Что значит быть редактором комиксов? Беседа с Джимом Саликрупом

Что значит быть редактором комиксов? Беседа с Джимом Саликрупом

Спец — Что значит быть редактором комиксов? Беседа с Джимом Саликрупом
На «Игромире» мы побеседовали с редактором комиксов Джимом Саликрупом — человеком, который женил Человека-паука на Мэри-Джейн.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Что значит быть редактором комиксов? Беседа с Джимом Саликрупом

Comic Con Russia 2015 в числе прочих звездных гостей посетил ветеран комиксовой индустрии Джим Саликруп. Этого улыбчивого человека можно было встретить на «Аллее авторов», в зоне для отечественных и зарубежных художников и писателей. Он охотно фотографировался с гостями выставки, расписывался на классических комиксах Marvel о Человеке-пауке, которые когда-то редактировал и выпускал в печать, и рисовал скетчи на глазах у публики.

Мы пообщались с легендой комиксовой индустрии и расспросили его о работе в Marvel, об отношении к современным фильмам и видеоиграм о супергерое в красном трико и о всяких других вещах.

► У Джима Саликрупа подкупающая внешность добряка, который вот-вот начнет раздавать детям конфеты.

— Вы до сих пор сотрудничаете с Marvel? Расскажите о своей трудовой биографии.

Джим Саликруп: Комиксы — почти вся моя жизнь. Заниматься ими я начал в 1972-м, проработал двадцать лет в Marvel Comics, в том числе на должности главного редактора. Потом пять-шесть лет трудился в Topps Comics (известны графическими новеллами по мотивам The X-Files. — Прим. ред.), оттуда перешел в Stan Lee Media и работал на Стэна Ли (американский писатель и бывший президент Marvel. Прим. ред.). А лет десять назад я основал Papercutz, издательство графических новелл для всех возрастов, в котором стал главредом. Там и тружусь по сей день.

О работе в Marvel

— Что значит быть редактором комиксов? Что для этого нужно знать, уметь? Это какие-то особенные люди? Каково это вообще — создавать комиксы?

Джим Саликруп: Идейно и технически это ближе к написанию сценария для фильма или сериала, чем к классической прозе. Но, так или иначе, нужно быть хорошим писателем и уметь рассказывать истории. Разница в том, что в комиксах текст конспективен. Если в романе можно позволить себе расписать мысли и чувства персонажа на пятьдесят страниц, то в комиксе приходится мыслить более визуально, как в кино, где картинка исключительно важна. После пятидесяти интроспективных страниц читатели попросту заскучают, особенно если речь идет о серийном персонаже вроде Человека-паука или Бэтмена.

Лично я — нечто среднее между книжным редактором и арт-директором, ближе к кинорежиссеру, наверное. Зависит от ситуации.

Когда я в Marvel редактировал «Человека-паука», это было похоже на продюсирование сериала: ты отвечаешь за все сразу, следишь, чтобы процесс шел безостановочно, координируешь сценаристов и художников, вовремя сдаешь комикс в печать. И, конечно, не забываешь о качестве содержания! За комиксы платят деньги, поэтому важно заинтересовать читателей историей с продолжением.

Все это похоже на работу продавца запрещенных веществ. Разве что комиксы не вызывают химического привыкания — нужна только захватывающая история, к которой людям захочется возвращаться.

— В чем же секрет? Как создать затягивающую комиксовую историю?

Джим Саликруп: Не столько секрет, сколько сложная задача. Если вы работаете с чем-то уже популярным, как, например, «Человек-паук», аудитория изначально ожидает определенных вещей: паутины, характерного костюма, манер, обязательного злодея. Дайте читателям именно то, чего им хочется! При этом важно соблюсти баланс: ударитесь в самокопирование — интерес читателей угаснет; измените историю радикально — и Человека-паука просто не узнают.

Задача в том, чтобы преподнести узнаваемую, но по-прежнему увлекательную историю как-то иначе, добавить неожиданностей. Возьмите любую серию комиксов — ее время от времени «встряхивают», чтобы сохранить интерес аудитории. При мне Человек-паук сменил костюм, столкнулся со старыми злодеями, вернувшимися в сюжет, и женился. Людям хочется сюрпризов, но в то же время они не желают, чтобы любимый герой вел себя глупо и нехарактерно для себя.

► Джим Саликруп за работой. На Comic Con Russia 2015 не было отбоя от желающих заполучить картинку от мастера.

