Игра в материале
Child of Eden
?Рейтинг
Игромании
6.5Рейтинг
игроков
PS3   X360
Жанр: Музыкальная игра, Аркада
Мультиплеер:  Hot-Seat (2-4 игрока)
Разработчик: Q Entertainment
Издатель: Ubisoft
Дата выхода: 30 сентября 2011
Child of Eden

Child of Eden

Вердикт — Child of Eden
«…стоя среди увитой проводами комнаты и ритмично дергая руками под дурацкий хаус на фоне трехмерных цветочков, думаешь только о том, что домашнее интерактивное искусство в мечтах представлялось несколько по-другому…»
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Вердикт
Child of Eden
• Психоделика в новом представлении Мизогучи напоминает нечто среднее между продвинутым скринсейвером и трансовым видеоклипом.

Во славу японского геймдизайнера Тетсуя Мизогучи, автора Space Channel 5, Rez и Lumines, было сложено немало текстов (включая написанные автором нижеследующих букв). Мизогучи практически единолично придумал, как сделать музыку активным геймплейным элементом — во всех его играх саундтрек извивается под стать геймпаду.

Когда год назад он, находясь в статусе большого автора, водил руками перед огромным экраном, анонсируя таким образом Child of Eden, «Игромания» радостно рапортовала: грядет новая игра мастера, готовьтесь. Мы, к сожалению, предпочли оставить без внимания тот факт, что ни в одной предыдущей работе Мизогучи не вдохновлялся собственным творчеством.

Отплясывающая в виниловой юбке героиня Space Channel 5 была списана с вокалистки великой группы Deee-Lite (по этому поводу с ней даже случилось судебное разбирательство), внешний вид Rez диктовало суровое техно — за звук там отвечали Кен Иши, Underworld и прочие герои 90-х, а саундтрек Lumines смело можно было выпускать под обложкой «лучшая клубная музыка образца середины нулевых».

Child of Eden Мизогучи, очевидно, рассматривает как свой персональный шедевр, поэтому взялся не только придумывать геймплей, но и сочинять музыку. И это, как выяснилось, стало роковой ошибкой.

Дискотека авария

Для того чтобы понять, как неудачный саундтрек серьезно подпортил целую игру, нужно разобраться с механикой и устройством Child of Eden. А она дословно копирует великую видеоигру Rez. То есть это рельсовый шутер, крепко завязанный на музыку.

Там символическая фигурка человека неслась через пульсирующее в такт ритму абстрактное пространство, отстреливая нападающих врагов. Последние были представлены набором переливающихся геометрических примитивов: агрессивные сферы, какие-то змеи, составленные из конусов, распадающиеся на тысячи осколков эллипсы и т.п. Тонкость в том, что любое действие игрока — выстрел, меткое попадание, взрыв или ранение — сопровождалось специально подобранным семплом. В итоге каждая партия в Rez становилась ремиксом на заранее написанные композиции.

Учитывая нехитрый геймплей, все специфическое обаяние Rez заключалось в ее эстетике. Беспощадное техно 90-х задавало тон всему — графике, настроению, общему ощущению от происходящего на экране. Мизогучи очень метко попал в образный ряд, механику и музыку: Rez был не столько игрой, сколько аудиовизуальным опытом, ее транслировали в клубах и использовали в своей работе виджеи.

Музыка и продиктованная ей эстетика — ключевые понятия для игр Мизогучи, так как всерьез разбирать происходящее на экране с точки зрения геймплея не представляется возможным. И именно поэтому Child of Eden так разочаровывает.

• Сегодня подобные игры тысячами продаются на iPad по цене в 99 центов — и нет ни одной причины, почему вы должны тратить на них в 50 раз больше.

