Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer

Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer

В разработке — Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
Total War отдает дань уважения своим предкам и при этом ухитряется быть неплохой RTS. В отношении пошаговой части мы уже не так уверены.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
В разработке
Кровавый Рубикон. Превью Total War: WarhammerКровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer

Круг замыкается. Несокрушимая серия Total War многим обязана старым стратегиям по вселенной Warhammer и теперь, спустя почти поколение, отдает должное предтечам. Поэтому спор о том, годится ли фэнтезийная вселенная для механики Total War, лишен смысла. Не просто годится, они фактически созданы друг для друга.

Аве Франц!

С боевой частью новой Total War нас уже познакомили. Подземное сражение гномов с зеленокожими показывали не раз, а на недавнем «Игромире» разрешили поиграть всем желающим. При весьма напряженной ситуации на поле боя сценарий вышел несложным и не давался разве что тем, кто попал на стенд Warhammer только ради сувенирной продукции.

При непосредственном знакомстве Total War: Warhammer ощущается не хуже, чем классические выпуски, действие которых происходило до огнестрельной эпохи (в Empire и Napoleon сражения заметно изменились благодаря ружьям). Схожие построения, схожий темп боя — несмотря на медлительность гномов.

Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
► Боевой дух гномов крепок, однако это не повод затевать бои стенка на стенку. Разбить армию врага на части и поочередно разгромить каждую из них — по-прежнему работающая тактика.

Нововведения меняют тактику достаточно сильно, но не настолько, чтобы не пригодился старый опыт. Авиация, представленная вертолетами гномов, может накрыть ковровой бомбардировкой немаленький полк, да и в обычном режиме стрельбы умеет обращать в бегство целые отряды. Однако ее роль скорее вспомогательная — например, напугать до обморока батарею пушек в тылу, пока основные силы грызутся в другом месте.

При этом летунам запретили менять высоту, чтобы не запутать игрока в воздушном бою. Только «пикирующая авиация» вроде виверн может нырнуть к земле, чтобы сцапать парочку вкусных прапорщиков. Даже жаль — возможные перспективы трехмерного сражения над головами пеших солдат захватывают дух.

Появившиеся в новом выпуске герои — существа совсем иного толка, нежели военачальники. Во-первых, они лишены отряда телохранителей. Во-вторых, не гибнут от трагической случайности вроде шальной стрелы. В-третьих, у них есть видимая шкала здоровья, а их умения отличаются большей смелостью и размахом, чем умения традиционных генералов. Например, прямой и массированный урон или аномально мощное развеивание чар.

Пока что герой — это замечательный способ заткнуть дыру в обороне и поддержать трудный участок, благо огромный запас здоровья позволяет. Схожи с героями и единичные отряды вроде великанов, тоже наделенные крепким здоровьем и возможностью крушить врагов целыми толпами.

Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
► Чтобы завалить здоровяка, необязательно тащить ему на прокорм отряд берсерков. Лучники с радостью нашпигуют его стрелами, однако прочие цели им придется на время оставить.
Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
► Огонь во все времена служит первым средством против нечисти. Орки, конечно, не такая уж и нечисть, но пламя их разгоняет не хуже, чем водометы на митинге.

Veni, Vidi, Exterminari

Именно вокруг героев будет вращаться история в Total War: Warhammer. Как заметил Эл Бикхэм, главный менеджер по работе с сообществом, с династиями в Warhammer не слишком ладно, и эта вселенная опирается в первую очередь на личности, а не на кланы. По той же причине Creative Assembly отказалась рассуждать о внутренней политической борьбе, которая в недавней Total War: Rome 2 заиграла новыми красками.

Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
► Битва в подземелье связывает руки: не карта, а ипподром какой-то. Хотя антураж что надо, бывалые толкинисты могут закрыть глаза и представить себе Казад-Дум.

По сей день Creative Assembly держит подробные сведения о стратегическом режиме в секрете. Да, про очевидные дипломатические различия говорилось не раз. Империя под началом Карла Франца должна уметь интриговать и дружить с соседями, а зеленокожим до фонаря что переговоры, что экономика. Налоги? Убивать веселее, чем собирать дань. К тому же вокруг орочьих кланов немедленно сбиваются в кучу сотоварищи, стоит лишь завести военную машину. А гномы связаны Книгой Обид, и «обиды» придется искупать самыми разными методами.

Кровавый Рубикон. Превью Total War: Warhammer
► Артиллерия в силу обстоятельств куда активнее участвует в бою. И ее мобильность, кстати, выше, чем мы привыкли видеть в Total War.

На карту кампании проецируются судьбы героев. На каждую фракцию приходится по два легендарных полководца, чей жизненный путь сравним с судьбой генералов из последних Total War: получение уровней и развитие навыков. Отличаются же они тем, что рано или поздно нелегкая вынудит их слоняться по миру в погоне за особыми заданиями, а в финале каждого ждет некая особенная стычка, персональное Ватерлоо, так сказать. Только в награду им достанутся артефакты, а не краткая запись в учебниках.

* * *

Разработчики из Creative Assembly, похоже, до крайности увлечены боевой частью Total War: Warhammer. Они готовы рассуждать о ней долго и со вкусом. Однако когда речь заходит о стратегическом режиме, их словоохотливость сходит на нет. Понятно, что творение Games Workshop — это в первую очередь кровопролитные сражения, напрягающие ум.

Но и про Total War забывать нельзя. Сможет ли гномий дипломат сфабриковать «обиду» в милитаристских целях? Разрешат ли оркам кочевать, словно гуннам? Начнется ли в Империи гражданская война, если могущество ее властелина окажется запредельно высоким?

Хаос его знает. Но за битвы, кажется, можно быть спокойным.

Комментарии
Загрузка комментариев  
Об авторe
Евгений Баранов
Евгений Баранов
Автор «Игромании.ру» и гуманитарий просто-таки до мозга костей. Однажды был укушен вторым Warcraft, с тех пор болеет стратегиями, хоть в целом и всеяден. Газетчик, радийщик, верный супруг, любит жаловаться на жизнь за рюмкой коньяка.