«Хроники хищных городов» с Хьюго Уивингом

«Хроники хищных городов» с Хьюго Уивингом

Кино — «Хроники хищных городов» с Хьюго Уивингом
«Я не стремлюсь к крупным постановкам»
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Кино
 «Хроники хищных городов» с Хьюго Уивингом
 «Хроники хищных городов» с Хьюго Уивингом
На прошлой неделе в кино начался прокат «Хроник хищных городов» — постапокалиптического стимпанка по книгам Филиппа Рива, где продюсером выступил Питер Джексон. А нам посчастливилось пообщаться с исполнителем роли главного антагониста Хьюго Уивингом: он рассказал о мире «Смертных машин» с точки зрения нового персонажа, а заодно порассуждал о других своих «злодейских» ролях и поделился подробностями со съёмочной площадки.
Осторожно, в интервью есть спойлеры!
Филипп Рив выпустил первый том цикла «Смертные машины» ещё в 2001 году, и одной из главных фишек романа стала его необычная вселенная. После катастрофической мировой войны, которая длилась всего час, человечество оказалось практически уничтожено, а на планету обрушились катаклизмы в виде землетрясений, смерчей и извержений вулканов. Немногим выжившим пришлось поставить свои города на колёса, чтобы постоянно перемещаться по постапокалиптической пустыне, спасаясь от гнева сил природы.
Именно из-за этого в новом обществе сформировалась политика муниципального дарвинизма. Выживает сильнейший город: чтобы держать такую махину, как Лондон, на ходу, его жители охотятся на поселения поменьше и «переваривают» их, разбирая на запчасти и ценные ресурсы, а бывших горожан превращают в рабочих.
К моменту начала книги земная биосфера уже стабилизировалась, но крупные города продолжают жить по старой системе. Противостоит муниципальному дарвинизму Лига противников движения — государства, которые перешли на прежний, стационарный, образ жизни и отгородились стеной от соседей на колёсах. Но основное место действия — тот самый кочующий Лондон, один из крупнейших городов-хищников. Там и начинаются приключения юного археолога Тома и таинственной девушки Хестер.

Иконический злодей. Или нет?

Хьюго Уивинг — редкий пример характерного актёра, который у разных людей может ассоциироваться с очень непохожими вселенными. На его счету такие роли, как агент Смит в трилогии «Матрица», V в «V значит Вендетта», Элронд из «Властелина колец» и «Хоббита», голос Мегатрона в «Трансформерах» Майкла Бэя, Красный череп в «Первом Мстителе». Его реплики порождают мемы, а в головах зрителей все никак не сложится типаж актёра: злодей или герой? Хьюго совсем не так прост.
— В своей фильмографии вы собрали приличный список вселенных: антиутопия, киберпанк, фэнтези, «Марвел». Теперь вот стимпанк. Какая понравилась вам больше и где сложнее играть?
Хьюго Уивинг: Ну, я много ещё чего играл: хоррор, научная фантастика, романтические комедии и дорожные фильмы. Но тип фильмов, к которому я возвращаюсь всё чаще и чаще, — это камерные, очень реалистичные австралийские драмы. Съёмки последних двух фильмов с моим участием проходили в Сиднее и Лондоне. И я предпочитаю именно такие картины: персонажецентричные, психологически сложные драмы, рассказывающие о людях, живущих в Австралии.
Следующий фильм, в котором я участвую, будет научно-фантастическим. Он тоже будет сниматься в Австралии, и я очень рад в нём участвовать. Действие происходит в футуристическом мире, но одновременно это любовная история, и, должен сказать, очень красивая. Вообще, я счастлив, что мне удаётся сниматься в разнообразном жанровом кино: разные стили, масштабы, города. Мне нравится расширять свой актёрский кругозор, преодолевать сложности, воплощать в жизнь разных персонажей. Это означает, что я непрерывно учусь.
Например, совсем недавно я вернулся со съёмок, где играл с молодым актёром. Он до этого никогда не снимался, и для меня это было дико интересно: я заранее знал, что у нас будет разговорная сцена, и мне придётся изменить мир вокруг него, погрузить его в мир фильма, и мы будем работать над этим вместе. Кроме того, работая над чем-то вроде «Хроник хищных городов», ты должен заставить ожить всё пространство вокруг. В общем, я люблю все свои фильмы: каждый был сложен по-разному.
— Вы сыграли примерно поровну героев и злодеев. Но зритель воспринимает ваш типаж скорее как злодейский. Почему?
Хьюго Уивинг: Думаю, что, скорее всего, это связано с тем, что я играл подобные роли в наиболее кассово успешных и популярных фильмах. Хотя на самом деле пропорции… Знаете, я вообще не делю свои роли на героев и злодеев. Мне кажется, что чистые герои или злодеи — это довольно скучно. Для меня вся прелесть кроется в нюансах: каждый персонаж — прежде всего человек с личной мотивацией. Поэтому, если характер хорошо написан, если он психологически сложен, то я в любом случае буду доволен. Если вы считаете, что большинство людей видят меня злодеем, значит, они просто видели больше моих злодейских ролей. Всё просто.
— А есть шанс увидеть вас в «Звёздных войнах», например?
Хьюго Уивинг: Сомневаюсь, если честно. Меня на самом-то деле не сильно притягивают подобные фильмы. Было здорово вернуться к работе с командой «Хроник хищных городов», поскольку я много работал с этими людьми раньше. И есть еще несколько причин того, что я взялся за этот фильм: в первую очередь мне очень понравился сценарий. Но сам я не ищу возможностей попасть в фильмы такого масштаба.

