Игра в материале
Amnesia: A Machine for Pigs
8Рейтинг
Игромании
8Рейтинг
игроков
PC
Жанр: Приключение, Ужасы
Серия: Amnesia
Разработчик: The Chinese Room
Издатель: Frictional Games
Дата выхода: 10 сентября 2013
Дата выхода в России: 10 сентября 2013
Amnesia: A Machine for Pigs Amnesia: A Machine for Pigs
Amnesia: A Machine for Pigs Amnesia: A Machine for Pigs https://www.igromania.ru/game/12130/Amnesia_A_Machine_for_Pigs.html
Amnesia: A Machine for Pigs Amnesia: A Machine for Pigs Рецензия на Amnesia: A Machine for Pigs Интеллектуальный трэш-хоррор от авторов Dear Esther. Кровь, кишки, фекалии и экзистенциализм. Что-то еще? ...Когда мальчик Саймон взглянул в мертвые, застланные пеленой глаза Повелителя мух, он увидел в них не только провидение дьявола, но и самого себя. Голова свиньи, которую водрузили на палку и оставили разлагаться на солнцепеке его друзья, открыла ему правду. Зверь сидит внутри каждого человека. Немногим позже Саймона жестоко убили, а его растерзанное тело поглотили волны морские. Обычные британские дети, попавшие на необитаемый остров, накинулись на него и разорвали голыми руками. Роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух» стал настоящим откровением двадцатого века. Он обнажил извращенность человеческой морали и на примере заурядных детей доказал, что Адама и Еву не просто так изгнали из Рая. The Chinese Room, авторы Dear Esther, идут по стопам Голдинга и исследуют ту же тему, но вот в образ свиньи вкладывают куда более глубокий смысл. Свиной кровавый блюз Остров в «Повелителе мух» — еще цветочки. Настоящее моральное разложение проходило параллельно с этими событиями, за пределами острова. Война. Люди резали друг друга, рвали глотки зубами, сжигали заживо, расщепляли на атомы, оставляя на земле лишь тени и пепел. Во время событий Amnesia: A Machine for Pigs двадцатый век (век разрушений, хаоса и смерти) еще не наступил, но 1900-й уже совсем близко. Беснуйтесь, свинки, пейте вино, ешьте сочное мясо, ваше время вот-вот придет! Самое страшное, что случилось с Лондоном за последнее время, — Джек-Потрошитель. Но изуродованные тела проституток ничто по сравнению с тем, что устроит предприниматель Освальд Мандус в канун нового столетия. ► В своем безумии дети из «Повелителя мух» быстро дошли до культа поклонения Зверю. Освальд Мандус же поклонялся исключительно сам себе. Кто тогда посещал эту церковь — не совсем понятно. Однажды проснувшись в своем огромном особняке, потерявший память Освальд не обнаружит своих детей в кроватках. Маленькие свинки вышли поиграть: раз-два-три, морская фигура, замри! Обшаривая свое поместье, детей он так и не найдет: надо же! Главный кормилец Лондона (мясо с фабрики Мандуса — самое вкусное в Британии) потерял своих детей на собственном же заводе. Мясо Мандуса едят все — герцоги, епископы, военные генералы, дети, взрослые, бедные, нищие. Хотя да, нищие — реже. И никто не догадывается, что творится в голове у предпринимателя, который на немыслимые деньги соорудил под Лондоном огромный завод по производству мяса — Машину. Почти разумное существо: вместо мыслей — клокочущий пар, вместо крови — едкое топливо, вместо почек — охлаждающие котлованы, вместо души — отражение стремлений создателя быть лучшим и единственным в этом мире порока, где все без исключения люди превратились в свиней. Не буквально, а метафорически. Хотя кто-то — буквально. ► Завод расположен почти в самом центре Лондона и полностью обеспечивает себя. Тут даже церковь есть. Многие опасались, что у The Chinese Room, которые возложили на себя разработку продолжения Amnesia: The Dark Descent, получится непонятная псевдофилософская притча о грехопадении. Судя по их прошлой работе — Dear Esther, — разработчикам интересно исключительно бытие человеческое и они готовы завернуть смысл своего произведения в обертку из мало связанных между собой воспоминаний, чтобы не дать игроку понять его в полной мере. Но, к счастью, вышло иначе. Из Amnesia: A Machine for Pigs получился настоящий интеллектуальный трэш-хоррор. Трэш, понятное дело, в хорошем смысле. ► Стены особняка Освальда Мандуса украшают картины живописцев-реалистов, встречаются и работы британского анималиста Чарльза Бертона Барбера (он как раз был очень моден в конце XIX века). ► ...