Все дороги ведут в Google

Все дороги ведут в Google

Интернет — Все дороги ведут в Google
Отличная жизнь по-гугловски — это непринужденная атмосфера студенческого кампуса. И началась эта отличная жизнь с того, что однажды семья потомственных математиков Бринов уехала из СССР — вряд ли кому-то надо объяснять причины, по ко
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Интернет
Все дороги ведут в Google

Есть компании обыкновенные, где дела решаются долго и по почте, все сидят в офисе от звонка до звонка, а за стойками бухгалтерской отчетности и спинками широких кожаных кресел и сотрудников-то не видно — они либо курят, либо в магазин за сигаретами побежали. А есть Google — странная компания, которой едва-едва исполнилось 10 лет и которая круглосуточно кормит сотрудников лучшими обедами в Америке, позволяет кататься по офису на роликах и приводить с собой домашних животных.

«Игромания» посетила московский офис Google, где встретилась с директором по связям с общественностью Аллой Забровской и специалистом по связям с общественностью Инессой Погоржельской и выяснила, как на самом деле живет, шутит и работает Google.

В недрах офиса

Мы — я, Алла и Инесса — сидим за столом в московском офисе Google, том самом, на Садовническом острове, в пяти минутах ходьбы от Кремля. Стол у нас необычный — теннисный, а вокруг стоят низкие цветастые диваны, «баобабы» (огромные мешки для сидения, набитые пружинистым наполнителем) и даже массажное кресло.

По обе стороны от стола непрерывно курсируют туда-сюда довольные программисты (или, как их называют в Google, инженеры)  — самые главные люди в компании. За нашей спиной находится кухонька, где каждый может сварить себе кофе и соорудить что-нибудь пожевать. Пока ассортимент небольшой, да и десятиметровая кухня — это совсем не по-гугловски. Во всех остальных офисах Google работают столовые (правильнее даже — рестораны), где профессиональные повара круглосуточно готовят самые разные блюда — день французской кухни, день кухни итальянской, «день салатов по вашим заявкам». Такова философия компании: сотрудник должен быть сыт, потому что иначе он будет думать о еде, а не о работе. Да и вообще, как сказал однажды исполнительный директор Google Эрик Шмидт, «программисты хотят заниматься программированием; они не хотят заниматься стиркой», поэтому в Google делают все, чтобы их сотрудники не отвлекались на всякие праздные занятия. Ведь если дать группе людей, желающих изменить мир к лучшему, необходимые средства и инструменты, они это сделают.

Гуглеры шутят

Как вы уже поняли, в Google работают неординарные люди. Так уж повелось, что на первое апреля они разыгрывают весь мир, и шутки эти, уж конечно, далеко ушли от избитых «Ой, а у тебя пятно!» или «Поздравляем, вы выиграли миллион рублей!». А так как Google — компания с чудинкой и изобрести Wi-Fi из цепочек комаров ей ничего не стоит, все простодушно принимают их первоапрельские приколы за чистую монету. Вот как гуглеры развели доверчивых пользователей в 2008 году.

«Вставьте купюру в шредер...»

Аппарат, который печатает бейджи для посетителей, очень похож на чудо-машинку Google Cash. А самой Google Cash в природе не существует.

Один из самых популярных запросов, который нам присылают пользователи AdWords, — просьба увеличить количество способов оплаты за рекламные кампании. Сегодня мы рады предложить новый способ оплаты, разработанный специально для российских пользователей, — Google Cash. До недавнего времени основными способами приема платежей были кредитные карты и банковский перевод. Однако всем известна страсть россиян к единственно верному средству оплаты — наличным деньгам. Чтобы лучше соответствовать требованиям нашего рынка, мы разработали новое устройство, аналогов которого до сих пор не существовало.

Теперь вы можете установить портативный купюроприемник Google Cash прямо у себя в офисе или дома и вносить платежи за рекламу наличными рублями. Купюра после попадания в устройство сканируется и... уничтожается. Как известно, деньги возникают в момент печати купюры Центральным банком страны и уходят из оборота после того, как поступают в Центральный банк. Поэтому уничтожение купюры эквивалентно ее возвращению в Центральный банк. Благодаря уникальным банковским и интернет-технологиям попадающая в купюроприемник купюра распознается, аппарат записывает ее номер и устанавливает подлинность. Затем купюра уничтожается, после чего сразу же считается изъятой из обращения с зачислением соответствующей суммы на ваш счет. Уникальный аппарат моментально распечатывает кассовый чек.

