84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay

84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay

Спец — 84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay
Разбираемся, как на смену «польским шутерам» пришли «польские симуляторы».
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay
84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay84 студии, 100 игр в работе: феномен «польских симуляторов» от издательства PlayWay
Симулятор ремонта, симулятор вора, симулятор бездомного, симулятор копания на свалке, симулятор свидетеля аварии, симулятор капитана подлодки, симулятор пьяного Санта-Клауса, симулятор молодой матери, симулятор машиниста транссибирского поезда, симулятор патологоанатома, симулятор Иисуса Христа, симулятор собаки-воришки, симулятор Дональда Трампа, симулятор римского папы… Не проходит месяца, чтобы польская компания PlayWay не анонсировала очередной безумный симулятор. Все они не особо впечатляют графикой, зачастую скроены из одного набора ассетов и механик и криво работают — если вообще добираются до релиза.
Вопрос о том, зачем PlayWay так откровенно подрывает свою репутацию в глазах сообщества, ратующего за качественные игры, несомненно, важен. Но ещё интереснее то, что выбранная странная стратегия приносит свои плоды: за год доходы компании выросли в пять раз — издательство заработало даже больше, чем CD Projekt Red за тот же период.
Чтобы разобраться, что происходит, нам придётся поближе познакомиться с человеком по имени Кшиштоф Костовский.

От «Гриба» до «Малыша»

Кшиштоф Костовский родился в 1976 году и свою работу в игровой индустрии начал уже в 14 лет — хотя работа эта вполне соответствовала эпохе. Кшиштоф торговал дисками на «Грибе», знаменитой компьютерной бирже на улице Гжибовской в Варшаве — аналоге знаменитой «Горбушки», недаром даже их названия созвучны. Он был там одним из самых юных продавцов: в первый день работы его чуть не побили, да и после не особо церемонились с малолеткой. Так что парню пришлось искать себе защиту и опору — и ею стал его старший брат Яцек.
Архивные кадры с одной из «баз» компьютерной биржи на Грибовской. Антураж не удивит никого, кто застал девяностые
Братья взяли для своего «стартапа» название Play — и начали так же, как и сотни других: записывали игры на диски и продавали их по 20 злотых. Хотя рынок был увешан предупреждениями о запрете на пиратскую продукцию, строго следить за легальностью там стали далеко не сразу. А когда правила ужесточились, Play переключилась на выпуск «картонок» — сборников игр и программ по дешёвой лицензии, которые продавались в киосках наряду с журналами.
Кшиштоф и Яцек вполне могли бы познакомиться с Михалом Кичиньским, будущим сооснователем CD Projekt, если бы они работали в одном месте. Последний в те же годы тоже торговал дисками, которые заказывал Марчин Ивиньский по почте, вот только делал это на «Европе» — крупнейшем базаре на территории варшавского Стадиона Десятилетия, аналоге Лужников. Не помешай их встрече логистика, кто знает, как повернулась бы история!
Бизнес был прибыльным: при больших оборотах одна «картонка» обходилась в пару злотых, а продавался сборник за восемь-десять. Но компания Play не собиралась этим ограничиваться, и в 2003 году выпустила первую собственную игру — Maluch Racer.
Maluch Racer — это не аналог Baby Driver; речь идёт о легендарной марке Fiat 126 Maluch. Так что игра в некотором роде родственница Lada Racing Club
Те, кто до сих пор помнит о существовании Maluch Racer, без колебаний причислят игру к худшим проектам всех времён. Однако на момент выхода она стала хитом, и её успех повторил сиквел — Maluch Racer 2. В 2009 году компания выпустила Maluch Racer 3, и к тому времени стало окончательно ясно, что проверенные временем наработки придётся пересмотреть: продажи самодельных дисков и самодельных игр падали, кризис 2008 года ударил абсолютно по всем. Вот тут-то и случился раскол: братья не сошлись во мнениях о перспективах совместного бизнеса, и каждый пошёл своей дорогой.
Впрочем, оба остались в игровой индустрии. Старший Яцек Костовский в 2016 году основал независимую компанию Dev4play, которая занимается разработкой и изданием инди-игр. Студия выпустила, к примеру, Motorbike Garage Mechanic Simulator, которую разгромили игроки, а сейчас работает над симулятором похитителя коров Cow Catcher.
А Кшиштоф Костовский в 2011 году зарегистрировал уже известную нам PlayWay — и в 2016 она вышла на Варшавскую фондовую биржу с пятью студиями-разработчиками в составе. К началу 2020 года стоимость PlayWay превысила 2 млрд злотых (более 500 миллионов долларов) — из польских игровых компаний до них это удавалось лишь CD Projekt.