Хотя портрет трагически умершего сына Авраама Линкольна со свиной головой явно выбивается из общего ряда. Начинается A Machine for Pigs словно какая-нибудь история Эдгара Аллана По. Освальд Мандус просыпается в своем доме и ничего не помнит. Викторианский особняк пуст. Одни лишь призраки ходят по дому и призывают спуститься под землю — к сердцу Машины. Стены его сотрясает невидимая сила забытого греха, которая когда-то сокрушила дом Ашеров в знаменитом рассказе По. Но чем глубже Мандус спускается, чем ближе он к сердцу своего величественного творения, тем явственнее становится влияние книг Клайва Баркера. Растерзанные дети, кишки, бурлящие потоки фекалий и при этом — глубокая философия существования: вот что такое Amnesia: A Machine for Pigs. Экзистенциальный хоррор, который пугает гораздо меньше, чем The Dark Descent, но несет в себе гораздо больше смысла. ► В местной церкви, впрочем, живопись поинтереснее. В одном из залов можно найти, например, картину Питера Брейгеля с вавилонской башней. Очень прозрачный намек на тщетность попыток дотянуться до Бога. В записках, которые Освальд находит то тут, то там, он сравнивает себя с ацтекским императором Монтесумой, критикует работы Карла фон Райхенбаха и Елены Блаватской за наивную возвышенность идей («Как можно думать, что человек может мечтать о высотах, не продравшись сперва через рвоту и кишки, не взобравшись на возвышение из костей!»), отвергает идеи Чарльза Бэббиджа и его аналитическую машину, которую кто-то сравнил с человеком («Мы ваяем богов не для того, чтобы они препирались и предавались разврату»), отрицает почти все достижения человечества, теша таким образом свое эго. Типичную, казалось бы, историю социопата, пытающегося создать нового Бога и заодно изобрести лекарство от смерти, The Chinese Room рассказывают необычно и чудно, в своей манере мастерски играя смыслами и аллегориями, да так, что каждую записку приходится перечитывать дважды, в обнимку с «Википедией». ► В описаниях The Chinese Room не стесняются. ЭТО ВАЖНО: кириллический шрифт ужасен, а сам перевод на русский язык частенько удручает. В творческом припадке переводчики пытались стилизовать записки сумасшедшего социопата (и других не менее сумасшедших действующих лиц) на свой лад и местами явно переборщили (и понаставили запятых там, где их не должно быть). Впрочем, это даже придает некий потусторонний шарм. Особенно если читаешь предсмертную записку пациента Бедлама. Бедлам и свиньи Продираясь сквозь «рвоту и кишки» к своему «возвышению», Освальд, конечно же, встретит на своем пути монстров. Впрочем, здесь, в отличие от Amnesia: The Dark Descent, пугаться придется значительно реже. Главный герой тоже не умеет давать отпор, но и прятаться в темноте особого смысла нет. Создания Машины нерасторопны, встречаются редко, бьют не так уж и больно — вполне можно успеть убежать. Но зато местный бестиарий — не просто какие-то там порождения фантазии, а настоящие люди (хоть и выглядят как Пигси из Manhunt), которых ближе к концу даже становится жаль. ► «...