Сейчас устройство проходит тестирование и желающие могут получить Google Сash бесплатно. Необходимо учитывать, что после уничтожения купюры остаются твердые отходы, которые требуют утилизации. Поэтому вместе с устройством поставляется контейнер для их сбора с последующим компостированием и превращением в питательную среду для выращивания растений.

В настоящее время мы активно совершенствуем технологию и в скором времени надеемся осуществлять платежи наличными вебмастерам, использующим AdSense.

Едят и играют

[Алла]: Честно сказать, в Москве у нас не самый лучший офис: это не наше здание, мы снимаем этаж в офисном центре «Балчуг Плаза». Делаем, конечно, что можем: поставили везде холодильники с соками и газировкой, организовали кухоньку, провели Wi-Fi, но по-настоящему гугловский офис нам не позволяют сделать условия аренды. Мы здесь все-таки в гостях, и должны соблюдать правила арендодателя. Не можем, например, заменить все лампы дневного света на энергосберегающие, не можем открыть ресторан и готовить еду прямо на этаже.

Два знаменитых стэнфордских экспериментатора — Сергей Брин и Ларри Пейдж.

Обычно мы изначально проектируем офисы под себя: в строящемся бизнес-центре, где еще нет ни стен, ни коммуникаций, Google выкупает несколько этажей и полностью их оснащает. Приглашаются архитекторы, психологи, проводится большое психо-социологическое исследование, у сотрудников спрашивают, в каких условиях им хочется работать, что настраивает людей на нужный лад.

И вот какая штука выяснилась: оказывается, рабочее место сотрудника не должно быть слишком индивидуализированным. Во многих компаниях стараются создать для каждого свой уголок — свой стол, свой компьютер, множество сувениров, календариков, фотографий на полках... Мы нашли другой подход: рабочее место должно быть максимально безликим, а все вокруг — кухня, зоны отдыха, переговорные — должно быть очень ярким, неординарным. Ведь программисту для работы нужен лишь компьютер — так пусть берет ноутбук и ходит с ним по офису, работает, где ему удобно: на диване, на балконе, в массажном кресле. Наконец, если он устал, пусть отдохнет — вот теннисный стол, вот дартс, вот Wii...

Тут программисты шумно выкатываются из соседней комнаты и толпой бросаются к настольному хоккею — в этот момент они очень похожи на вечно галдящих симов.

Ассортимент небольшой, но не в каждом офисе встретишь блюдо с горой свеженатертой морковки.

[Алла]: Google пришел в Россию в 2005 году с единственной целью — предложить все те же услуги и сервисы, только на русском языке. Работу начали с почты и поиска.

Международные компании очень любят говорить, что Россия, мол, особый рынок, тут надо адаптироваться к потребностям потребителя, как-то подстраиваться, идти на всякие ухищрения. На самом деле — ничего подобного. Люди везде одинаковые. По всему миру у них одни и те же потребности и интересы, и живут они одним и тем же.

Локализовывать в России поисковую систему тяжело из-за особенностей русского языка — у него морфология сложная, от окончания слова зависит падеж, от приставки — вид, а в результате меняются результаты поиска. До этого в Google не сталкивались с такой проблемой, поэтому в московском офисе сразу занялись морфологией сложных языков, и теперь мы помогаем локализовывать программы на другие славянские языки и иврит. Сейчас московский офис так разросся, что менеджеров по маркетингу, продажам и связям с общественностью пришлось отселять в другой офис — на Новинский бульвар.

Мы давненько подумываем о переезде в настоящий Google-офис, как в Америке. Знаете, наша штаб-квартира в Маунтин-Вью — любимая тема всех профильных журналов для руководителей высшего звена. Что ни статья про коллективную работу и взаимопонимание в компании — то обстоятельный рассказ про атмосферу студенческого кампуса: зеленые лужайки, чистые, умытые здания, по территории бродят счастливые люди, играют в бадминтон, волейбол, катаются на роликах — в общем, санаторий, а не работа. С собой можно приводить собак (кошек нельзя — на них у многих аллергия), и в парке то тут, то там встречаешь лукошки со спящими питомцами. Офисные здания проектируются так, чтобы от места работы до ближайшего кафетерия было 30-40 метров — чтобы бегать далеко не приходилось. В главном офисе есть и детский садик, и фитнес-клуб, и свой стоматолог — все отвечает мысли основателя Google Ларри Пейджа: «Мы не хотим, чтобы у вас была отличная работа, мы хотим, чтобы у вас была отличная жизнь».

