Игра в материале
Ведьмак 3: Дикая охота
9Рейтинг
Игромании
9.4Рейтинг
игроков
PC   XONE   PS4   Mac
Жанр: Ролевая игра
Серия: The Witcher
Разработчик: CD PROJEKT RED
Издатель: CD PROJEKT RED
Издатель в России: CD PROJEKT RED
Дата выхода: 19 мая 2015
Вселенная «Ведьмака»: расклад сил накануне «Дикой охоты»

Вселенная «Ведьмака»: расклад сил накануне «Дикой охоты»

Спец — Вселенная «Ведьмака»: расклад сил накануне «Дикой охоты»
Кто такие «белки», в чем блеск и нищета Нильфгаарда и почему Северные королевства впору называть Радовидовыми королевствами? Разбираемся!
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Вселенная «Ведьмака»: расклад сил накануне «Дикой охоты»

Во вселенной «Ведьмака» нет темных властелинов и древнего зла, мечтающего захватить мир, но это ничуть не мешает людям и нелюдям тысячами убивать друг друга — само собой, ради великой цели и высшего блага. Причины те же, что и у нас: чье-то стремление к власти, чьи-то имперские амбиции, чья-то неспособность или нежелание договариваться... Словом, сугубо политические.

В преддверии выхода Wild Hunt мы решили вспомнить, какие игроки остались на карте мира «Ведьмака» и что еще они могут между собой делить.

Внимание! В тексте много спойлеров из цикла романов Анджея Сапковского о ведьмаке Геральте и из игр CD Projekt RED. Будьте осторожны, если хотите ознакомиться с этими произведениями самостоятельно.

На момент начала «Дикой Охоты» мир окончательно распался на два лагеря. С одной стороны — разрозненные политически, соперничающие экономически, но родственные культурно Северные королевства. С другой — Нильфгаардская империя, покорившая почти всю южную часть континента.

В книжной саге Северные королевства уже пережили две опустошительные войны с Нильфгаардом. Вторжение они отразили, но победа оказалась почти пирровой, и победители не смогли вынудить нильфгаардцев полностью отказаться от претензий на северные земли. В таких условиях начало третьей войны — лишь вопрос времени.

Европейская культура

Северные королевства очень напоминают средневековую Европу, особенно Центральную и Восточную. Это большая группа человеческих государств разных размеров и степени значимости, раскинувшаяся на землях к северу от реки Яруга. В Нильфгаардской империи жителей этих земель называют нордлингами и относятся со снисходительным презрением — варвары, что с них взять.

Не считая южного соседа, проблем у северян две. Первая — очень натянутые отношения с многочисленными нелюдями, чьи права в королевствах жестоко ущемляются. Вторая — долина Понтар, расположенная в самом центре региона, по течению одноименной реки. Это местная Эльзас-Лотарингия, житница севера, за контроль над которой постоянно ломают копья четыре самых крупных и значимых из Северных королевств.

Каэдвен

Каэдвен простирается на северо-восток от Понтара, до границы обитаемых земель на севере континента.

Эта лесистая страна с суровым климатом — самое крупное государство севера и вечный агрессор, время от времени «восстанавливающий» свои «древние этнические владения» интервенцией с последующим переносом пограничных столбов. Именно в Каэдвене, в Синих горах, расположена ведьмачья крепость Каэр Морхен — и не назначь Геральт своей родиной Ривию, вполне мог бы называться уроженцем Каэдвена.

► Для осады Вергена Хенсельт привел пять тысяч солдат. А мог бы привести и сто.

С королем Каэдвена, Хенсельтом, ведьмак вдоволь пообщался во второй части игры и убедился, что это довольно буйный забияка, ненавидящий нелюдей и предпочитающий решать проблемы кулаками — как личные, так и государственные. Поэтому армия Каэдвена все еще самая крупная на севере — даром что отменной подготовкой ее бойцы не отличаются и регулярно проигрывают куда меньшим силам противника. Правда, в последние годы солдаты регулярно получают практический опыт, гонясь по густым каэдвенским лесам за «белками».

