Рассказ “Снеперы“ от Ивана Тропова, автора “Корневого мира“

Рассказ “Снеперы“ от Ивана Тропова, автора “Корневого мира“

Перекресток миров — Рассказ “Снеперы“ от Ивана Тропова, автора “Корневого мира“
   Всю ночь декан гонялся за мной.    А началось все еще вечером. Чертов Вик! Он у нас в Англии по обмену, а вообще-то он из дикой Раши. Но хуже всего не это. Хуже всего то, что его именно ко мне в номер соседом подселили! &n
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Перекресток миров
Рассказ “Снеперы“ от Ивана Тропова, автора “Корневого мира“
   Всю ночь декан гонялся за мной.
   А началось все еще вечером. Чертов Вик! Он у нас в Англии по обмену, а вообще-то он из дикой Раши. Но хуже всего не это. Хуже всего то, что его именно ко мне в номер соседом подселили!
   А вчера вечером он напился вдрызг, да еще и протащил в общагу ящик пива! Декан и до этого к Вику неровно дышал, а с этим ящиком пива Вик до него натурально докопался. Ну нельзя у нас в общагу ничего спиртного приносить! — а Вику все по фигу. Вот декан и притащился в наш номер, и давай лично выгребать все пивные запасы. А Вик, зараза, спрятал дюжину банок в моей комнате! А я об этом ни сном, ни духом!
   Ох и влип...
   Декан всю ночь гонялся за мной с раскаленным паяльником, заставляя досдать прак по радиофизике.
   Но я почти смотался от него.
66 Kb

   Осталось совсем чуть-чуть! Добежать до лестницы — а там уже...
   И вдруг из-за угла выставляется чья-то нога — и я классно лечу на пол!
   — Есть! — ревет надо мной Вик.
   Это была его, гада, нога!
   — Есть!!! — снова взревел он...
   * * *

   ...и я подпрыгнул на кровати, проснувшись.
   Но тише не стало.
   Из комнаты Вика несется мерный рев, словно там реактивный двигатель прогревается. Опять его комп, с утра пораньше! Ну, сейчас я ему все припомню...
   Влетаю в его комнату...
   А он на меня ноль внимания!
   — Есть!!! — снова ревет.
   Вперился в свою двадцатидюймовую эл-си-дешку диким взглядом, и от возбуждения аж в кресле прыгает.
   А из-под стола комп воет, здоровенный тауэр с водяным охлаждением. Ревет своими вентиляторами почище авиационного двигателя — снизу к корпусу натуральная морозильная камера приделана, чтобы воду охлаждать.
   — Вик, кончай орать! — я на него набрасываюсь. — И выключи форсаж у своего компа! Ты когда свой камень разгоняешь, мне кажется, наша общага взлетает!
   Нет, я конечно, не завидую, но... Я вот не из самой бедной семьи, но мои родичи не могут мне позволить каждый месяц комп апгрейдить. А этот Вик, даром что из бедной Раши — я за обучение плачу, а ему, блин, еще доплачивают! — вон, сидит с классным монитором, и камень у него последний, да еще разогнанный почти в полтора раза! Нет, я не завидую... Но ведь правда обидно, да?!
   — Выключи форсаж!
   А он словно не слышит. Ага, понятно... Сдираю с него наушники с взревывающими Рамштайнами.
   — Выключи форсаж!
   — Утра, Дик! — Вик вопит радостно.
   Вообще-то я предпочитаю, чтобы меня звали Ричардом. Дик — это как-то... Но он специально меня Диком кличет, хотя и знает, что мне это не нравится. Еще и ухмыляется!
   — Если кончишь докапываться до моего компа, получишь пива.
   Я натурально в осадок выпал.
   От него несет пивом! С утра пораньше! Уже успел насосаться! Но... Но как?!
   Декан же лично обыскал наш номер, обе комнаты! И ванную обыскал. Даже в бачок толчка заглядывал! Он все обыскал. В нашем номере пива не осталось — на что хотите спорю!
   Вик, конечно, мог бы выбраться в паб, но... Не в его привычках это. Да и не выходил он еще из нашего номера. Он был небрит, неумыт и вообще сидел за компом в одних трусах. Униформа хакера, как он говорит.
   Но тогда откуда он взял пива? Ни фига не понимаю...
   — Какое пиво? — кручу пальцем у виска. — Тебе вчерашнего мало?
   — Какое, какое... холодное! — Вик огрызается.
   И под стол ныряет. Открывает дверцу сисблока...
   — Блин! — у меня невольно вырвалось.
   Внизу системного блока, в трубках водяного охлаждения, искрятся инеем четыре банки "Гиннеса"!
   — Так будешь? — Вик спрашивает.
   Вскрывает одну банку, жадно к ней прикладывается...
   Я невольно сглотнул и облизнулся. "Гиннес", холодный... Эх, какими тут только идеалами не пожертвуешь...
   — Знаешь, Вик, — говорю, — твой комп начинает мне нравиться.
   — Гы! Прогиб засчитан, Дикки, — смилостивился Вик и швырнул мне банку.
   * * *

