Интервью с УвеБоллом

Интервью с УвеБоллом

Кино — Интервью с УвеБоллом
Уве-трэшодел дает «Игромании» на редкость сочное и толковое интервью, обещая в конце угостить смачным ударом в челюсть
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Кино
Интервью с УвеБоллом

Мы всегда готовы метнуть в него камень критики. Однако тайком пересматриваем его фильмы. Уве Болл наследил в кино третьесортными, дурно поставленными картинами, названия которых дублируют названия наших любимых игр. Alone in the Dark, House of the Dead, BloodRayne, Far Cry — все, чего касается рука одиозного немца, превращается в киноотбросы.

И хотя Боллу напрочь отказано во вкусе, нужно признать: сполна дано в трудолюбии. В этом году Уве запускает в прокат сразу три ленты, по крайней мере одна из которых — биографическая драма «Макс Шмелинг» — грозит перевернуть наши представления о Болле-трэшоделе. Корреспондент «Игромании» встретился с режиссером в кулуарах Московского кинофестиваля и, вопреки агрессивному настрою, был покорен харизмой маэстро. Вольготно раскинувшись в кресле, Болл с размахом бичует Голливуд, хвалит свое боксерское тело и ехидничает над критиками. Словом, располагает к общению.

Ваше имя неразрывно связано с игровой индустрией, но из десяти последних фильмов под маркой Уве Болла только три ассоциируются с играми. Что случилось, вы исчерпали тему? (с надеждой)

— Нисколько. Игры по-прежнему вдохновляют меня. Но бюджет добротной игровой экранизации стартует с $20 млн, найти такое финансирование сейчас затруднительно. Многим хотелось бы думать, что денег перестали давать конкретно мне, Уве Боллу, но это не так — кризис ударил по всем режиссерам.

Пришлось изменить стратегию, искать менее затратные сценарии, не связанные с виртуальными мирами. Взгляните на мои «Дарфур», «Шторм» или «Стоик: Выжить любой ценой» — все это недорогие экспериментальные картины, которые тем не менее нашли своего зрителя. Каждая лента окупилась. А с «Туннелями смерти» вообще произошла обратная история — по фильму сделали игру. Ее можно скачать через Steam.

— Раз так, какие игры вы собираетесь... ммм... увеболлизировать, если представится возможность?

— Как минимум «Бладрейн 3» — лента уже в производстве. В фильме героиня Натасии Мальте наконец-то обнажит мечи против нацистов, как в оригинальной игре. Думаю, поклонники ждали этого хода. Будет много-много секса и насилия — вот вам крест. Вторая часть получилась эдаким вестерном, зритель не успевал вникнуть в происходящее на экране, потому что с экрана в зрителя постоянно палили. Но на сей раз вас ждет мрачный, заснеженный мир с вампирами. С таким сеттингом, надеюсь, картине удастся пробиться на большой экран.

Есть планы вернуться и во вселенную Dungeon Siege — «Во имя короля 2» хотелось бы сделать в 3D. Мода, что скажешь! В центре сюжета окажутся перемещения во времени, но не бойтесь, это будет все то же старое доброе фэнтези. Я не так часто играю, но многое из того, что я видел, так и просится на экран: F.E.A.R., Sabotage... да что там, даже тема «Постала» еще не раскрыта до конца. С удовольствием бы взялся за продолжение. Кстати, в игру Postal 3: Catharsis вошли кадры из моего фильма. Когда там релиз?

— Обещают в конце года. Есть к вам вопрос как к знатоку жанра «кино по игре». В Голливуде сейчас порядка пятнадцати игровых киноадаптаций находятся на той или иной стадии производства. «Фабрика грез» заболела интерактивом, Уве?

— Похоже, что так. Но не думаю, что это надолго: «Принц Персии» раскрыл многим глаза. Я не помню другой такой же агрессивной рекламной кампании, а фильм не собрал и 50% ожидаемых сборов. Эти ребята просто сели в лужу. В ближайшее время никто не даст $100 млн на картину по игре. Продюсеры спросят: «Где ваши поклонники?» А они дома сидят, вот где, и в кино не ходят. Судите сами: если бы все 10 миллионов — едва ли их меньше — американских фанов виртуального «Принца» купили билеты, бокс-офис в США был бы 100 миллионов, но ведь этого не случилось (на самом деле фильм «Принц Персии: Пески времени» собрал в США $89,7 млн, но продюсер ленты Джерри Брукхаймер все равно оценил результат как близкий к провалу. — Прим. «Игромании»). Здесь нет прямой зависимости, не каждый игрок — наш потенциальный зритель, вот что мы узнали за последнее время.

Это проблема, из-за которой многие мои фильмы даже не вышли в прокат. Но есть и другая, на порядок более серьезная. Каждая голливудская студия производит 10 крупнобюджетных фильмов в сезон. Таких студий в мире порядка пяти — значит, 50 больших картин в год. Каждую неделю по must-see премьере. На этих блокбастерах концентрируется львиная доля аудитории. Фильмы разочаровывают, недобирают по сборам. Черт с ним! Главное, чтобы конвейер работал.

Ослепленные рекламой, люди летят на премьеру, как мотыльки на огонь. Но лишь только нужное количество денег рассовано по карманам — лента скоропостижно сходит с экранов, будто ее и не было. Смотрите, уже больше полугода прошло, а последним качественным фильмом остается «Аватар». Кэмерон просто вынес всем мозг эффектами и необычной историей. Говорят, что он переписал сюжет с легенды о Покахонтас, но, черт возьми, он в любом случае в десять раз лучше, чем та голливудская чепуха, что дурит сейчас зрителей в кинозалах. А главное — все теперь в 3D. Камер специальных накупили и снимают в стерео все подряд, совершенно не понимая, зачем это делают. Трехмерные инструменты дают очень большие выразительные возможности, но на них еще нужно научиться играть.