Она стояла перед воротами своей тюрьмы, истомленная предвкушением; она ждала. Она фыркала, она хрипела, ее нетерпение перерастало в тупую злобу. В соседнем загоне ее кастрированные сыновья чувствовали настроение матери и тоже начинали проявлять беспокойство. Они знали характер свиньи, знали, как она опасна. Ведь она сожрала двух своих сыновей, живых, теплых и влажных, вышедших из ее утробы» (Клайв Баркер, «Свиной кровавый блюз»). Гораздо приятнее иметь дело с самой Машиной, а не с ее детьми. Она — как будто живое существо, а вы — инородный элемент в ее теле. Каждый орган-отсек оборудован по-своему, и ощущение жизни не пропадает ни на минуту. Трубы шумят, клапаны свистят, что-то где-то стучит и извергает пар, а когда поворачиваешь очередной рычаг, вся эта конструкция отзывается на понятном лишь подсознанию языке. Играть нужно только в хороших наушниках и только ночью — именно поведение Машины, а не беспомощные монстры, пробирает до костей. Каждый новый отсек завода по-своему удивляет — однажды вам даже придется побродить по отстойникам, куда сливают все отходы производства, включая фекалии. Когда под ногами — булькающая каловая масса, в которой еще и кто-то живет, становится не до шуток, подступает тошнота. ► Это печально, но ты всегда четко знаешь, когда тебе предстоит встретиться с монстрами (даже фонарь предательски моргает, если рядом кто-то есть). И из-за этого весь страх, конечно же, пропадает. ЭТО ИНТЕРЕСНО: продукт, как называет Освальд источник своего богатства, вели на убой под музыку Дебюсси, французского импрессиониста и просто популярного композитора на рубеже XIX–XX веков. В частности, Дебюсси написал оперу «Падение дома Ашеров», по мотивам рассказа Эдгара Аллана По. Освальд Мандус был уверен, что Дебюсси успокаивает продукт и это хорошо сказывается на вкусе мяса. Рассматривая мораль и нравственность человечества глазами психопата, The Chinese Room не привносят ничего нового, однако свою историю рассказывают крайне эпично и проникновенно. Вспомните концовку Dear Esther — путь к маяку, где сокрыта вся правда. В «Машине для свиней» путь к правде, напротив, лежит в самые глубины завода, но суть от этого не меняется. Человек, погрязший в грехе по уши, под громкий шепот подсознания добирается до своей точки экстремума — необычайно сильный прием. ► Каждое заводское помещение — это маленький шедевр. Даже не разбираясь во всех этих стимпанковских штуковинах, всегда легко догадаться, для чего предназначен тот или иной механизм. Но, в конце концов, свинья остается свиньей, каким кормом ее ни корми (пусть даже человечиной). Как бы хитро ни был обставлен путь Освальда Мандуса, A Machine for Pigs — лишь инди-хоррор, геймплейно повторяющий Amnesia: The Dark Descent (а если копнуть глубже — то и Penumbra: Black Plague), только с почти полным отсутствием загадок и интересных игровых моментов, сделанный на устаревших технологиях. The Chinese Room умеют рассказывать истории и ваять вокруг них необычные миры, но для того, чтобы понравиться всем, этого, увы, мало. Порадовало Огорчило мощный философский подтекст; оригинальная подача любопытной истории; потрясающие звуки и музыка; цитирование слов Льва Троцкого в титрах. The Chinese Room, судя по всему, не очень умеют пугать; геймплей однообразный; устаревшие технологии. Главные рейтинги 9/10 Сюжет и постановка 5/10 Визуальный ряд 10/10 Звук и музыка 7/10 Геймплей «Ачивка» редакции НАЧИНАЮЩИЙ СТРОИТЕЛЬ Построить собственный завод. Из кирпичей. Особые рейтинги 10/10 Дань эпохе Конец XIX века, отожравшаяся викторианская Англия утопает в пороке. Но близятся перемены — они будто витают в воздухе. Королева Виктория уже через год умрет, и начнется новая эра — эра войн и катастроф. Лондон замер в предвкушении двадцатого века. Время в A Machine for Pigs ощущается очень четко. 7/10 Небрежность Начало игры нагоняет уныние. В особняке многие двери заперты на нелепые сейфовые замки, на полках стоят сплошь одинаковые книги, а некоторые картины (о ужас!) повторяются. Для игры с претензией на философию такая небрежность может быть критичной. Вердикт ОЦЕНКА САЙТА 8,0 ОТЛИЧНО A Machine for Pigs — лучшее, что могло случиться с Amnesia. The Chinese Room безыдейно использовали концепцию первой части, однако привнесли в нее философский подтекст и мощную историю со множеством смыслов. Играть стало менее страшно, зато сюжет получился очень цельный и впечатляющий.
Amnesia: A Machine for Pigs