Во все тяжкие

Свою деятельность бизнес-группа PlayWay начинала скромно: опекаемые ею студии делали традиционные симуляторы наподобие Car Mechanic Simulator, Truck Mechanic Simulator и Farm Manager — такие игры получали не самые восторженные отзывы, но продавались вполне неплохо. Время от времени издательство пробовало свои силы в менее привычных жанрах, но без особого успеха. К примеру, под его эгидой вышли приключенческий ужастик The Beast Inside и эротические триллеры Agony и Lust for Darkness (и Костовский даже выступил продюсером Agony, хотя и признавал, что не особо разбирается в специфике хорроров).
Момент, с которого PlayWay пустилась во все тяжкие, отслеживается очень точно: это релиз и триумф симулятора перепродажи домов House Flipper в 2018 году. Игра не просто стала успешной — она сорвала банк, окупившись за считанные часы. Именно тогда название PlayWay оказалось на слуху, а компания окончательно определилась со своей бизнес-стратегией: раскладываем яйца по сотне корзин и ждём, что из какого-нибудь вылупится Курочка-ряба.
К House Flipper продолжают выпускать дополнения и обновления, а по её образцу создают The Tenants, Castle Flipper и City Flipper
Костовский не придумал ничего нового — подобным образом действовала и французская компания Tradewest, созданная на обломках издательства Midway. Она привлекала множество мелких студий, которые ежемесячно выпускали дешёвые строительные симуляторы — зачастую смехотворные, забагованные и неиграбельные. У студии был и свой «Хаус Флиппер»: в 2012 году вышла Bridge Constructor, которую только на iOS скачали 27 миллионов раз. Но громкий успех не спас Tradewest: слишком велик был груз допущенных ошибок, и в 2013 году компания закрылась.
В настоящее время в составе PlayWay работает 84 студии, а у них в работе одновременно находится около ста игр. И все они анонсируются публике по одной и той же схеме: показом трейлера, в котором может не быть ни одного кадра реального геймплея. Да и разработчиком зачастую оказывается какая-то крошечная группа, собранная чуть ли не по объявлению и без единого готового проекта за душой.
Одновременно PlayWay задействует свой главный инструмент — «список желаемого» в Steam. Издательство рассуждает так: чем больше игроков добавят проект в свои «хотелки», тем выше будут продажи в первый день, а значит, тем быстрее игра окупится. И те анонсы, которые попадают в точку и влетают в эти самые списки желаемого, отправляются в настоящую работу. Вдобавок иногда они уже после анонса передаются «серьёзной» студии. К примеру, Train Station Renovation на момент презентации числилась за Renovators Lab, но выпускала её уже Live Motion Games. И игра окупилась за день.
Долгое время главной игрой издательства оставался симулятор ремонта и модификации автомобилей Car Mechanic Simulator
Такая смена разработчиков (да и просто начало переноса дизайн-документа в жизнь) нередко влечёт за собой глобальную переделку изначальной идеи. Для примера можно сравнить трейлер Prison Simulator, опубликованный в качестве анонса, с тем, что сейчас находится на странице игры в Steam. Студия осталась той же — Baked Games, — но всё остальное заметно изменилось. Разгадка, скорей всего, проста: первый трейлер сделали просто для проверки интереса аудитории, а по-настоящему к работе студия приступила лишь после того, как PlayWay одобрила проект и дала отмашку. Есть и другие примеры: Contraband Simulator превратилась в Contraband Police, а из двух практически идентичных задумок, Pope Simulator и The Pope: Power & Sin, до релиза, вероятно, дотянет лишь одна. Анонс загадочной игры Your Life Matters так и не состоялся, и упоминания о ней пропали с сайта и канала ещё до того, как вышел первый трейлер. Очевидно, издатель все-таки отказался от идеи заработать денег на BLM.
Все эти пертурбации могут выглядеть лихорадочными попытками нащупать ещё одну золотую жилу и сорвать банк хоть на чём, но сам Костовский объясняет этот подход стремлением максимально обезопасить чужие деньги.

