Музыка года: The Flame in the Flood, Wolfenstein: The Old Blood, Hotline Miami 2

Музыка года: The Flame in the Flood, Wolfenstein: The Old Blood, Hotline Miami 2

Лучшие игры 2015 — Музыка года: The Flame in the Flood, Wolfenstein: The Old Blood, Hotline Miami 2
Игра на инструменте: рассказываем про самые важные музыкальные темы 2015 года.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Лучшие игры 2015
Музыка года: The Flame in the Flood, Wolfenstein: The Old Blood, Hotline Miami 2

В 2015 году нашему музыкальному слуху было чему порадоваться. Для любителей классических высокоуровневых оркестровок вышли Fallout 4 и Halo 5. Чудесный контраст с ними составила музыка к «Ведьмаку», из которой так и сочится индивидуальность и колорит.

Хочется поблагодарить Crystal Dynamics за то, что для Лары Крофт спела Карен О, пусть то была и не лучшая ее песня. И особенно прекрасно, что в индустрии появляется все больше редкостных музыкальных талантов — например, Тоби Фокс с его Undertale, где он и автор игры, и композитор. Не разочаровывает и старая гвардия — как Дэнни Барановски с саундтреком к Crypt of the Necrodancer.

Но подробно мы расскажем лишь о нескольких самых выделяющихся, на наш взгляд, композициях этого года.

Chuck Ragan — The Flame in the Flood

В сентябре в ранний доступ Steam вышла The Flame in the Flood, очаровывающее произведение про путешествие на речном плоту по разрушенной природным катаклизмом Америке. Деньги авторы собирали на Kickstarter, и не стоит удивляться, если треть всего им дали за один только саундтрек. Одноименная с игрой песня Чака Рагана — одно из лучших сопровождений для геймплея в этом году.

Сотрудничество здесь завязано на давнюю дружбу. Сейчас художник проекта Скотт Синклер — уже ветеран индустрии, но много лет назад он рисовал обложки альбомов для молодого Рагана и его панк-группы Hot Water Music.

Теперь Раган поет пронизанный духом американской глубинки, сильно повзрослевший фолк-рок, и для игры Синклера это самое то. Как рассказывает Раган, он ни разу не писал музыку по заданной концепции — только спонтанно, «что есть на душе, то и пою». Здесь же он тщательно пропускал через себя идеи разработчиков и атмосферу и долго, постепенно шел к результату.

А получилось так, будто все сделано в едином душевном порыве. Это и не странно, ведь мать Рагана — проповедница и певица. Мало какой жанр оставляет на музыкантах столь же сильный отпечаток, как госпел. Даже если музыкант не религиозен. Куда-то в самые основы исполнения и сочинения закрадывается совершенно особый способ выражения эмоций. Если песни печальны — они будут изливать из себя боль даже при общем спокойном настроении и подвижном темпе.

И вот на экране мультяшная девочка с собакой плывут на утлом плотике, а каждая секунда чуть ли не выжимает слезу. Одним трейлером с одной песней эти люди сделали больше, чем все симуляторы выживания: выразили главную идею жанра — как заблудшая душа ищет спасения.

Mick Gordon (feat. Tex Perkins) — The Partisan для Wolfenstein: The Old Blood

В прошлом году Bethesda переписала для The New Order поп-музыку шестидесятых так, будто ее сочиняли нацисты. Это был поразительный в своей расточительности шаг к проработке мира. Но результат звучал как любопытная пародия, к тому же на грани фола. Дальше маркетинга она почти не зашла.

В дополнении The Old Blood композитор Мик Гордон подошел к переписыванию классических песен совсем с другой стороны. Он взял не самую известную песню The Partisan, оригинал которой сочинил в 1943 году выживший во время немецкой оккупации француз. Если представить, что за каждой строчкой скрыта правда, то последние остатки комичности вышибет из игры, как пробку. Послушаешь, и хочется в каждого фашиста палить, как герой Тиля Швайгера в финале «Бесславных ублюдков».

