Сатору Ивата и Nintendo, которую он оставил после себя

Сатору Ивата и Nintendo, которую он оставил после себя

Прямым текстом — Сатору Ивата и Nintendo, которую он оставил после себя
«На моей визитке написано, что я президент. В своих мыслях я — геймдизайнер. Но в сердце я остаюсь игроком».
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Прямым текстом
Сатору Ивата и Nintendo, которую он оставил после себя

Новость о смерти Сатору Иваты, главы компании Nintendo, многих застала врасплох. Вчитываясь в лаконичный некролог, опубликованный прошлой ночью, невероятно сложно поверить в реальность этого события.

В последнее время Ивата и правда редко появлялся на публике, но все равно всегда был рядом. Он сверкал улыбкой в записях конференций Nintendo Direct, превращался в тряпичного Маппета на прошедшей E3, постоянно обращался с заявлениями через «Твиттер».

Публичность была его визитной карточкой: Ивата всегда охотно шел на контакт с игроками, был галантен, вежлив и остроумен, внимательно прислушивался к критике. Поклонникам он всегда казался другом, и этот большой, светлый и бесконечно обаятельный образ совсем не сочетается с сухим черно-белым текстом, оповестившим нас о его кончине.

► «Увидеть, как можно развить имеющуюся идею, — это очень ценно. Но куда ценнее придумать нечто новое».

«На моей визитке написано, что я президент. В своих мыслях я — геймдизайнер. Но в сердце я остаюсь игроком». В этой цитате — весь Ивата, и именно поэтому ее сегодня вспоминают чаще всего.

Путь наверх

Президентский пост в Nintendo — самое значимое, но далеко не единственное достижение Сатору Иваты. Его жизненный путь — это вдохновляющая история, в которой путь к успеху был проложен целенаправленным трудом. Ивата начинал карьеру программистом в небольшой студии HAL Laboratories, а первой его игрой стала Balloon Fight 1985 года — незамысловатая забава про бои на воздушных шарах.

Уже через восемь лет он возглавил эту компанию, впервые в своей жизни став президентом. Его легкая рука и профессиональное чутье сделали свое дело: под руководством Иваты HAL Laboratories преодолела финансовые трудности и начала приносить прибыль. Она успешно существует и по сей день.

Достижения в менеджменте не отбили интерес к программированию: несмотря на важный статус, Ивата продолжал лично создавать игры. Он своими руками переделал код Earthbound, приведя его к полноценной игре. Боевая система Pokemon Stadium для Nintendo 64 была написана им за неделю без помощи дополнительной документации.

А помните Pokemon Gold/Silver для GameBoy Color? Если бы не оптимизация от Сатору Иваты, там был бы только один доступный регион вместо двух. Все, к чему прикасался этот человек, оживало, развивалось и вызывало всеобщую любовь.

► «Если мы продолжим в том же ключе, что и раньше, люди могут быстро устать от игр».

В 2000 году, незадолго до появления GameCube, Ивата поступил на работу в Nintendo. А уже через пару лет, после долгого разговора с тогдашним президентом Хироси Ямаути, возглавил корпорацию, став четвертым по счету президентом компании и первым человеком вне семьи Ямаути, которому достался этот почетный пост. История весьма примечательная и для нас с вами, но для Японии — просто из ряда вон выходящая.

«За время президентства в Nintendo я осознал, что в нашей индустрии нужны особые таланты для выживания. Я не знал, будет ли Ивата поддерживать существующий статус компании, или же приведет ее к новым вершинам. Но я был убежден, что он — лучший кандидат на эту должность», — скажет Ямаути вскоре после этих событий.

Новые рубежи

Назначение Иваты президентом было неожиданным, и многие отнеслись к нему скептически. Сатору Ивате к такому положению дел было не привыкать: с тем же сомнением люди смотрели на него последующие тринадцать лет, когда он впервые показывал им прототип DS, контроллер для Wii, причудливую 3DS с двумя камерами и геймпад Wii U. Осечка случилась лишь с последней приставкой: остальные консоли, выпущенные при Ивате, вошли в историю компании как одни из самых успешных.

► «Для молодых игроков классические игры — это новые игры. Тем, кто постарше, они возвращают воспоминания и улучшают настроение».

Поспособствовала этому философия Иваты, которую он неустанно транслировал как на коллег, так и на аудиторию. В вопросах прямой конкуренции с другими платформодержателями он всегда искал обходные пути. Отказываясь играть по правилам рынка, Ивата обретал над ним власть: именно из-за Wii все стали бредить управлением движением в конце прошлого десятилетия и благополучно забыли про него, когда преемница внезапно сменила концепцию.

Ивата искренне верил, что игры должны приносить в первую очередь веселье, и его видение развлечений зачастую выходило за сферу влияния его собственной компании: оно переворачивало всю индустрию. Именно поэтому свои соболезнования выразили почти все разработчики: от сотрудников Rare, когда-то принадлежавшей Nintendo, до коллег из Microsoft и Sony.

► «Я никогда не стыдился того, что дети любят Nintendo. Дети судят продукт на уровне инстинктов. Каждый хочет нравиться на уровне инстинктов, но это очень непросто».

Несмотря на статус, Ивата не ставил себя выше других. Узнав о неутешительных продажах Wii U, он сам вдвое сократил свою зарплату, потому что был уверен, что все поправимо, и хотел показать достойный пример своим сотрудникам.

Именно он выступил с инициативой конференций Nintendo Direct, через которые общался с поклонниками, не стесняясь появляться в кадре с гроздью бананов или в окружении кучи плюшевых Луиджи. Когда один из работников авиакомпании помог Ивате достать завалившийся за спинку самолетного кресла телефон, тот в знак благодарности сделал их совместную фотографию и отправил на почту, найдя время в своем загруженном графике. Как истинно благородный человек Ивата ценил и уважал труд других людей.

Наследие

Что же станет с Nintendo теперь, когда его нет? Никто не скажет наверняка. Ивата трудился на благо своей фирмы до последнего и оставил после себя богатое наследство: несмотря на сложности с Wii U, в минувшем году компания сумела выйти в плюс, а на ее счетах находится несколько миллиардов долларов.

Вдобавок Сатору Ивата наметил для Nintendo новые векторы развития: здравоохранение, производство фигурок, мобильные приложения и парки аттракционов. А еще у Nintendo на подходе NX — первая консоль за десять с лишним лет, которая выйдет уже без Иваты. Безумно жаль, что он не увидит, как ее воспримет публика.

Сатору Ивата сложно отделить от компании, в которую он вкладывал все силы и время даже тогда, когда их почти не осталось. Десять с лишним лет Nintendo была рупором, в котором всегда звучал его голос. Едва ли ей сейчас что-то угрожает: пройдет время, во главе встанет новый президент, а на прилавки лягут цветные коробки с новыми приставками и играми к ним. Но это будет уже другая Nintendo. А нынешняя навсегда ушла в прошлое вместе с человеком, который сделал ее великой.

Спасибо за эмоции и улыбки, Ивата-сан. Вас будет очень не хватать.

Комментарии
Загрузка комментариев