Йо, браза! “Черные братья“ в компьютерных играх

Йо, браза! “Черные братья“ в компьютерных играх

Спецматериалы — Йо, браза! “Черные братья“ в компьютерных играх
некоторые товарищи начали учреждать учебные заведения, где будут учить, как делать “правильные” игры про негров. С такой инициативой выступил, например, Марио Армстронг, советник мэра города Балтимор по высоким технологиями (конечно же, негр). “Игры про ч
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Йо, браза! “Черные братья“ в компьютерных играх

Еще совсем недавно никто и подумать не мог, что главным героем компьютерных и видеоигр в самом ближайшем будущем станет самый рядовой афроамериканец. Афроамериканец, который живет едва ли не за углом (разумеется, за углом 8-й авеню, а не Малой Никольской) и зарабатывает на хлеб насущный ареституцией вампиров (“мобильная” Blade Trinity), службой в полиции (см. старенькую Predator 2) или, что бывает гораздо чаще, “чиста пацанскими” способами (Grand Theft Auto: San Andreas). При этом кем бы ни был наш традиционно немногословный герой, нравственно он всегда остается на голову выше всех остальных персонажей (в основном, конечно же, белых), окромя разве что старушек да младенцев. Что поделать — политкорректность.

32 Kb

Crime Life: Gang Wars (PC, Xbox)

Впрочем, воцарению темнокожих игровых персонажей на пике популярности мы обязаны не одному лишь чувству вины перед потомками черных невольников. Все намного проще: хитрые разработчики решили использовать человеческую страсть к перевоплощению и смене социальных ролей. Иными словами, к возможности побывать в ситуации “а что если б я родился девушкой (Tomb Rider) или ежом-холериком (Sonic Adventure)?” добавилась возможность испытать на себе все прелести “цветного” миросозерцания. Все это плюс мода на негритянскую культуру (в первую очередь хип-хоп) дает тот результат, который мы видим сейчас: законопослушные бюргеры готовы отдать последние штаны за игры о “черных братьях”.

Разработчики и издатели быстро прочухали, что наибольшей популярностью у настроенных на блатной лад игроков пользуется вовсе не творчество Армстронга или Хьюстона, а гангста-рэп и хип-хоп. Предложение рождает спрос, и вот уже группа D12 (самые известные их произведения — Fight Music, Good Die Young, When The Music Stops, Rap Game и Loyalty) пишет для игры Crime Life: Gang Wars эксклюзивный трек Throw It Up и озвучивает тамошних персонажей. Детройтским рэперам аккомпанируют восходящие звезды афроамериканского шансона: Guvnor-P, Doom Man and Jason Flemyng, Seyi, Sweetie Ire, Dek the Raw, mnemonic, All You Can Beat Productions и Stylbik. Под музсопровождение этой тусовки в конце сентября мы от лица темнокожего уличного бойца Тре займемся торговлей наркотиками, крышеванием и истреблением отцов и сынов конкурирующих группировок.

31 Kb

50 Cent: Bulletproof (PlayStation 2, Xbox, PSP)

Принцип “Стань богатым или умри, стремясь к этому!” стал девизом еще одного “афроамериканского” экшена — 50 Cent: Bulletproof (PlayStation 2, Xbox, PSP) с рэпером 50 Cent (Like My Style, Be A Gentleman и очень большой ассортимент песен со словом “bitch” в названии) в главной роли. Полубакс займется привычными для любого негра занятиями: будет лупить сутенеров, торговать наркотиками и устранять конкурентов. Помимо своего голоса и внешности 50 Cent подарит игре эксклюзивную музыку. Реальный Полубакс, кстати, тоже парень не промах: в свое время он получил девять пулевых ранений, но сумел выжить.