Такая странная история

Этот принтер зовут Громозека. А есть еще принтер Русалка и переговорные — Простоквашино и Железяка.

Отличная жизнь по-гугловски — это непринужденная атмосфера студенческого кампуса. И началась эта отличная жизнь с того, что однажды семья потомственных математиков Бринов уехала из СССР — вряд ли кому-то надо объяснять причины, по которым буржуазная Америка показалась интеллигентным евреям привлекательнее, чем затравленная Страна Советов. Родители пятилетнего Сергея довольно быстро нашли работу — отец, кандидат физико-математических наук, устроился в Университет Мэриленда, а мать — научным сотрудником в NASA. Однако жить в чужой стране оказалось непросто — другие люди, другой язык, что там — другие средства передвижения: автомобиль пришел на замену привычному метро, и даже бабушке Сергея, Майе Брин, пришлось сесть за руль, чтобы возить ребенка в школу. «Это был шок, когда мне сказали, что надо сдать экзамен на водительские права. Было очень страшно».

А Сережа очень скучал в школе. Родители с самого детства занимались с ним математикой и прочили академическую карьеру, поэтому он с легкостью щелкал школьные математические задачки и то и дело спорил с учителями. Бабушке оставалось только сокрушаться: «В голове у него были одни компьютеры. Я все думала, что с ним будет?»

Сергей экстерном окончил школу, получил диплом с отличием Мэрилендского университета и престижную стипендию Национального научного фонда, а в 19 лет без труда поступил в аспирантуру знаменитого Стэнфорда, где и занялся сбором данных в больших массивах неструктурированной информации. Говорят, кстати, что львиная доля дополнительных курсов, которые выбрал Сергей, не имела никакого отношения к математике — танцы, яхтенный спорт, гимнастика, плавание... что уж удивляться, что первая поисковая программа, которую Сергей написал в 1994 году, выискивала новые картинки на сайте «Плейбоя»!

Знаменитое массажное кресло с кучей программ, а рядом с ним — «Автостопом по Галактике» Дугласа Адамса.

Год спустя в Стэнфорд поступил и Ларри Пейдж — они познакомились, когда Сергей водил новичков по университету. Первое время они терпеть друг друга не могли, спорили по малейшему поводу, но потом сдружились и задумали вместе «структурировать весь интернет», как хвастливо заявлял преподавателям Ларри.

А поиск в интернете велся в те времена доисторическим способом — в базу данных Yahoo!, например, все данные вносились редакторами вручную. Они тратили уйму времени на просмотр и структурирование самых разных сайтов, но главной задачи так и не решали: Yahoo! был скорее качественным интернет-каталогом, но никак не поисковиком.

Ларри понимал, что количество информации в Сети растет экспоненциально, поэтому ручная выборка — не выход. Мало того, запросы пользователей многозначны, поэтому поисковик должен отображать много сайтов, среди которых человек сможет выбрать нужные ему. А значит, информацию придется структурировать быстро и автоматически. Визуальное решение нашлось скоро — Ларри хотел выдавать результаты в виде ссылок, как делала популярная в то время система AltaVista.

За три года дартс и стенку вокруг него истыкали так, что впору вешать новый.

Но вот по какому принципу ранжировать результаты поиска? По частоте употребления нужного слова? По количеству картинок? По объему базы данных? Да тогда придется загружать на компьютер весь интернет! Ларри и Сергей оказались в тупике.

Надо сказать, что в 60-е годы прошлого века появилось такое понятие, как индекс цитирования научных статей — показатель популярности той или иной научной работы. Ученые часто ссылаются на труды коллег, и считается, что чем чаще цитируют ту или иную статью, тем она авторитетнее. Ларри прикинул, что и интернет-ссылки могут иметь разную значимость, а важность того или иного источника можно определить по количеству ссылающихся на него ресурсов. И в интернете это сработало! Конечно, о целой программе тогда и речи не шло, но сам алгоритм был найден и получил имя PageRank.