Amnesia: A Machine for Pigs

Рецензии — Amnesia: A Machine for Pigs
Интеллектуальный трэш-хоррор от авторов Dear Esther. Кровь, кишки, фекалии и экзистенциализм. Что-то еще?
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Рецензии
Amnesia: A Machine for Pigs

...Когда мальчик Саймон взглянул в мертвые, застланные пеленой глаза Повелителя мух, он увидел в них не только провидение дьявола, но и самого себя. Голова свиньи, которую водрузили на палку и оставили разлагаться на солнцепеке его друзья, открыла ему правду.

Зверь сидит внутри каждого человека.

Немногим позже Саймона жестоко убили, а его растерзанное тело поглотили волны морские. Обычные британские дети, попавшие на необитаемый остров, накинулись на него и разорвали голыми руками.

Роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух» стал настоящим откровением двадцатого века. Он обнажил извращенность человеческой морали и на примере заурядных детей доказал, что Адама и Еву не просто так изгнали из Рая.

The Chinese Room, авторы Dear Esther, идут по стопам Голдинга и исследуют ту же тему, но вот в образ свиньи вкладывают куда более глубокий смысл.

Свиной кровавый блюз

Остров в «Повелителе мух» — еще цветочки. Настоящее моральное разложение проходило параллельно с этими событиями, за пределами острова. Война. Люди резали друг друга, рвали глотки зубами, сжигали заживо, расщепляли на атомы, оставляя на земле лишь тени и пепел.

Во время событий Amnesia: A Machine for Pigs двадцатый век (век разрушений, хаоса и смерти) еще не наступил, но 1900-й уже совсем близко. Беснуйтесь, свинки, пейте вино, ешьте сочное мясо, ваше время вот-вот придет!

Самое страшное, что случилось с Лондоном за последнее время, — Джек-Потрошитель. Но изуродованные тела проституток ничто по сравнению с тем, что устроит предприниматель Освальд Мандус в канун нового столетия.

► В своем безумии дети из «Повелителя мух» быстро дошли до культа поклонения Зверю. Освальд Мандус же поклонялся исключительно сам себе. Кто тогда посещал эту церковь — не совсем понятно.

Однажды проснувшись в своем огромном особняке, потерявший память Освальд не обнаружит своих детей в кроватках. Маленькие свинки вышли поиграть: раз-два-три, морская фигура, замри! Обшаривая свое поместье, детей он так и не найдет: надо же! Главный кормилец Лондона (мясо с фабрики Мандуса — самое вкусное в Британии) потерял своих детей на собственном же заводе. Мясо Мандуса едят все — герцоги, епископы, военные генералы, дети, взрослые, бедные, нищие. Хотя да, нищие — реже.

И никто не догадывается, что творится в голове у предпринимателя, который на немыслимые деньги соорудил под Лондоном огромный завод по производству мяса — Машину. Почти разумное существо: вместо мыслей — клокочущий пар, вместо крови — едкое топливо, вместо почек — охлаждающие котлованы, вместо души — отражение стремлений создателя быть лучшим и единственным в этом мире порока, где все без исключения люди превратились в свиней. Не буквально, а метафорически.

Хотя кто-то — буквально.

► Завод расположен почти в самом центре Лондона и полностью обеспечивает себя. Тут даже церковь есть.

Многие опасались, что у The Chinese Room, которые возложили на себя разработку продолжения Amnesia: The Dark Descent, получится непонятная псевдофилософская притча о грехопадении. Судя по их прошлой работе — Dear Esther, — разработчикам интересно исключительно бытие человеческое и они готовы завернуть смысл своего произведения в обертку из мало связанных между собой воспоминаний, чтобы не дать игроку понять его в полной мере.

Но, к счастью, вышло иначе. Из Amnesia: A Machine for Pigs получился настоящий интеллектуальный трэш-хоррор. Трэш, понятное дело, в хорошем смысле.