Не обошли вниманием и самую культовую фигуру хип-хопа — Снупа Догга. Он появится в Fear & Respect, еще одном экшене о черных буднях “черных братьев” (на прилавках появится в конце этого года). Главный герой — негр по кличке Голди — только что вышел из тюрьмы, где мотал срок за торговлю наркотиками. Оказавшись на свободе, он узнает, что его родная банда опустилась до уровня плинтуса, “наших” на улицах больше не уважают и денег никто не дает. Выход из такой ситуации может быть только один: взять в руки что-нибудь увесистое и доступно объяснить зажравшимся конкурентам, кто хозяин в Южном Централе (район в Лос-Анджелесе). Автором сценария и главным дизайнером выступает Джон Синглтон, режиссер таких известных фильмов, как “Двойной форсаж”, “Шафт”, “Парни Южного Централа”, “Малыш” и “Четверо братьев” (сам он, кстати, тоже негр, что редкость и в игровой индустрии, и среди кинорежиссеров). Paramount Pictures уже приобрела права на экранизацию этой игры, так что в будущем мы увидим еще и одноименный фильм. Режиссировать его будет, скорее всего, все тот же Джон Синглтон.

32 Kb

Fear & Respect (PC, PlayStation 2, Xbox)

25 to Life (попавшая на обложку прошлого номера) таким богатым набором селебрити похвастаться уже не может, зато у нее есть масса других достоинств. В том, что касается игрового процесса, это чистый Battlefield, только про негров (упор сделан на многопользовательский режим). Баталии здесь разворачиваются между чернокожими гангста и копами, полем боя станут загаженные улицы безымянного мегаполиса. Музыкальное сопровождение целиком и полностью состоит из композиций звезд афроамериканского шансона (Xzibit, 2Pac, DMX, Public Enemy, KRS-ONE, Shyne, Geto Boys и Tech N9). Персонажа можно создать с нуля: никто не запрещает вытесать из горстки пикселей свой вариант Арнольда Шв., но все адекватные люди понимают, что настоящим уличным бандитом может быть только развязный черный парень с замусоленным платком на шее. Консультирует проект Фрэнк Уильямс, который работал когда-то в журнале Source и является признанным специалистом по уличной субкультуре.

63 Kb

25 to Life (PC, PlayStation 2, Xbox)

Сиквел True Crime: Streets of Los Angeles, нареченный True Crime: New York City, тоже настроился на правильную волну: главный герой игры (его зовут Маркус Рид) черен, как дымоход в преисподней. С преступным прошлым он завязал и теперь работает в полиции, но в душе остался бандитом: сначала стреляет, а потом зачитывает права. Пока игра заявлена только для консолей, но не исключено, что позже ее портируют и на персоналки.

Мода на игры про черных коснулась не только экшенов, но и игры соседних жанров. В L.A. Rush и Midnight Club 3: DUB Edition (первая выйдет исключительно на приставках, вторая уже вышла, но тоже только на приставках) все ограничится лишь модным хип-хоп-саундтреком. Авторы автомобильного экшена 187 Ride or Die (гонки по Лос-Анджелесу на автомобилях, оснащенных турбированными двигателями, гранатометами и пулеметами), недавно отмененного для РС, пошли еще дальше: сюжет здесь посвящен борьбе зажиточного черного гангстера с бандой латиносов, посягнувших на его квартал.

Рассказ об афроиграх не мог обойтись без упоминания файтинг-сериала Def Jam от Electronic Arts — живой иконы всех негропоклонников планеты. Def Jam — это история о том, как соперников надо воспитывать головой о стену или бейсбольной битой в лоб, квинтэссенция того самого “черного” стиля и виртуальные копии звезд хип-хопа в главных ролях. За возможность набить морду самому Снупу Доггу под сами понимаете какой саундтрек некоторые сотрудники нашей редакции даже раскошелились на приставку. Первая часть (Def Jam Vendetta) вышла весной 2003 года на PlayStation 2 и GameCube, вторая (Def Jam: Fight for New York) — в сентябре прошлого года на PlayStation 2, Xbox и GameCube. Продолжение пока официально не анонсировано, но оно будет почти наверняка (вероятно, уже на консолях нового поколения). На РС эти игры вряд ли появятся: файтинги у нас приживаются плохо...