В 1997 году Ларри и Сергей написали работающий поисковик и тщеславно назвали его Google, ведь гугол — это гигантское число, 10 в сотой степени, единица со ста нулями, а именно столько информации вмещал по их прикидкам интернет. Поисковик поселился на сайте университета по адресу Google.Stanford.edu (он, кстати, и сейчас там), и в 1998 году им пользовалось 10 000 человек в день, выедая половину всего университетского трафика. Данные первого дата-центра Google уже тогда занимали 1 Тб — друзья купили по льготным ценам несколько винчестеров и обосновались в общежитии в комнате Ларри. Пользователи были в восторге от качества поиска, но Сергей и Ларри хотели получить ученую степень и продолжить академическую карьеру, поэтому попытались продать Google в AltaVista или Yahoo! — всего за миллион долларов. Но ничего у них не вышло. «Поисковики бесперспективны и денег на них не заработаешь!» — был ответ. Технологию одобрил лишь основатель Yahoo! Дэвид Фило, но покупать сырой еще продукт не решился и посоветовал аспирантам организовать собственный бизнес, доработать и масштабировать программу, а потом зайти снова.

Есть распространенный миф, что в московском офисе Google все говорят по-английски. Проверено: неправда это, сотрудники общаются по-русски.

Не найдя покупателей и так и не закончив аспирантуру, Сергей и Ларри решили основать собственную компанию. Денег у них не было никаких. Даже логотип поисковика Сергей нарисовал сам в бесплатном редакторе GIMP. Бросив Стэнфорд, изобретатели переехали в город Менло-Парк и поселились в гараже Сьюзен Войчицки, давней подруги Сергея Брина (в 2007 году, кстати, Брин женился на ее сестре Анне). На первых порах весь Google состоял из десятка компьютеров, которые помещались на столе и под столом. За аренду Сергей и Ларри платили $2000, и почти все деньги уходили на электричество.

Первым инвестором Google стал вице-президент Cisco Systems и основатель Sun Microsystems Энди Бехтольшейм. Он не очень-то верил в будущее интернет-поиска или контекстную рекламу, но напористые Ларри и Сергей его поразили — он выдал Google чек на $100 000. А дальше понеслось — уже в августе 1999 года Google переезжает в штаб-квартиру в Маунтин-Вью, в апреле 2004-го запускает почтовую службу Gmail, в феврале 2005-го — сервис Google Earth, в октябре 2006-го покупает YouTube, а в 2007 и 2008 году журнал Fortune называет компанию лучшим работодателем.

[Алла]: На первых порах Сергей и Ларри понятия не имели, как зарабатывать деньги. В английском даже выражение такое появилось — to do Google («сделать Google»), то есть сколотить целое состояние, не имея четкого бизнес-плана.

Сейчас основная часть нашего дохода — контекстная реклама Google AdWords, использующая модель аукциона. Программа позволяет рекламодателям показывать потенциальным клиентам рекламные объявления по теме их поискового запроса. Она автоматически подбирает рекламу таким образом, чтобы та соответствовала содержанию страницы, на которой появляется. А на программном обеспечении и сервисах мы не зарабатываем — Сергей считает, что информация должна быть бесплатной и общедоступной.

Тем не менее идеальный английский нужен: проекты Google — международные, да и видеоконференции устраиваются каждый день (и ночь!).

В это время в офисе программисты входят в раж и начинают молотить по хоккейному шарику так рьяно, что диктофон мигает красным: не может определить основной источник звука.

[Инесса]: Как и везде, в Google есть субординация, но все очень открыты. Начальство не прячется за семью замками, прикрываясь табличкой «Приемные часы»: любой стажер может подойти хоть к генеральному директору и запросто с ним поговорить, а иногда даже и поспорить. Мы стараемся свести служебную иерархию к минимуму — она совсем не нужна для того, чтобы хорошо выполнять свою работу. У нас нет секретных проектов, нет совещаний за закрытыми дверями. Даже если ты ничего не понимаешь в программировании, но у тебя есть свежая идея — просто подойди к любому программисту и расскажи о ней. У нас и пространство-то офисное общее, только низкие пластиковые ширмы отделяют один стол от другого — да и то для того, чтобы можно было стикеры лепить и на пол ничего не скатывалось.

[Алла]: Особенность Google в том, что у нас всем до всего есть дело. Стоит задать вопрос на внутреннем форуме, как люди тут же откликаются, забрасывают тебя советами.

Скажем, у нас есть возможность самим выбирать, какие соки и продукты будут завозить в офис, и одно время на форуме была целая ветка — «Заказывайте меньше «Рыжего Апа» (есть такое молочко со вкусом жвачки, которое возили в ужасающих количествах, а нам все-таки хотелось сделать меню сбалансированным). Или вот гамбургеры — на форуме долго висела тема «Вместо гамбургера с яйцом предлагаю заказывать гамбургер обычный!».

Так бывает в маленьких коллективах, когда компания только-только основана, царит атмосфера стартапа и у всех на лбу написано: «Мы — одна команда!» В больших коллективах это пропадает — но только не в Google.

