Другие комиксы. Самурайская романтика и превозмогание в Vagabond

Другие комиксы. Самурайская романтика и превозмогание в Vagabond

Спец — Другие комиксы. Самурайская романтика и превозмогание в Vagabond
Путь легендарного ронина в одном из величайших манга-сериалов в истории.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Другие комиксы. Самурайская романтика и превозмогание в Vagabond

Про западные комиксы и их героев мы уже писали много и подробно. Супергерои в пижамах, гонзо-журналисты из будущего, колдуны-наркоманы — словом, народец разношерстный. Но мы до сих пор ничего не писали про другие комиксы.

Японская манга пишется по несколько иным принципам: эти комиксы, как правило, черно-белые, читаются справа налево, и вместо супергероев в них правят более... непривычные для нас персоны и материи. Например, школьники с суперсилами. Для этого, правда, есть отдельный жанр.

Мы долго думали, с чего начать, пока наконец не придумали. Есть подозрение, что мало кому так пойдет звание первой манги на страницах гик-рубрики «Игромании.ру», как историческому эпосу Vagabond (он же «Бродяга») за авторством Такэхико Иноэ.

Будешь смотреть только на лист — и не увидишь дерево

Эта история начинается в 1600 году, с битвы при Сэкигахаре. Эпоха воюющих провинций отошла в прошлое, Иэясу Токугава пришел к власти. Лязг стали определил будущее всей Японии — а заодно и некоего Симмэна Такэдзо из деревни Миямото. Парень воевал на стороне проигравших, но сражение пережил.

Остаток жизни он решает посвятить пути меча. Под вымышленным именем Миямото Мусаси юный воин отправляется на поиски лучших из лучших, чтобы доказать себе и всему миру, что именно он — величайший мечник на свете.

► Характер Мусаси с возрастом изменится еще сильнее, чем внешность.
А был ли мальчик?
► Дуэль с Сасаки Кодзиро стала, вероятно, самой известной дуэлью в истории Японии.

Миямото Мусаси действительно существовал — и еще как! В Японии за всю ее историю было множество выдающихся воинов, но Мусаси среди них стоит особняком. Во многом благодаря роману Эйдзи Ёсикавы «Musashi» (у нас переведен как «Десять меченосцев»). Книга сначала стала хитом, затем классикой, а ныне — основой для десятков фильмов, пьес, картин, песен и видеоигр. И хотя Ёсикава обращался с историей весьма вольно, основные заслуги у Миямото не отнять.

► Фильмов и сериалов про Мусаси не перечесть. Самая свежая экранизация — прошлогодний мини-сериал. Впрочем, лучшей остается оскароносный фильм 1954 года.

Первого человека Мусаси убил в тринадцать лет, забив палкой матерого самурая. Ступив на путь меча, он к тридцати годам вызвал на бой уже больше шестидесяти опытных воинов. На покой Мусаси отправился только в старости, успев пережить шесть войн, основать собственный боевой стиль (бой двумя мечами) и прослыть непобедимым воином. Остаток жизни Миямото посвятил изучению военной стратегии и ее применения к любому искусству. Он прослыл невероятно разносторонним человеком и мастером в любом деле: от рисования до игры в сёги. Незадолго до смерти Миямото написал знаменитый трактат «Книга пяти колец» об искусстве боя и стратегии.

Что занимательно, любимым оружием Миямото был боккэн — деревянный макет меча. С ним ронин частенько выходил на бой против мечников с настоящими катанами... и фактически забивал их насмерть палкой. Согласно одной из легенд, боккэн для главного боя своей жизни Мусаси наскоро выстругал из весла.

► Чуть ли не каждый первый герой — историческое лицо. От Итто Иттосая до Канэмаки Дзисая.

Мир вокруг ронина — живой, яркий, полный интересных героев. Они помогают и предают, преследуют и укрывают, любят и ненавидят. Катящийся по наклонной дорожке друг Матахати, его боевая старушка-мать, очаровательная Оцу, загадочный монах Такуан — все со своими характерами и судьбами, тесно связанными с путем Миямото. В свои лучшие моменты Vagabond выступает на равных с работами Наоки Урасавы, мастера превратить каждое эпизодическое лицо в интригующего персонажа.

► Манга время от времени меняет ракурс, показывая сюжетные линии других героев. Но рано или поздно эти линии пересекаются, влияя друг на друга самым любопытным образом.

Автор не стал идеализировать своего героя: характер у Мусаси сложный, противоречивый, а главное — динамичный. Мангака показывает мечника в разные периоды его жизни: диковатого мальчишку, тщеславного подростка, горделивого хвастуна, способного новичка, хладнокровного мастера. Мусаси падает, учится на своих ошибках — и пробует снова. Он проходит путь от одержимого кровью зверя до мудрого, осмотрительного воина. Но даже тогда его нельзя назвать однозначным героем: путь меча для Миямото превыше всего.

