Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Спец — Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV
Свобода контроля в новейшей стратегии Paradox позволяет ставить над политической картиной мира поистине зловещие эксперименты.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IVКакой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV
Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Одно из самых радостных занятий в глобальных стратегиях — наблюдать, как благодаря вашим действиям, осознанным или нет, искажается линия истинной истории, образуя историю альтернативную. Фантасты годами прорабатывают параллельные миры, в которых Романовы сражаются с империей Бисмарка Третьего, а вы создаете такие в несколько нажатий на кнопки. Hearts of Iron IV не только пособничает игроку в этом деле, но и охотно подкидывает идеи.

Но предупреждаю, юмор (и цинизм) тут профессиональный.

Польша уступает немцам

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Помните, с чего началась вторая мировая война? Разумеется, помните. Но я для проформы и удобства озвучу: Третий Рейх потребовал от Польши вернуть портовый город Данциг, отнятый у Германской империи по итогам первой мировой. Польское правительство не согласилось, полагаясь на гарантии защиты от Великобритании, — и вот уже вермахт вторгается в Польшу, прикрывшись неловкой провокацией на радиовышке. Гитлер надеялся, что Британия снова проявит малодушие, как при разделе Чехословакии и аншлюсе Австрии.

Не вышло: британская корона ввязалась в конфликт, и началась мировая война.

Во все времена в Hearts of Iron отказ в передаче Данцига считался само собой разумеющимся — иначе как развязать войну? Просто так, без пусть и сфабрикованного повода, даже Третий Рейх не может напасть. Что ж, действуем: у границ сосредоточены армии, танковые клинья готовы к рывку, пилоты нервно постукивают по приборам... Готово! Национальный фокус выполнен — требуем Данциг. И Польша... соглашается его вернуть.

Но как же война? Как же пакт Молотова-Риббентропа?! Да черт с ними, господа! Ведь появился шанс до наступления зимы 1939 года перебросить силы на запад! И немедля раздавить Францию, если, конечно, повезет. В самом деле, кому сдалась эта Польша?..

В Штатах побеждают фашисты

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Почти во всех странах Старого и Нового Света заводились фашисты, восторгавшиеся режимами Муссолини и Гитлера. Издалека они наблюдали эпические парады, победу Рейха на Олимпийских играх и зажигательные речи фюрера-демагога, а зверства в застенках и охоту на несогласных освоили сами.

«Серебряный легион Америки» — одно из самых бездарно организованных фашистских течений за пределами стран Оси. Эта малочисленная (всего полтора десятка тысяч душ) свора состояла из обозленных реднеков и люмпенов, и ее разогнали сразу после вступления США в войну. Даже праворадикальное движение Хьюи Лонга добилось куда больших успехов, но господин Лонг не настаивал на дружбе с нацистами.

Но в Hearts of Iron IV вы вполне можете привести «Легион» к власти. Четыре года упорной пропаганды — и поддержка «Легиона» вырастает с долей процента до половины электората, а в 1940 году они берут в свои руки власть в Вашингтоне.

США переименовываются в Свободную Американскую Империю, президентом (или все-таки фюрером?) в которой становится чокнутый спиритуалист Уильям Пелли. Япония перестает коситься на опасную концентрацию военно-морских сил в Перл-Харборе и направляет дивизии в Британскую Индию и французский Вьетнам. Да и вообще Америка с готовностью принимает новую веру: в Бразилии интегралисты развязывают-таки гражданскую войну и побеждают, а в Аргентине верх одерживают фалангисты, в реальности еле-еле протянувшие три года. Но Hearts of Iron IV выше исторической правды: немного инициативы — и история непринужденно расползается по швам.

Гражданская война в СССР

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

В свое время под предлогом «устранения предателей» сотрудники НКВД нанесли сокрушительный удар по офицерскому и генеральскому составу Красной армии. Есть мнение, что разгром воинских чинов побудил нацистов принять решение напасть на СССР.