► Стены особняка Освальда Мандуса украшают картины живописцев-реалистов, встречаются и работы британского анималиста Чарльза Бертона Барбера (он как раз был очень моден в конце XIX века). ► ...Хотя портрет трагически умершего сына Авраама Линкольна со свиной головой явно выбивается из общего ряда.

Начинается A Machine for Pigs словно какая-нибудь история Эдгара Аллана По. Освальд Мандус просыпается в своем доме и ничего не помнит. Викторианский особняк пуст. Одни лишь призраки ходят по дому и призывают спуститься под землю — к сердцу Машины. Стены его сотрясает невидимая сила забытого греха, которая когда-то сокрушила дом Ашеров в знаменитом рассказе По.

Но чем глубже Мандус спускается, чем ближе он к сердцу своего величественного творения, тем явственнее становится влияние книг Клайва Баркера. Растерзанные дети, кишки, бурлящие потоки фекалий и при этом — глубокая философия существования: вот что такое Amnesia: A Machine for Pigs. Экзистенциальный хоррор, который пугает гораздо меньше, чем The Dark Descent, но несет в себе гораздо больше смысла.

► В местной церкви, впрочем, живопись поинтереснее. В одном из залов можно найти, например, картину Питера Брейгеля с вавилонской башней. Очень прозрачный намек на тщетность попыток дотянуться до Бога.

В записках, которые Освальд находит то тут, то там, он сравнивает себя с ацтекским императором Монтесумой, критикует работы Карла фон Райхенбаха и Елены Блаватской за наивную возвышенность идей («Как можно думать, что человек может мечтать о высотах, не продравшись сперва через рвоту и кишки, не взобравшись на возвышение из костей!»), отвергает идеи Чарльза Бэббиджа и его аналитическую машину, которую кто-то сравнил с человеком («Мы ваяем богов не для того, чтобы они препирались и предавались разврату»), отрицает почти все достижения человечества, теша таким образом свое эго.

Типичную, казалось бы, историю социопата, пытающегося создать нового Бога и заодно изобрести лекарство от смерти, The Chinese Room рассказывают необычно и чудно, в своей манере мастерски играя смыслами и аллегориями, да так, что каждую записку приходится перечитывать дважды, в обнимку с «Википедией».

► В описаниях The Chinese Room не стесняются.

ЭТО ВАЖНО: кириллический шрифт ужасен, а сам перевод на русский язык частенько удручает. В творческом припадке переводчики пытались стилизовать записки сумасшедшего социопата (и других не менее сумасшедших действующих лиц) на свой лад и местами явно переборщили (и понаставили запятых там, где их не должно быть). Впрочем, это даже придает некий потусторонний шарм. Особенно если читаешь предсмертную записку пациента Бедлама.

Бедлам и свиньи

Продираясь сквозь «рвоту и кишки» к своему «возвышению», Освальд, конечно же, встретит на своем пути монстров. Впрочем, здесь, в отличие от Amnesia: The Dark Descent, пугаться придется значительно реже. Главный герой тоже не умеет давать отпор, но и прятаться в темноте особого смысла нет. Создания Машины нерасторопны, встречаются редко, бьют не так уж и больно — вполне можно успеть убежать. Но зато местный бестиарий — не просто какие-то там порождения фантазии, а настоящие люди (хоть и выглядят как Пигси из Manhunt), которых ближе к концу даже становится жаль.

► «...Она стояла перед воротами своей тюрьмы, истомленная предвкушением; она ждала. Она фыркала, она хрипела, ее нетерпение перерастало в тупую злобу. В соседнем загоне ее кастрированные сыновья чувствовали настроение матери и тоже начинали проявлять беспокойство. Они знали характер свиньи, знали, как она опасна. Ведь она сожрала двух своих сыновей, живых, теплых и влажных, вышедших из ее утробы» (Клайв Баркер, «Свиной кровавый блюз»).

Гораздо приятнее иметь дело с самой Машиной, а не с ее детьми. Она — как будто живое существо, а вы — инородный элемент в ее теле. Каждый орган-отсек оборудован по-своему, и ощущение жизни не пропадает ни на минуту. Трубы шумят, клапаны свистят, что-то где-то стучит и извергает пар, а когда поворачиваешь очередной рычаг, вся эта конструкция отзывается на понятном лишь подсознанию языке.

