Игра в материале
Stranglehold
?Рейтинг
Игромании
8.5Рейтинг
игроков
PC   PS3   X360
Жанр: Боевик, Боевик от третьего лица
Мультиплеер:  Интернет
Разработчик: Midway
Издатель: Midway
Издатель в России: Новый Диск
Дата выхода: 7 сентября 2007
Дата выхода в России: 27 сентября 2007
Stranglehold

Stranglehold

Центр внимания — Stranglehold
...уникален еще и потому, что это интерактивная версия самого знаменитого гонконгского фильма Джона Ву — «Круто сваренные» (Hard Boiled). Кроме безупречных боевых сцен, фильм известен, прежде всего, феноменальным уровнем насилия в к
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Центр внимания
Stranglehold

Знаменитый кинорежиссер Джон Ву (John Woo), не будучи напрямую связан с индустрией электронных развлечений, косвенно оказал на нее огромное влияние. Его знаменитая боевая хореография и разыгранные словно по нотам перестрелки процитированы в F. E. A. R., Unreal Tournament и, разумеется, Max Payne.

Remedy, создатели Max Payne, c видимым удовольствием скопировали все его фирменные приемы и в качестве дани уважения включили в игру диалог о самом режиссере. Но после выхода игры все как-то подзабыли, что идея стрельбы с двух рук во время затяжного прыжка принадлежит именно Джону Ву, а не Remedy.

Преемственность

Пришло время реванша. В этом году на всех мониторах мира стартует его новая работа — Stranglehold (переводится как «удушающий захват»; применяется в восточных единоборствах и боевых видах спорта, может привести к потере сознания или смерти). Человек, подаривший игровой индустрии самые изобретательные визуальные приемы, самолично следит за проектом, а также пишет сценарий и консультирует Midway Studios Chicago.

Полигональный Чоу Юнь-Фат не постарел, хотя со времен первой серии прошло 15 лет.

Stranglehold уникален еще и потому, что это интерактивная версия самого знаменитого гонконгского фильма Джона Ву — «Круто сваренные» (Hard Boiled). Кроме безупречных боевых сцен, фильм известен, прежде всего, феноменальным уровнем насилия в кадре. Беспрецедентная тридцатиминутная пальба в больнице до сих пор считается одной из непревзойденных экшен-сцен. Итог — 230 трупов и культовый статус.

Центральную роль в фильме играл Чоу Юнь-Фат, которого Ву выдернул из телевизионного небытия, взяв в свой первый крупный дебют. Главный герой, инспектор Йен по прозвищу Текила, берется за расследование убийства полицейского и постепенно выясняет, что оно связано с ним лично. Его жена, живущая в Чикаго, оказывается в опасности, и перед героем встает нелегкий выбор между законом и своей семьей. Обычное расследование выливается в колоссальное противостояние двух гонконгских банд. Не обошлось также без участия русской мафии. Эту банальнейшую, казалось бы, завязку Ву превращает в чуть ли не эпических размеров трагедию о чести, долге и прочих мужских добродетелях. «Круто сваренные» пронимает не столько выверенными до последней пули перестрелками, сколько запредельным, абсолютно восточным надрывом.

Неизвестно, впрочем, перекочует ли в игру трагедия, но вот главный герой остался прежний. Полигональный Чоу Юнь-Фат (озвученный, разумеется, самим актером) исполняет роль инспектора Текилы на бис 15 лет спустя. Кроме внешнего вида Stranglehold также заимствует брутальную харизму актера: он ходит, говорит, выглядит и курит точно так же, как в фильме.

Великая китайская пальба

Как и положено у Ву, дробовики стреляют нереальным количеством дроби.

Жанр, думается, пояснять не нужно. Stranglehold — это концентрированный, свежевыжатый экшен высшей пробы. Простой пальбой дело, разумеется, не ограничится: все достопримечательности боевой механики Stranglehold аккуратно заимствует из арсенала фирменных режиссерских приемов Джона Ву.

Во-первых, будет очень много slo-mo, которое здесь называется Tequila Time (в Max Payne, напомним, был Bullet Time). Замедленная съемка будет автоматически включаться во время красивых затяжных прыжков, кроме того, мы вольны самостоятельно включать рапид в нужный момент.

Во-вторых, периодически будет возникать патовая ситуация под названием «мексиканская ничья». Это когда герой и противник одновременно выхватывают пистолеты и наставляют их друг другу в лицо, но нажать на спуск никто не решается. Подобные моменты Stranglehold обыгрывает в виде мини-игры на манер Fahrenheit: чтобы выжить, нужно вовремя нажать нужную комбинацию клавиш.

Чтобы ломать колонны, в Max Payne использовались скрипты. В Stranglehold им на смену приходит корректная физика.

За каждое эффектное убийство начисляются специальные очки (tequila points), которые можно расходовать на нижеследующие спецвозможности. «Точное прицеливание» позволит взглянуть на мир игры от первого лица и снайперскими выстрелами поражать врагов в голову, убивая одной пулей. Кроме того, эта возможность очень пригодится, если вы захотите взорвать баллон с пропаном или попасть в неприятеля, спрятавшегося в укрытии.