Белки? Это которые с хвостиками и ушками?

Не так уж и давно по историческим меркам на континенте, где разворачивается действие «Ведьмака», людьми и не пахло — сначала тут обитали только гномы, потом неведомым образом появились краснолюды, потом приплыли эльфы... Словом, самыми последними — меньше тысячи лет назад — причалили корабли людей. Поселенцы высадились в устьях рек Яруга и Понтар и быстро начали обживать материк. Старшие расы отличались изрядной (по человеческому счету) продолжительностью жизни, но человечество брало свое высокой (по нелюдским стандартам) способностью к воспроизводству.

► Иорвет — один из самых яростных и радикальных скоя'таэльских вожаков в Темерии.

Как и положено в таких ситуациях, колонизация проходила отнюдь не мирно: поселенцы отбирали земли у коренного населения силой, и эльфов, прежде доминировавших на континенте, с боем вытеснили в резервации, где они и влачат довольно жалкое существование по сей день. Справедливости ради отметим, что ранее эльфы провернули ровно тот же фокус с краснолюдами: выбили бородачей с плодородных земель, вытеснив их в горы.

Очень скоро люди распространились по всему континенту — их огромные города поднялись на руинах древних поселений, а их государства протянулись от моря до моря, причем во все четыре стороны. Нелюди повсеместно ущемлены в правах: живут в гетто, платят дополнительные налоги, считаются гражданами второго сорта, а чуть что — так еще и оказываются во всем виноваты.

Многие из них — особенно эльфы, вечно озабоченные вопросом собственного расового превосходства, — отказываются смиряться с таким положением вещей. Они уходят в леса, сбиваются в бригады и ведут против человечества партизанскую войну. Их называют «белками» за привычку привязывать к шапкам беличьи хвосты.

«Беличьи» отряды нападают на путешественников и купеческие караваны, сжигают и разоряют деревни, иногда даже уничтожают военные объекты — одним словом, устраивают террор и убивают людей везде, где могут. В качестве асимметричного ответа после каждой более или менее удачной операции скоя’таэлей в городах происходят массовые погромы нелюдей.

Во время нильфгаардских войн империя активно сотрудничала со скоя’таэлями, обещая вернуть им отнятые северянами территории, и даже подарила эльфам Долину Цветов в знак доброй воли. Но как только война закончилась, нильфгаардцы тут же отреклись от всякой связи с партизанами, публично осудив их террористическую деятельность и выдав всех «беличьих» вожаков для суда. То же самое сделали и эльфы Долины Цветов, чтобы их государство получило международное признание.

К началу событий «Дикой Охоты» Хенсельт успел обломать зубы о Понтарскую долину, вторгнувшись в Верхний Аэдирн. В зависимости от того, как развились события в Assassins of Kings, каэдвенцы либо оставили регион за собой ценой огромных потерь, либо проиграли битву и отправились назад несолоно хлебавши. Хенсельт мог и вовсе погибнуть при штурме Вергена — в таком случае стране не позавидуешь. Но если он все-таки выжил, то мог поучаствовать в разделе Темерии после смерти Фольтеста — и просто так, на ровном месте, откусить себе солидный кусок чужой земли.

Темерия

Темерия лежит на юго-западе от Понтара. В играх мы вдоволь напутешествовались по ней и изучили все закоулки ее столицы Вызимы. А у короля Фольтеста Геральт некоторое время даже работал телохранителем — правда, очень неудачно.

Благодаря своему выгодному геополитическому положению страна живо подмяла под себя всех мелких соседей, растянув титул Фольтеста до невообразимой длины. По количеству вассалов Темерия уступает только Нильфгаардской империи. Формально под протекторатом Фольтеста находится даже Махакам — крупнейший оплот краснолюдов и гномов, главный источник металлов на континенте и поставщик передовой продукции, созданной с использованием новейших технологий в металлургии. По факту, правда, махакамцы нейтральны и независимы, потому как незаменимы — от их поставок так или иначе зависят все, включая нильфгаардцев.