   Хлебнув пива, я повалился на его кровать.
   Кто-то пускает слюнки на Бритню, кто-то подсел на Памелкины батсы, а Вик запал на щенков. Не, не в том смысле, конечно...
   Он тащится с электрических щенков. Одна стена в плакатах "чихуа-хуа" — так Вик стареньких японских "Айбо" называет. Вторая в концептах, которые еще только лет через десять будут. А прямо над монитором — там наша аглицкая рободогиня кевларовыми клыками скалится.
   Вот в нее Вик точно втюрился. Но с ней у него облом вышел. Не по карману ему это. Одна такая электрическая сучка стоит как немецкий "Мерс", если не очень навороченный.
   — Чего орал-то? — говорю.
   — Вот такой еп у меня теперь будет! — Вик в плакат с электрическим щенком тычет.
   Еп — это от electrical puppy, что ли?
   — Не гони, — говорю. — Он знаешь, сколько стоит?
   — Тридцать штук.
   Знает, надо же... Тогда на что рассчитывает? Нет у него таких денег.
   — Это в чем? — говорю, чтобы время выиграть. — В фунтах или в юриках?
   — На фига мне юрики? — Вик фыркает. — В наших, конечно! В баксах.
   Странно... Я думал, в ихней Раше какие-то rubbles в обращении.
   — Тогда как ты его купишь? В лотерею выиграл?
   — Не, у бога в карты... На фига мне его покупать?! Сам прибежит. Зачем у него лапы, по-твоему?
   Я только глазами хлопаю. Прикалывается он, что ли?
   Но он не прикалывался.
   * * *

   Раньше хозяева собак как друг перед другом выпендривались?
   "Моя псина все понимает!"
   "А моя тапочки носит и газеты!"
   А теперь, когда появились наши рободоги, электрическая псина может и электронные письма вслух зачитывать. Конечно, если в нее мобильник встроен и браузер на харде валяется.
   Многие толстосумы так и выпендриваются. Одного не учитывают: мелкомягкие браузеры можно ставить только на то, у чего нет лап.
   — Один мой троян ночью подтверждение сбросил, — говорит Вик довольным тоном. — Какой-то лохастый хозяин разрешил своему епу вскрыть аттач к моему письму, и трояшка зацепился в операционке псины. Как только щенок выйдет в сеть, троян докачает прогу для удаленного админства, и...
   — Ты что, собрался его угнать?!
   — Не, я с тебя тащусь... — Вик ухмыляется. — А на фига у него лапы, если не для этого?
   — Но это же противозаконно!
   — Чего?
   — Противозаконно!!!
   — Чего-чего? — Вик щурится, словно не расслышал.
   — Противозаконно! Слова такого не знаешь?
   — Нет, ну что вы за люди такие, англичане! — Вик раздраженно языком цокает. — Законы для людей, а
72 Kb
не люди для законов! — выдает с самой серьезной миной. — Учись, студент!
   Вроде уже полгода с ним — но к нему поди привыкни. Вот и сейчас никак не въеду: прикалывается он — или всерьез? Вот почему в ихней Раше такой бардак, наверно...
   * * *

   Конечно, я честно попытался его отговорить. Это же нарушение закона, все-таки! Но Вик только скалится с издевкой:
   — А что за статья?
   Тут я подвис немного. Действительно, статьи как бы нет... Похищение животных? Так ведь епы не живые. Угон? Так ведь еп сам убежит. Ну, почти сам... На своих лапах, во всяком случае.
   — Если поймают, придумают, — утешаю его. — Не переживай.
   — Не, все-таки ты эгоист, Дикки, — Вик головой качает.
   Я офигел. Он угоняет чужую собственность — а я эгоист?!
   — Ты только о своей заднице и думаешь, — Вик говорит с упреком. — А ты подумай о высоком! Лохастый толстосум всегда может себе еще одного епа купить. А для этого он или еще больше заработает, или страховая компания раскошелится. Сечешь?
   — Не-а, — честно головой мотаю.
   — Эх, ты! Я же о развитии вашей джи-биндии пекусь! Я тут, понимаешь, рискую собственной задницей, чтобы ускорить денежный оборот и поднять ВВП твоей родины — а ты, паразит неблагодарный, будешь мне же еще на мозги капать?!
   Н-да... А курсы риторики мы с ним вместе прогуливали, вроде.
   Тут я еще некстати на плакатик взглянул — тот, что над монитором, с последней моделью нашей рободогини. Это ж на каких понтах можно будет ходить перед сокурсниками, когда за тобой такой епчик семенит... А уж перед девчонками...
   В общем, уломал он меня.
   * * *