«Огненный дождь» представляет собой шквал пуль, летящих по прямой и уничтожающих все на своем пути. Это такая мощнейшая фронтальная атака: если перед вами вдруг выстроится линейка противников, то «огненный дождь» придется как нельзя кстати. Этот же прием рекомендуется использовать для массового разрушения окружающих объектов, обломки которых завалят несчастных врагов.

Такая щекотливая ситуация будет регулярно возникать по ходу игры.

«Атака с вращением» — тотальное уничтожение всего живого в радиусе десятка шагов. Нечто подобное уже было в Total Overdose в исполнении Рамиро Круза: с криком «ураган!» и прыжком на месте. Применять рекомендуется в закрытых помещениях, иначе ни в кого не попадете.

Ну и последнее, на что можно потратить заветные tequila points, — это постыдное восстановление собственного здоровья, подорванного вражеской пулей.

Сами по себе вышеозначенные возможности откровением, мягко говоря, не являются. Но добавьте сюда Massive D (под заглавной D скрывается, конечно, destruction, то есть «разрушение»), и Stranglehold заиграет по-новому. Полностью разрушаемые уровни — главный козырь игры. Вот, например, один уровней проходит в музее естествознания, где водружен гигантский скелет динозавра. По его массивному позвоночнику, для начала, можно бегать: это кратчайший путь на второй этаж. Но самое главное: колоссальную костную реконструкцию можно метким выстрелом разнести на составные части, обрушив на неприятелей, скажем, тираннозавров череп.

Обратите внимание на скульптуры. Это russkaya mafiya.

Чтобы реагировать на происходящее было максимально комфортно, разработчики придумали простую систему взаимодействия с местными декорациями. Любой предмет, который можно использовать, при вашем приближении подсвечивается красным, и остается только нажать клавишу интеракции, чтобы совершить тот или иной трюк. Таким образом, можно бегать по перилам, съезжать с них, кататься на тележке для еды, цепляться руками за люстру и так далее. При этом обещается, что игрок получит полный контроль над приемами.

Визуально Stranglehold выглядит так, что из печатных слов на ум приходит только «ошеломляюще». Движок Unreal третьей версии свое дело знает: уровень детализации потрясающий. Пули рикошетят от стен, пробивают окружающие предметы, кто-то с воем падает на спину, давая слепую очередь в потолок, отчего на всех немедленно падает люстра. Не надо при этом забывать, что вся окружающая обстановка не только хорошо выглядит, но и состоит в сложных отношениях с законами физики. Нечто похожее мы уже наблюдали в F.E.A.R., но там все действо происходило в тоскливых офисных декорациях, где и разрушить-то толком нечего. Stranglehold — совсем другое дело. Перестрелки случаются в ресторанах, музеях и роскошных залах, где под потолком непременно раскачивается несколько хрустальных светильников. Когда все это великолепие бабахает, искрит и разлетается в клочья, а потом замирает в эстетском slo-mo, тебя переполняет нечеловеческий восторг.

В некоторых своих ракурсах игра подозрительно напоминает Gears of War, с которой у нее общий движок Unreal 3.

* * *

Для всех любителей пострелять скоро наступят счастливые времена. Джон Ву не зря состоит в зачинщиках проекта — Stranglehold видится нам главным идейным наследником Max Payne. Чистый, рафинированный экшен без заигрывания c RPG и прочей ереси.

Инспектор Текила возвращается, поэтому лучшее, что вы можете сделать в рамках подготовки к пришествию Stranglehold, — это прямо сейчас броситься на поиски «Круто сваренных», выучить наизусть финальную перестрелку и до августа включительно представлять себя в главной роли.

Знаки отличия

Джон Ву — один из немногих режиссеров, чьи фильмы невозможно спутать ни с чем. В первую очередь благодаря набору фирменных приемов (в английском языке это называется director’ s trademark), которые он гарантированно использует во всех своих фильмах, независимо от сюжета. C большой долей вероятности практически все нижесказанное окажется и в Stranglehold.

1. Белые голуби

Ву регулярно вставляет в свои фильмы разлетающихся белых голубей — они, как правило, предваряют развязку или судьбоносный момент в фильме. В «Без лица» герой и антигерой впервые встречались среди стаи белых голубей. На момент написания этих строк официальный сайт Stranglehold еще не открылся — по адресу www.strangleholdgame.com красуется фотография белого голубя, стоящего в луже крови.

2. Gun Fu

Ву относится к оружию с невероятным пиететом — пистолеты (особенно Beretta 92F) всегда являются центральным персонажем, наряду с главным героем и злодеем. Регулярное использование сразу двух пистолетов и хореографическая, поставленная как танец, съемка перестрелок в закрытых помещениях — обязательный атрибут любого его фильма. Критики прозвали этот прием Gun Fu (по аналогии с кун-фу).

3. Отражение

У Ву очень сложные взаимоотношения с зеркалом. Главный герой почти всегда смотрит в свое отражение и видит там надвигающегося сзади врага.