— Но есть же какие-то правила насчет того, что можно делать с узнаваемым персонажем и чего нельзя? Устоявшиеся каноны.

Джим Саликруп: Правила диктует тот, у кого на персонажа есть права и кто в данный момент владеет франшизой. Работая в Marvel, я достаточно хорошо чувствовал эти границы, а если возникали вопросы, всегда было с кем посоветоваться. Не случалось такого, чтобы мою идею взяли и на корню зарубили.

Зато нынешнее руководство Marvel посчитало женитьбу Питера Паркера неудачной идеей и просто вычеркнуло этот эпизод из истории героя, словно его и не было.

— Должно быть, вам досадно, что женитьба не стала каноном? А что вы думаете о современных киноадаптациях «Человека-паука»?

Джим Саликруп: Мне нравятся две первые работы Сэма Рэйми (речь идет о фильмах «Человек-паук» и «Человек-паук 2» 2002 и 2004 годов. — Прим. ред.). В частности, мне было очень важно узнать, как поступят с Мэри-Джейн. Во время моего редакторства она стала значимым героем и вышла замуж за Паркера.

С самого начала я закладывал в комикс всевозможное развитие: мы начали со старшей школы, потом Питер пошел в колледж, затем стал встречаться с Мэри-Джейн. Будучи серьезным молодым человеком, он не мог не сделать ей предложение. Особенно когда в комиксе всячески подчеркивается тема ответственности.

Но уже после меня популярность обрело другое мнение — дескать, мы делаем комикс для подростков, а им не интересно читать про людей семейных. Хотя опять же это вопрос точки зрения. У женатого Человека-паука была огромная аудитория. Когда брак отменили, продажи рухнули.

— Создатели кинофильмов, снимая картины по комиксам, консультируются с авторами визуальных новелл? А авторы комиксов взаимодействуют с киношниками во время работы над графическими адаптациями?

Джим Саликруп: Когда как. Сейчас Marvel — собственность Disney, и они сами снимают свои фильмы. К тому же киностудия недавно отделилась от комиксовой студии и получила еще больше свободы. Я никогда особо не участвовал в этом творческом процессе. С другой стороны, в комиксах про Человека-паука именно под моей редакцией появился Веном — и в картине «Человек-паук 3: Враг в отражении» тоже он был. В кино своя версия, в комиксах — моя, и уже дело вкуса, кому какая понравится больше.

Я редактировал и «Людей Икс», в частности «Сагу о Темном Фениксе» (серия из десяти графических новелл, опубликованная в 1980 году. Прим. ред.). В картине «Люди Икс: Последняя битва» тоже появился Темный Феникс, но оставил, на мой взгляд, совсем не то впечатление, что его комиксовая версия.

А в Topps Comics я работал над серией «Марс атакует» — по ней сняли своеобразный одноименный фильм, и в нем была сцена лично от меня. Да и вообще картина вышла отличная! (смеется)

Еще в Topps мы работали над комиксовой адаптацией «Дракулы» Фрэнсиса Форда Копполы. Рисовал тогда Майк Миньола (известен, прежде всего, как автор серии «Хеллбой». Прим. ред.), и вот его Коппола консультировал лично, даже к съемкам подключал. Так что, с одной стороны, мы делали графическую адаптацию фильма, а с другой — участвовали и в создании самого фильма. Раз на раз не приходится.

— Работая на Marvel, вы пытались конкурировать с DC Comics? Или трудились, не обращая на них особого внимания?

Джим Саликруп: Дух соперничества во мне очень силен. Однако когда я был в Marvel, по продажам мы сильно опережали DC, так что соревноваться за пределами компании было попросту не с кем. Зато существовала внутренняя конкуренция — я взялся за Человека-паука, когда дела у серии шли хуже, чем у «Людей Икс». Моими стараниями он догнал «Людей Икс», и мы начали новую ветку — «Человек-паук» авторства Тодда Макфарлейна (канадский художник, известен как создатель культового героя Спауна. Прим. ред.). Эта линейка графических новелл стала самой продаваемой и попала в «Книгу рекордов Гиннесса».

О Papercutz

— Расскажите про ваше собственное издательство — Papercutz. На какие комиксы вы делаете ставку? Одолеть двух мировых гигантов комиксовой индустрии, пожалуй, невозможно.

Джим Саликруп: Все верно, Marvel и DC крупнейшие компании, а их владельцы — огромные медиакорпорации. Papercutz же принадлежит лично мне и одному моему деловому партнеру, и пытаться соревноваться с титанами индустрии нет никакого смысла.