Гуглеры шутят

А вот первоапрельская шутка 2007 года. Тогда с беспроводными сетями было туго даже в Москве, и в Google затеяли интернетификацию всей страны — почитайте, каким оригинальным способом.

Комариный Wi-Fi

Уникальный передатчик Culex Pipiens — обыкновенный городской комар.

Мы начинаем крупномасштабный проект по предоставлению беспроводного широкополосного доступа в интернет для большинства российских пользователей. Пока мест, где существует сложившаяся инфраструктура предоставления доступа к сетям данных, относительно мало. Поэтому мы создаем собственную одноранговую сеть на основе множества автономных микропередатчиков, способных автоматически самоорганизовываться в ту или иную инфраструктуру. Для этого будет использована технология, аналогичная ZigBee и подобным сетям (mesh networks).

Для размещения передатчиков и распределения их по местности выбраны наиболее мобильные площадки, а именно Culex Pipiens (на фото — одна из модификаций устройства). Благодаря их повсеместному распространению доступ в интернет будет предоставляться в любой точке России.

Программное обеспечение приемопередающих устройств будет автоматически вычислять наиболее выгодные маршруты передачи данных от одного такого устройства до другого и корректировать их в зависимости от качества связи и конфигурации сети.

В частности, мы уже предусмотрели процедуру восстановления связи в случае утери одного из узлов (как обычно, мы рассчитываем на массовое использование относительно дешевых устройств, эта техника себя уже зарекомендовала). Дальнейшие улучшения качества передачи данных включают в себя, например, использование особенностей ландшафта для увеличения пропускной способности и надежности соединения.

Конечно, проект подобных масштабов невозможен без участия высококвалифицированных инженеров и программистов. Поэтому, если вам интересно решать такие задачи, приходите к нам. Нам особенно нужны специалисты, знакомые с Mosquito Lisp, так что если вам доводилось работать с этим языком — не забудьте упомянуть об этом в резюме!

В этом году очередной Google-прикол наверняка появится в открытом блоге компании на http://googlerussiablog.blogspot.com. Не попадитесь!

Неестественный отбор

Среди мягких кресел мешкообразной формы спрятана коробка с радиоуправляемыми машинками. «Да вот, батарейки сели», — сетует программист, пробегающий мимо с бутербродом и кружкой чего-то горячего.

Секрет Google — в людях. Попасть сюда чуть ли не сложнее, чем на МКС: простой отправкой резюме не обойтись. Отбирая исключительно талантливых людей, Сергей и Ларри придумали сложный и многоступенчатый механизм приема на работу.

Сначала в компании изучают резюме соискателя, потом ему звонит рекрутер из отдела кадров и рассказывает о вакансии и условиях работы — чтобы не было недопонимания. Если рекрутер и соискатель находят общий язык, его приглашают пообщаться в офис. Собеседований может быть и три, и пять, и десять — на английском и на русском языке, о математике, латиноамериканских танцах и о политике, со специалистами отдела кадров, с будущими сослуживцами, с коллегами из иностранных офисов. Процесс тянется несколько месяцев, а после финального собеседования Google берет пару недель на размышление.

Зачем тратить столько сил на пустые формальности? В Google собеседование — это особое дело. Компании не важен ваш пол, возраст, национальность, семейное положение и отношения с военкоматом. Google интересна исключительно ваша сообразительная голова, и, чтобы определить степень ее исключительности, в компании готовы отрывать от дел самых высокопоставленных сотрудников. Раньше, например, Сергей Брин проводил собеседования сам, но сейчас только Ларри Пейдж просматривает резюме будущих сотрудников.

Так как большая часть коллектива — программисты, на собеседовании частенько задают математические задачки или предлагают написать часть кода (многие похожи на задачи сайта TopCoder.com). При этом правильность решения не так уж волнует HR-службу: им важен сам ход мысли и гибкость вашего мышления. Они будут вовсю сбивать вас с толку и давать ложные подсказки, а потом серьезно оценят вашу реакцию. Многочисленные собеседования дают свои плоды: в компании собираются люди, близки по духу и образу мысли. Кроме того, если соискатель становится сотрудником, ему легче влиться в коллектив — он не чужой, его уже видели на собеседовании. А если нет... одно время Сергей Брин задавал в конце собеседования один и тот же вопрос: «Я сейчас выйду на минуточку, а когда вернусь, вы мне расскажите что-нибудь, чего я не знаю». И в этот момент Сергею было интересно действительно все. Почему? Просто если человек не пройдет собеседование, Сергей будет уверен, что не зря проболтал с ним полчаса — узнал что-то новое.

