Почему вы не захотите жить в викторианском Лондоне

Почему вы не захотите жить в викторианском Лондоне

Спец — Почему вы не захотите жить в викторианском Лондоне
Антисанитария, проституция и разгул серийных убийц. К выходу Assassin’s Creed: Syndicate — всё о подлинном Лондоне XIX века.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Спец
Почему вы не захотите жить в викторианском Лондоне

В девятнадцатом веке Британская империя получала баснословные доходы от колоний, строила железные дороги, развивала промышленность и прокладывала телеграфные кабели под проливом Ла-Манш. Словом, не просто шла в ногу со временем, но обгоняла его. Вожделенная Англия была плодом всех мечтаний.

Но под сияющей кожурой натертого воском яблока скрывалась прогнившая сердцевина.

Сейчас мы объясним вам, почему путешествие в викторианский Лондон лучше вычеркнуть из планов на лето, даже если его сложный, но все еще отчасти романтический образ из Assassin’s Creed: Syndicate успел запасть вам в душу.

► Сама атмосфера Лондона делала Диккенса менее популярным, чем авторы готических романов, детективных историй и мистических рассказов. Стивенсон, Стокер, Уайльд, Конан Дойл, американец Эдгар По — кто только не вдохновлялся отравленным, погрязшим в оккультизме городом.

Визитная карточка

Когда опускалась серая пелена, джентльмен, помогавший леди выйти из кареты, видел лишь перчатку да край рукава своей спутницы. Но мистики в тумане мало. Обыкновенное природное явление усиливал дым из угольных печей. Все это смешивалось с канализационными миазмами и выбросами ядовитых паров аммиака, фосфора и прочих элементов таблицы Менделеева. Туман, внезапно опускавшийся на Темзу, уносил жизни заблудившихся у реки, они не находили дороги к берегу и увязали в илистом дне.

«Тебя будто поместили в разжиженный желтый гороховый пудинг, недостаточно плотный, чтобы застрять в горле, но навязчивый и неизбежный настолько, что, пробираясь через него и хватая ртом воздух, ты каждый раз захватываешь большую его порцию, — описывал Лондон американец Натаниэль Готорн. — В добавление к туману ты вдыхаешь испарения от газа, свечей и ламп, горящих целый день. И ведь ты еще только внутри дома».

► В 1873 году смог убил сотни племенных животных на выставке крупного рогатого скота в Ислингтоне. А тысяча человек в неделю умирали от респираторных заболеваний.

Зловонный Альбион

В Syndicate не будет любовной линии — и неудивительно. В Лондоне царила такая вонь, что даже революционный Париж брезгливо сморщит нос. Канализационная система была примитивной, рабочие задыхались от сероводорода в тоннелях, жители домов над стоками сгорали заживо из-за взрывов метана. Вся дрянь стекала в Темзу, из которой якобы чистая вода поступала в питьевые колонки.

Хотя в 1848 году специальная комиссия признала систему аварийной, ее модернизацию начали лишь спустя десять лет, когда коллекторы приказали долго жить и фекальные массы оказались в Темзе аккурат во время прилива. Они поднялись вверх по течению, а потом, с отливом, спустились, окончательно загадив берега реки. Это происшествие назвали Великим смрадом Лондона.

Чиновники вообще ничего не предприняли бы, если бы не одно обстоятельство. Новое на тот момент здание Парламента, которым англичане так гордились, возвышалось прямо над рекой. Чтобы избавиться от запаха, шторы постоянно вымачивали в хлоре, но это не помогало. Закон о реконструкции и постройке водопровода приняли в рекордные сроки — за восемнадцать дней.

► Пока элита наслаждалась чаем, простые лондонцы пили джин и пиво. Первый позволял быстро забыться, а второе заменяло негодную для питья воду даже детям и монахам.

Как сельди в бочке

Беспощадная модернизация уничтожала сельское хозяйство, вынуждая англичан отправляться на заработки. За столетие население Лондона увеличилось в четыре раза. Для промышленников толпы страждущих были благословением. На одного недовольного всегда найдется дюжина согласных на всё: и на восемьдесят рабочих часов в неделю, и на труд без выходных.

Безработные уходили в преступники и проститутки, чтобы избежать работного дома, в котором управляющие воровали пищу, а надзиратели били пленников за невыполнение нормы, превышающей даже тюремные. Обитатели этих «концлагерей» работали за скудную еду да еще и оказывались должны государству за проявленную «заботу». Путь оттуда был только один — на кладбище.

Однако не все мигранты были изначально порядочными. Порой возникали комичные ситуации, когда аферисты и мошенники сами попадали впросак. Так, обеспеченный мужчина женился на сиротке с хорошим приданым, а после свадьбы выяснилось, что у обоих за душой ни пенса.

► Никакой техники безопасности не было, покалечившиеся и заболевшие отправлялись на паперть. И правильно, работать надо, а не зевать. По мнению английских промышленников, беден тот, кто ленив.
Три самые популярные профессии
► Снимаем шляпу в память обо всех погибших на работе.

Тонкий английский юмор

Собиратели чистоты занимались сбором фекалий с улиц города, отделяя их от мусора и грязи. Полученную массу они отвозили на дубильные фабрики. В те времена варка кожи в отходах жизнедеятельности была обеззараживающим этапом выделки.