28 Kb

Midnight Club 3: DUB Edition (PlayStation 2, Xbox, PSP)

Черная музыка

Хотя настоящие истоки рэпа до сих пор толком неизвестны, где-то в конце 50-х годов в США вышло длинное и заумное исследование о тюремных песнях, которые исполняли заключенные южных штатов. Там весьма несвязно объяснялось, что в песнях этих граждане зеки рассказывают о нелегкой тюремной жизни, о храбрых ворах, легкодоступных женщинах и о том, что они сделают с “козлами-ментами”, когда выйдут на волю. Короче говоря, по смыслу — чистый, незамутненный шансон. Однако по форме — стопроцентный рэп в его современном виде.

34 Kb

Чуть позже (уже в середине 60-х) среди молодежи черных кварталов Нью-Йорка появилась мода на так называемые словесные баталии. Выглядело это так: враждующие группировки собирались в каком-нибудь условленном месте и перед тем, как начать бить друг другу морды, обменивались хитро зарифмованными ругательствами. Высшим шиком считалось ответить на подобный выпад еще более хитрой матерщиной, которая к тому же совпадала по ритму со стихом противника. В итоге все, конечно же, заканчивалось дракой.

В период ужесточения полицейского контроля в черных кварталах массовые побоища обычно ограничивались только словесными перебранками — так стали появляться первые настоящие рэперы. После того как был изобретен бит, а позже — брейкбит (четкая и, соответственно, ломаная ритмическая сетка), наиболее продвинутые негры принялись рэповать под музыку. Так среди любителей уличных песнопений возникло четкое профессиональное разделение на MC (Microphoner — человек, который начитывает в микрофон текст) и DJ (Disc Jockey — человек, который отвечает за музыку и ритм). Примерно тогда же в моду вошли граффити и брейк-данс, и в совокупности с “уличными чтениями” все это породило новую городскую субкультуру — хип-хоп.

50 Kb

Естественно, особо ярких звезд новой субкультуры тут же взяли под опеку местные преступные банды, контролировавшие уличные сборища “баталистов” и толкавшие дурь во время народных. Проще говоря, понятия “рэпер 70-х” и “преступник” были самыми натуральными синонимами. По сути, настоящим гангста-рэпером (то есть рэпером, который читает про современных гангстеров) до сих пор считается только тот нигга, который как минимум один раз задерживался по подозрению в продаже наркотиков, а как максимум — имел пару отсидок в местах не столь отдаленных. Например, любимый в народе Snoop Dogg так и вовсе обвинялся в убийстве (потом, правда, был оправдан, но титул “гангста” заслужил сполна).

Продолжаем исторический экскурс. После того как рэп перешел на коммерческие рельсы и разошелся по всему континенту, в Штатах выделилось два четких культурных центра: Ист-Сайд (восточное побережье с центром в Нью-Йорке) и Вестсайд (западное побережье с центром в Лос-Анджелесе). Противостояние между ними продолжается и по сей день, но пик вражды пришелся на 80-е годы, когда вест- и ист-сайдовцы отстреливали друг друга прямо на улицах — как во времена Дикого Запада. Правда, после убийства легендарного 2PAC’а полиция всерьез взялась за “войну побережий”, и сегодня враждующие стороны все реже хватаются за пушки и все чаще предпочитают мирно поносить друг друга в песнях.

Что такое рэп и хип-хоп наших дней, знают практически все. Но не стоит забывать, что, несмотря на массовое и повсеместное распространение, и то и другое все равно остается исключительно черной субкультурой. True rap — это рэп от черных, про черных, для черных и никак иначе. В трущобах Бруклина или на задворках Дауни в Лос-Анджелесе белый, который читает про пушки, копов и телок, воспринимается примерно так же, как индеец, наяривающий кантри. Никак, то есть.