   Следующим утром щенок вышел в сеть. Троян, который зацепился в его операционке, докачал прогу для удаленного админства, и Вик сразу же поставил епу в расписание: в полдень, когда хозяева щенка по делам разбегутся и дома никого не останется, еп самостоятельно включится и выйдет в сеть.
   И ровно в полдень епчик снова выходит в сеть и связывается со скриптом Вика на левом серваке. Мы на том серваке уже сидели, сразу же и начали.
   Первым делом заставили щенка транслировать сигналы с видеокамер, которые у него вместо глаз, на наш комп. И начинаем водить щенка по квартире — надо найти выход, чтобы вывести епа из дома.
   Ох и толстосум же нам попался... Мы в лабиринте комнат минут пять плутали, пока до выхода добрались!
   Но все-таки домаршировали епчика до входной двери.
   — Уф... — выдыхаю облегченно. — Наконец-то!
   Но Вик меня не поддержал. До двери добрались — а что дальше? Как ее открыть?
   Попробовали дотянуться лапой до замка — ни фига. Не достает щенок, слишком высоко замок врезан.
   — Ничего не выйдет, Вик, — говорю. — Жаль... Не будет у нас своего епчика...
   — Ну, ты, оптимист недоделанный! — Вик меня от клавы отстраняет. — Слюни подбери!
   Ведет епа на кухню, выбирает табуретку полегче и заставляет щенка ее толкать. Ох, и муторное же это занятие! Не приспособлены у щенка морда и лапы для того, чтоб табуретки по квартире возить. Но Вик — упрямый. Полчаса маялся, но все-таки заставил епа приволочь табуретку к двери. А еще через пять минут даже сумел взгромоздить щенка на эту табуретку, виртуоз!
   Теперь лапа до замка дотягивается. И вот тут у Вика жестокий облом вышел. Даже с табуретки открыть замок невозможно! Слишком грубая у щенка лапа. Вик епа и так, и сяк — а лапа с переключателя замка все равно соскальзывает.
   Но Вик и тут не отчаялся.
   — Придется через окно, — говорит невозмутимо.
   Ведет епа в кухню. Снова затаскивает его на табуретку, с нее на стол, в окно выглядывает его камерами...
   — Блин!!! — выдыхаем дружно.
   Пятый этаж! Даже если мы каким-то чудом откроем окно — толку-то? Когда щенок с такой высоты навернется, это будет уже не епчик, а груда кевлара с кремневыми вкраплениями...
   Загрустили мы. Столько стараний, и все зря?
   Хлопнули по банке холодненького "Гиннеса" — и тут Вика осенило.
   — Слушай, Дик! — по плечу меня лупит. — Я понял, почему у нас ничего не выходит!
   — Ну и почему?
   — Мы предали наши идеалы.
   — Чего? — говорю подозрительно. — Ты переутомился или пива перепил?
   Но Вика уже понесло:
   — Нельзя думать только о своих мелкошкурных интересах, Дикки! Надо помнить и о ВВП твой родины!
   И в угол экрана тычет. На кухонном окне датчик сигнализации висит. Ну и что?
   — Не понял, — говорю честно.
   — Эх, ты!
   Вик снова за клавиатуру. Отводит епа от окна, на самый край стола, разворачивает — да как дернет его, на полный ход! Щенок по длинному столу разбежался — и со всей дури мордой в стеклопакет! Стекло кусками в разные стороны.
   Удар щенка остановил, наружу он не вылетел. Зато внутри дома сирена взвыла!
   — Ну и что ты сделал?!
   Но Вик меня даже не слушает. Сгоняет епа со стола и шустро в прихожую ведет. Пока щенок добежал, в дверь уже кто-то рвется. Полисмены на сработавшую сигнализацию примчались. Решили, в окно кто-то влез.
   — Ну и на фига?! — я на Вика набрасываюсь. — Ща они все сообразят! Такую псину потеряли!
   Но Вик что-то не расстраивается. Наоборот, все по клаве щелкает, и хладнокровно так. Загоняет щенка в угол прихожей и приказывает ему там застыть. Встал наш епчик у стеночки, лапу поднял — и дохлым бараном прикинулся.
   Полисмены как раз дверь одолели. Влетают внутрь с пистолетами наизготовку. На епа зыркнули, переглянулись и вглубь квартиры помчались, воров ловить.
   — Йи-и-иху!!! — Вик ревет.
   Пальцами над клавой вспорхнул — и епчик рысцой сквозь открытую дверь.
   Все-таки вытащил он щенка из квартиры!
   * * *

