Игра в материале
Hatred
4Рейтинг
Игромании
5.5Рейтинг
игроков
PC
Жанр: Боевик, Боевик от третьего лица
Разработчик: Destructive Creations
Издатель: Destructive Creations
Дата выхода: 1 июня 2015
Hatred не должна существовать

Hatred не должна существовать

Прямым текстом — Hatred не должна существовать
Редактор Олег Чимде, руководствуясь скорее не моралью, но логикой культуры, объясняет, почему жестокая Hatred не должна быть.
Игроманияhttps://www.igromania.ru/
Прямым текстом
Hatred не должна существовать

Можно попытаться оправдать идеологию Hatred изначальной греховностью людей. Вот та женщина, которой я только что вышиб мозги (о, как она визжала...) вполне могла изменять своему мужу и избивать своих детей. А этот мужчина, крошки черепа которого, блестя подобно бижутерии, теперь украшают серый тротуар, — возможно, в прошлом году он по пьяни изнасиловал свою малолетнюю племянницу.

«Могла» и «возможно» — этими ли словами вы будете оправдывать беспричинное убийство себе подобных? Можно ли вообще хоть какими-то словами оправдать беспричинное убийство людей?

На подзаголовок слов нет

Недавно Hatred вышла из программы Steam Greenlight и добралась до каталога Steam. Игра, где нужно как можно более жестоко убивать невиновных людей, обещает появиться в продаже во втором квартале года. Изначально ее даже убрали из Steam, но затем, извиняясь, вернули. Хорошо ли это?

Игра — возможно, один из первых видов взаимодействия между людьми. И не только людьми, конечно же, играют все — кошки, собаки, птицы, обезьяны... Всё дело в том, что игры несут в себе определенные, жизненно важные функции. О них я уже однажды писал в блоге, так что здесь — коротко.

В первую очередь через игру мы, как и животные, познаем мир. Если вы когда-нибудь общались с маленькими детьми, то знаете это и без меня. Как котенок, играя, повторяет все за кошкой, так и ребенок повторяет слова за взрослыми. Точно так же и с помощью видеоигр мы познаем мир (даже если он вымышленный) и узнаем о нем что-то новое, учимся. Но Hatred это не касается. Если она вас чему-то научит — то я не завидую вашим близким и людям вообще.

Другая важнейшая функция игр — они компенсируют неосуществленные желания. Вряд ли вы сможете когда-нибудь прокатиться на Ferrari Enzo по Нюрбургрингу, а вот в видеоиграх — можете. И командовать целой страной в реальности тоже никогда не будете — добро пожаловать опять же в видеоигры.

Вспомните, как вы в детстве играли в войнушку, воображая, что палки — это фантастические лазерные пушки, а друзья — представители недружелюбной космической расы. Та же история и с видеоиграми, только фантазии подключать приходится меньше.

Но какие ваши неосуществленные желания реализует Hatred? Несомненно, каждый из нас когда-нибудь представлял, что убивает ненавистного человека. Но чтобы — незнакомых людей, толпами и с поразительной жестокостью? Разве что вы латентный маньяк — тогда возможно.

Игры также подготавливают к реальности, но я искренне надеюсь, что Hatred вам в этом не помощник. Еще есть рекреативная функция, которой отчасти оправдывает свое творение Ярослав Зелиньский, создатель Hatred. Да, видеоигры, как и культура в целом, дают человеку выдохнуть — расслабляют, приводят в форму духовный потенциал и восстанавливает жизненные силы. Это делают почти все хорошие произведения: одно с помощью красивой картинки и мелодичного саундтрека, другое — через многогранный, сложносочиненный сюжет, третье — благодаря динамичному и сложному геймплею. Путешествуя по миру «Скайрима», мы забываем о проблемах, втягиваясь в проблемы вымышленные, — эскапизм всегда хорошо работает. Проходя раз за разом одного и того же босса в Dark Souls, мы поддаемся азарту, «ловим челлендж», напрягаем мозг — и это высвобождает лишнюю отрицательную энергию.

Но кто сможет отдохнуть, пытая и жестоко казня невиновных людей, пусть даже и виртуальных? Убивая их без всякой на то причины? Очевидно, только больной человек.

Так что ни одной из функций игр Hatred не выполняет. Она абсолютно деструктивна. И, конечно, аморальна. В конце концов, мы сами создали социум и придумали мораль — зачем идти против собственного творения?

Можно оправдываться тем, что Hatred — всего лишь игра. Но игры уже давно перестали быть всего лишь играми. Отныне это толстый и очень значимый пласт массовой культуры, на который невозможно закрывать глаза. Люди в играх ненастоящие, они придуманы, нарисованы, но какая, в сущности, разница?

Увлекаясь игровым процессом, втягиваясь в мир произведения, ваше сознание так или иначе на какое-то время принимает его и считает абсолютно реальным. Этот факт прекрасно доказывает мысленный эксперимент «мозг в колбе»: если ваш мозг оторвать от тела и подключить нейроны к компьютеру, написав для мозга виртуальный мир, вы будете считать его реальным.

Почти то же самое проделывают и видеоигры: вы погружаетесь в выдуманный мир и, принимая его законы, на какое-то время считаете его реальным. Так что нельзя говорить, что Hatred — это всего лишь игра, нереальность. Вы можете сколько угодно говорить потом своим друзьям, что это просто виртуальное развлечение, но себя обманывать не надо: те пару часов, что вы проведете в Hatred... эти пару часов вы будете настоящим убийцей, и всё для вас в этот момент будет взаправду.

Да. Я повторюсь. В Hatred вы будете убивать абсолютно реальных невиновных людей.

Но раз уж Hatred суждено быть, я искренне надеюсь, что она получится сверхзлобной, сверхжестокой, сверхмерзкой и абсолютно беспощадной. Я надеюсь, что в ней можно будет максимально жестоко убивать ни в чем не повинных людей разной сексуальной ориентации, пола и конфессий. Возможно, тогда с ее помощью можно будет лечить социально опасных людей и потенциальных убийц, как в «Заводном апельсине». Я надеюсь, что мы все будем блевать от насилия, которое раковой опухолью разрастается в Hatred. Может быть, тогда игра принесет хоть какую-то пользу.

Hatred любопытна как акция. Как манифест свободы от социальных рамок, изначально извращенный манифест, который кому-то, наверное, нужен.

Но как игра она не должна существовать.

Комментарии
Загрузка комментариев