Игры, пропагандирующие здоровый образ жизни

Игры, пропагандирующие здоровый образ жизни

Спецматериалы — Игры, пропагандирующие здоровый образ жизни
«...игра действует! Эффект такой, как если бы Аршавин сказал: «С сигаретами я никогда бы не стал хорошим футболистом, потому что...»
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спецматериалы
Игры, пропагандирующие здоровый образ жизни

Русский ученый, профессор Александр Прохоров, получил грант Министерства обороны США. Сумма — $3,7 млн, деньги выделены на видеоигру, которая отучит американских солдат курить. Срок разработки — до 2011 года. Прототип у профессора Прохорова уже готов — это его третий проект, он работает с играми уже 8 лет. Мы созвонились и узнали, какие видеоигры нужны Америке, сколько курят в альтернативных школах и зачем в военных частях появятся цветные холодильники.

В Escape with Your Life можно индивидуализировать персонажа. Школьникам это очень важно, но для обучающих игр подобного рода это инновация.

Обучающие игры — у вас в Америке это нормально воспринимается? В России «обучающая игра» — это что-то третьесортное, выпущенное в придачу к блокбастеру. Издатели часто так делают — продают какой-нибудь хит, а в нагрузку к нему впаривают десяток Petz 19, которые никто и брать-то не будет, но выпустить надо.

Мы начинали в 2001-м и сами не знали, как это будет восприниматься. Была задача — сделать интерактивную обучающую программу для детей. Перевернуть все с ног на голову, соединить игру с профилактикой — того же курения. В 2001-м это была даже не игра, а программа с игровыми компонентами. Но это был прорыв. Мы смогли сделать одновременно и информирующий, и хорошо принимаемый инструмент.

Я научный сотрудник в Онкологическом центре М. Д. Андерсона (один из лучших и старейших медицинских центров в стране, находится в Хьюстоне. Прим. «Игромании»). Переехал сюда в 1991-м — не потому, что в Союзе было так плохо, а здесь так хорошо, — я не иммигрант. Меня пригласили поработать, и проекты так пошли, что обратно просто не отпустили. И я остался, потому что тут мог делать маленькие революции — хотя бы в сфере edutainment (производное от слов «обучение» и «развлечение»). Когда я работал в Центре профилактической медицины в России, таких возможностей не было.

Здесь первая же наша программа позволила почти в три раза уменьшить количество курильщиков среди детей и подростков. Этого никакими лекциями не достичь. Что у вас, что у нас — приди в школу, начни рассказывать о вреде курения, дети сделают кислые лица: «Мы и так об этом все знаем, чего пришел, что мы, черных легких не видели?»

Действительно. И на пачках ведь пишут «Минздрав предупреждает...».

Да, поэтому предупреждать не было смысла, рекламу все смотрят. Мы решили испробовать программу на самой проблемной аудитории — на учениках альтернативных школ (это аналог российских классов коррекции). Там очень напряженная обстановка. Не могу сказать, что тюремная, но это очень непростые школы. Там молодежь проходит через металлодетекторы, все одеты в униформу, чуть ли не каждый — на учете в полицейском участке... Если ты в альтернативной школе поведешь себя неадекватно, то дальше только в тюрьму. Некоторых это заставляет сдерживаться, иногда кто-то даже возвращается в обычные школы. Но в целом контингент еще тот.

Дети, как вы понимаете, не самые bright... да, не слишком быстро схватывают, и мы решили, что если игра сработает там, то в обычных школах сработает и подавно.

В такой школе, наверное, курит любой ученик?

В том-то все и дело! Когда ты приходишь в обычный класс и пытаешься набрать группу курильщиков, дети обычно не говорят, что курят, боятся, что родители узнают. А этим бояться уже нечего — их родители знают много чего и похуже. Это было для меня сюрпризом: стоило в альтернативном классе спросить, кто курит, как четверть учеников сразу поднимали руку.

В результате мы провели шестимесячное исследование. У нас было 239 учеников, и больше половины — 53% — бросили. Тогда у нас не было возможности проверить их ответы, но врать — в их-то положении! — им было абсолютно бессмысленно.

Чем вы их так напугали?

Их не напугаешь. У школьников нет каких-то серьезных поводов бросить курить — здоровье-то еще лошадиное. Говори им про рак в старшем возрасте, про мертворожденных детей, пугай статистическими данными — для них все это скучно. «Рак в старшем возрасте» — это для них через сто лет.