Но нам очень повезло с интересными персонажами и историями. Мы решили не идти проторенными дорожками Человека-паука или Бэтмена, а заняться тем, что Marvel и DC упускают из виду. В частности, у них совсем нет детских комиксов, и мы решили охватить аудиторию самых разных возрастов. Примерно как Pixar, чьи анимационные фильмы с удовольствием смотрят и дети, и взрослые.

Взять хотя бы «Смурфов» — один из наших бестселлеров. В Соединенных Штатах комиксы про смешных синих гномов почти не издавались, только недолго в восьмидесятые. Вместо них в Америке читали «Приключения Тинтина», что тоже неплохо. Для нас стало большой честью поближе познакомить американцев со смурфиками. Теперь интерес к ним только растет, выходят новые фильмы. Очень ждем третью часть «Смурфиков» в кино в следующем году — картина должна быть близкой по духу к комиксам, а не типичной голливудской поделкой.

— Вы продолжаете придумывать совершенно новых персонажей и серии комиксов или в современных реалиях стараетесь выпускать графические новеллы с узнаваемыми заголовками?

Джим Саликруп: Недавно мы начали выпускать совсем новый комикс, Lunch Witch, авторства Деб Лаки. Она придумала безработную ведьму — ну, знаете, у ведьм в наше время проблемы с трудоустройством по профессии, — которой пришлось подрабатывать в школьной столовой: раздавать детям завтраки. Комикс получился авторским и очень оригинальным. Первый выпуск читатели приняли на ура, мы получили положительные отзывы и уже планируем продолжение с новыми персонажами.

Кроме того, Papercutz издает в Штатах много европейских комиксов, совершенно незнакомых американцам. У нас есть французская серия графических новелл «Ариол» про ослика в очках, коровку и поросенка — на самом деле, конечно, про детей. Взрослым такие истории тоже нравятся, поскольку напоминают о детстве. С большой натяжкой можно сравнить эту серию с «Симпсонами» — в каждом десяти- или двенадцатистраничном выпуске мы знакомим читателей с каким-то персонажем, выстраивая постепенно целую вселенную.

Еще мы начали новую серию «Супергений» — вещь не совсем детскую и близкую по духу к комиксам Marvel и DC. Предыстория такая: в девяностых Нил Гейман придумал трех персонажей: Леди Справедливость, Мистера Героя и Технофага. Однако графические новеллы с этими героями издавались в проблемные для комиксов девяностые, поэтому многие про них так и не узнали. Теперь же мы получили исключительные права на материалы, прежде нигде не публиковавшиеся. Поклонникам Нила Геймана стоит обратить внимание.

— Вы говорите, что решили сделать ставку на детскую аудиторию. Но, согласно распространенному мнению, дети и молодежь стали меньше читать. Или это заблуждение, на ваш взгляд?

Джим Саликруп: Не скажу за все страны, но в Америке у юного поколения интерес к комиксам вправду поутих, и задача Papercutz — вновь привлечь детей к чтению.

Не без гордости могу сказать, что у нас получается. До недавних пор самым успешным проектом издательства и главным бестселлером была серия графических новелл по мотивам LEGO Ninjago. Популярность телесериала и пластмассового конструктора способствовала продвижению комиксов, и наши истории очень понравились детям. Я сотрудничаю с художниками и сценаристами как редактор, чтобы сделать серию еще увлекательнее. Ведь, казалось бы, если мультики можно бесплатно посмотреть, а в игрушки поиграть — зачем еще графические новеллы? Однако наши сюжеты и персонажи оказались настолько хороши, что поклонникам Ninjago хочется новых и новых историй — и мы им их даем.

О России и конвентах

— В России комиксовая культура не столь развита, как в Европе и США. Как, на ваш взгляд, сделать графические новеллы популярными в России?

Джим Саликруп: К сожалению, не подскажу, потому что о России знаю немного. Я впервые в Москве. Но мне и самому любопытно, как обстоят дела с комиксами у вас. К моему столу на Comic Con Russia приходили люди, приносили русские издания комиксов Marvel моей редакции и просили их подписать. Я подписывал с огромным удовольствием! Признаться, я даже не знал, что такие переводы есть! Все это внушает мне оптимизм.

— Быть может, есть универсальный мировой подход к продвижению комиксовой культуры?