К выразительным словам Гордон добавил своей фирменной тяжести, благодаря которой его скоро начнут узнавать. Тихое вступление, грубый мужской голос, явно исходящий из подлинно луженой глотки. И когда песня набирает обороты, ощущение создается такое, будто огромный монстр выметнулся из скрытой в полутьме клетки и повис на железных прутьях, брызжа слюной. А прутья клетки — это динамики колонок. Тут уж впервые порадуешься, что колонки так себе, иначе этот звуковой порыв точно распахнул бы портал в Ад.

Если посмотреть, как работает Мик Гордон, можно почувствовать себя одновременно жутковато, неуютно и восхитительно. Его видео и фото из студии — это бесконечные цепи синтезаторов, процессоров, примочек, цифровых и аналоговых, разобранные поливоксы, катушки, всякие диковинные штуки, сумасшедшие космические звуки и эксперименты. Даже гитара, громыхающая в The Partisan, — это редкая восьмиструнная зверюга ограниченной серии, чье звучание еще и пропущено через умопомрачительную обработку.

Доходит до смешного: Гордон снимает монитор во время работы, а там из волны звука проступают пиктограммы. Что он запишет для Doom, страшно представить. Но, судя по звуку, кибердемоны в надежных руках.

Carpenter Brut — Roller Mobster для Hotline Miami 2

Hotline Miami — одна из главных историй успеха среди инди. Два паренька, которые и игры-то делать не умеют, ваяют на коленке то, что сами считают классным, и неожиданно переворачивают мир. Но, в отличие от других, они своим взрывом ненароком задели и соседнюю инди-индустрию.

Сотни музыкантов стали присылать разработчиками свои треки, и многие из них вошли во вторую часть. Wrong Number сделала то, что и должны делать современные инди-игры: собрала в себе мощную подборку близкой по духу музыки. Жесткой электронщины в духе восьмидесятых — от парней, которые эти восьмидесятые видели только в кино.

Но лучший кусок для саундтрека разработчики отыскали сами. Они написали французскому музыканту Карпентеру Брюту и взяли его трек для трейлера, а затем и еще несколько штук для игры.

По духу Брют подходит идеально. Ценитель Джона Карпентера и фильмов восьмидесятых, группы Depeche Mode и жесткого heavy metal, он смешал свои увлечения в злую электронную смесь. Как он сам говорит, насилие и агрессия не нужны в реальной жизни, но отлично подходят для творчества. Он берет свое желание размозжить кому-нибудь голову и выливает его в музыку, оставаясь в жизни «добрым домашним парнем».

Из Roller Mobster эта злая энергия бьет по ушам до крови и расщепляет душу на миллион частиц чистого адреналина. При этом качество на удивление высокое. Колючая смесь яростных синтезаторов звучит настолько гармонично, что хочется слушать и слушать — лишь бы понять, как у него так получилось.

Donna Burke — Sins of the Father для Metal Gear Solid V

Хотя игра вышла только осенью, ее заглавная песня заслушана до дыр еще с Е3 2013 года. К счастью, в этом году она обрела новый оттенок. Во-первых, появилась полная версия. Во-вторых, Донна Берк записала роскошное живое исполнение, которое еще пару дней будет звучать в голове как заведенное. В-третьих, конечно же, наконец-то явлен во всей полноте игровой контекст для этой музыки.

Однако вот это «в-третьих» подарило ту же фантомную боль, что и вся игра. Худшего момента для этой мелодии было просто не найти. Герои говорят, молча слушают песню, как будто она включилась не на фоне, а в приемнике их машины, а затем как ни в чем не бывало продолжают разговор. Лучше бы она так и осталась музыкой из трейлера... Зато вариации вписались отлично. Оркестровая версия растворяется в медитативном начале финала первой главы, а песня Молчуньи выжимает слезу в одной из десятка ложных концовок.

Но тема оказалась настолько впечатляющей, что умудрилась не просто не надоесть за два года повторных просмотров трейлера, но и вытянула на себе все впечатление от саундтрека готовой игры. Потому что из десятка лицензированных треков ко двору пришелся разве что кавер Man Who Sold the World. Почему-то он смягчает боль, вызванную истерзанным сюжетом, придавая ему немного мистической глубины.

Остальные же песни из восьмидесятых звучат так, будто суровый парень Снейк любит втихаря поколбаситься под A-HA, но никому об этом не говорит. Ощущения эпохи мелодии, увы, не дают.

Комментарии
Загрузка комментариев