Настоятельно рекомендуется к ознакомлению:

Wu Tang Clan (практически все);

Snoop Doggy Dogg (альбомы Doggystyle, Pleezbaleevit 2000);

Ice Cube (альбом Lethal Injection);

Dilated Peoples (альбомы The Platform, Expansion Team);

Swollen Members (альбом Heavy).

Александр Кузьменко, главный негровед игроманского гетто

Белым вход воспрещен

44 Kb

Def Jam: Fight for New York (PlayStation 2, Xbox и GameCube)

Пока “арийцы” думают, чем ответить “черному пиару”, общественные организации вчиняют разработчикам иски по принципу “о неграх либо хорошо, либо ничего”. Сильнее всего досталось “расистам” из Rockstar Games за призыв “Kill the Haitians!” в Grand Theft Auto: Vice City. Активисты гаитянской диаспоры углядели в этом дискриминацию и потребовали подвергнуть игру цензуре. Гаитяне в игре действительно представлены исключительно бандитами и наркоторговцами, но это вполне соответствует действительности: преступников среди них более чем достаточно. Издатель Take-Two Interactive все же согласилась вырезать эту фразу, но общественные организации Haitian Centers Council и Haitian Americans for Human Rights на этом все же не успокоились и устроили пикетирование офиса Rockstar. Которое, к счастью, им ничего не дало.

Дошло уже до того, что некоторые товарищи начали учреждать учебные заведения, где будут учить, как делать “правильные” игры про негров. С такой инициативой выступил, например, Марио Армстронг, советник мэра города Балтимор по высоким технологиями (конечно же, негр). “Игры про черных должны делать черные!” — заявил он недавно. Большинство разработчиков белые (даже на E3 чернокожих игроделов мы видели совсем немного), из-за чего, по мнению Марио, в играх про негров постоянно встречаются неточности. GTA: San Andreas вообще делали не американцы (пусть даже и белые), а шотландцы. Между тем среднестатистический афроамериканец играет в неделю на полчаса больше, чем такой же среднестатистический белый (а латиносы — на десять минут дольше), и такое положение вещей их, само собой, не устраивает. Чтобы исправить это упущение, Армстронг намерен открыть для представителей цветного населения учебное заведение The Urban Video Game Academy (www.aagamer.com). Там их будут учить не только разработке игр, но и культуре американских нацменьшинств. На местном радио Марио ведет передачи Digital Spin и Digital Cafe, поэтому в играх он кое-что понимает — или, по крайней мере, думает, что понимает. Будут ли пускать в эту “академию” белых — неизвестно.

Негры Америки глазами “Игромании”

Друзья, предупреждаем сразу: все, о чем ниже пойдет речь, относится исключительно к тому, с чем мы сталкивались на Вестсайде (западном побережье США) во время последней поездки на Е3. Ист-Сайд знаком нам лишь по однодневной прогулке в Нью-Йорке, бруклинскому метро и ухоженному Мэдисон-Сквер-Гарден. Поэтому дальше пойдут обрывки впечатлений от того, что мы видели в Лос-Анджелесе и окрестностях — в самых что ни на есть заповедных негритянских местах.

60 Kb 55 Kb

Первая мысль, посетившая нас по прибытии в LA: “Ну вылитый GTA: San Andreas!” Действительно, то, что нам со стороны кажется стебом или каким-нибудь художественным преувеличением, имеет место быть в самой настоящей жизни. Например, выяснилось, что...