► Вернон Роше, начальник темерского спецназа, будет пытаться отстоять Темерию до последнего, даже после смерти Фольтеста.

К сожалению для темерцев, в Assassins of Kings государство начало приходить в упадок, и конца этому не видно. Лето из Гулеты перерезал горло Фольтесту, не оставившему законных наследников, и страну сразу же начали пилить все кому не лень — несмотря на попытки патриотичных «силовиков» остановить процесс.

В зависимости от событий игры Темерия может либо остаться независимым, но сильно ослабленным государством, либо перейти под протекторат Редании, либо оказаться разделенной между Реданией и Каэдвеном. Печальная судьба для страны, которая фактически возглавляла союз Северных королевств во время предыдущей войны с Нильфгаардом.

Аэдирн

Королевство Аэдирн расположено на юго-востоке Северных королевств. Столица Аэдирна — Венгерберг, родина хорошо знакомой нам чародейки Йеннифэр.

Когда-то неимоверно богатое государство как в книжной саге, так и в играх постепенно теряет свой вес на международной арене. Нильфгаардские войны принесли Аэдирну немного денег и много убытков — например, оторвали от него Долину Цветов, Дол Блатанна, отданную эльфам для создания собственного государства. Формально суверенного, но по факту во всем зависимого от Нильфгаарда.

В Assassins of Kings Аэдирну еще хуже. Король Демавенд стал первой целью цареубийц, а наследный принц Стеннис проявил себя неопытной и некомпетентной, но очень заносчивой бестолочью. В стране воцарился хаос, которым воспользовался Хенсельт: сговорился с аэдирнским дворянством и попытался аннексировать Верхний Аэдирн. Единственным оплотом сопротивления оказалась «народная армия» под предводительством (не)простой крестьянки Саскии, проявившей недюжинный организаторский талант.

► Формально советник принца Стенниса, на деле же главнокомандующий остатками аэдирнской армии, Саския сплотила вокруг себя людей и нелюдей и ведет с каэдвенской армией ожесточенные бои за Верген.

В финале игры Аэдирн либо в полнейшем упадке — если каэдвенцы разбили Деву Аэдирна и принц Стеннис погиб, — либо только начинает поднимать голову, если Саския разгромила войска Хенсельта, а возможно, и поддержала права Стенниса на престол.

Редания

Редания располагается на северо-западе материка. Это одно из самых богатых и влиятельных государств на севере. Здесь находится вольный город Новиград, «столица мира», центр культуры и крупнейший торговый узел. Рядом расположен шумный, веселый Оксенфурт со своей знаменитой на весь мир академией — город науки, город студентов.

В свое время смерть короля Визимира подкосила страну. Филиппа Эйльхарт захватила контроль над регентским советом, вынудила бежать начальника реданской разведки Сигизмунда Дийкстру и за годы своего правления почти довела королевство до ручки. Ситуацию спас Радовид, повзрослевший сын Визимира, впоследствии прозванный Свирепым: именно он бросил Филиппу в темницу в последней главе Assassins of Kings.

От событий игры Редания выигрывает больше всех — вопрос лишь в том, насколько много ей перепадает. В лучшем для Редании случае Радовид избавится вообще от всех конкурентов и возьмет под контроль как долину Понтара, так и прилегающие государства — недаром на презентациях Wild Hunt Геральт саркастически называет Северные королевства «Радовидовыми королевствами». В худшем Редании достается кусок Темерии либо Аэдирна — тоже неплохо, если учесть, что для этого пальцем о палец ударять не пришлось.

И примкнувшие к ним

Кроме четырех крупнейших Северные королевства насчитывают еще с десяток государств поменьше, но мало какие из них реальное влияют на международную политику.

На крайнем севере расположены Ковир и Повисс — самая богатая страна на континенте. На ее небольшой территории находится умопомрачительное количество полезных ископаемых, поэтому, как и Махакам, Ковир обеспечивает своими товарами буквально весь мир, за что получил в империи прозвание «бога торговли». Кроме того, ковирцы положили начало Хенгфорской лиге — договоре о дружбе и взаимопомощи с близлежащими крохотными государствами.