4. Спиной к спине

Знаменитая диспозиция, в которой два героя, прижавшись спиной к спине, готовятся вступить в неравный бой, была процитирована всеми, начиная от Квентина Тарантино и заканчивая Робертом Родригесом.

5. Мексиканская ничья

Герой и антигерой почти всегда встречаются у Ву лицом к лицу, направляя друг на друга оружие. Так, например, сходились в кадре Джон Траволта и Николас Кейдж в фильме «Без лица». — Олег Ставицкий.

Домашнее задание

Джон Ву оказал влияние практически на весь современный Голливуд. Братья Вачовски (создатели «Матрицы») подтверждали, что знаменитая перестрелка в колонном зале вдохновлена его фильмами. В любви к Ву открыто признаются Сэм Рэйми (автор «Зловещих мертвецов» и трилогии «Человек-паук»), Квентин Тарантино, Роберт Родригес и даже премированный недавно Оскаром Мартин Скорсезе. В последнее время у Ву как-то не заладились дела в Голливуде — его «Час расплаты» по Филиппу К. Дику и военная драма «Говорящие с ветром» не встретили понимания ни у критиков, ни у зрителей. Тем не менее свои главные шедевры мастер снял не в Америке, а в Гонконге. Мы отобрали ключевые шедевры Джона Ву, которые имеет смысл посмотреть в рамках подготовки культурного багажа для Stranglehold.

Право на жизнь (А Better Tomorrow, Ying hung boon sik, 1986)

Вы будете смеяться, но в начале семидесятых Ву считался главной надеждой гонконгской комедии. Однако после нескольких провалов с удовольствием взялся режиссировать боевик. История о двух братьях, один из которых полицейский, а другой — преступник, стала переломной не только для Ву, но и для всего гонконгского кино. Многие считают, что «Право на жизнь» сформировал целый жанр: невероятно кровавой поэтической драмы, исполненной какого-то космического надрыва.

Этот фильм стал отправной точкой для всей творческой карьеры Ву. Он определился с основными конфликтами: долг, честь, родственные связи, выбор между чувствами и присягой. Сформировался образ его центрального героя: черный плащ, белая рубашка, зеркальные очки и непроницаемое лицо. Именно после «Права на жизнь» появился термин Gun Fu и вообще сложилась знаменитая визуальная эстетика Ву. Через год вышел не менее удачный сиквел.

Наемный убийца (The Killer, Dip hyut shueng hung, 1989)

«Наемный убийца» считается абсолютным шедевром гонконгского боевика, после которого режиссер стал известен не только на родине, но и по всему миру. Как всегда у Ву, литры крови удивительным образом сочетаются с поэзией. В центре сюжетного конфликта — киллер, который соглашается на последнее задание, чтобы заработать деньги на операцию для случайно ослепленной им певицы. По его следу тем временем идет полицейский инспектор, раздираемый между долгом и личной симпатией (он явно признает в убийце свое собственное отражение по ту сторону закона).

The Killer стал самым кассовым восточным фильмом со времен «Выхода дракона» Брюса Ли (1973). Здесь же Ву впервые продемонстрировал «мексиканскую ничью», которую, как впоследствии выяснилось, сам режиссер позаимствовал из знаменитого вестерна «Дикая банда» (Wild Bunch, 1969).

Круто сваренные (Hard Boiled, Laat sau sen taan, 1992)

После феноменального успеха на родине на Джона Ву наконец обратили внимание в Голливуде. Мартин Скорcезе сравнил его мастерство снимать экшен с мастерством Хичкока накручивать саспенс. В итоге Ву дали зеленый свет на съемки его американского дебюта. «Круто сваренные» — его последний гонконгский фильм.

С сюжетной точки зрения Ву снял Hard Boiled как антитезис своим предыдущим шедеврам, прославлявшим гангстеров. Самая масштабная и крупнобюджетная ($4 млн — неслыханные для Гонконга деньги) постановка режиссера сегодня входит во все исследования азиатского кино. История о детективе Текиле — наверное, самый личный из всех фильмов Джона. Кроме упомянутой уже сцены в госпитале культовым также значится момент, в котором полицейский поет грудному младенцу колыбельную, отстреливаясь при этом одной рукой.

Без лица (Face/Off, 1997)

В Голливуде у Ву сначала не заладилось. Не привыкший к студийной системе режиссер столкнулся с вездесущим контролем продюсеров, которые постоянно диктовали ему, сколько пуль может быть выпущено в кадре, сколько человек может умереть в фильме, а чего показывать никак нельзя. «Трудная мишень» с Жаном Клодом Ван Даммом и «Сломанная стрела» с Джоном Траволтой оказались коммерческими провалами.

Но в 1997 году Ву все-таки удалось перехитрить студии и снять на голливудские деньги абсолютный шедевр. «Без лица» — классическая для режиссера история, в которой террорист и полицейский меняются ролями в ходе сложной хирургической операции. Ву протащил сюда все свои любимые приемы, включая белых голубей, отражения, родственные конфликты и прочую метафизику. Более того, он каким-то образом убедил продюсеров в первом же кадре убить ребенка, чего в Голливуде практически никогда не делают.

Комментарии
Загрузка комментариев