Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman

В разработке — Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
Самые важные выводы, которые мы сделали на основе короткого бета-теста Hitman.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
В разработке
Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от HitmanЧетыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman

Не раз (здесь и здесь) мы рассуждали о том, что на самом деле задумала Square Enix, сколько творческой свободы оставили для IO Interactive и, самое главное, правильно ли выучены уроки Hitman: Absolution.

Раньше ответы были расплывчаты и, как правило, додуманы на основе всевозможных видео и утечек. Конечно, из двух обучающих уровней, доступных в бета-версии, тоже многое не вытянешь, однако самые весомые выводы уже можно сделать.

Маскировка

С самой первой части переодевание и социальная мимикрия остаются фирменным стилем работы Сорок Седьмого. Но с тех же самых пор механику маскировки почти не развивали, ударяясь то в паранойю Hitman: Silent Assassin, то в ангельское спокойствие Hitman: Blood Money.

В последней же части — Hitman: Absolution — из-за одной поправки смысл переодевания чуть не похоронили совсем: когда на тебе полицейская форма, любой полисмен раскусит тебя за считанные секунды. Поэтому Absolution стала первой в серии игрой, которую проще пройти, вообще не пользуясь чужой одеждой.

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
► Товарищ с кружочком над головой при виде Сорок Седьмого сразу поймет, что дело нечисто. Придется искать обходной путь в машинное отделение.

Новый Hitman объединяет обе идеи. Вот, например, спецовка рабочего, снятая с аккуратно придушенного мужика. Кто знает хозяина в лицо? Мы не можем сказать наверняка, и игра это использует. Большинство коллег «жертвы» глазом не моргнут, когда мимо продефилирует «новичок» (лысый, мордатый), однако те, что помечены особой пиктограммой, поименно знают весь персонал. И вот они-то за пять секунд выведут Сорок Седьмого на чистую воду.

Кстати, делают они это весьма убедительно. Напирают с вопросами вроде «ты кто такой, верзила?» и поднимают тревогу, если безоружны, либо пробуют задержать, а в случае неудачи открывают огонь. Стреляют больно, убивают быстро — все годы подготовки псу под хвост.

Но стоит сменить костюм, и прежние «стукачи» перестанут вам угрожать, зато появятся новые. Скучающий коп у входа в зал — теперь не предмет мебели, а серьезное препятствие. Даже цель в некоторых случаях может вас спалить, хотя и не понятно, насколько часто такое будет встречаться.

Интерактивность

Окружение изобилует подручными предметами и неподъемными вещами, позволяющими достигнуть определенных целей. Сорок Седьмой вновь хулиганит, как перебравший «Блейзера» панк: отрубает генераторы, включает радиоприемники, устраивает потопы в санузлах, дергает рычаг пожарной тревоги, гремит кирпичами. Веселится, короче.

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
► Подмену чекиста Нецке никто не заметит. Впрочем, офицеру КГБ как-то неудобно задавать такие странные вопросы.

Подобные возможности уже были в Hitman: Absolution, но теперь их стало больше. Нужный костюм почти всегда открывает новую ситуацию, приближающую к цели. Советского солдата попросят принести слайды или бутылочку горькой, механику придется провести инструктаж по технике безопасности, а в обличье офицера КГБ можно водить за нос условную жертву. Подобные лазейки отмечаются на карте и, если уж по-честному, должны проходиться поэтапно: подслушали один разговор, потом другой, добыли нужный костюм, уперли нужную вещь, ввели всех в заблуждение, и — бац, враг отправляется в Вальхаллу. Но никто, кстати, не требует, чтобы вы следовали заданному алгоритму. Догадались сами? Ну и действуйте наощупь, так даже интереснее.

Хитмен, к сожалению, не научился дотошно изучать чужие повадки и копировать их, однако некоторые социальные умения все-таки приобрел. Он может выполнить чужую просьбу, если ему это выгодно, или хитростью выманить врага из безопасного логова. В первой обучающей миссии Сорок Седьмой волен прикинуться деловым партнером цели, чтобы поболтать с будущим покойничком тет-а-тет. Сами понимаете, какая это очевидная, удобная и жестокая хитрость.