К югу от Аэдирна находятся Лирия и Ривия — сестры-близнецы, после нильфгаардских войн объединенные в одно государство. Не примечательны почти ничем, кроме того, что Ривию Геральт объявил своей родиной — просто так, чтобы называться не просто Геральтом, а Геральтом из Ривии, — а во время войны неожиданно для себя успел повоевать на ее территории.

На юге от протекторатов Темерии расположен лес Брокилон, оплот дриад. Они не признают международных договоров, блюдут отмеченные ими же древние границы леса и убивают людей, которые волей или неволей их нарушают. Изоляционистская политика потихоньку приводит дриад к вырождению, и спустя годы лес наверняка уступит попыткам колонизации, но пока что людям появляться в окрестностях Брокилона смертельно опасно. Зато в его чаще часто находят приют скоя’таэли.

Еще южнее, за Яругой, лежит Цинтра — хотя ее уже к Северным королевствам причислять некорректно. Одно из первых людских поселений на континенте, когда-то бывшее свободным княжеством, теперь лишь провинция Нильфгаардской империи, к тому же сожженная почти дотла в самом начале войны. Единственная выжившая наследница трона Цинтры — княжна Цирилла, более известная нам как Цири.

А к западу от Цинтры находятся острова Скеллиге, место жительства лучших мореходов мира. Скеллиге обладает сильнейшим на севере флотом, который в мирное время не стесняется использовать для пиратства. Правители Скеллиге связаны тесными родственными узами с королевской семьей Цинтры и после падения последней превратились в самых яростных врагов Нильфгаарда, каких только можно найти.

Имперское величие

Сразу к югу от Яруги начинаются провинции Нильфгаардской империи, самого масштабного и могучего государства на континенте. Сердце империи — столичный город Нильфгаард, расположенный далеко на юге материка, в устье реки Альба.

Северяне считают нильфгаардцев своими вечными и исконными врагами. Они не делают различий между обитателями разных областей империи и называют их исключительно «нильфами», или «черными». В самой же империи нильфгаардцами называют лишь обитателей столицы и примыкающих к ней земель. Это связано с тем, что провинции Нильфгаарда (как и любой другой империи, достигнувшей таких размеров) сохраняют достаточно широкую автономию и управляются либо наместниками-префектами, либо собственными королями — а те, в свою очередь, подчиняются императору.

► Крылатые шлемы и черные доспехи гвардейцев стали визитной карточкой империи.

По развитию нильфгаардцы намного опережают свое время, причем не столько в отношении техники, сколько в плане организационных структур. Пока Северные королевства со скрипом осмысливают идею шпионской сети — да и то исключительно благодаря разведывательному гению Сигизмунда Дийкстры, — в Нильфгаарде уже давно налажены институты разведки и контрразведки, продумана четкая структура вооруженных сил, имеется генеральный штаб и штабы подразделений, разрабатываются средства коммуникации и новые способы координации различных видов и родов войск.

► Имперский посол Шилярд Фиц-Эстерлен в свое время попортил Геральту немало крови. Но в последнее время он стал стареть и совершать ошибки и в итоге впал в немилость у императора.

Политические технологии империи тоже на высоте: из всех мировых государств именно Нильфгаард был как никогда близок к ограничению абсолютной монархии и созданию конституции. Этому помешало воцарение на престоле Эмгыра вар Эмрейса, который сжал страну в железном кулаке, подавил бунтующую аристократию и направил энергию недовольных на расширение имперских границ. Теперь Нильфгаард ведет агрессивную захватническую политику, объясняя свои территориальные претензии желанием иметь безопасные границы.

► Эмгыр вар Эмрейс, Белое Пламя, Пляшущее На Курганах Врагов. Блестящий стратег и гениальный политик, которому Нильфгаард обязан успехами последних лет. По совместительству — инсценировавший свою смерть отец Цириллы, что делает ее еще и наследницей трона Нильфгаарда.