   Но потом еще битый час возились, пока вели епа в безлюдное место. Ближе всего Сент-Джеймский парк оказался. Завели мы епчика под куст, чтобы всякие пенсионерки, от безделья офигивающие, до него не докапывались, и малость расслабились.
   — Ну, пошли заберем нашего песика, — Вик говорит.
   Хватает свой коммуникатор, и мы быстрее в Лондон.
   Через час добрались до парка.
   Уже темнеет. Народ в парк так и валит, чтобы натуральных собак выгуливать... Вот ведь не повезло! Полно свидетелей.
   Но Вику все по фигу. Достает он свой навороченный коммуникатор, помесь сотового с палмом и еще кучей всего. Пока я на эту машинерию слюнки пускал — какой у него цветной экран! а плеер, на пятьсот метров флеша! — Вик уже в сеть вышел и снова контроль над епом берет.
   Сориентировались мы на местности, находим нужный куст. Выводит Вик щенка наружу...
   Я отпал. Когда епова морда из кустов показалась — тут я понял, отчего Вик на наших рободогов подсел. На фотке еп классный — но с реалом не сравнить! Это не японская дешевка за полторы тыщи фунтов! Это... это... слов нету, какая прелесть!
   Но только мы к щенку, чтоб по-хозяйски его облапить — епчик взвизгивает и в сторону отпрыгивает!
   — Как-кого... — Вик шипит очумело.
   Я тоже ни фига не понимаю. Вик же щенка через сеть контролирует! А тогда чего эта электрическая сучка в сторону прыгает, без всякой команды?!
   Я на Вика смотрю — но он только плечами пожимает. Хорошо бы
разобраться, в чем дело — да некогда. Народа кругом — до... много, в общем.
   Ладно. Обходим мы щенка с двух сторон, чтобы он не вырвался, и дружно бросаемся на него.
   Но не тут-то было. Поймать-то мы его поймали — но как он при этом взвыл! Почище охранной сигнализации!
   Отвалились мы от него, оглушенные. Щенок выть тут же перестал. Стоит, мордой крутит, как ни в чем не бывало. Не убегает. Но и в руки нам даваться не собирается. С-собака...
   А на нас уже оглядываются. Вдали еще и пара полисменских касок под осенним солнышком поблескивает...
   Вик снова за свой коммуникатор. Приказывает щенку подойти.
   Ни фига! То есть пока до нас далеко, еп к нам послушно косолапит. Но на двух метрах — встал, и все. Ни шажочка.
   — Чего он? — я не понимаю.
   — Черт... — Вик бормочет. — Понял. У него в биосе прошита опция, что приблизиться к нему может только человек со специальным магнитным брелком. Еп с такими брелками в комплекте продается. А хозяин, зараза, эту опцию по дефолту и оставил, чтоб его...
   — Так можно же щенка просто отключить! Ты же его контролируешь!
   — Точно! Молодец!
   Вик снова с крошечной клавиатурой коммуникатора помучился, приказывает епу отключиться. Прикрывает щенок глазки — камеры зачехлил, если без романтики, — расставляет лапы пошире, чтобы не рухнуть, и отключается.
   Переглядываемся мы победно — и к щенку.
   А он, зараза, глазки открывает — да как взвоет!
   Снова отваливаемся мы от него. Щенок тут же выть перестал.
   — С-собака... — Вик шипит.
   — Он что, полностью не отключается? — до меня дошло.
   — Наверно... — Вик плечами пожимает. — Похоже, только главный проц можно отключить, а вспомогательные все равно бдят, блин...
   Сели мы на скамеечку, думаем.
   Народ на нас косится, полисмены ближе подходят. Встали в сторонке, поглядывают на нас подозрительно. Вот-вот привяжутся!
   — Пошли, Вик, — я его за рукав тяну. — Ща здесь паленым запахнет. Ну его, этого щенка! Свобода дороже.
   Но Вик себе в голову если что-то вбил — все, с концами. Только ломом и переформатируешь.
   — Идея! — пальцами щелкает.
   Опять в коммуникатор утыкается. По экрану пером пощелкал — и епчик побежал. Да не просто побежал — а начинает вокруг нас круги нарезать.
   — Ты чего? — говорю испуганно. Полицейские на нас и без того уже косятся! — Зачем ты его кругами гоняешь?
   Но Вик только отмахивается.
   — Если чат не ломается, он флудится! — выдает. Потом, вроде как, смилостивился, с английского на доступный переводит, специально для меня: — Будет бегать, пока аккумуляторы не сядут. Я его отучу выть, с-собаку!
   Сидим мы. Еп вокруг нас круги нарезает, народ пальцем показывает. Но народ — фиг с ним. Другое хуже: полисмены на нас смотрели, смотрели — и вот дозрели. Идут!
   Я сразу ветошью прикинулся. На лицо выражение — "не я это, не я!", глаза в землю, и только дрожу тихонько. Ну, все... Доигрались, блин! На фига я дал этому русскому себя уломать?!
   — Это ваша электрическая собака? — полисмен строго спрашивает.
   А Вик, похоже, не боится. Даже глаз не прячет!
   — Наша, — говорит спокойненько.
   — Зачем вы привели ее в парк? — второй полисмен вступает.
   — Выгуливаем, — Вик нагло заявляет.
   Помолчали полисмены, переваривая.
   — А зачем вы заставляете робота бегать кругами? — первый снова спрашивает.
   Ну, все... Сейчас они до нас точно докопаются!
   И тут Вик такое отколол, что я своим ушам не поверил.
   — Ну, вы даете! — в лицо полисменам ухмыляется. — Образованные же люди, должны сообразить! Как же еще щенка на выносливость тренировать?
   Я замер.
   Полисмены переглянулись.
   На Вика посмотрели, и еще раз переглянулись. Пальцами у касок покрутили — и отошли в сторонку, от греха подальше.
   — Ну ты, Вик, даешь...
   — Наглость — это не только бесплатные "форточки", — Вик говорит невозмутимо. — Это еще и виза в Штаты по приглашению мелкомягких программеров!
   * * *