Но столь неоднозначные факторы в Hearts of Iron IV не учитываются. Напротив, игра берет параноидальные идеи советского партийного руководства и воплощает их в жизнь! Самый продолжительный национальный фокус посвящен пресловутым чисткам и состоит из нескольких этапов: разные суды, где обвинялись генералы, офицеры и даже бывшие соратники Сталина по революционному делу.

Если не выбирать людоедские опции, а спускать эти процессы «на тормозах», дело кончится гражданской войной. Все мифические недобитки и предатели оказались самыми настоящими — в составе независимой России, а во главе ее встал Андрей Власов, тот самый предводитель лояльной нацистам РОА. Правда, силенок у молодого государства еле-еле хватит на подавление бунтов, не то что на сопротивление РККА, но если вмешаться лично...

Нечестивый союз

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Внешняя политика Германии незадолго до войны и на ее первой стадии была крайне рискованной и вредной в долгосрочной перспективе, но как план захвата мира годилась. Пакт Молотова-Риббентропа помог на время прикрыть чувствительный тыл империи Гитлера, но на самом деле верхушка НСДАП и не думала о настоящем союзе с КПСС.

А если бы подумала?

Hearts of Iron IV позволяет воплотить этот пугающий сценарий хоть со стороны Германии, хоть — косвенно — Советского Союза. У немцев этому посвящен отдельный национальный фокус, а СССР достаточно выбрать политику антикапитализма вместо антифашизма.

Третий Рейх закрывает Ось — ту самую, что всегда считалась одним из ключевых альянсов, — и создает другую: Берлин-Москва. Если перед началом партии убрать галочку с пункта «Историческое поведение ИИ», то такое вполне сойдет с рук и воплотится в реальность.

Теперь представьте картину мира. Два мощнейших тоталитарных режима, в чьем распоряжении находятся людские и промышленные ресурсы двух третей континента. А противостоят им две демократических страны за морем и их разбросанные по всему свету последователи. Так могла бы начаться самая темная эпоха в человеческой цивилизации...

И в Hearts of Iron IV она непременно начнется, если вы того пожелаете.

Реваншисты и фантазеры

Какой могла быть вторая мировая — пять безумных версий Hearts of Iron IV

Смена государственного режима в Hearts of Iron IV почти всегда связана с радикальной сменой политического курса, и первое знамение того — название. Шведы, вдруг обратившиеся к фашизму, возвращают стране древнее имя Svea Rike (из него когда-то получилось Sverige — нынешнее самоназвание Швеции). Очевидно, идеи скандинавского язычества оказались столь же привлекательными, как в случае с Германией.

Нейтральная Турция после прихода к власти местных фашистов нарекает себя Неоосманской империей и претендует на все свои прежние владения на Ближнем Востоке. Реваншистские настроения в народе, проигравшем в недавней войне, — лучшая пища для развития фашизма и национализма.

А если в Советском Союзе вдруг победит задушенная после революции демократия, то СССР превратится в Российскую Федерацию. Что характерно, безо всякого распада на независимые республики. В светлое будущее новую РФ поведет Александр Керенский, бывший председатель Временного правительства.

Что же до ходящих вверх ногами обитателей обратной стороны планеты Земля, то им нечего вспомнить и не на что обижаться. Поэтому тамошние фашисты переименовывают Австралию в Империю Утконоса, а Новую Зеландию — в Империю Киви.

Paradox тоже любят пошутить, а какая игра — такие и шутки.

Комментарии
Загрузка комментариев  
Об авторe
Евгений Баранов
Евгений Баранов
Автор «Игромании.ру» и гуманитарий просто-таки до мозга костей. Однажды был укушен вторым Warcraft, с тех пор болеет стратегиями, хоть в целом и всеяден. Газетчик, радийщик, верный супруг, любит жаловаться на жизнь за рюмкой коньяка.