Имперские аристократы гордятся тем, что в их жилах течет кровь древних рас, — в отличие от Северных королевств, в Нильфгаарде иметь родство с эльфами не только не позорно, но и очень почетно. Государственный язык империи — Старшая речь, а нелюди не ущемляются в правах. Но и люди, и нелюди в империи считаются собственностью государства, личностная свобода не поощряется, а беспрекословное служение интересам страны вменяется в обязанность каждому гражданину. Такое положение вещей обеспечивается развитой полицейской системой.

► Цинтия, ученица и любовница Филиппы Эйльхарт, оказывается опытной волшебницей и офицером нильфгаардской разведки.

Особенно это касается чародеев. Если в Северных королевствах волшебники представляют собой привилегированную касту, имеют доступ к высшим слоям общества и заметно влияют на политическую жизнь, то в империи они — государственные служащие, притом невысокого социального статуса. Негосударственных волшебников в Нильфгаарде не существует, а друиды, отказавшиеся перейти под имперское руководство, были уничтожены службой внутренней безопасности.

Ради блага магии

Чародеи и чародейки Северных королевств считают своей святой обязанностью влипать во все политические игры, до которых дотягиваются. Порой они не меньше, а то и больше влияют на государственные дела, чем сами политические деятели.

Много лет назад чародеи сформировали Капитул — межгосударственную организацию для регулирования магической деятельности. Под председательством Капитула был составлен Совет чародеев, главный совещательный орган волшебников в Северных королевствах, куда входили самые известные маги, зачастую служащие советниками при королевских дворах Севера.

Долгое время Капитул решал проблемы магического сообщества: на его собраниях разрешались вопросы ученичества, споры за контроль над артефактами и обсуждались проблемы сугубо политического характера, которые могли сказаться на чародеях. Многие колдуны не признавали власть Капитула, но влияние Совета на международной арене неуклонно росло — сказывалось то, что придворные чародеи играли огромную роль в принятии государственных решений.

Все изменилось в ходе нильфгаардских войн, во время бунта на острове Танедд. Чародей Вильгефорц из Роггевеена собрал партию пронильфгаардских чародеев и поднял мятеж, чтобы заставить волшебников оказать военную поддержку Нильфгаардской империи. Бунт не увенчался успехом, немногие выжившие заговорщики с трудом успели сбежать, но это поставило крест на влиянии Капитула — маги утратили доверие, многие были изгнаны с руководящих постов, Совет чародеев расформировали, а Капитул распался.

Вскоре после этого Филиппа Эйльхарт собрала сильнейших волшебниц мира — как из Северных королевств, так и из Нильфгаардской империи — и основала тайную ложу чародеек. Провозглашенной целью Ложи стала забота о благе магии, невзирая на политику и экономику. Для Филиппы это означало восстановление влияния чародеек на судьбы мира — чем ложа и занимается по сей день, работая инструментом для тайных сговоров колдуний из разных стран.

О существовании ложи известно по меньшей мере службе безопасности Нильфгаарда — в Assassins of Kings посол Шилярд Фиц-Эстерлен убивает одну из входящих в нее чародеек, Ассирэ вар Анагыд, открыто обвинив в ее в антиимперском заговоре. Знает ли император о других членах ложи и насколько он в курсе планов организации, неизвестно.

* * *

В финале Assassins of Kings мы видели, как полчища черных всадников в крылатых шлемах пересекают Яругу и устремляются на север. Это значит, что все проблемы Северных королевств меркнут и бледнеют перед одной, но громадной и неотвратимой — началась третья нильфгаардская война. Готовы ли к ней северяне? Смогут ли отказаться от внутренних стычек и объединиться против общего врага?

Или план Эмгыра по обезглавливанию государств оказался верным и ввергнутые в хаос нордлинги быстро склонятся перед императорской властью? Но в таком случае долго ли удастся удерживать их на коленях?

Узнаем в «Дикой Охоте».

Комментарии
Загрузка комментариев