   А вечером я первый раз в жизни пожалел, что в нашей джи-биндии производят лучшую в мире радиотехнику.
   Три часа ждали, пока у епа аккумуляторы сядут! Совсем стемнело, холодает все сильнее — а он все бегает, гад! Пришлось пивом согреваться.
   Ну, наконец отбегался щенок. Мы уже так продрогли, что зуб на зуб не попадает. А нам еще час до Кембриджа...
   Наконец доехали, добредаем до общаги. Вваливаемся внутрь. Тепло, благодать...
   И тут привратник, чтоб его!
80 Kb

   — Доброй ночи, джентльмены, — на Вика глядит зло. — Что это вы несете?
   Это он про кевларовую тушку епа у Вика под мышкой.
   А Вик пивом перегрелся. Наглости у него добавилось, а вот четкость мысли явно сбилась.
   — Щенка! — говорит.
   И к лифту.
   Но не тут-то было. Привратник мигом от своего ти-ви отлип и проход загораживает.
   — Нет, джентльмены, — говорит, прищурившись. — Собаку вам придется оставить снаружи. Правилами колледжа запрещено приносить животных в комнаты студентов.
   Вик мигом набычился.
   — Какие правила? — рычит. — Это же электрический щенок!
   Но привратник только головой мотает:
   — Нет, джентльмены. Вам придется оставить собаку снаружи. В правилах написано четко: запрещены любые животные. Может быть, ваш электрический щенок начнет кусаться и на людей набрасываться?
   Вик словно подвис малость.
   Оттесняю я его быстрее в сторонку, пока он на строительный слог не перешел. Пытаюсь со стариком вежливо договориться. Но тот ни в какую. Ему еще прошлой ночью, когда Вик мимо него ящик пива протащил, нехило влетело. И теперь привратник всеми четырьмя конечностями уперся. Еще и декану пригрозил звякнуть, если что...
   Декан-то, конечно, человек образованный. Робота от животного отличит. Но ведь Вик и у декана вот уже где сидит! Сразу начнет копать, откуда у нас такие деньги — еп дороже иной машины стоит...
   Плюнули мы, вернулись на вокзал, сдали щенка в камеру хранения.
   Во рту — пивной перегар, в душе — помойка. Столько стараний, и все зря!
   — Это все из-за твоего пива! — говорю в чувствах. — Если бы ты думал, что говоришь, привратник к нам не привязался бы!
   — Ты на пиво не наезжай! — Вик огрызается. — Пиво — это такая штука... А в правильных дозах... Иногда такое сделаешь, до чего в нормальном состоянии ни за что не додумался бы. Утром в себя придешь — и даже не верится, что это действительно ты такое отчебучил! Даже не помнишь ни фига! А иногда совершенно гениальные штуки получаются.
   — Ну да! — говорю. — Протащить в общагу ящик пива, например!
   Если бы не лучшая на курсе успеваемость, декан Вика после вчерашнего мигом из колледжа попер бы.
   — Не... — Вик обороты сбавляет. — Ну, иногда на поворотах заносит, конечно... Бывает. Тут главное — подписываться надо правильно. Чтобы до народа дошло, что ты не по злобности, а на пивных калориях. А то таких плюх накидают, что мама не горюй... Мамашу-то почти всегда и жгут первой, кстати... Видел, у меня на мониторе липучка висит? "Mode: seriously drunken." Как раз на такие случаи.
Чтобы не забыть, как надо подписаться, чтобы народ снисходительнее был, если шутка не удалась.
   И в магазин ныряет, чтоб еще пару банок прикупить...
   * * *

