DmC: Devil May Cry. Японские традиции против вопиющей британскости

DmC: Devil May Cry. Японские традиции против вопиющей британскости

Прямым текстом — DmC: Devil May Cry. Японские традиции против вопиющей британскости
Редактор Олег Чимде поиграл в DmC на PlayStation 4 и теперь вновь вовсю рассуждает о британскости.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Прямым текстом
DmC: Devil May Cry. Японские традиции против вопиющей британскости

Нет смысла рассказывать про DmC: Devil May Cry еще раз только потому, что игру переиздали для консолей нового поколения, — все уже было в моей рецензии. Это по-прежнему великолепный, умный, стильный и чертовски динамичный слэшер, который отныне работает в 1080p и на 60 кадрах в секунду. Конечно же, он играется гораздо бодрее, чем прошлая версия, и выглядит еще красивее («лесенки» на тенях почти незаметны). Конечно же, это отличный повод пройти его еще раз, на уровне сложности Hardcore и в режиме увеличенной на 20% скорости, добавленном в Definitive Edition. Кроме этого в переиздание входят и все дополнения: четыре новых костюма (два из которых — классические), «шкурки» для ангельского и демонического оружия, классический для серии режим «Кровавый дворец» и не слишком удачное сюжетное дополнение «Падение Вергилия», про которое я тоже однажды уже писал.

Но давайте лучше поговорим о том, что беспокоит вас больше всего. О новом, британском, Данте.

Да начнется холивар

Ninja Theory создали очень смелое произведение, за смелость им нужно вручить орден. Они прекрасно знали, на что идут, — у Devil May Cry огромная и очень консервативная база поклонников, а значит, шквал критики обеспечен вне зависимости от качества игры. Не просто так за круглым столом на последнем GDC разработчики поднимали тему взаимодействия с аудиторией и жаловались на злобу, которой их по поводу и без окатывают игроки. С каждым годом работать с сообществами становится все труднее.

Но, в отличие от других неяпонских разработчиков, бравшихся за чистокровные японские серии, британцы сделали все по-своему. Лишь в одном они пошли на поводу у публики: накачали Данте мышцы и заставили бросить курить.

Поклонники, нерадивая пресса и им сочувствующие предсказуемо повели себя весьма резко, так, как вообще-то не подобает себя вести тем, кто любит и ценит интеллигентную Devil May Cry. Стали называть британского Данте неприличными словами с грубым гомосексуальным подтекстом, винить во всех смертных грехах, сравнивать прическу полудемона с прической одного из основателей компании, Тамима Антониадеса, из-за чего в его адрес тоже было сказано много скверных слов...

► Между тем британский Данте очень нравится людям (девочкам особенно), которые на дух не переносят аниме. Непонятно, есть ли тут какая-то зависимость, но собранная мной статистика врать не должна.

Казалось бы, почему? В отличие от Silent Hill: Homecoming, например, DmC — полностью самодостаточная и почти никак не связанная с японской серией игра. Это Devil May Cry в параллельной вселенной, где все события развивались не так, как было изначально, и мир совсем не тот, что раньше. Какой мир, такой и Данте. В чем проблема восприятия?

Think Different

Япония долгое время была закрытой страной. Из-за этого и из-за специфических условий жизни (главный источник пищи — море, например) японское творчество сложно с чем-либо сравнивать. И даже несмотря на то, что японские творцы постоянно вдохновляются Европой и Америкой, получается все равно сильно иначе, и далеко не все европейцы и американцы могут понять и принять такое видение.

Потому появляется интересная тенденция: если творчество, которое вам нравится, ни на что не похоже, то у вас возникает острое чувство принадлежности. И менять в этом уютном мирке нельзя вообще ничего — все будет приниматься в штыки. На чувстве принадлежности уже много лет выезжает Apple (помните слоган Think Different?) и многие другие культовые марки.

► В режиме Турбо DmC превращается в безостановочное рубилово, где точным должно быть каждое движение. Если хотите рейтинг SSS — приготовьтесь, руки будут очень болеть.

Впрочем, грязь в адрес Ninja Theory полилась явно не только из-за коллапса уютного мирка ценителей Devil May Cry и всего японского. Британцы не просто сделали что-то принципиально свое, они тоже мыслили иначе.

Британия по части инаковости вполне может поспорить с Японией. Она тоже всегда была достаточно закрытой страной, всячески старавшейся не поддаваться разрушительным эффектам глобализации и чтившей свои традиции, несмотря на всю свою сложную историю (если коротко, их терроризировали все подряд). Великобритания подарила миру, пожалуй, больше гениальных писателей, философов, актеров и музыкантов, чем любая другая страна. И британское творчество почему-то узнается безошибочно, как и японское. Если вам кажется, что какой-то актер — англичанин, то, скорее всего, это так и есть.

► Нашивка на плече Данте на британское происхождение игры намекает недвусмысленно.