Предыстория

— Расскажите немного про своего персонажа — Таддеуса Валентайна.
Хьюго Уивинг: Он один из лидеров Лондона. Второй после командующего — по меньшей мере, в нашем фильме. Но и в книге, и в фильме он главный историк и археолог, так что он очень заинтересован в поиске старых технологий и преобразовании их в новые. В этом мире археологи — серьёзные фигуры: они воссоздают будущее из прошлого. Именно поэтому Валентайн очень важен для мэра Лондона Магнуса Крома: он способен обеспечить городу будущее.
Валентайн харизматичный лидер, любимый людьми герой. Но он также и аутсайдер, пришедший в Лондон извне, и им движет желание наладить ситуацию. Лондон умирает, и система, в которой они все живут, близится к распаду. Валентайн больше не верит в муниципальный дарвинизм и коллекционизм — он считает, что в будущее нужно двигаться более радикальными способами. Это сложный персонаж. С одной стороны, он романтический герой, а с другой — злодей. Наверняка скажу одно: он из тех людей, что добиваются своего любой ценой.
—  То есть Валентайн оправдывает свои действия тем, что желает Лондону процветания?
Хьюго Уивинг: Честно говоря, я считаю, что Валентайн не верит, что у Лондона есть будущее в Европе. Потому что Европа — это постапокалиптическая пустыня. Он считает, что будущее у Лондона может быть только по ту сторону Стены. Я не знаю, какой у него план на случай, если Лондон всё-таки окажется за Стеной, но предположу, что, поскольку у него есть сверхмощное оружие, он может делать всё, что захочет. А земли по ту сторону сохранили ресурсы, которых в Европе уже не осталось. Поэтому выживание Лондона заключено в уничтожении Стены — и другого пути нет.
Старые технологии —  главная цель археологов. Но кроме полезных в быту приспособлений или музейных экспонатов находятся и старые военные разработки. Именно из них Валентайн делает сверхмощное оружие, которым планирует взорвать Стену.
— А почему он решает проломить Стену ценой самого Лондона и всех его жителей? 
Хьюго Уивинг: Думаю, что к тому моменту он уже понимает, что все от него отвернулись. К финалу он теряет связь со своим народом и решает, что лучше уж тогда пусть все погибнут. Если он отступит, то сохранит оружие, но его, скорее всего, свергнут. Так что, по его мнению, лучше уж взорвать Стену самим Лондоном, доказать, что она не неприступна, и победить хоть в чём-то.