Хирургия? Круто, давай еще

Геймплей Escape with Your Life отдаленно напоминает Doom — бегаешь по коридорам, открываешь двери и ищешь ключи.

Подростковая масса неоднородна. Мы стараемся сделать так, чтобы ребенок получил только ту информацию, которая ему интересна. Кто-то, например, играет в баскетбол — высоко прыгает, а дыхалки не хватает. «Это табак, — скажем мы. — С сигаретами никогда не стать знаменитым спортсменом». А у кого-то недавно родственник умер от рака легких — этому школьнику стоит рассказать про то, что выдыхаемый дым обжигает слизистые и т.д.

Игра для школьников называется Escape with Your Life («Выберись отсюда живым»), это флэш-аркада продолжительностью 40-45 минут, но дети всегда просят сыграть еще разок.

Школьник сам создает героя, сообщая игре свой возраст, пол, этническую принадлежность. Когда персонаж готов, мы спрашиваем, курит человек или нет. Если он говорит, что курит, мы спрашиваем, хочет ли он бросить. Он обычно говорит, что не хочет, и тогда мы его отправляем в путешествие по клинике.

Игра основана на мотивации. Мы не говорим: «Ага, куришь? Бросай через неделю!» Мы, напротив, говорим, что курить — это нормально. Многие курят и не могут или не хотят бросить — и это тоже нормально.

Вот наш герой появляется в клинике — открывает глаза, видит докторов, бродит по бесконечным коридорам, попадает в лифт... Кнопки лифта подписаны — приемный покой, рентгенология, крыша, посадочная площадка для вертолета... Популярнее всего 16-й этаж — хирургия. Там можно заглянуть в операционную и посмотреть видеозапись настоящей операции, во время которой у пациента удаляют часть легкого, пораженного раком. Мы не очень верили, что это пройдет, — я думал, детям будет страшно, противно, они не станут смотреть. Но они бодрячком: «Очень хорошо, — говорят. — Интересно. Давай еще».

Как-то не верится, что простыми видеороликами можно заставить кого-то бросить курить.

Есть расхожее мнение, что знание не изменяет поведение. Но все зависит от глубины знания. Те дети, что строят кислые мины, когда говоришь с ними о табакокурении, понятия не имеют, почему курить вредно. Спрашиваешь: «Курить плохо?» Отвечают: «Да-а, плохо». А когда спросишь, чем плохо, они не могут объяснить.

А наша игра дает полную картину с иллюстрацией, и не просто с фотографиями, как на пачках сигарет, а с видео. Более того, у нас там говорят живые люди — не нудные дяди в халатах, а их сверстники и знаменитости — Тони Хоук, например (мы с ним знакомы). Для детишек из сельских районов у нас есть Джефф Багвелл, очень известный бейсболист. Он рассказывает, почему не надо жевать табак, — в Америке это еще одна большая проблема. И игра действует! Эффект такой, как если бы Аршавин сказал: «С сигаретами я никогда бы не стал хорошим футболистом, потому что...»

Escape with Your Life до сих пор популярна?

Да, и не только она. Escape with Your Life — это наша первая полномасштабная видеоигра. А до нее была еще программа с игровыми компонентами, флэш-игра ASPIRE (A Smoking Prevention InteRactive Experience, www2.mdanderson.org/depts/aspire/site.html).

Здесь ASPIRE поддерживают школы и медицинские учреждения — более 200 организаций в 16 штатах. Из России она тоже доступна. Она состоит из трех частей — сначала дети отвечают на вопросы о табакокурении, потом играют, сталкиваются с разными людьми в разных жизненных ситуациях, а потом вновь проходят тест. В первом тесте правильных ответов немного. Но в игре им рассказывают, как делаются сигареты, как табачные компании манипулируют общественным мнением, сколько людей умирает от табака. В конце игры они куда более подкованы, и, если отвечают правильно на 70% вопросов и больше, мы вручаем им сертификат. Его можно напечатать и повесить на стенку — школьников это мотивирует.

А графически Escape with Your Life похожа на top-down-экшены родом из 90-х: ракурсом камеры, моделью перемещения, обстановкой.

Они вообще очень серьезно относятся к нашей игре. Некоторые даже спрашивают, почему табак до сих пор легален. А я и сам не знаю. 7 млн человек в мире в год умирает от употребления различных химических веществ. Из этих семи миллионов 26% умирает от алкоголя, 3% — от нелегальных наркотиков. Оставшиеся (почти 5 млн человек в год!) умирают от табака. А если посмотреть на социальную рекламу, то везде кричат про нелегальный оборот наркотиков, а про табак молчат. И табачные компании этим только пользуются. Послушайте их, они говорят, что наркотики — зло, а табак, в общем-то, легальный продукт. Как, кстати, в России с курением? Когда я уезжал, кругом были пузатые дядьки в трениках, которые дымили «Беломорканал».