  • Черные действительно разговаривают на своем “черном диалекте”, так хорошо знакомом всем нам по играм и кино. Все эти “йоу”, “хэй, мэн”, “щитти стафф” и тому подобное сыпется из них каждую секунду.
  • Помимо минималистичной одежды (футболка, джинсы и бейсболка — все по пять баксов), любой уважающий себя лос-анджелесский негр обязательно должен носить один (а лучше все сразу) из обязательных атрибутов “крутости”: огромную золотую “гайку” на руках, цепь толщиной в палец или, на худой конец, часы с фальшивыми бриллиантами.
  • Негры предпочитают открытые кабриолеты и ездят в них, только врубив на полную мощь гангста-рэп и показывая “факи” всем, кто пытается обогнать их по соседней полосе.
  • На Hollywood Boulevard, в самом центре Лос-Анджелеса, летучий отряд “Игромании” наткнулся на уличного рэпера (он, кстати, на фотографии), который за четвертак пообещал зарэповать имена каждого из нас. Дальше помню лишь фразу, посвященную нашему видеоману Антону Логвинову: “Lookie here: his name is Anton, he’s a tough man like a really dog bone”.
  • Поздно ночью у ночного клуба неподалеку от “Данкин Донатс” прогуливается некто черный, увешанный золотыми цепями, в сланцах и в шубе с соболиным воротником. Если подойти к нему на расстояние ближе пяти метров, он тут же без лишних слов предложит “качественных кисок всего по тридцатке”. Если вдруг отказаться, то, не растерявшись, порекомендует хотя бы “взять крутой дури за червонец”. Для сохранения морального и физического здоровья, друзья, в этот момент лучше уйти не оглядываясь.
  • Вечером на Вайн-стрит и вправду можно увидеть чуваков, которые стоят прямо на автобусной остановке, курят “джойнт”, помахивают бейсбольными битами и ведут размеренные диалоги о “собаках-копах”.
  • Возле Chinese Theater, самого, наверное, знаменитого голливудского кинотеатра, автор этих строк встретил настоящих уличных гангста. Прознав, что ваш покорный слуга “listen to hip-hop”, они тут же принялись фарцевать самопальными рэп-альбомами — собственноручно смикшированными, начитанными, записанными на CD-R-болванки и раскрашенные фломастерами. Просили по десять баксов за диск, но в итоге стороны сошлись на пяти баксах за три альбома с автографами на случай “если вы, чуваки, вдруг станете знаменитыми”.
  • Да, напоследок, наше классическое про четвертак на телефон. Так вот, негры действительно к вам подходят. И действительно просят четвертак на телефон. Практически на каждом шагу. Постоянно. Почему именно четвертак, а не дайм (десять центов) или не пятерку и почему на телефон, а не, скажем, на автобус — мы гадаем до сих пор.

Александр Кузьменко, старший браза редакции

Дискриминация повсюду

Забавно, но защитники прав уважаемых афроамериканцев готовы извести не только “софтовый” расизм, но и его более опасного сородича — расизм “железячный”. Года полтора назад в Лос-Анджелесе один чернокожий владелец персонального компьютера усомнился в политкорректности традиционной маркировки первичных и вторичных компьютерных устройств master (“хозяин”) и slave (“раб”). Недолго думая, оскорбленный в лучших чувствах гражданин обратился с жалобой к властям родного графства. Муниципалы тут же согласились с его претензией и обязали производителя аппаратуры перековать мечи на орала, то бишь сменить маркировку на primary (“первичный”) и secondary (“вторичный”). Избежавшим публичного бичевания элекронщикам предписали и впредь не клеймить свою продукцию метками, заставляющими их белых сограждан краснеть за неблаговидные деяния предков. Примечательно, что с требованиями власть предержащих согласились и многие другие производители техники. Компания IBM, например, обещала рассмотреть претензию мэрии Лос-Анджелеса со всей серьезностью.

19 Kb

Кто бы мог подумать, что безобидные технические термины "master" и "slave" тоже можно расценить как дискриминацию?

* * *

Повышенный интерес игроделов к чернокожим парням, стилю их жизни, образу мыслей и музыке стал следствием общей моды на негритянскую культуру (кино- и музыкальная индустрия капитулировали еще раньше). В ближайшее время таких проектов будет все больше и больше, что только радует, ибо “черная” музыка и негритянский сленг давно и прочно вошли в нашу жизнь. Опасение есть только одно: как бы в запале политкорректности разработчики не дошли до того, чтобы вставлять в игры нравоучения о том, какие же все-таки негры бедные и несчастные и какие же нехорошие белые. Вот этого нам точно не надо.

Комментарии
Загрузка комментариев