Моня пьёт на свои

Как признаётся глава и учредитель PlayWay, с самого начала своей бизнес-деятельности он рисковал исключительно собственными финансами. И дела Костовский ведёт экономно, если не сказать скупо. Рыночная стоимость бизнес-группы превышает 500 миллионов долларов, но при этом компания не строит роскошные офисы и не открывает отделения по всему глобусу. Административный персонал сведён к необходимому минимуму, многие студии трудятся «на дому», и никому не выделяют щедрый бюджет просто так.
Вместо этого PlayWay помогает им привлекать финансирование через Kickstarter и не мешает выпускать акции и выходить на биржу — хотя вследствие этого и теряет контроль над перспективными студиями.
Костовский вообще явно знает, как распоряжаться своими активами. Вот простой пример: помните, что его первая компания называлась Play? Когда на польский рынок вышел мобильный оператор Play, он после долгих переговоров выкупил у Кшиштофа домен play.pl. И хотя сумма сделки так не была объявлена, есть основания предполагать, что Костовский согласился расстаться с доменом совсем не за чашку кофе.
Сам Костовский с момента выхода PlayWay на биржу отказался от собственной зарплаты. Он не получает ни копейки в течение пяти лет — срок истекает в 2021 году. Да, ему принадлежит около 40% акций PlayWay, и это даёт неплохие дивиденды, вдобавок он входит в совет директоров ещё пары компаний. Но как он распоряжается этим капиталом? К примеру, за собственные средства Костовский выстроил в живописной деревне Изабелин под Варшавой кампус для разработчиков. Там можно не только отдохнуть от кранчей: кампус снабжён всем необходимым, чтобы команды могли там расположиться и поработать над важной игрой. Три огромные рабочие комнаты, три зала для отдыха с бильярдом, консолями и VR-устройствами, дюжина квартир, в которых можно жить бесплатно, три кухни…
Многие свои видеообращения и интервью Костовский записывает именно отсюда, из построенного им кампуса PlayWay
Небольшое финансирование и стартовую поддержку может получить едва ли не любая независимая студия, которая решит обратиться в PlayWay. Костовский рассуждает просто: чем больше проектов, тем больше шансов, что какой-то из них окажется аналогом Angry Birds или Minecraft. А если это произойдёт, то в выигрыше окажутся все, начиная с него самого.
Одна многообещающая премьера уже не за горами: симулятор бомжа, Bum Simulator. Первый же трейлер игры вызвал бурю восторгов и шквал интереса — сейчас она занимает первое место в списке самых ожидаемых проектов издательства. Разработчики готовы были выпустить её в Steam 8 октября, но издательство не спешит с релизом, продолжая тестирование силами 800 приглашённых игроков. Права на ошибку действительно нет, ведь авторы Bum Simulator отказались выпускать бесплатный пролог, не желая «расчленять» историю, а демоверсия позволила бы оперативно выявить и починить до релиза самые досадные недостатки. Судьбу Tradewest польская компания повторять не хочет.
Ещё больше перспективных игр PlayWay планирует выпустить в первой половине 2021 года. Это градостроительная стратегия Builders of Egypt, симулятор подготовки к апокалипсису в тоталитарном обществе Mr. Prepper, продолжение «Агонии» Succubus, симулятор колонизации Occupy Mars, эротический триллер Lust from Beyond (сиквел Lust for Darkness). В работе также находится и новая часть прославленной серии Car Mechanic Simulator.
Хотя делом своей жизни PlayWay избрала безумные симуляторы всего существующего, получить деньги на игру своей мечты там можно и с проектом совсем другого жанра. На днях издательство анонсировало выживалку Far Fetched с необычной механикой тумана и запоминающимся арт-стилем. В следующем году должен выйти мрачный стелс-хоррор Unholy, который делают создатели Barn Finders. Значатся в планах издательства и игроизация серии книг Джима Батчера «Досье Дрездена» под названием Black Steel, и шутер с видом сверху Destropolis, и настоящий FMV-триллер AIDA, и даже собственная карточная игра Wizardians: In Defence of Magic.
Far Fetched
Чем ещё PlayWay грозит заняться в будущем? Издательство всерьёз намерено захватить мобильный рынок, и для этого создаёт подразделение MobilWay. Для начала туда войдут десять студий, а специально созданная группа UserWay получит щедрое финансирование на привлечение игроков. Штурм готовится серьёзный, ведь сейчас игры PlayWay выходят в основном на РС и консолях. Но первая ласточка, мобильная версия козырной House Flipper, уже запущена — и предварительная регистрация пока идёт хорошо: 300 тысяч желающих на Android и 23 тысячи на iOS за первые семь дней.
Сколь благими бы ни были намерения PlayWay и как бы компания ни декларировала приверженность тестам, проверкам, демоверсиям и ранним доступам, игры издательства идеальными не назвать. Знаменитые симуляторы выступают во второй, если не в третьей лиге качества и не поражают ни графикой, ни анимацией, ни техническим совершенством, ни глубиной игрового процесса. Но зато у них есть по меньшей мере два неоспоримых достоинства: низкая цена и забавный игровой процесс, который легко затягивает на несколько часов.
И кто скажет, что несколько часов недорогого удовольствия не оправдывают существования одной из самых крупных и успешных польских компаний?
Хотите скрыть партнерские блоки? Авторизуйтесь и читайте материалы не отвлекаясь.
Комментарии
Загрузка комментариев  
Об авторe
Светлана Нелипа
Светлана Нелипа
Редактор Игромании. Росла нормальной девочкой, пока не увидела компьютер с запущенной Half-Life. С тех пор ждет выхода Half-life: Episode 3, хоть и тщетно уверяет всю редакцию, что лучшая игра в мире — The Sims 3.