— Ваша любимая и нелюбимая игровая адаптация... несобственного производства.

— Мне очень понравился «Сайлент Хилл». И первая «Обитель зла» была что надо. Худшим фильмом был DOOM, это точно. Хотя «Обитель зла 2» и «Обитель зла 3» тоже ужасны. Совершенно разочаровали. «Макс Пэйн» был слаб, «Хитмен» был ничего. И да, мне никогда не нравилась «Лара Крофт». Поймите меня правильно, Анджелина — конфетка, она прекрасна в этой роли. Мне просто не по душе фильмы с тинейджерским рейтингом, я поклонник жесткого и взрослого кино.

— Давайте поговорим о вашей новой картине. «Макс Шмелинг» повествует о жизни знаменитого немецкого боксера — фильм исторический и даже патриотический. Означает ли он поворот в вашей карьере, узнаем ли мы нового Уве Болла, посмотрев это кино?

— Думаю, поворот начался еще на «Туннелях смерти» — первой работе, которую я снял в подчеркнуто реалистичном ключе (рецензию на эту ленту можно прочитать на нашем сайте или в «Игромании» №5/2009, статья «Туннельные крысы». — Прим. «Игромании»). Не знаю, как насчет «нового Уве», но это действительно знаковая для меня картина. «Макс» стал моим возвращением в Германию, я не снимал дома 15 лет. Это первый фильм на немецком языке за долгое время. К тому же я сам боксер-любитель — мне было интересно творить на таком материале.

— Исполнителю главной роли Генри Маске не нужно было учиться боксировать, ведь он уже олимпийский чемпион 1988 года в категории до 75 кг, чемпион мира в полутяжелом весе. Но как вы тренировали его актерские мышцы?

— Макс Шмелинг, пока был жив, сам сказал, что если кто-то задумает снимать о нем фильм, то на главную роль пусть возьмет Генри Маске. Они ведь очень похожи внешне. И, что еще важнее, были близкими друзьями. Когда мы спросили Маске, хочет ли он попробовать, Генри ответил: «Да, но для начала я пойду на актерские курсы, и пусть там решат, способен ли я изображать кого-либо на экране». Очень ответственный парень, знаете ли.

Преподавателем Генри по актерскому мастерству стал мой друг Авед Бернбаум. И вот через две недели Авед подходит ко мне и говорит: «У нас есть только один шанс: он должен играть сам себя. Не Шмелинга, а Маске». И, вы знаете, получилось. Генри совершенно раскрепостился. Когда вы будете смотреть картину, вы заметите, что он ни разу не взглянул в камеру, а этим грешат непрофессиональные актеры. Он был абсолютно уверен в себе, потому что был собой.

— Удалось ли вам самому побоксировать во время съемок?

— Пара спаррингов с такими же любителями, как я, не более того. Хотя побегать по рингу пришлось. Это первая картина, на которой я не сидел за видеомонитором, а находился непосредственно рядом с актерами. Носился по рингу и командовал, говорил, какие удары наносить. Нам ведь приходилось копировать реально происходившие бои. Макс бился с Янгом Стриблингом, Джо Луисом и другими великими, и мы не имели права менять ход сражений, нужно было в точности повторить каждый раунд. А чтобы зритель поверил в картинку, все схватки проходили в полный контакт.

Было невероятно интересно увидеть в деле настоящих спортсменов. Таких как Артур Абрахам из Армении, он чемпион мира в среднем весе. Или Йоан Пабло Эрнандес с Кубы — олимпийский чемпион, в фильме он играет Джо Луиса. И всеми этими горами мускул я руководил аки тиран. Впрочем, однажды за это поплатился. Дело было так. Я стоял рядом с Генри и командовал: «Бей сильнее, еще сильнее, ну же!!!» И, видимо, вывел легенду из себя. Он развернулся и вдарил мне по лицу. Почти теряя сознание, я только и смог пролепетать: «Вот, это достаточно сильно...»

— Какой ваш любимый удар в боксе?

— Любимым ударом в боксе не победишь. Нужно уметь все. Основной — это джеб. Если у вас хороший джеб, вы можете контролировать ход поединка. И, должен признаться, мой джеб хорош. Ну а когда приходит время сбивать противника с ног, тут-то и нужно подключать оставшиеся удары — хук, апперкот, кросс. Показать мой хук?

— Спасибо, в другой раз. Хотелось бы еще пригодиться любимой редакции. Вы, кстати, до сих пор полны решимости колотить своих критиков?

— А как же, в рамках постоянной акции «Put up or shut up!» («Объявись или заткнись!» — Прим. «Игромании»). Первый бой был в Испании, потом еще четыре в Канаде. И еще был веселый бокс-ивент в Остине, штат Техас. Там проходил кинофестиваль, в рамках которого у нас были дебаты с боксом. Вначале спорили, потом дрались. Директор фестиваля вышел со мной на ринг и, к слову, был пьян в дым. Думаю, для храбрости набрался. Пытался меня стукнуть, но в результате, конечно, получил свое. Я не агрессивен, мне просто всегда хочется посмотреть в глаза критику и сказать: раз уж ты решил меня изничтожить, давай, сделай это по-настоящему.

— В таком случае встану-ка лучше в блок и задам последний вопрос — он же главный. Что все-таки самое важное в производстве кино?

— Самое важное? Вовремя и плотно обедать, точно тебе говорю.

1 2 Все
Комментарии
Загрузка комментариев