   Наш угон все-таки отследили.
   Два здоровых полисмена хватают нас за шкирки, бросают в машину на заднее сиденье и гонят в управление, как сумасшедшие.
   Но Вик не отчаивается. Потихоньку достает свой коммуникатор, что-то на нем химичит... И вдруг наперерез нам, с красного светофора, вылетает машина. И бампер в бампер нас — бабах!!!
   У полисменов глаза на лоб. Мало того, что машина на красный свет мчалась — так она еще и без водителя! Ребята в крик и из машины лезут — своим глазам не верят.
   А Вик хохочет. Быстрее дверцы запирает и на передние сиденья ныряет, к рулю. Аварию он устроил: нашел через сеть машину с автоматической парковочной системой — ну а дальше дело техники.
   Мы в аэропорт. Но только наш самолет от земли отрывается — нам на хвост два боевых истребителя садятся. Вик снова за коммуникатор хватается. Залезает в спутниковую навигационную систему, подправляет там малость... Самолеты мигом про нас забыли. Как начали метаться! И бочки, и косые петли, и обратные иммельманы — чего только не крутят! Это с военных спутников десятками посыпались предупреждения о ракетных атаках. Вот электроника истребителей и тронулась...
   На горизонте Америка показалась. Нью-йоркские небоскребы, Статуя Свободы... И тут в салон пилот выходит. И помолиться предлагает. В последний раз. Сербские хакеры взломали сеть аэропорта и активировали систему автоматической аварийной посадки. И автопилот самолета теперь только их приказы выполняет.
   Сербы решили уничтожить символы Международного Надсмотрщика. Нашему "Боингу" самый главный достался. Мы прямо на Свободу несемся. У нее от страха глаза — как у анимешных девчонок стали. Факел уронила, завизжала, подол на голову натянула и только зубы стучат: клац-клац-клац!
   А сербы наш самолет прямо в эту пасть ведут... В огромные бронзовые клыки... Клац! Клац!! Клац!!!
   Я рванулся из кресла...
   * * *

   ...и грохнулся с кровати.
   Сердце — как ночной мотылек у лампы. Трепыхается, словно из груди вырваться собралось. Ну и сны...
   И понятно, отчего. Чертов Вик! Не спится ему! В прихожую из его комнаты свет падает. Гула вентиляторов нет — комп не на форсаже работает, — зато клацанье по клавиатуре прекрасно слышно!
   Бедное мое подсознание...
   * * *

   А утром этот паразит мне даже выспаться не дал!
   — Вставай, Дик! — пристает.
   Ему-то хорошо — он за три часа высыпается, извращенец фидошный. А мне часов девять надо.
   — Отстань... — бормочу. — Ты вообще хоть спал сегодня? Всю ночь по клаве молотил, спать не давал...
   — Да? — Вик хмурится. — Не помню... Под пивным наркозом был, наверно... Но это все фигня! Вставай, Дик! Ты, типа, коренной лондонец, голубая кровь, все такое...
   — Ну и?
   — Ну и! Должен знать: где у вас скупщики ошиваются?
   — Какие скупщики? Отвяжись...
   И одеяло на голову натягиваю.
   Но Вику если что-то надо, от него так просто не отвяжешься.
   — Какие, какие... краденого! Что мне теперь с этим щенком делать, если в общагу его пронести нельзя? Не зря же мы целый день на него убили!
   — Вик, ты чего?! — я даже глаза открыл от удивления. — Мы из-за твоего епа и так едва не попались! Забыл, как полисмены в парке нас чуть не забрали?
   Но Вик даже бровью не ведет.
   — Чуть-чуть не считается, — говорит. — И вообще! Бояться багов, из никсов не вылезать. Кончай прикидываться осиновым листом на ветру! Вставай и пошли!
   * * *

   Забираем мы щенка с вокзала, тащим его в мастерские колледжа. Вскрываем. Отключает Вик в биосе опцию тревоги — чтобы еп не блажил, когда к нему без специального магнитного жетона подходят. Аккумуляторы щенку заряжаем — и опять в Лондон.
   Привожу я Вика куда надо.
   Нас сразу же заметили. Подходит к нам тощий парень, в вязанке, натянутой до самых бровей:
   — Че есть, пацаны?
   Я с ним объясняюсь. Ну, то-се, пятое-десятое: это, типа, не дешевая японская поделка вроде "Айбо", это, типа, отечественный рулез...
   Но парень про электрических щенков первый раз слышит. На тушку епа под мышкой у Вика глянул, языком поцокал — и полтинник предлагает.
   Ну Вик ему и сказал, что думает по этому поводу. Хорошо, что на русском — иначе бы не вылезать нам месяца полтора из лучшего госпиталя.
   — Вик, ты это... — шепчу быстрее, пока он на английский не вздумал перейти. — Ну их... Они парни крутые... Фиг с этим щенком...
   Но у Вика словно рефлекс какой включился. Сует он мне щенка — и преображается. Челюсть вперед выдвигается, пальцы растопыриваются — и идет Вик на парня.
   — Братан! — говорит. — Кончай шестерить, я в настроении перетереть по-серьезному. Веди к боссу!
   И взглядом парня обламывает. И что вы думаете? Обломал. Парень мигом ушки поджал и повел его куда-то! Я офигел. Где это Вик в своей Раше тусовался, если с такими парнями общий язык находит? Или у них в Раше все такие?..
   * * *