Джим Саликруп: На самом деле это целый процесс: человек увлекается комиксами в детстве и благодаря этому приучается читать, ценить хорошие истории, учится находить чтиво по себе. Главное, чтобы не как в школах, где заставляют читать то, до чего ученики зачастую не доросли, чем отбивают охоту прикасаться к классическим книгам на всю сознательную жизнь. Комиксы читатель выбирает сам, никто никого не заставляет. Разве что и их добавят в школьную программу — и вот тогда увы нам.

К слову, давеча шутил с друзьями про стереотипное представление о русской классике — романе «Война и мир». Дескать, вот бы кто-нибудь создал русский графический роман на тысячу страниц по мотивам! А с русскими комиксами, если такие есть, я пока не знаком, но очень хотелось бы.

— А почему бы вам не сделать комикс про Россию или хотя бы с русскими персонажами?

Джим Саликруп: На самом деле у Marvel было много русских историй. Что до Papercutz, то мы выпускаем графическую новеллу «Танцкласс» — французский комикс о трех девушках, которые учатся танцевать. В одном из выпусков их пригласят на танцевальный конкурс в Санкт-Петербург — то есть там будет немного России.

— Насколько, по-вашему, важны конвенты вроде Comic Con, проводящиеся в разных странах?

Джим Саликруп: Общаясь с людьми на подобных интернациональных мероприятиях, я вижу, что гостей из разных стран объединяет любовь к комиксам, к фэнтезийным фильмам, к видеоиграм. В конце концов, люди есть люди, и очень жаль, что политики и бюрократы разрушают такие связи, втягивают людей в споры и конфликты — кому это нужно? Можно, конечно, возразить, что комиксы и иже с ними отвлекают от вещей гораздо более серьезных, — но это как посмотреть. Не вижу ничего плохого в эскапизме: реальность иногда настолько жестока, что хочется найти отдушину хотя бы в вымышленной истории. Другое дело, что в умелых руках даже «Смурфы» могут стать политической сатирой.

— В чем лично для вас принципиальная разница между Comic Con в Сан-Диего и московским конвентом?

Джим Саликруп: В Сан-Диего я работаю на стенде Papercutz — никаких набросков для гостей, ничего личного. Только артбуки продаем. Нам приходится конкурировать не только с гигантами комиксовой индустрии, но и с киностудиями, поэтому мы просто стараемся заявить о себе, показать, кто мы такие и чем занимаемся.

Когда же меня приглашают на конвент в качестве гостя, то людей в основном интересует моя комиксная карьера, особенно та ее часть, что касается Marvel. Вот вам и разница. А еще я могу отрываться как художник. Началось все в шутку: однажды я повесил у стола табличку «Наброски тяп-ляп — всего за пять долларов», и люди вдруг захотели их купить. Так и втянулся и много лет получаю от этого незамутненное удовольствие.

О видеоиграх

— Комиксы, кино и видеоигры часто идут рука об руку, дополняют друг друга. А вы играете в игры?

Джим Саликруп: Я ими интересуюсь. Люблю посмотреть, как играют моя дочь со своим другом. А вот сам... Я застал самое начало видеоигр — когда Pong был новым и потрясающим. И где-то на «Пакмене» я завязал с играми. Мне приходится избегать их — не потому, что я не люблю игры, а потому что ими слишком легко увлечься, они отнимают массу времени. Я скорее почитаю про игры, чем лично поиграю в них.

Зато я знаком со множеством замечательных людей из игровой индустрии. Когда я работал в Topps, мне довелось встретиться с Ноланом Бушнеллом, основателем Atari. Он знает уйму всего об играх. А в Marvel я консультировал разработчиков игр про Человека-паука. То были примитивные аркады, не чета нынешним.

— И каково это — работать над играми вместе с разработчиками?

Джим Саликруп: Я объяснял им, в чем суть «Человека-паука», подходил к делу так же, как к новому комиксу, с поправкой на игровые условности.

Для игры правила обычного комиксного повествования не годятся, но персонажи должны оставаться цельными. Нельзя просто взять и наделить Человека-паука новыми способностями.

То же касается и злодеев. Я уже говорил, что участвовал в создании Венома, и было забавно видеть его в игре. Мне понравилось быть консультантом.

Словом, игры — отдельная история, творческая, своеобразная, очень далеко и успешно продвинувшаяся за эти годы.

— Огромное спасибо за увлекательную беседу, и удачного вам Comic Con!

Джим Саликруп: Вам спасибо!

Комментарии
Загрузка комментариев