентная чародейка, обладающая уникальными провидческими и медиумическими способностями. В юности Цири отреклась от магии, утратив способность колдовать, но дар Старшей Крови от этого никуда не делся: девушка умеет открывать дороги между мирами, свободно пронзая пространство и время.

Некто очень похожий на Цири упоминается в пророчествах древней эльфийской провидицы Итлины — там говорится, что конец света (век Волчьей Пурги и час Белого Хлада) уже не за горами, но мир возродится из зерна Старшей Крови, причем в живых останутся лишь те, кто пойдет за Ласточкой, и ее потомки будут править в новом мире.

Имя «Цирилла» на Старшей Речи пишется как Zireael и означает «Ласточка». С потомками, впрочем, у девушки пока что глухо. Во время своей недолгой бандитской карьеры Цири открыла для себя, что она бисексуальна, и, хотя ее все же больше тянет к мужчинам, девушке на них элементарно не везло — лишь в самом конце саги появились намеки на романтические отношения между ней и одним вполне легендарным юношей.

В игре Цири выглядит почти так же, как описана в книге, — разве что длинный шрам, оставленный ей когда-то нильфгаардским коронером Стефаном Скелленом, не так страшен, как ему положено. А неуместно высокие каблуки на сапогах легко объяснить небольшим позерством: Цири всегда предпочитала модную дорогую одежду, даже когда промышляла на большой дороге с бандитской шайкой.

Интересно, покажут ли нам розу, которая должна быть вытатуирована у Цири на бедре, возле самого паха? Зная отношение CD Projekt RED ко «взрослым» темам, мы предположили бы, что да.

Комментарии
Загрузка комментариев