   Через двадцать минут возвращаются. Вместе с ними еще какой-то крутой толстяк в кашемировом пальто и бадигард, как надувной шарик накаченный.
   Отходим мы в подворотню, чтоб свидетелей поменьше. Осмотрел толстяк епа, языком довольно поцокал — и отслюнявливает Вику три штуки.
   — Надеюсь, все будет нормально? — говорит. — Если что... — и взглядом нас буравит.
   Но Вик как деньги получил — все, уже сияет. И все остальное ему по... ну, в общем, море по колено.
   — Все нормально! — говорит. — Считайте, с гарантией! На всякий случай только форматните ему харды, качните из сети нужный софт и заново установите. Мало ли что...
   Но толстяк Вика уже не слушает. Бадигард щенка сграбастал, и они быстренько растворились.
   А Вик к парню в вязанке прицепился. Стрельнул у него мыльный аромат, куда можно предложения направлять, потом свой дал... Я его еле оттащил, пока он наш реальный адрес не выболтал! Вик уже в раж вошел. Так и рвался окунуться в большой бизнес!
   * * *

   Но слово сдержал. Мне не то, что немножко перепало — деньги Вик поровну поделил. Парень он, конечно, отвязный, и пофигист тот еще — но все-таки неплохой чел, даром что из Раши.
   То есть это я так думал...
   До следующего утра. Сам-то Вик сразу куда-то свалил, а я на ночь в Лондоне остался. В общагу только к полудню вернулся. Нагулялся так, что от вокзала до колледжа еле доплелся.
   А привратник, зараза, еще издевается:
   — Как ваша собачка, Ричард? Не кусается? Не заразилась бешенством? — и хихикает противно так.
   Прошлепал я мимо него, не среагировав — сил не осталось, чтобы на такие тупые шпильки реагировать. Даже до комнаты добраться сил не хватило. Только до холла и дотащился. А там в кресло рухнул.
   Перед глазами телевизор. Но сил совсем нет. Даже на то, чтобы глаза от этого завшивевшего осциллографа отвести.
   На экране довольные журналюги суетятся — ну просто офигенно радостные! Видно, где-то человек триста за раз погибло, не меньше. Я даже прислушиваться
начал — и вот тут мигом в себя пришел.
   * * *

   Не только Вик на епов подсел.
   Еще один парень нашелся. Вычислял владельцев электрических щенков и заражал епов специальным вирусом. Журналюги его тут же Ржаным Хакером окрестили — полисмены уверены, что парень здорово на психоделики подсел. Прямо так и подписывался — MSD, по аналогии с LSD, как я понял.
   А сегодня утром на всех зараженных щенках этот вирус активировался. Журналюги просто захлебывались, расписывая прелести "электронного бешенства". Мирные кевларовые игрушки стали набрасываться на своих хозяев. Особенно не повезло владельцам последних моделей, у которых челюсти лучше настоящих...
   В одном только Лондоне девять человек пострадало. Тут нарезка из пострадавших пошла — но много я не запомнил. Второй группой пострадавших оказались тот толстяк и бадигард, которым мы угнанного щенка сбагрили.
   Пока медики их к эмбьюлансам вели, толстяк все за поврежденное достоинство хватался, матюгался и обещал до каких-то студентов добраться. Бадигард от босса не отставал. С лексикой у него хуже оказалось, зато чувства из его луженой глотки так и фонтанировали...
   Вот тут-то у меня второе дыхание и открылось. Скупщики уверены, что Вик это все специально подстроил! И как им доказать, что вирусом щенка не он заразил?
84 Kb

   А я был вместе с ним... Как бы мне за компанию тоже руки-ноги не поотрывали!
   Вообще-то я не трус, но тут немного струхнул. Самую малость, конечно... Зубы так клацали, что челюсть пришлось рукой придерживать, чтобы эмаль не облупилась.
   Надо Вика предупредить! Немедленно!
   Я за телефон — но пальцы на ремень натыкаются. Блин! У друзей забыл! Сотовый мой в Лондоне остался...
   Я быстрее в наш номер. Так рванул, что хоть сейчас в сборную колледжа записывай.
   — Вик! — ору, едва в номер влетев.
   Вик должен придумать выход!
   Как же хорошо, что я ему тогда по рукам врезал! Иначе бы Вик тому парню в вязанке еще и наш реальный адрес выболтал! А если скупщики узнают, где мы живем — они с нами такое сделают, даже подумать больно!
   — Вик! — в его комнату влетаю.
   Но его нигде нет. А на мониторе к старой липучке новая прибавилась:
   “Доброго времени, Дикки!
   Недельку меня не будет, махнул домой наших девчонок навестить. Ваши все какие-то не такие.
   ЗЫ! Я тут подумал... В общем, зря мы не оставили скупщикам нашего реального адреса. По мылу им может быть стремно, а заказы на щенков должны быть, это наша золотая жила. Так что я им в мыльницу кинул, где с нами в реале можно пересечься. Если заглянут, пока меня не будет, обслужи их по высшему разряду. Удачи!”