Вместо того, чтобы заняться интерактивной визуализацией современной передовой электроники (а там, мягко говоря, есть что визуализировать), Мизогучи полностью составил саундтрек из треков подшефной ему группы Genki Rockets. И вот тут выяснилось, что у мудрого японца, который рассуждал о Кандинском и эффекте синестезии, все это время в голове играл немыслимый, пошлейший хаус из девяностых. Оказывается, Мизогучи во снах грезятся тысячные рейвы, стробоскопы, диско-шар, неоновые браслеты и метафорический журнал «Птюч». Такой поворот событий можно было списать на желание автора оседлать модную сегодня ностальгию по девяностым, но Мизогучи сконструировал Child of Eden без тени иронии.

В итоге, мягко говоря, неудачный саундтрек тянет за собой все остальное. Тут, например, есть какой-то немыслимый, неясно за каким чертом придуманный сюжет про компьютерный вирус, атакующий девушку-программу Люми. Child of Eden исполнена пластмассового экстази-позитива: игра взрывается тысячей стробоскопических спецэффектов, выстреливает вам в лицо хлопушкой с конфетти и лепестками, переливается, как розовый блог на liveinternet.ru, в самый неподходящий момент выводит на экран живое видео с танцующей девой в ситцевом платье.

Весь местный психодел устроен схожим образом — это выхолощенные, глицериновые HD-узоры, будто придуманные на досуге измученным моушен-дизайнером рекламы майонеза. Это тот тип психоделического видеоарта, под которым в интернете принято оставлять остроумные комментарии в стиле «что курил автор?». На деле же на экране творится довольно привычный клубный видеоарт: плывут трехмерные киты, переливаются фракталы, распускаются цветочки. В жанре интерактивного природоведческого искусства уже обстоятельно высказался Йенова Чень со своим Flower, а до патентованного японского безумия узоры Мизогучи явно недотягивают: спорить, скажем, с Nobi Nobi Boy, где фигурирует гигантская морковка на треугольных колесах и лев в кителе, у него не получается.

Чугунный скороход

Сомнительную художественную ценность Child of Eden можно было бы простить ради звания «первой арт-игры для Kinect». Мне стоило больших усилий не потратить половину отведенного журнального места под текст о том, как я настраивал Kinect для работы на проекторе. Но итог, в общем, ожидаемый: стоя среди увитой проводами комнаты и ритмично дергая руками под дурацкий хаус на фоне трехмерных цветочков, думаешь только о том, что домашнее интерактивное искусство в мечтах представлялось несколько по-другому.

• В свои лучшие минуты Child of Eden покадрово цитирует Rez.

Но Kinect действительно мог сослужить геймплею Child of Eden добрую службу. Когда на вас со всех сторон валят киты, цветочки и агрессивно настроенные кубы, очень хочется иметь возможность выстрелить сразу в две точки пространства одновременно. Тем более что Child of Eden теоретически предусматривает такую возможность: в отличие от Rez, тут существует два типа выстрела — слабой очередью или более мощным одиночным залпом. Но прицел, даже в Kinect-версии, у вас один, так что приходится поочередно тыкать в пространство то одной, то другой рукой. В общем, пройдя два уровня, зацепившись за провод и свалив всю конструкцию на пол, я в гневе выключил Kinect и провел остаток игры с геймпадом.

 

В итоге Мизогучи обернулся таким Богданом Титомиром от мира видеоигр: про его заслуги очень интересно читать и слышать от знающих людей, но когда он всерьез берется за микрофон и начинает петь про «девочку под метр девяносто», то ничего, кроме неловкости, это не вызывает. Проблема в том, что Мизогучи все-таки талантливый геймдизайнер с потрясающим, уникальным чувством музыки. Но для того, чтобы убедиться в этом, совершенно не нужно покупать Kinect и тратить $50 на Сhild of Eden. Достаточно обойтись 800 Microsoft Points и приобрести в Xbox Live Rez HD. Толку и удовольствия будет значительно больше.

Реиграбельность:
Классный сюжет:
Оригинальность:
Легко освоить:
Геймплей:
7
Графика:
7
Звук и музыка:
5
Интерфейс и управление:
7
Дождались?
Child of Eden выглядит и звучит как ода позитивному рейву девяностых. И это, к сожалению, не комплимент.
Рейтинг «Мании»: 7,0
«Хорошо»
Комментарии
Загрузка комментариев