DmC — типично британская антиутопия. Демоны преуспели в маркетинге и культивируют бездумное потребительство. Городские СМИ полностью подконтрольны. Исчадия ада следят за каждым шагом каждого человека. Центральный банк — обитель зла, где души вкладчиков вынуждены вечно болтаться между полом и потолком. В ночных клубах развлекаются лишь демоны. И только уличное граффити, свободное искусство, показывает истинную сторону жизни в городе. И только Данте может пойти против Мундуса и его демонов. DmC — она про типично британский протест в адрес системы.

Обо всем этом я когда-то давно уже писал в блоге — но исследовать DmC, искать в ней смыслы и намеки никогда не надоест. Ninja Theory вместе с Алексом Гарландом (сценарий «28 дней спустя», «Пляж») создали истинно британское произведение искусства, по степени инаковости ничем не уступающее первой и третьей частям японской Devil May Cry. И это лучшее, что мы могли получить.

► Визуально DmC выверен, стилен и превосходен. Но это не просто картинка — все здесь метафорично. Вот банк, возвышающийся надо всем (чем больше денег, тем глубже в рабстве), вот старинный город разрушает непреодолимая сила (наплевательское отношение к истории), а вот СМИ, мир которых перевернут с ног на голову (все СМИ врут).

Вопиющая британскость

Японцы очень любят стереотипы. Большая часть аниме, рассчитанного на внутренний рынок, целиком из них и состоит: цундере, «обычный японский школьник», бисёнен — если вам о чем-то говорят эти слова, то вы понимаете, о чем я.

Таким образом, стереотипы превращаются в основополагающие элементы целых жанров. Если вы решили посмотреть «гаремник», то там стопроцентно будет стеснительный мальчик, регулярно случайно падающий на чьи-нибудь неприлично огромные сиськи. Если перед вами махо-сёдзё, ждите переодеваний а-ля «Сейлор-Мун» под пафосную музыку. Ну а если в сериале имеется тряпка-кун, то где-то должна быть решительная стерва-цундере, которая будет им помыкать. И, конечно же, все это далеко от действительности. Японская молодежь совсем не такая.

Ninja Theory создали Данте по образу и подобию современной европейской молодежи, но вот проблема: на современную европейскую молодежь он тоже не похож. Может быть, таким хотел бы себя видеть среднестатистический британский Джон Смит пару десятков лет назад, но не теперь. Данте вобрал в себя сразу кучу стереотипов, и получился одновременно персонаж классического викторианского романа (потому что самодовольный хам, который, впрочем, мигом тает от любви), старомодный панк-бунтарь времен Sex Pistols и жуликоватый, но честный и, в целом, добрый парень а-ля Джон Константин.

В этом плане японское и английское творчество схожи. И там, и там зачастую используются стереотипы, из которых вырастает что-то самобытное, свое. Это-то всех и взбесило. Британский DmC и японский Devil May Cry сшиты из разных деталей, но по одним лекалам.

► Данте можно было бы отнести к движению Straight Edge, но беспорядочные половые связи с демонессами немного «не в кассу». К тому же обратите внимание на плакаты.

На стыке двух таких разных, но таких похожих культур, конечно же, разгорелась война, которая, возможно, и вылилась в достаточно скромные продажи игры. Приверженцы японской традиции не сумели принять своего любимого персонажа, пропущенного через британскую традицию. Попросту не смогли позволить себе мыслить иначе. И никто в этом не виноват, просто так, увы, сложилось.

► Темный Данте — для любителей темной электронной музыки.
► Костюмы из третьей и первой части — для тех, кто любит японские игры.
► Нео-Данте, один из первоначальных вариантов знаменитого охотника на демонов. Ninja Theory отказались от этого образа, но в Definitive Edition вы все же можете за него поиграть. И да, в этом обличье Данте носит кеды!

Проблема с внешностью Данте в Definitive Edition решается легко и просто: здесь есть костюм из третьей части, которую относительно молодые игроки полагают культовой, и великолепный костюм из самой первой части — ее считают культовой игроки постарше. Но стоит только переодеть героя, как сразу становится очевидно: японский Данте в британскую игру попросту не вписывается. Однако тех, кто считает британского панка Данте более гомосексуальным, чем японский бисёнен Данте, такая подмена реальности, впрочем, вполне может выручить.

Мог ли такой диалог, как в этом «коубе», случиться в первой Devil May Cry? Конечно же нет: то была эстетичная готика, там сквернословие смотрелось бы глупо. А в третьей? Тоже нет: то была запредельно пафосная и типично японская история, по которой получилось бы отличное аниме (но не получилось).

Так как же воспринимать британскую DmC со всей ее панковатой британскостью и молодежной европейской нецензурщиной? А очень просто! Как нечто отдельное, нечто новое, нечто британское. Нужно стараться мыслить иначе.

* * *

Как японцы стремятся в Европу (вспомните первый Devil May Cry — это же сплошная средневековая готика!), так и Ninja Theory стремятся в Скандинавию. То ли на них так сильно повлияла музыка норвежца Энди Ла Плагуа, создателя Icon of Coil и Combichist, который нынче пишет музыку для их следующего произведения — Hellblade, то ли что-то еще. Но понятно одно — Ninja Theory мыслят иначе, и я советую брать с них пример всем нам, консервативным до мозга костей игрокам.

Комментарии
Загрузка комментариев