Играть нужно только в хороших наушниках и только ночью — именно поведение Машины, а не беспомощные монстры, пробирает до костей.

Каждый новый отсек завода по-своему удивляет — однажды вам даже придется побродить по отстойникам, куда сливают все отходы производства, включая фекалии. Когда под ногами — булькающая каловая масса, в которой еще и кто-то живет, становится не до шуток, подступает тошнота.

► Это печально, но ты всегда четко знаешь, когда тебе предстоит встретиться с монстрами (даже фонарь предательски моргает, если рядом кто-то есть). И из-за этого весь страх, конечно же, пропадает.

ЭТО ИНТЕРЕСНО: продукт, как называет Освальд источник своего богатства, вели на убой под музыку Дебюсси, французского импрессиониста и просто популярного композитора на рубеже XIX–XX веков. В частности, Дебюсси написал оперу «Падение дома Ашеров», по мотивам рассказа Эдгара Аллана По. Освальд Мандус был уверен, что Дебюсси успокаивает продукт и это хорошо сказывается на вкусе мяса.

Рассматривая мораль и нравственность человечества глазами психопата, The Chinese Room не привносят ничего нового, однако свою историю рассказывают крайне эпично и проникновенно. Вспомните концовку Dear Esther — путь к маяку, где сокрыта вся правда. В «Машине для свиней» путь к правде, напротив, лежит в самые глубины завода, но суть от этого не меняется. Человек, погрязший в грехе по уши, под громкий шепот подсознания добирается до своей точки экстремума — необычайно сильный прием.

► Каждое заводское помещение — это маленький шедевр. Даже не разбираясь во всех этих стимпанковских штуковинах, всегда легко догадаться, для чего предназначен тот или иной механизм.

Но, в конце концов, свинья остается свиньей, каким кормом ее ни корми (пусть даже человечиной). Как бы хитро ни был обставлен путь Освальда Мандуса, A Machine for Pigs — лишь инди-хоррор, геймплейно повторяющий Amnesia: The Dark Descent (а если копнуть глубже — то и Penumbra: Black Plague), только с почти полным отсутствием загадок и интересных игровых моментов, сделанный на устаревших технологиях.

The Chinese Room умеют рассказывать истории и ваять вокруг них необычные миры, но для того, чтобы понравиться всем, этого, увы, мало.

Порадовало
Огорчило
  • мощный философский подтекст;
  • оригинальная подача любопытной истории;
  • потрясающие звуки и музыка;
  • цитирование слов Льва Троцкого в титрах.
  • The Chinese Room, судя по всему, не очень умеют пугать;
  • геймплей однообразный;
  • устаревшие технологии.
Главные рейтинги
9/10
Сюжет и постановка
5/10
Визуальный ряд
10/10
Звук и музыка
7/10
Геймплей
«Ачивка» редакции
НАЧИНАЮЩИЙ СТРОИТЕЛЬ
Построить собственный завод. Из кирпичей.
Особые рейтинги
10/10
Дань эпохе
Конец XIX века, отожравшаяся викторианская Англия утопает в пороке. Но близятся перемены — они будто витают в воздухе. Королева Виктория уже через год умрет, и начнется новая эра — эра войн и катастроф. Лондон замер в предвкушении двадцатого века. Время в A Machine for Pigs ощущается очень четко.
7/10
Небрежность
Начало игры нагоняет уныние. В особняке многие двери заперты на нелепые сейфовые замки, на полках стоят сплошь одинаковые книги, а некоторые картины (о ужас!) повторяются. Для игры с претензией на философию такая небрежность может быть критичной.
Вердикт
ОЦЕНКА САЙТА
8,0
ОТЛИЧНО
A Machine for Pigs — лучшее, что могло случиться с Amnesia. The Chinese Room безыдейно использовали концепцию первой части, однако привнесли в нее философский подтекст и мощную историю со множеством смыслов. Играть стало менее страшно, зато сюжет получился очень цельный и впечатляющий.
Комментарии
Загрузка комментариев