И сейчас дымят. В ресторан не зайти.

Родительский контроль

Некоторые объекты в игре интерактивны: при щелчке на несчастного серо-зеленого пациента на операционном столе выскочит видеоролик.

Я и сам курил раньше, но как начал играми заниматься, так бросил. Неудобно перед детьми — они же чувствуют запах. Спрашивают: «Что вы нас заставляете бросать, а от вас табаком несет?»

И в России, я слышал, многие врачи работают под спонсорством табачных компаний?

Судя по тому, что в стране происходит, наверняка работают. А родители не возмущаются, что из-за ваших игр дети подолгу сидят у компьютера?

Наши игры короткие... Но вообще у нас тут целая эпидемия в сфере общественного здоровья — подростки привыкают к играм как к никотину. Они проводят за монитором безумное количество часов без всякого родительского контроля. Не знаю, как у вас с родительским контролем, но у нас ситуация очень тяжелая. Компьютер заменяет няньку.

Я вам гарантирую, у нас ситуация еще хуже, чем в Америке, потому что подавляющее большинство родителей в России просто не умеют пользоваться компьютером.

Я говорю даже не о том, что родитель должен знать, что там его ребенок делает с компьютером. Достаточно, чтобы ребенку говорили: сегодня сидишь за компьютером два часа, а дальше я его выключаю. Этого нет, и в результате у детей образуется страшная зависимость. Они сидят по ночам, в школе наутро им ничего не хочется, кроме как поспать, ни о какой учебе речи не идет, они вялые, раздраженные.

И вы как-то с этим боретесь?

Я лично со своим ребенком борьбу проиграл. У меня есть дочь, ей 23 года, и она без компьютера не мыслит своего существования. Все компьютеры, что у нас есть в доме, она оккупировала — а я что могу сделать?

Она, конечно, окончила дизайнерский колледж и получает деньги за иллюстрации, верстку веб-сайтов. Но из-за этой своей работы она проводит какое-то нездоровое количество часов за монитором.

Люди стараются, конечно, покупать новые компьютеры, большие мониторы, но что толку, ведь ты неподвижно сидишь весь день, горбишься, глаза смотрят в одну точку. А нетбуки с экранчиками по 8-9 дюймов? Да, их очень удобно носить с собой, но они же гробят и глаза, и все на свете.

ASPIRE — довольно длинная флэш-игра с десятками видеороликов. Курильщики показываются в разных жизненных ситуациях, но всегда в одном амплуа — желтозубый дистрофичный вонючий импотент. Многим этого достаточно.

Цветные холодильники

И при этом Минобороны США решило вбухать $3,7 млн на видеоигру, которая отучит солдат курить? Им больше деньги девать некуда? Может, лучше на восстановительное лечение отдать?

Им виднее, куда деньги вбухивать, а куда нет. На наш грант было 40 (!) претендентов из различных университетов США. Каждый участник предоставил подробнейшее описание своего научного проекта с бюджетом и обоснованием. Проекты затрагивали самые разные темы. Группа независимых экспертов, нанятая Пентагоном, изучила эти проекты и выбрала один — наш — как наиболее перспективный.

Способов бросить курить много. Можно сделать публичное заявление, как Шарль де Голль: «Я, президент Франции генерал де Голль, с завтрашнего дня бросаю курить».

Вы забываете, что армейские курильщики через год-два вернутся на гражданку и будут продолжать портить здоровье себе, своим близким и окружающим. Они должны знать, что курение — это не только доказанная причина хронических болезней и рака легких, но и, например, импотенции у мужчин и бесплодия у женщин.

Сигареты становятся дороже с каждым годом, и мало кто осознает, что, отказавшись от курения, можно через несколько лет позволить себе крутой телевизор или даже машину. Бросая курить, молодой человек перестает платить «дань» табачным корпорациям и значительно повышает качество своей жизни.

Солдатам вы тоже предложите по клинике бегать? Ведь в армии служат двадцатилетние дылды. Уж их-то не переубедить, что они чего-то не знают про табак. И аргументов у них полно: армия — это стресс, пошел служить не от хорошей жизни... И тут приходит какой-то мужик с игрушкой и начинает им на мозги капать: «Давай бросай курить, бросай». С какой стати? Курильщиков в штрафбат отправлять будут?