Смотри, как полетел

В магазине Google-Store.com полным-полно всяких штучек вроде флэшек или мышек из переработанного пластика, ползунков и ванильной помады для губ, но Google Lava Lamp — самая популярная покупка: стимулирует выработку идей.

Ежедневно проводя сотни собеседований, Google отбирает особенных сотрудников, которые способны работать, когда над душой никто не стоит. Более того, в компании действует знаменитый принцип 80-20, когда 80% рабочего времени человек уделяет своему главному проекту, а 20% — любимому делу. Например, программист, работающий над морфологией сложных языков, в «дополнительное» время может заняться анализом погодных явлений или новостных лент. Велика вероятность, что это хобби перерастет потом в полноценный проект: из «двадцатипроцентных» мини-увлечений родилась и почта Gmail, и сервис Google News, и социальная сеть Orkut.com, бьющая рекорды популярности в Индии и Бразилии.

Именно поэтому Google интересуют ваши хобби — вдруг вы любите астрономию, физику и географию и поможете в разработке карты звездного неба? Именно поэтому здесь ценят красный диплом и смотрят на вкладыш с оценками — Google нужен не просто выпускник МГУ, здесь ждут любознательного и разносторонне развитого человека. Если вы добросовестный исполнитель — это отлично, но в Google принято проявлять инициативу.

[Инесса]: Мы летом выезжаем на пикники, зимой вместе празднуем Новый год, а каждую пятницу собираемся в офисе, знакомимся с новичками, отмечаем дни рождения, обсуждаем новые проекты. Такие посиделки называются TGIF — Thanks God, It’s Friday! («Наконец-то пятница!»), и прижились они в офисах по всему миру.

Программист, идущий от холодильника с соками, застревает у дартса и пытается попасть в десятку — неожиданно дротик рикошетит от стенки и вонзается прямо у его ног. «Оппа, смотри, как полетел! — раздается из-за пластиковой ширмы. — Ты в театр-то с нами пойдешь сегодня?» — «Не, мы вон на каток собрались!» Действительно, ведь до катка на Красной площади тут рукой подать.

[Алла]: У нас во всех странах так работа устроена. Мы учитываем какие-то местные особенности — например, в Дубае или Каире выходной день не в воскресенье, а в пятницу, но корпоративная культура та же.

И сервисы Google везде функционируют одинаково — с той лишь оговоркой, что мы соблюдаем законы стран, в которых предоставляем свои услуги. Как в России и по всему миру, в Китае работают два поисковика — китайский сервис Google China (Google.cn) и международный поисковик Google.com. Из-за цензурной политики китайские власти иногда прикрывают Google.com, а на Google.cn нам приходится модерировать результаты поиска — мы не удаляем «неблагонадежные» ссылки совсем, но вынуждены указывать в результатах, что «некоторые сайты не отображаются из-за цензурной политики вашего правительства». Нам с большим трудом далось это решение, ведь информация должна быть общедоступной. Но мы во всем руководствуемся принципом «Не навреди!», а здесь как раз такой случай.

* * *

Между тем сервисами Google пользуется уже весь мир, а компания и не думает останавливаться — поисковик, почта, карты, спутниковые снимки, социальные сети, интернет-базы данных... пройдет еще лет десять, и у ног Пейджа и Брина окажется весь мир. Прямо «Матрица» какая-то!

Впрочем, если каждый из нас будет при этом ходить на работу пешком и ежедневно обедать в ресторане, то господство Google — не самый плохой вариант развития событий. Тем более что Сергей Брин сказал, что очень расстроится, если Google будет его главным достижением в жизни. А ему сейчас только 35 лет...

Совсем недавно Google закончил оборудовать новые офисы в Цюрихе и Санкт-Петербурге — с настоящими, гугловскими переговорными, комнатами отдыха, библиотекой, рестораном и всем-всем-всем, что нужно для жизни необыкновенным программистам. Скоро и в Москве такой офис построят.

Переговорные комнаты в Цюрихе — внутри и снаружи.

Библиотека, Цюрих.

Стойка администратора, Санкт-Петербург.

Немногочисленные офисные комнаты, Цюрих.

Чтобы пообедать, нужно зацепиться за столб и... и соскользнуть вниз на кухню. Цюрих.

Холл офиса, Санкт-Петербург.

«Бери ноутбук и работай!» Цюрих.

Комментарии
Загрузка комментариев