Попадаются на его кровавом пути тоже не святоши и не злодеи. Враги Мусаси — такие же люди, как и он сам. Главные герои собственных историй.

► По местным меркам это еще «легкая» сцена. Автор не церемонится, и если уж кто-то обнажил клинок, то полетят брызги, пальцы, руки, головы. Но до кровожадной чернухи дело не доходит, всему свое место и время.
► Мусаси не стесняется убивать и калечить противников, но и сам постоянно получает все новые шрамы.
Миямото Мусаси в видеоиграх

В играх Миямото Мусаси — гость нередкий. Где-то его воссоздают напрямую, где-то вдохновляются им. Мицуруги из серии Soul, Ясуо из League of Legends и даже Франдар Хандинг из The Elder Scrolls, который в конце концов написал свою «Книгу пяти колец». Именем ронина назван Дзё Мусаси — главный герой легендарной серии Shinobi. Поиграть за самого Миямото можно в Samurai Warriors и в Onimusha

Но одна игра зашла дальше прочих. Намного дальше.

Ответвление Yakuza Kenzan! отмотало время на несколько столетий — и превратило героев Yakuza в исторических личностей. Кадзума Кирю стал самим Миямото Мусаси, ну а сюжет отталкивался от все той же книги Эйдзи Ёсикавы. Впрочем, очень вольно, чтобы сохранялась интрига. К типичному для серии геймплею в Kenzan! добавили полноценные бои на мечах. Живые улицы средневекового Киото так и норовят схватить вас за руку и потащить куда глаза глядят. Такого мощного национального колорита в основной серии отродясь не было.

На родине Kenzan! получила высочайшие оценки, собрала коллекцию наград и продалась огромным тиражом. А вот за пределы Японии так и не выбралась. Но в интернете несложно найти видеопрохождение с английскими субтитрами поверх иероглифов — оно того даже почти стоит.

А за деревом можешь и не увидеть лес

Мусаси попадает в самые разные ситуации. Он может «играть грязно», напасть на куда более сильного противника или даже струсить. Особенно часто такое встречается на первых порах, когда он неопытен и молод.

Дуэлей в манге предостаточно. Через бой герои выражают себя, познают друг друга и морально взрослеют. Здесь режиссерский талант Иноэ проявил себя во всей красе: почти каждая схватка в Vagabond незабываема. Юный Мусаси вызывает на дуэль только самых прославленных бойцов — и зачастую переоценивает себя. У каждого противника свои причуды: самоуверенный монах Инсюн размахивает копьем, суровый разбойник Байкэн сеет смерть кусари-гамой (серп на цепи). Одна битва может смаковаться несколько страниц, другая закончится в один взмах меча.

Мало того, мангака ловко чередует сцены боев и моменты затишья. Читать все это невероятно легко благодаря лаконичным, но содержательным диалогам и обилию ярких «немых» сцен. Сюжет постоянно подбрасывает новую интригу, дает пищу для размышлений — и перетекает в схватки-крещендо. При этом они здесь никогда не бывают «для галочки»: развитие характеров героев не прекращается ни в одной сцене. В итоге оторваться от истории невозможно.

► Впрочем, иногда сбавлять темп придется: волей-неволей начинаешь разглядывать с маникальной тщательностью прорисованные сцены. А если уж Иноэ решил добавить полноценный пейзаж, такое и на стену повесить не стыдно.
► А еще японцы здесь выглядят как японцы. Глаз на все лицо нет ни у женщин, ни у детей.

Но виртуозное чувство меры Такэхико распространяется не только на это. Как правило, жанр тямбара кичится жестокостью, чернухой и расчлененкой. Этих прелестей Vagabond не лишен, но мангака их аккуратно дозирует. Отрубленные конечности, истерзанные тела и худшие проявления человеческой натуры никогда не перетягивают внимание на себя. Vagabond не пытается шокировать, он лишь умело играет на контрасте, выдавая то забавные, то откровенно жуткие сцены, — и всегда поддерживает хрупкое равновесие.

* * *

Для самурайских боевиков Миямото Мусаси настолько же значим, как Шерлок Холмс для детективов. Поэтому если вы хоть раз хотели ощутить, как лежит в руке катана, Vagabond — почти идеальный повод попробовать на вкус «японские комиксы».

Тем более что в феврале Такэхико Иноэ вернулся в строй после годичного перерыва — и полным ходом ведет к завершению свою самую грандиозную работу. Не отстают и энтузиасты-переводчики: новые главы оперативно появляются в сети и на английском, и на русском.

И не забудьте: мангу читают справа налево!

Комментарии
Загрузка комментариев