В армии давно обратили внимание на проблему табакокурения. На военной базе в Техасе есть медцентр, где солдатам помогают бросить курить, бесплатно дают нужные препараты, жвачки, пластыри — бросай не хочу. Многие и не хотят — со стрессом, как вы говорите, борются. А некоторые пытаются бросить и не могут. Привыкают к сигарете. В сухопутной армии курит 46% мужчин и 25% женщин — это больше, чем на флоте или в военно-воздушных силах. На то есть множество причин — не только стресс, например, но и более низкий уровень образования.

С помощью игр мы дадим людям понять, что без табака они будут физически здоровее, а процесс службы будет проходить легче. Кто последний прибегает в кроссе? Курильщик, и над ним хихикают потом. Кто хуже рассчитывает траекторию полета снаряда? Курильщик. Вы же знаете, что находящаяся в сигарете окись углерода связывается с гемоглобином очень быстро, значительно быстрее, чем кислород. В результате часть крови практически выключается из процесса переноса кислорода к тканям, а значит, и мозгу кислорода достается меньше.

Мы хотим донести одну-единственную мысль: если они бросят курить, они просто будут лучшими солдатами. Это не слова — они сами это заметят. Что может игра? Она не может вас изменить, но может подсказать, найти проблему. Люди, которые бросали много раз, уже не верят, что у них получится. А мы проанализируем все предыдущие попытки и покажем, как найти выход. Это некое мягкое убеждение.

То есть это та же аркада, что и Escape with Your Life, только выполнена в виде теста?

Да, по сути это квест с разветвленным сюжетом — в зависимости от того, какой ответ дает солдат, его перенаправляет в ту или иную локацию. Получается последовательность игровых ситуаций, которые полезны именно этому конкретному человеку.

Может, он и не хочет бросать курить, но игра его заинтересует уже потому, что это игра. Если дать ему брошюру, он выкинет ее не открывая — брошюр в армии полно. А игр нет, поэтому к автомату потянутся. Игра рассчитана на 30 минут, и в зависимости от того, как вы относитесь к курению, сыграть надо будет 3-4 раза.

И выглядеть этот автомат будет как терминал оплаты или даже... как холодильник?

Мы специально выбрали для него такую форму. У нас ведь очень распространены игровые автоматы: когда человек видит такой холодильник с джойстиком, у него в голове что-то щелкает, и он идет играть.

А вы не думаете, что для солдат такой холодильник — это прошлый век? Школьников он, может, и смог бы заманить яркими красками, но взрослых людей... Что они, современных игр не видели?

Ну конечно, проект для солдат будет выглядеть совсем не так, как игра для школьников. Я же понимаю, что технологии быстро устаревают и надо гнаться за прогрессом. У нас будет новый движок, новая графика. Еще игра для школьников была от третьего лица, а эту мы будем делать от первого.

И на это уйдет $3,7 млн? NASA на эти деньги собиралась делать полноценную онлайновую игру про исследование космоса.

Нет, сама игра стоит гораздо меньше. Мы не раздуваем штат — 6 дизайнеров, я сам набрасываю интерфейс, персонажей, музыку записываю дома. Еще нам ребята из студии Radiant Creative здорово помогают. А супердвижок ни к чему.

Больших денег стоит отследить, правда ли солдат бросил курить. Нам не нужен сиюминутный результат — нам надо, чтобы человек не взялся за сигарету ни через месяц, ни через два. Ведь самая большая проблема не в том, что люди не бросают курить. Бросают. Но потом начинают снова. Мы будем наблюдать за солдатами в течение года — измерять содержание окиси углерода в выдыхаемом воздухе, например. И если получим доказательства, основанные на научных данных, то игра и дальше пойдет — по всем армейским частям США. Меня очень вдохновил опыт с альтернативными школами.

Что в компьютерном мире происходит

Вы сами играете на компьютере?

Я играю на PSP — у меня полно всяких стрелялок и гонялок. Правда, играю не оттого, что мне очень интересно, а чтобы выяснить, что вообще в компьютерном мире происходит. Недавно мы ввели таблицы достижений — и школьники стали больше времени проводить за Escape with Your Life. Дух соперничества нам на руку — им кажется, что они играют, чтобы столько-то очков набрать и на строчку выше подняться, а на самом деле они учатся.

И как вам современные игры?