   * * *

   — З-зараза...
   Что же ты сделал!
   И тут в прихожей дверь хлопает. И в два голоса матерятся.
   И самое паршивое — узнал я голоса...
   Ох, блин... Все... Я только по стеночке оползаю.
   Время словно остановилось. А голоса все яростнее...
   Вот они чуть тише — это толстяк с бадигардом в мою комнату ушли. Снова громче — это они обратно в прихожую вышли. И сюда идут, в комнату Вика...
   И вошли...
   — Зараза!!!
   Это не толстяк с бадигардом! Это Вик с магнитолой на плече! Издевается, гад!!! С телевизора записал! Да я же его сейчас...
   Но только я вскочил — Вик сам на меня набрасывается:
   — Ты зачем сотовый выключил?!
   Сотовый? При чем тут сотовый? Я даже растерялся.
   — Я...
   — Я из-за тебя четыре сотни потерял! — Вик бушует. — Увидел в аэропорту новости, звоню тебе — а ты...
   — Я его у друзей посеял...
   — У друзей он его посеял! Да мне из-за тебя пришлось из аэропорта сюда мчаться, чтобы тебя, олуха, предупредить! Даже билет не успел сдать!
   — Да при чем тут четыре сотни! — я тоже завожусь. — Ты зачем скупщикам наш реальный адрес сообщил?! Они же нам теперь руки-ноги поотрывают! Ни за что не поверят, что про вирус мы не знали! Они...
   — Не блажи, не оторвут, — Вик меня обрывает. Свой навороченный коммуникатор на кровать швыряет. — Нет у них нашего адреса. По дороге сюда я их мыльницу уже распотрошил и свое письмо изъял. Не успели они мое письмо с сервера забрать. И нашего реального адреса теперь не узнают.
   На меня такая волна облегчения накатила, что даже ноги держать перестали. Вслед за коммуникатором на кровать плюхаюсь.
   — Так значит, все?.. — говорю с надеждой.
   — Нет, не все, — Вик прищуривается.
   Я мигом напрягся. Что еще не так?
   — Вик?..
   — Что "Вик"?! — он взрывается. — Этот остряк-самоучка всю нашу золотую жилу обломал! После этого скандала кто станет угнанных щенков покупать?! Нет, не все... — сквозь зубы шипит. — Я этого паразита найду! Электронное бешенство выдумал... Английский юмор, типа... Ну, ничего. Посмотрим, как ему москальские хохмочки придутся...
   — Но как ты его найдешь?
   — Молча! — Вик огрызается. — Этот остряк недоделанный обязательно опять попытается щенков заражать, знаю я таких. А я его на живца и поймаю.
   — Как же ты его на живца поймаешь? Епа-то у нас теперь нет...
   — Да на фига он нужен?! Работу еповой операционки можно и на обычном компе эмулировать. Ну, я и эмулирую. И подставлюсь... А когда он на мой комп свою прогу для удаленного админства закачает, я ее распотрошу, в обратную сторону по всем проксям пройдусь и на реальный адрес этого остряка выйду. И...
   И замолкает, кровожадно ухмыляясь.
   — Винт ему форматнешь?
   — Детский сад, Дикки.
   — Мамашу с камнем сожжешь?
   — Что за слюнявый пацифизм?
   — А что тогда? Морду бить пойдешь?
   — Ну... почти, — Вик прищуривается нехорошо. — Лично у меня всяких там джентльменских замашек и всякого такого ни на пол-юрика. Никакой голубой крови, никакого, типа, чувства вашего английского юмора... Сам-то я шутку с этим электронным бешенством оценить не смогу. А знаешь, кто сможет?
   Догадываюсь...
   — А... А не слишком круто?
   — В самый раз, — Вик отвечает невозмутимо. — Хакер, Дикки, это не только две распальцовки и три компакта чужих прог.
   — Ну да... Еще и профессиональная этика...
   — Ну... — Вик морщится. — Слишком пафосно. Я предпочитаю называть это корпоративной ответственностью. В конце концов, не зря же я у скупщиков их мыльный аромат брал?
   Но я его уже не слушал. Я вдруг вспомнил, как подписывался парень, рассылавший вирус бешенства. MSD. Полиция уверена, что это LSD c очепяткой. Но...
   Я еще кое-что вспомнил. А прямо передо мной, на мониторе Вика, кроме свежей липучки еще одна висит, старая. На специальные случаи.
   — Вик, ты знаешь...
   — Что?
   — А ведь ты никого не поймаешь.
   — Поймаю! Если я подсек только одного епа, а он пятерых, это еще ни о чем не говорит! Подумаешь! Дуракам везет... Поймаю! И не таких делали!
   — Нет, не поймаешь.
   — Спорим? — Вик заводится.
   Но у меня уже сил не осталось смех сдерживать. Валюсь на кровать, и говорить уже не получается. Только и могу, что руку поднять и в старую липучку ткнуть:
   "Mode: Seriously Drunken".

Иллюстрации: Олег Васильев aka oPeX

Комментарии
Загрузка комментариев