Кино пошло своим путём

В книгах у Валентайна были более амбициозные планы: он хотел уничтожить города ещё и на других планетах. В фильме об этом не упоминается — всё сосредоточено на Земле. Роботический «Сталкер» Шрайк в книге был агентом мэра Лондона, а в фильме с ним связана гораздо более личная и лиричная история. Персонажи были моложе: Валентайн в оригинале — молодой и красивый историк, Томас — 15-летний студент, а Хестер — девочка с обезображенным лицом. Гримёры экранизации поступили с героиней примерно так же, как с Тирионом в «Игре престолов»: никаких отрубленных носов, а шрам скорее придаёт лицу изюминку, нежели отвращает.
Финал же фильма отличается от книжного практически полностью. И да, в книге Кэтрин погибает.
— Читали ли вы книги, помогли ли они в построении персонажа?
Хьюго Уивинг: Читал, но не все. Чтение книг нужно в первую очередь не для построения характера — там есть вещи, которые помогают тебе лучше понять своего персонажа, но их потом может не оказаться в сценарии. Сценарий — это вообще отдельное произведение, как и получающийся в финале фильм. Но да, я всегда обращаюсь к первоисточнику, когда готовлюсь к роли. Иногда первоисточник становится для меня некой Библией, и я всегда возвращаюсь к нему во время съёмок. Но это всё зависит от конкретного произведения и того, насколько сценарий от него отходит. То, что написал Филипп Рив про Валентайна, было крайне полезно для меня, но всё равно потом пришлось делать шаг назад и смотреть, что от персонажа попало в сценарий.

Большому фильму — большого продюсера

С того самого момента, как Питер Джексон из кинематографического хулигана превратился в режиссёра «Властелина колец», создалось ощущение, что его главной задачей по жизни стало не давать Новой Зеландии голодать. Его крупномасштабные кинопостановки обеспечивают родному краю тысячи рабочих мест: сначала трилогия «Властелина колец», потом не менее масштабный заход на «Хоббита», и сейчас, даже оставшись просто продюсером, Питер устраивает новозеландской киноиндустрии новые «подгоны».
— Для режиссёра Кристиана Риверса «Хроники хищных городов» стали дебютом в большом кино. Но  фильм выглядит как классическое произведение Питера Джексона. Кто чаще стоял у руля: Кристиан или Питер?
Хьюго Уивинг: Питер, конечно же, из тех продюсеров, что участвуют во всём. И Кристиан первый согласится, что если вы работаете с Питером, то он босс. Однако Кристиан отличный режиссер, у него всё прекрасно получилось, и с ним было приятно работать. Он очень спокойный на площадке, хотя участвует во всех процессах. И у него большой опыт работы над крупнобюджетными проектами с Питом — просто не в качестве режиссёра (Риверс был супервайзером по визуальным эффектам на «Кинг-Конге» Джексона. — Прим. Игромании).
Все, кто работал в Новой Зеландии, подтвердят, что Питер Джексон, как и продюсеры Фрэн Уолш, Филиппа Бойенс, да и Кристиан, конечно же, тоже — это люди, которым в кинопроизводстве важно взаимодействие. Они уверены, что нужно настаивать на том, во что веришь, высказывать свою точку зрения даже более именитым коллегам, обсуждать процесс, в который вовлечены все, — короче говоря, это общий труд. Так что в процессе съёмок и постпродакшн-периода было множество обсуждений. Это, без сомнений, фильм Кристиана, но он сам легко признаёт, что у Питера крепкая направляющая рука.
— Многие современные актёры жалуются на обилие «зелёного экрана» во время съемок. Убивает ли он атмосферу игры для вас? Чего было больше на съёмках «Хроник хищных городов»: хромакея или декораций?
Хьюго Уивинг: По большей части, на съёмках «Хроник хищных городов» были декорации с элементами зелёного экрана. Чем меньше сцена по масштабу, тем более вероятно, что она будет полностью проходить в декорациях. И, в свою очередь, чем больше должно быть пространство, особенно в уличных сценах, тем больше шансов, что все будет сниматься на «зелёнке».
Первая сцена, в которой я снимался, — это первая встреча четверых главных героев: Тома, Хестер, Валентайна и Кэтрин. Там был большой кусок декорации, но и много зелёного экрана, так как действие происходило в гигантской комнате, мы задействовали почти весь павильон. Но, несмотря на обилие «зелёнки», мы были в игровых костюмах, вокруг нас стояли крупные элементы декораций, и мы очень хорошо представляли себе пространство, где находились. Но лично я, конечно, предпочитаю сниматься в условиях, предельно близких к реальности: с декорациями, а лучше вообще на натуре или реальных объектах.
Комментарии
Загрузка комментариев