Большинство игр, которые я вижу в Америке, по натуре своей деструктивны. Чтобы выиграть, ты должен что-то разрушить. Игр, где для победы нужно что-то создать, что-то открыть, произвести, почти не делают. Попадается одна-две, но они загнаны в дальний угол прилавка всякими Vice City, где мат-перемат, морды друг другу бьют...

Я пытаюсь проводить мысль, что надо конструктивные игры создавать, где можно что-то созидать, вместо того чтобы разрушать. Я вот знаю, что у вас отличная база разработчиков игр, вы потрясающие проекты выпускаете, да? Но сюда опять-таки только деструктивные игры доходят...

Терминал с Escape With Your Life выполнен в виде игрового автомата не случайно: он сразу привлекает внимание и его трудно разбить.

Вы это серьезно? Мы, напротив, считаем, что Америка в смысле игр впереди планеты всей. А о нашей игровой индустрии, пожалуй, лучше ничего не говорить. За все время после развала Союза у нас было дай бог две достойных игры, которые хорошо продались на Западе. Остальное — всякие малобюджетные игры, придуманные в основном для того, чтобы вытянуть из инвестора деньги.

А у вас не найдется команды, которая заинтересуется Escape with Your Life? Мне было бы очень, очень интересно сотрудничать с российскими специалистами. Правда, программу нужно не только перевести, но и локализовать... Например, у нас очень много героев-афроамериканцев, для России нужно больше белых моделек сделать. Ну и привести российскую статистику, конечно. Кому интересны американские данные? В 70-х нам всегда приводили в пример, как что устроено в Америке, — это очень раздражало.

И сейчас приводят. У вас же экономика стабильней, все государство устроено не в пример лучше нашего.

Это вы так думаете. А мы тут совсем не рады, кого наш штат в 2001-м преподнес стране в виде президента. Надеемся, Обама все исправит. Пусть сотрудничества будет больше, подозрительности меньше. Я вот смотрю телевизор (у меня ловит пять российских каналов) — и мне грустно. Тут люди мало что понимают про Россию, в России мало что понимают про Америку.

Даже в разработке игр мы от вас отличаемся: приходится учитывать, что некоторые читать не могут. В России, конечно, такой проблемы нет, но тут мы вынуждены встраивать какую-то голосовую помощь — а куда деваться, если с чтением проблемы? Это не потому, что в школах так плохо учат, просто очень много детей мигрантов из Латинской Америки. Та же проблема в Германии — они не знают, что делать с мигрантами-турками. А ведь именно среди мигрантов курение процветает — в гетто это норма.

Для мигрантов игры делают?

Скорее всего, да. В США сейчас появляется целое направление — люди создают игры для астматиков, для ожоговых центров — они помогают переключить внимание пациента.

У нас в центре, я уже говорил, создается свой разработческий блок — будем портировать наши игры на смартфоны, на iPhone. Просто щелкаете в App Store кнопку Download — и скачиваете. Я думаю, они будут бесплатными, потому что тот, кто больше всего нуждается в нашей игре, чаще всего не может ее купить.

И если уж разговор зашел о деньгах... На мой взгляд, игровая индустрия не слишком прибыльна. В хорошую игру надо инвестировать огромные деньги, и нет гарантии, что они вернутся. Тот же Vice City, может, и поймал кураж, но я знаю много других игр, которые стоили миллионы, но даже не окупились.

Наши инициативы упираются в одно: чтобы игра пользовалась коммерческим успехом, нужно, чтобы она содержала деструктивные элементы. Созидательной игрой много денег не сделаешь (и The Sims не исключение — сколько там деструктива!).

Я знаю, была игра, которая помогала детям бороться с лишним весом. Она называлась EyeToy: Kinetic. Стоила $50, я купил — просто посмотреть, как она работает. Там самые разные упражнения, от обычной зарядки до йоги, мне очень понравилось. Но она не пошла. Хорошо хоть, что Wii Fit идет.

Я понимаю, что сейчас разрабатывать игры, пропагандирующие здоровый образ жизни, — верный путь к банкротству. Конкурировать с обычными стрелялками и гонялками нам пока еще сложно, и шансы на коммерческий успех у наших игр пока что малы. Но это не безнадежное направление — новые игры о курении и других поведенческих факторах риска мы будем делать на самом современном уровне.

И есть одно исключение. Если в министерстве обороны увидят, что ваша игра помогает людям, — например, бросить курить и не курить всю оставшуюся жизнь, — они ее и профинансируют, и распространят, и прорекламируют.

Комментарии
Загрузка комментариев