В то же время уменьшилась роль «рабочих мест» — пространств, где Сорок Седьмой мог не опасаться за свою личину. Например, плиты на кухне — для поварского наряда, или швабры с ведром — для одежды уборщика. В бете я видел нечто подобное лишь единожды, когда убийца кинулся протирать барную стойку, чтобы один из телохранителей цели не прочел на лице Хитмена «я убью тебя и всю твою семью». С нынешней механикой такие средства уже не слишком нужны. Даром что «режим детектива» — он же инстинкт — сохранили, но теперь он выступает не как замена карте, а как дополнение к ней.

Убийства

Я опасался, что IO Interactive не станет изобретать массу оригинальных методов отправлять на тот свет, а ограничится привычным для Hitman: Blood Money комплектом — падение с высоты, падение люстры, удушение. С прибавкой единичных способов и парочки заимствованных из Hitman: Absolution (вроде калитки под напряжением) подобный набор сам по себе удовлетворил бы публику.

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
► Перестрелки почти не изменились со времен Hitman: Absolution, и хорошо.

В двух тренировочных заданиях, однако, есть и совсем новые кровавые эпизоды. Липового гроссмейстера в «Последнем испытании» можно, во-первых, запустить в стратосферу, сломав систему катапультирования, во-вторых, убить ударом тока из сломанного проектора, в-третьих, обрушить на него прожектор (да, я знаю, снова падение). А также — утопить в унитазе, задушить в радиорубке, заманив его туда под предлогом разговора с «Центром», вытолкнуть через перила (да-да, падение), тихонько застрелить, в конце концов. И это в обучении!

Масштаб

Оба представленных уровня — сплошная бутафория, декорации, отстроенные Агентством для испытания своих головорезов. Тем не менее в них заметен потенциал. Первый уровень, картонная яхта, полная высоких гостей, не так уж велика и богата путями-дорожками.

Второй — советская база на Кубе — значительно больше, к тому же почти ни одно тамошнее помещение не пустует просто так (за исключением тех, что должны пустовать, опытные хитменоводы поймут). Там — офис, полный макулатуры и рабочего оборудования, тут двое мужчин лениво о чем-то рассуждают, сидя в креслах, здесь рабочие ковыряют несчастный истребитель. Взаимодействие NPC друг с другом и с окружением пусть незначительно, но выросло.

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
► Помимо прочего, датчане из IO Interactive все так же изящно работают со стилем.

И локации при всем желании не сравнить с «кишками» Hitman: Absolution. Множество этажей, масса проходов и комнат, темных закоулков и приветливо открытых окон. Одно лишь изучение локации, всех дежурных реплик и разговоров, а также маршрутов обитателей отнимет уйму времени.

Нету отдачи (пока что)

Возможно, в будущем это утверждение потеряет актуальность, но пока что все именно так. Hitman почти никак не вознаграждает вас за успехи. Прежде же мы видели, например, финансовую систему, когда Сорок Седьмой получал за работу гонорары, и чем чище сделана работа, тем толще пачка купюр, тем занятнее наградной ствол.

В бете нового Hitman ничего подобного нет. Вы страдаете ради галочки в списке действий. Есть меню, где перечислены «достижения»: убить жертву так-то, раздобыть то-то, проникнуть на объект в таком-то костюме. И всё.

Четыре в яблочко и один мимо. Впечатления от Hitman
► Даже такой простой уровень изобилует нераскрытыми возможностями. Только зачем стараться, если не будет никакой награды, кроме галочки в досье?

Но, как бы то ни было, многое должно раскрыться только в полноценных заданиях, до которых, увы, еще никто не добрался. Первый эпизод выпустят 11 марта. Ждем.

Комментарии
Загрузка комментариев  
Об авторe
Евгений Баранов
Евгений Баранов
Автор «Игромании.ру» и гуманитарий просто-таки до мозга костей. Однажды был укушен вторым Warcraft, с тех пор болеет стратегиями, хоть в целом и всеяден. Газетчик, радийщик, верный супруг, любит жаловаться на жизнь за рюмкой коньяка.