С хрустящей корочкой

Трубочисты каждый день втирали в своих детей соляной раствор, раздирая кожу до крови. Дети истошно кричали, но эта процедура делала труд менее болезненным — малыши чистили печные трубы изнутри. Часто слуги не знали, что в дымоходе кто-то есть, и растапливали камины...

Экономим на освещении

Кварталы спичечников называли трущобами светящихся скелетов. На производстве использовался фосфор, частицы которого попадали в организм рабочих. И да, спичечники до старости не доживали.

Город наводнили убийцы. С 1855 по 1860 годы только в одном из районов Лондона было убито 278 детей. Людям повсюду мерещились маньяки. Тому способствовали события 1888 года, когда на улицах Уайтчепела свирепствовал Джек-Потрошитель. Но он был не один. Томас Нил Крим травил проституток стрихнином. Знатный ловелас Джордж Чепмен накачивал любовниц мышьяком, а потом топил в ванной. Уберечься не мог никто. Мэри-Энн Коттон убила больше двадцати человек, и все — ее близкие родственники.

Страх нагоняли и многочисленные банды. Особо славилась группировка «Сорок слоних». Преступницы грабили магазины, похищали людей и не чурались шантажа. Обычно разбойницы скрывались до появления полиции, но, если констебли поспевали вовремя, банда давала яростный отпор.

► Игра «найди полисмена». Констебли ходили исключительно по внешней стороне тротуара. Подобная «тактика» делала их заметней и спасала от конфуза: горничные выплескивали содержимое ночных горшков прямо из окна.

Лондон оккупировали громоздкие экипажи, и город погряз в пробках. Повозки цеплялись, застревали, кучера били испуганных лошадей... В 1860-х открылась первая линия метрополитена. Вагоны делились на три класса. Последний предназначался для рабочего люда и представлял собой большую вагонетку без крыши. Поезда ходили на паровой тяге, и бедняки поднимались наружу чумазыми как черти.

► В 1890 году в Лондоне было зарегистрировано больше 116 тысяч лошадей. По-видимому, только Ubisoft знает, сколько их в Syndicate.

Работяги настолько свыклись с грязью, что перестали ее замечать. Они испражнялись прямо в щели в полу, не мылись, не стирали одежду. Девушки побогаче вооружались на улицах щипцами для подола, чтобы не запачкать руки, а предприимчивые мальчишки бежали перед барышнями и за пенни сметали грязь с дороги.

Жуткая антисанитария приводила к эпидемиям холеры, выкашивавшим целые кварталы. Медицина, хоть и двигалась вперед, все еще оставалась примитивной. Не каждый врач вынимал пули, а огнестрельное ранение пытались лечить клизмами. Инструменты не стерилизовали, анестезию не применяли. Мужчине, упавшему в просвет между вагоном и платформой, без наркоза ампутировали ногу грязной пилой.

► Никто не застрахован от последствий врачебной ошибки. Даже сам врач.

Онанисты и черно-белая мораль

Самым же лютым злом викторианской Англии были ее лицемерие и ханжество. Пока беременные в шахтах толкали вагонетки с углем, в знатных домах женщине не разрешали даже газету взять в руки, ведь не дай бог она прочтет там нечто способное ее расстроить. Общественное мнение было главным мерилом всей жизни. Девушку клеймили шлюхой даже за то, что ее гувернантка надевала туфли не того цвета. А в метро барышням предписывалось держать в зубах булавку, чтобы избежать нежелательных поцелуев.

► В бедных семьях пятилетние дети работали по шестьдесят четыре часа в неделю. Боремся с рабством и унижением!

В 1836 году поборники морали установили запрет на ночные бракосочетания (этот закон отменили только в 2012 году). Девушки совершенно не представляли, что их ждет на супружеском ложе. Воспитанные в строгости, они впадали в состояние шока и порой даже пытались совершить самоубийство. Любовью занимались в длинных ночнушках с вырезами в необходимых местах, а мужчины возбуждались от одного взгляда на носок дамской туфельки. Вся эта дурость косвенно повлияла на количество гомосексуальных связей, хотя законодательно мужеложство в стране запрещалось.

► В девятнадцатом веке пользовались купальными машинами. А как иначе? Вдруг люди увидят, что у тебя под нижней юбкой... еще пять юбок!

Отдельного упоминания достойна мастурбация. Настолько греховная и вредная для здоровья, что люди калечили себя и своих близких. Онанистам кроме вегетарианства и физкультуры предписывали клизмы с ледяной водой, смазку половых органов горчицей, спринцевание ацетатом свинца, ношение колец с металлическими зубцами. В мочеиспускательный канал вставляли свечи, катетеры, электроды. Женщинам ставили пиявок и ампутировали клитор. Детям, уличенным в рукоблудии, запрещали ездить на велосипеде и лошади, лазить по деревьям; их морили голодом, пороли, связывали и устраивали вполне натуральный BDSM.

* * *

По нашим меркам, маразм в викторианской Англии достиг апогея. Каждый издевался и одновременно терпел издевательства. В низших слоях побеждала сила, а в высших — культ общественного мнения. Несчастными были все, вне зависимости от своего социального статуса. Немудрено, что с этим пора было что-то делать. В общем... долой угнетение!

Комментарии
Загрузка комментариев